Litres Baner
Городской пейзаж, смешанная техника

Ирина Калитина
Городской пейзаж, смешанная техника

Она не стала спорить.

– Дам тебе номер телефона агента по недвижимости, живёт неподалёку, возможно, за небольшую сумму составит договор найма. Только, пусть платит узбек. Мобильник есть? Записывай.

Он полез в карман зимней куртки из потрескавшейся кожи, накинутой на плечи поверх футболки непонятного цвета. Тёплая одежда персонажа в жаркий день удивляла прохожих, но не так сильно, как вельветовые штаны с незакрытой прорезью спереди, они держались на худом теле при помощи бельевой верёвки, продетой в петли и завязанной бантом. Концы верёвки были распущены на множество ниток. Вся эта «красота» болталась в области «причинного» места. Видимо, хозяину казалось, что так прореха не заметна.

Извлёк на свет наследство отца – дешёвый мобильник для больных пенсионеров с тревожной кнопкой и крупными цифрами на клавиатуре. Впал в ступор, похоже, умел только набирать номер или принимать вызовы.

– Подожди, – пошарил в другом кармане, вытащил огрызок карандаша с засаленной, многократно сложенной рекламной газетой, из тех, что бесплатно кладут в почтовые ящики подъезда.

– Говори, пишу.

Она трижды продиктовала номер, сверились, всё правильно.

– Как у Алексея дела? – спросила Валерия.

Её интересовали подробности жизни друга Толи.

– Не знаю, давно не звонил. Если и бывает в городе, ко мне не заходит. А Стасик сгорел. Говорил тебе?

– Сгорел?! Ужас! Помню: приятные родители, дорогие картины, мебель красного дерева, окна большой квартиры выходят на Неву…

– Заснул с сигаретой. И мебель красного дерева сгорела, и картины. Соседи пострадали. У меня папа тоже умер, не знаю, говорил тебе или нет?

– Да. Это большое несчастье, сочувствую, но такой возраст, пойми, ты должен был подготовить себя к этому.

Туфли на высоких каблуках делали женщину выше, и тощее существо, погнутое жизнью, смотрело на неё сбоку и снизу. В больных глазах отражались светлое небо, доверчивость и детская непосредственность.

– Не важно, сколько папе было лет, я всё время переживаю. Пойдём ко мне, живу здесь недалеко.

– Я помню, где, – ответила женщина, неоднократно бывавшая у него дома, но давно, – зачем к тебе идти? Звони специалисту по аренде.

– Без тебя боязно. С узбеком познакомлю…

– Спасибо, у меня и без него достаточно знакомых.

– Ладно, не хочешь, не надо, – уголки рта опустились, ей показалось, что «ребёнок» обиделся.

Пауза в разговоре.

– Чуть не забыл, – встрепенулся Толя, – лампочка перегорела, иду в магазин, в конце улицы, за рынком.

Достал несколько монет из кармана вперемешку с мятыми чеками и шелухой от семечек, принялся пересчитывать.

Рейтинг@Mail.ru