Litres Baner
Отражение Земли. Часть 1

Илья Ульянов
Отражение Земли. Часть 1

Глава первая

Грохот басов клубной музыки закладывал уши. Круглые столики, слабо подсвеченные неоновыми лампами, освещали лица посетителей. Умные кресла, которые сразу же принимали форму своих клиентов, придавали помещению домашний уют. Робот-диджей, крутящий треки один за другим, качал головой в такт музыки. Лазерные вспышки, попеременно меняя цвет, отражались в диско-шаре, который был изюминкой из двадцатого века. Танцпол, заполненный искусственным дымом, то освещался, то пропадал во тьму, скрывая откровенные, а чаще хаотичные, движения танцующих. Стены, изготовленные из мягкого зеркального полимера, плавно переходили в пол из декоративного мрамора. Барная стойка была выполнена в форме косы, заострённая с одной стороны. Расширяясь повдоль, над ней в ряд висело несколько ночников с приятным синеватым светом.

Парень средних лет, спортивного телосложения и короткой стрижкой, в черной кожаной куртке, усевшись на квадратный табурет, выполненный в стиле «ретро», облокотился на барную стойку и заказал себе коктейль с зонтиком.

– Может, чего-нибудь погорячее? – спросила девушка-бармен и приятно улыбнулась, браслеты на ее руках пульсировали в такт музыки. Яркий макияж на ее милом лице указывал на то, что она не из робкого десятка.

– Водки, с лимонным соком! – крикнул Дэвид.

– Все так серьезно? – спросила девушка, смешивая ингредиенты и наливая коктейль.

– Именно, но я не хочу сейчас об этом. Давай поговорим о тебе? Ты не против?

– Через час моя смена заканчивается, и можно будет продолжить разговор в неформальной обстановке. К тому же, у меня вечер абсолютно свободен. Я недавно рассталась со своим парнем.

– Даже так? – удивился Дэвид.

– Даже так! – передёрнула его девушка-бармен, убрав прядь белых волос с лица. Она поставила фужер на барную стойку и снова улыбнулась.

– Ты меня даже не знаешь…,– ответил Дэвид, сделав пару глотков коктейля.

– Вот и познакомимся. Думаю, ты сможешь многое о себе рассказать, я права? – натирая один из фужеров, игриво ответила девушка.

Браслет Дэвида отобразил входящий звонок: «ОРЗУ: ответить или отклонить»

– С работы звонят, переведу на оператора, и мы продолжим.

– А так разве можно? – удивилась бармен.

– Сегодня да, ведь у меня выходной.

Снова входящий вызов: «М-р Брайсон, ответить или отклонить».

– А это уже серьезнее. Слушаю, мистер Брайсон, – официальным тоном ответил Дэвид.

– Что за клоповник?– спросила голограмма.

– Мне нравится. Лучший ночной клуб Скай-сити. Вы по делу?

– Через полчаса жду тебя в отделе. Срочное совещание,– ответила голограмма Брайсона.

– Так точно!– отрапортовал Дэвид и залпом допил оставшийся коктейль.

– Позвони мне, – сказала девушка и протянула салфетку с номером телефона.

– До скорого, – произнес Дэвид и оплатил счёт, затем направился к выходу, протискиваясь сквозь танцующую толпу. Светящиеся браслеты, кулоны, заячьи уши, хвосты – все эти атрибуты тусовки вызывали недоумение у детектива (зачем выставлять себя полным идиотом), но хорошая музыка и отличная выпивка сделала из него частого гостя этого заведения.

– Ну прям, человек-загадка, – произнесла девушка, протирая барную стойку.

После трехчасового совещания, Дэвид вернулся домой.

Утро понедельника не задалось с самого начала. Встав с постели, Дэвид прямиком пошел в душ. Душевая кабинка автоматически сдвинула створки в сторону. Нащупав смеситель не открывая глаз, детектив окатил себя ледяной водой.

– Что за черт? Ирида, где горячая вода?

– Доброе утро, мистер Дэвид! Мои показатели в норме. Вода находится в трубах! – монотонно ответила Ирида.

– Она холодная, чтоб тебя…

– Команда не опознана! Повторите…

Из ванной комнаты по скользкому паркету оставляя за собой мокрый след, Дэвид пошел на кухню. Взглянув в окно, он отдал команду открыть жалюзи и вскипятить воду в диспенсере. Мимо проносились аэрокары, такси, тягачи и спецтехника. Вывески мегамаркетов и рекламные щиты, заполненные тоннами информации, транслируемые нон-стоп, могли свести с ума, если взяться все перечитывать. Упаковка от кофе оказалась пуста. Бросив её в контейнер для утилизации, парень открыл холодильник: несколько бутылок пива, вакуумная упаковка с ветчиной и сыр, покрытый зелёной корочкой. «Да-а…, тут не то, что мышь повесилась, тут всемирный мор…». Поставив на выдвижной стол пустой бокал, хозяин квартиры направился к вещевому шкафу. Дверные проемы в форме арок, подсвеченные по контуру неоновыми лентами, служили как дежурное освещение, пневмодвери были только в душевой и уборной. Одеваясь, Дэвиду почему-то захотелось остаться дома, что было довольно странно. Обычно наоборот: он скрывался от душевных переживаний, уйдя с головой в работу. Должность старшего детектива в отделе по расследованию загадочных убийств была не из лёгких. Эту службу сформировали около года назад и поставили его во главе. До этого он был обычным патрульным, но с идеальным послужным списком. Остановившись перед искусственным камином внушительных размеров, любуясь языками пламени, Дэвид задумался…

– Вам входящий звонок! – послышался женский механический голос.

– Если это Софи, отклонить! – отозвался Дэвид, обуваясь.

– От нее уже пять пропущенных вызовов. Что мне делать? Снова отклонить? – поинтересовался все тот же голос.

– Да, так и сделай.

– Хорошо, мистер Дэвид, вызвать вам такси?

– Нет, я сегодня на своей. Отправь заявку на ремонт горячей воды. Пусть выяснят, что случилось и оплати счёт за электроэнергию.

– Принято. Удачного дня, мистер Дэвид.

– И тебе, Ирида.

ИРИД – искусственный роботизированный интерфейс дома.

ОРЗУ – отдел по расследованию загадочных убийств.

Возле дома стоял аэрокар бизнес-класса, черный металлик отполированный до блеска. Хромированные дверные ручки, тонированные стекла, сдвоенные турбины вместо колес с широкими воздухозаборниками по бокам. Система антиграв держала аэрокар в воздухе всего в нескольких сантиметрах от земли. Охранная система «Валькирия», оснащённая электрошокером, надёжно защищала воздушное судно от вандалов и угонщиков. Дэвид купил его совсем недавно. Просканировав своего владельца аэромобиль, мигнув габаритными огнями, открыл двери-«крылья чайки». Дэвид занял место пассажира. Сработала память сидений, двери синхронно опустились, щёлкнули замки, аэрокар медленно поднялся в воздух и, включив автопилот, отправился в ОРЗУ.

– Остановись у кофейни, нужно перекусить, – задал команду Дэвид.

– Принято, маршрут изменён, до кофейни около пятнадцати минут, какую сегодня музыку предпочитаете? – спросил бортовой компьютер аэрокара.

– Включи новости.

– Выполняю. (На дисплее появилось взволнованное лицо репортёра).

«На центральных улицах Нижнего города снова беспорядки. Мы ведём прямой репортаж с места крушения незарегистрированного летательного аппарата. При аварийной посадке было разрушено несколько небоскребов. Верхний квартал частично разрушен. Сотни людей погибли… Как стало известно из достоверного источника, корабль не проходит ни по одной из регистрационных баз, – заявила репортёр.

– Покиньте территорию, теперь этим займётся правительство. Отключите камеру сейчас же! – крикнул один из людей в черных костюмах.

– Мы имеем право знать, что здесь происходит! – кричала ведущая новостей, которую взяли под руки два «смокинга» и вывели за цифровое ограждение.

Смокинг – так называли людей из правительства, не зависимо от места службы, дресс-код был одинаков для всех, различие было лишь в цифровых жетонах.

– Опять защитники окружающей среды что-то задумали. Поднимут шумиху как всегда, а в итоге самодельный звездолет и имплантированные люди, с парой лишних конечностей. Что до взрыва… Не качественный газопровод. Все спихнут на подрядчиков, – отмахнулся Дэвид, выставляя нужную температуру в салоне.

– Возможно, – отозвался бортовой компьютер.

Стоянка возле старбакса оказалась пуста, это было, как минимум, странно. Обычно в утренний час там яблоку негде упасть. Затемненные стекла кофейни, скрывающие посетителей от любопытных взглядов владельцев аэрокаров проносящихся мимо, поблескивали, отражая габаритные огни магистрали. Вывеска «СТАРБАКС» на крыше здания была видна издалека, она, словно маяк в утреннем тумане, указывала единственно верный путь.

Старбакс – кофейня премиум класса, для людей со средним и высоким доходом.

– Встать на парковку? Или заказать на вынос? – задал вопрос бортовой компьютер.

– На вынос. Мы спешим, – ответил Дэвид и откинулся в кресле.

– Выполняю.

Спустя несколько минут, дрон, в форме круглого разноса, доставил заказ.

– С вас восемьдесят кредитов, – отрапортовал дрон.

Дэвид, используя цифровой браслет, расплатился за завтрак.

– Благодарю вас, мистер Дэвид. Всегда рады вам в Старбаксе! Старбакс – кофе нового дня!

Электронные кредиты – вымышленная валюта.

Аэрокар покинул зону доставки. На центральных улицах Скай-сити был плотный трафик, автопилот сбросил скорость и пристроился в общий поток. Верхний квартал был непозволительной роскошью для большинства горожан. Там круглые сутки дежурили патрульные, работали роботы-уборщики, камеры слежения ни на секунду не сводили свой взор с граждан Скай-сити, не позволяя даже бросить окурок вниз, не говоря уже о чем-то более крупном. Трапы пятиметровой ширины, выполненные из армированного бетона с титановой сердцевиной, наглухо привинчены к фасадам здания с одной стороны и огорожены перилами безопасности с другой. Сканеры безопасности вспыхивали красными огнями, когда незадачливый ротозей приближался к краю. Прямоугольные переходы между трапами и небоскребами, поддерживаемые антигравитационными генераторами и стальными тросами (на случай системных сбоев), сводили травматизм и смертность среди населения к минимуму. Скоростные лифты, оборудованные сканерами и датчиками слежения, при необходимости могли выкатить лазерную турель, полностью исключая появление нежелательных гостей с Нижнего города.

 

Отдел по расследованию загадочных убийств представлял собой многоэтажку с подземным гаражом и лабораторией, диспетчерской и общим залом для персонала. Также там имелись кабинеты для руководящего состава.

В общем отделе Дэвида встретил бывший напарник, с которым они поймали не одну сотню нарушителей.

– Дэвид, рад тебя видеть! Как жизнь? – протянул руку Алекс.

– Алекс, дружище, сколько лет…, – ответил Дэвид и обнял старого друга.

– Что с моей просьбой, мистер Брайсон изучил резюме? – спросил Алекс.

– Да. У меня отличные новости, тебя приняли. Иди в оружейную, там пройдешь инструктаж и получишь все необходимое.

– Э-э…, – смутился Алекс.

– Извини, прямо по коридору, затем направо, там будет лифт. Нажми нулевой этаж.

– До скорого! – ответил Алекс.

Дэвид открыл двери своего кабинета: застеклённые стены-хамелеоны, темнеющие от солнечных лучей, стол, офисное кресло с памятью и подогревом, стальной сейф, привинченный анкерами к полу, покрытому красной мраморной крошкой, мини-бар, кожаный диван, органайзер для бумаг с выдвижными ящиками. На столе Дэвид заметил красную папку. Такие фолдеры отличались своей секретностью и оснащались сканером сетчатки глаза. Пройдя проверку, Дэвид заглянул внутрь.

Фолдер- папка, скоросшиватель.

Несколько часов он просидел, внимательно изучая каждый листок бумаги. Нарушая тишину, раздался монотонный сигнал вызова.

– Слушаю, мистер Брайсон…, – ответил Дэвид, закрывая папку и откладывая ее в сторону.

– Изучил документы?

– Да, а почему в бумажном виде? Наша сеть надёжна защищена.

– Дело: три-пять-ноль-Дельта….

– Правительство? – уточнил Дэвид.

– Так точно. Думаю, теперь тебе понятно почему? Жду твоего отчёта….

– Да, мистер Брайсон. Я займусь им немедленно, – ответил Дэвид и закончил сеанс связи.

– Алекс, зайди ко мне, – отдал приказ Дэвид, нажимая на кнопку вызова.

– Буду через две минуты…, – отрапортовал Алекс.

– Твое первое дело в новой должности: три-пять-ноль-Дельта – над солдатами спецслужб ставили опыты. Вводили неизвестное вещество, которое наделяло человека сверхспособностями. Если исключить все детали и прочую научную терминологию – телекинез. Но эксперимент быстро свернули, не раскрывая причин. Подопытных ликвидировали, а дело засекретили. – Дэвид выдержал паузу, ожидая ряд вопросов.

– Почему его передали нам? У правительства не хватает своих людей? Мы знаем намного меньше, чем они? – спросил Алекс.

– Думаю, это проверка нашего отдела на компетентность. Возьми Джессику, она наш лучший агент. Изучите место крушения неопознанного звездолёта. Смокинги там все обшарили, но думаю лучше перепроверить.

– Где связь: между звездолётом и опытами над людьми? Я чего-то не знаю? – спросил Алекс.

– Я знаю не больше твоего. Кабинет Джессики на первом этаже, поспеши: на меня давят сверху. Не нравится мне эта возня.

– Будет сделано, – ответил Алекс и поспешил к выходу.

Выйдя из лифта, Алекс пошел по коридору, изучая цифровые таблички на дверях: комната охраны, уборная, кладовая, комната вещдоков, допросная. «Все не то!», – подумал Алекс, ища нужную табличку. На плазме, встроенной в стену, крутили новости: – Это беспрецедентный случай: впервые в истории Земли мы могли встретиться с представителями другого вида!

– Как вы думаете, профессор, есть ли разумные существа помимо людей? – спросила ведущая.

– Несомненно: упавший звездолет тому доказательство.

– Это не первый случай, и в прошлый раз было доказано, что корабль сконструировали люди. Что вы скажете на это?

– Я думаю: сейчас это пришельцы, несомненно, да, точно, это они! – волнуясь, ответил профессор, сдвинув очки на переносицу.

– Спасибо, у нас в студии был профессор-уфолог Чарльз Толлето. После короткой рекламы мы покажем репортаж с места падения, не переключайтесь….

Возле автомата с кофе, Алекса встретила стройная девушка среднего роста, с приятными чертами лица. Её длинный черный вьющийся волос едва касался плеч. Строгая серая юбка до колен, белая блузка казалась обтягивающей в районе груди из-за ремней от кобуры, откуда торчала рукоять плазменного пистолета.

– Привет! Я тебя раньше не видела. Недавно у нас? – спросила девушка и улыбнулась.

– Первый день. Не подскажите, где кабинет Джессики? – смутился Алекс.

– А зачем она вам? – игриво спросила девушка.

– Вы, что, флиртуете со мной? Извините, но на это нет времени, к тому же это запрещено уставом. Дэвид четко поставил задачу.

– Ах, Дэвид? Немногие его так называют, а вы, видимо, Алекс: я слышала о вашем переводе.

– Мэм, я очень спешу…

– Мэм? Я, что, так старо выгляжу? – обиделась девушка.

– Господи… Я совсем не это имел в виду. Вы очень симпатичная девушка, но, правда, мне пора, – ответил Алекс и откланялся.

В кабинете Джессики никого не было. Алекс, присев на кресло, стал дожидаться своего будущего напарника. Размеренным шагом, держа в руках большой пластиковый стакан с кофе, в кабинет вошла девушка.

– Опять вы, я же говорил, что у меня нет на это времени! – возмутился Алекс.

– Джессика Льюис, рада знакомству. Можно просто Джесс, – ответила девушка и протянула руку.

– Э-э, как-то неловко все получилось, – смущённо ответил Алекс.

– Я бы сказала забавно, но «Мэм» я тебе надолго запомню. И давай сразу на ты, идёт? Мне так проще. Итак, Алекс Даррен, тридцать пять лет, рост метр восемьдесят, вес восемьдесят девять килограммов, не женат. Два года на флоте, семь лет и шесть месяцев служил в полиции патрульным. Всё верно? – Джессика улыбнулась.

– Так точно! – не растерялся Алекс.

– Пойдем, нас ждёт работа. Вот держи. – молодая женщина протянула стакан с кофе, а сама сняла пиджак с кресла и надела его.

– Спасибо. Так что нам известно?– выходя из кабинета, спросила Джессика.

– Нужно осмотреть место крушения, ты новости смотришь? – осведомился Алекс.

– Конечно. По долгу службы приходится, знаешь ли. Сюда.

По лестнице они спустились в гараж. Перед дверью стоял детектор и монитор во всю стену: «Внимание! Сканирование начато… На мониторе появились два скелета, обтянутые плотью, – пистолет Джессики, находящийся в кобуре, и Алекса, заткнутый за пояс.

– Алекс, так носить оружие непрофессионально, – сделала замечание Джесс и указала пальцем на монитор.

– А мне так удобнее. Тебя родители в детстве не учили, что тыкать пальцем нехорошо? – возмутился Алекс, улыбаясь.

– Личности подтверждены! Джессика Льюис и Алекс Даррен. Доступ в гараж открыт. Будьте осторожны и хорошего дня!» – произнес ИИ и отключился, открывая двери гаража.

Просторная подземная парковка, аэрокары, стоящие строго по разметке, в каждом углу по огнетушителю, пожарный щит на случай отказа автоматики или взлома системы пожаротушения.

– Вот это аппарат! Голиаф-900, две тысячи двадцать пятого года выпуска. Четыре оси, на тридцати пяти дюймовых, пуленепробиваемых покрышках. Бодилифт. Я думал уже не осталось таких, – восхитился Алекс.

– Разбираешься в машинах? Пуленепробиваемый салон, бронированные стекла, турбированный двигатель на тысячу двести лошадок, полный привод , силовое поле и ещё куча всяких примочек,– отвлеклась Джессика, затем добавила:

– М-да, но нам сюда, – она указала на один из аэрокаров: воздушное судно, отдаленно напоминающее автомобиль, у него не было колес, вместо них из-под колёсных арок торчали миниатюрные реактивные двигатели с регулируемым наклоном, позволяющие ему взлетать и садиться вертикально. Двери открывались вверх и напоминали расправленные крылья птицы, на которых красовалась надпись «ОРЗУ». Еле заметная титановая сеть, пронизывающая бронированное лобовое стекло. Красно-сине-белые проблесковые маячки, расположенные на крыше. Они дублировались такими же – на переднем и заднем силовых бамперах аэрокара. По дороге к месту происшествия Алекс ввел Джессику в курс дела.

Глава вторая

– Дэвид, как продвигается расследование? – спросил м-р Брайсон.

– Два часа назад наш лучший агент Джессика Льюис и Алекс Даррен вылетели к месту крушения.

– Алекс, это тот новичок? Патрульный? – уточнил м-р Брайсон.

– Да, сэр.

– Имей в виду, если он напортачит….

– Я за него ручаюсь, м-р Брайсон, – перебил Дэвид.

– Отлично. С этим разобрались. Теперь следующее: есть информация, что крушение корабля как-то связано с уничтожением «МКС- Гелиос 1», также несколько десятков наших спутников связи получили повреждения.

– Причем тут мы? – не выдержал Дэвид.

– А при том, что после приземления этого проклятого корабля, стали пропадать люди. Те бедолаги, которых удалось отыскать, были мертвы и у них отсутствовали внутренние органы. Все так же, будешь утверждать, что это нас не касается? – спросил м-р Брайсон и достал сигару.

– Буду держать вас в курсе,– ответил Дэвид и встал из-за стола.

– Подожди… Отправь кого-нибудь к той репортерше, может, она что расскажет. Нам нужна любая информация. И ещё одно: все городские службы переходят на усиленное патрулирование. Код безопасности – красный. Свободен.

На месте крушения их встретил наряд патрульных, который оцепил район. Пожарные, потушив развалины небоскребов, сканировали обломки, ища выживших. Роботы-спасатели, аккуратно разгребая завалы железными клешнями, также мониторили остовы зданий. Толпы людей, собравшиеся перед ограждением, с ужасом и трепетом наблюдали за происходящим. Крики детей, вой сирен заполнили улицы города. Лишь бомжи Нижнего города чувствовали себя комфортно, ведь столько добра свалилось им буквально на голову. Яро отстаивая свою территорию, двое их них умудрились подраться на виду у всех. Патрульные, сделав несколько предупредительных выстрелов в землю, успокоили подвыпивших раскрасневшихся «боксеров».

– Агент Джессика Льюис ОРЗУ, а это агент Алекс Даррен. Доложите ситуацию, – обратилась девушка к патрульному.

– ОРЗУ, отлично, вас только тут не хватало…,– возмутился патрульный, плюнул на асфальт и отошёл в сторону.

– Что? Вы что-то сказали? Я не расслышала, офицер?

– За время дежурства происшествий не было, мэм. Ну…, не считая потасовки двух бомжей. Периметр охраняется, гражданских вывели за ограждение. Звездолет разобрали, частично погрузили на транспорт и отправили на военную базу. Все улики забрали агенты правительства, – подхватил второй патрульный, пытаясь разрядить ситуацию.

– Мы осмотримся тут? – спросила Джессика.

– Конечно, мэм, сколько угодно, мэм, – рапортовал патрульный. Его начищенные до блеска бейдж, значок и кокарда, говорили сами за себя.

– Офицер…, – еле сдерживая крик, произнесла Джессика.

– Да, мэм?

– Ничего. Извините…, – ответила девушка и прошла сквозь цифровое ограждение, за ней последовал и Алекс.

– Если он меня ещё раз назовет «мэм», я его пристрелю, – холодно кинула Джессика.

– Да брось, ну волнуется паренёк, может, он первый день на службе. А может он вообще стажёр, видела как блестит бляха,– улыбаясь, ответил Алекс.

– Разрешите обратиться, мэм? – съехидничал напарник девушки.

Джессика потянулась к пистолету:

– Не надо, Алекс, не испытывай мое терпение! – злобно, как пантера, рыкнула Джессика.

– А ты мне нравишься, когда злишься! – добродушно ответил Алекс.

– Не заиграйся… Вон, ты видел? Там, в переулке, промелькнула чья-то тень. Стоять, ОРЗУ! Стоять – я сказала! – крикнула девушка и побежала в переулок, разбрызгивая из луж воду, которая не успела уйти в канализацию.

Бетонные стены, раскрашенные местными «художниками», показывали их отношение к властям и людям в целом: сатана, державший в одной руке нож, а другой – поджигающий полицейский аэрокар, выглядел весьма реалистично. Надписи: «Смерть легавым! Горите в аду! Человечество – это чума. Сдохните, верхушники!» и т.д – пестрели повсюду.

Алекс последовал за напарницей, но в переулке никого не было, лишь ветер трепал мусорный пакет возле контейнера. Пожарные сдвижные лестницы высоток были не тронуты.

– Ты точно кого-то видела? – спросил Алекс.

– Могу поклясться.

– Но тут никого. Я получил сообщение от Дэвида, мы должны допросить репортёра, вот адрес.

Вернувшись к аэрокару, они ещё раз огляделись: пустая улица, в одиноких окнах верхних кварталов горел свет. Едва закрылись двери, как на крыше послышался шум. Алекс, резко распахнув створки, выскочил наружу.

– Что там? – спросила Джессика.

– Что за черт, там никого, но что-то же ударило по машине. (Большая часть населения земли так и называла аэрокары – автомобилями. Как и в прошлом столетии, некоторые вещи не меняются и это здорово!).

 

– Ладно летим к репортёру, – крикнула девушка и включила проблесковые светодиодные маячки.

Через десять минут они прибыли на место. Этот район не для рядовых работяг: львиная доля населения жила в высотках, здесь же дома были похожи на особняки прошлого века. Белая изгородь, зелёный газон, бассейн и прочие атрибуты роскошной жизни двадцать первого века. Крупица истории, сохранённая для потомков.

– Странно: свет не горит. Может, её нет дома? – спросил Алекс.

– Сигнализация не включена. Это все как-то странно. Диспетчер, говорит агент Джессика Льюис, код подтверждения: сигма-гамма-пять-четыре-один. Проверьте адрес: Бристон авеню, дом шестьдесят пять.

– Говорит диспетчер: вызовов на этот адрес не поступало. Как слышите, прием.

– Принято, конец связи, – ответила девушка и добавила – Алекс, прикрой меня!

Выхватив пистолет из кобуры и нервно осмотревшись, Джессика, держа на прицеле приоткрытую входную дверь, пошла вперёд. Включив свет, они увидели девушку-репортёра, которая лежала на диване. Алекс проверил пульс.

– Она мертва. Нужно вызвать криминалистов. Я сообщу в отдел.

– Успеешь, давай сначала все осмотрим, нарисуются смокинги, и мы опять останемся с носом! – ответила Джесс.

– Хорошо. Итак, следов борьбы нет, вся мебель на месте. Ни крови, ничего. На теле нет ни царапины. Как будто она умерла во сне.

– Но что ее убило? Я много чего видела, но такое впервые…, – удивилась Джессика.

– Думаю, нам лучше сообщить об этом, – снова предложил Алекс.

– Диспетчер, говорит агент Джессика Льюис, пришлите группу криминалистов и катафалку по ранее запрошенному адресу.

– Принято, агент, – отозвался диспетчер.

– Вы ещё кто такие? – крикнула девушка-репортёр и вскочила с дивана.

– Леди, успокойтесь, мы…

– Не подходи ко мне! – крикнула хозяйка дома.

И в то же мгновение Алекс, будто мяч, отлетел к стене. Растрескавшаяся штукатурка сохранила след от удара.

– Как вы это делаете? Мы из ОРЗУ! Прекратите немедленно! – крикнула Джесс.

В нее полетели тумба и несколько стульев. Успев закрыть входную дверь, она вновь связалась с диспетчером:

– Нападение на агентов ОРЗУ, пришлите подкрепление по ранее запрошенному адресу. У нас тут чрезвычайная ситуация. Агент ранен, возможно потерял сознание.

– Принято, агент помощь уже в пути. Держитесь, – отозвался диспетчер.

Через мгновение входная дверь с грохотом открылась. Девушка-репортер выбежала из дома и села в свой аэрокар, припаркованный через дорогу, затем взмыла в воздух.

– Заблокировать реактивные двигатели транспорта, регистрационный номер: один-пять-восемь дробь четыре би! – снова обратилась к диспетчеру Джессика.

– Выполнено. Отключение через пять-четыре-три-две-одна. Двигатели блокированы.

Воздушное судно рухнуло на асфальт с высоты нескольких десятков метров. Джессика подбежала к аэрокару и попыталась открыть дверь. Но она была заперта изнутри. Через тонированные стекла было невозможно рассмотреть, в каком состоянии находится пилот. Джессика вернулась в дом и помогла подняться своему напарнику.

– Что это сейчас было? – спросил Алекс.

– Не знаю, я вызвала подкрепление. Ты как?

– Жить буду, где наша покойница?

– В аэрокаре за углом.

На улице послышался гул сирен. Аэротанки блокировали улицу сразу на нескольких уровнях. Полностью перекрыв движение, спец группа во главе старшего детектива Дэвида Кэйлеба высадилась у дома «пострадавшей». Через мгновение на той же площадке приземлилось ещё несколько аэрокаров.

– Снова смокинги, что-то тут нечисто…, – Алекс посмотрел на свою напарницу.

– Мистер Кэйлеб, – обратилась Джессика официально.

– Не сейчас агент: у нас забирают это дело. Жду вас в отделе. Сворачиваемся, – ответил Дэвид и пошел к транспорту.

– Мистер Кэйлеб, задержитесь. Где пилот с разбившегося аэрокара, – спросил смокинг.

– Я прибыл буквально за мгновение до вас: не могу знать. Агент Джессика Льюис, что-нибудь можете сказать по этому поводу?

– Она была внутри, после падения.

– Тут разбито лобовое стекло, а внутри никого. Что вы скажите на это? – теряя терпение, спросил агент правительства.

– Оно сильно потрескалось от удара, я мельком его осмотрела, затем поспешила на помощь своему напарнику, – не колеблясь ни секунды, ответила девушка.

– Ждем развернутого отчёта, со всеми деталями. Видео со всех камер мне на консоль, да и к дронам подключитесь: я жду. Быстрее! Вы ещё здесь? Немедленно покиньте место преступления, – зло бросил смокинг.

– Если правительство поручило нам это дело, то зачем препятствует нашему расследованию?– спросил Алекс.

Джесс заняла место пилота. – Думаю, Дэвид сможет рассказать нам.

– Что это у тебя на заднем сиденье? Под покрывалом. Нет. Скажи, что я ошибаюсь.

– Это именно то. Наш репортёр-джедай, – ответила девушка и улыбнулась.

– Пусть ее осмотрят наши специалисты. Нельзя было упускать такой шанс, – добавила Джесс.

– Тут выговором не отделаешься, в лучшем случае нас могут уволить, а за препятствие расследованию – от семи до десяти лет в космической колонии. Где Землю мы будем видеть только в телескоп, из тюремной обсерватории.

– Не сгущай краски, все будет хорошо, – успокоила девушка и направила аэрокар в отдел.

По прилёту, тело отнесли в лабораторию. Инженер-биолог приступил к осмотру.

– Как она умерла? – спросила биолог.

– Наверное, при падении…. – предположила Джессика.

– На теле – ни одной раны, даже ссадин не видно. Полное сканирование показало, что девушка абсолютно здорова. Однако ее состояние говорит об обратном, как такое вообще возможно? – удивилась биолог.

– Мы думали: вы дадите нам ответ, – огорчился Алекс.

– Она разбросала нас, как котят, даже не касаясь. Что это? Телекинез? – Джессика вопросительно посмотрела на коллегу.

– Я более детально изучу головной мозг, через несколько часов будет готов отчёт о вскрытии. Вам лучше надеть защитный костюм или подождать в коридоре,– инженер-биолог приступила к работе.

– Мы зайдём позже, нас ожидает мистер Кэйлеб, – ответил Алекс, и они вышли из лаборатории.

– Вы из ума выжили? Украсть тело с места преступления? – негодовал Дэвид.

– Почему нам поручают дело, а потом отстраняют? Объясни мне, Дэвид? – возмутилась Джессика.

– На работе для вас я мистер Кэйлеб, агент. Соблюдайте субординацию.

В отделе сработала сигнализация: «Внимание! Биологическая опасность! Надеть защитные костюмы. Внимание! Включена система внутренний изоляции. Объект полостью блокирован. Внимание!».

– Это ещё что такое? – спросил Алекс.

– Нас изолировали. Наверное, что-то случилось в лаборатории, – ответила Дэвид.

Послышался сигнал вызова. Дэвид подошёл к столу.

– Черт возьми, Дэвид, что у тебя там происходит? – отозвалась голограмма Брайсона.

– Выясняю, м-р Брайсон.

– У тебя в отделе больше пятидесяти сотрудников, если с ними что-то случится, это будет на твоей совести. Я больше не буду прикрывать твой зад.

– Я свяжусь с вами, – ответил Дэвид и отключился.

– Наденьте костюмы и проверьте лабораторию, аварийный код дверей: четыре-восемь-один-пять-два. Я иду на верхние этажи, – ответил Дэвид, надевая биозащиту.

Они были похожи на космонавтов, только вместо шлема – фильтро-вентиляционная установка. Лица были закрыты толстым противоударным стеклом. Повторяющиеся сигналы тревоги говорили о том, что это было не учение, и в их отделе действительно было использовано биологическое оружие массового поражения. Агенты, добравшиеся до лаборатории, через бронированные стекла наблюдали следующее: инженер-биолог и девушка- репортер, будто два хищника, прыгали по комнате, разбрасывая колбы, пробирки и круша дорогостоящее оборудование. Их тела были покрыты синими пятнами, напоминающими леопардовый окрас.

– Боже мой… Что с ними случилось? – воскликнула Джессика.

– Дэвид, спустись в лабораторию! – по интеркому обратился к нему Алекс.

– Буду через несколько минут, – ответил Дэвид.

– Что за…? Так, включить режим стерилизации ! – приказал Дэвид.

Внимание! Запущен процесс дезинфицирования помещения! Все биологические виды будут уничтожены!

Комнату заполнил ядовитый газ. Спустя пару минут, сработала система вентиляции. Воздушные фильтры полностью обезвредили токсичные пары. Поднявшись с пола, две особи, некогда бывшие представителями человеческой расы, продолжили погром.

– Как такое возможно? – крикнул Дэвид.

Особи за стеклом, инстинктивно поняв, что их пытаются убить, принялись за бронированное стекло.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru