Битва за ЮКОС

Игорь Вышегородцев
Битва за ЮКОС

На форуме о недружественных поглощениях www.zahvat.ru обсуждалась моя книга «Поглощение через банкротство». Один из участников данного обсуждения под ником Гена_Бабков написал: «Отдельное спасибо Вашей супруге, давшей возможность написать Вам такую замечательную книгу!!!». Спасибо Вам, камрад Гена_Бабков: под влиянием Вашей благодарности я смог выкроить из семейного времени кусок для написания этой книги. Родился младший сын Максимка, старший Паша поступил в университет, обделять временем красавицу жену Наденьку – просто грех. и все-таки, в перерывах между работой и воспитанием детей, написал данное произведение.

Спасибо, любимая!

Об авторе

ВЫШЕГОРОДЦЕВ Игорь Алексеевич – арбитражный управляющий с 1999 года; директор Воронежского филиала СРО НП ОАУ «Авангард» с 2003 года; председатель Третейского суда Воронежской области с 2007 года; автор статей о банкротстве в журналах «Слияния и поглощения», «Корпоративные споры», «Вестник ФСФО» и газете «Вестник антикризисных управляющих»; в ноябре 2003 года принимал участие в семинаре, организованном УМНС по Воронежской области, тема доклада: «Взаимодействие арбитражных управляющих и налоговых органов области»; докладчик на Форуме «Слияния и поглощения в России», организованном журналом «Слияния и поглощения» в ноябре 2004 года в Москве, тема доклада: «Банкротство как метод захвата предприятия в современных условиях»; участник семинара «Актуальные проблемы процедур банкротства отсутствующего должника» в июне 2006 года, организованного УФНС по Воронежской области, тема доклада: «Видение процедуры банкротства отсутствующего должника глазами арбитражного управляющего»; имеет опыт заключения мирового соглашения и ведения процедуры внешнего управления; главный редактор газеты «Вестник антикризисных управляющих»; главный редактор справочника «Воронежское антикризисное управление» и справочника «Всероссийское антикризисное управление»; редактор «Словаря корпоративного рейдера»; состоит в международной ассоциации профессионалов по несостоятельности INSOL International; член Комиссии по вознаграждениям арбитражных управляющих Российского Союза Саморегулируемых организаций Арбитражных Управляющих; автор книги «Поглощение через банкротство» (2008 год).

«Я не хочу банкротства ЮКОСа. Это люди из ЮКОСа поднимают вопрос о банкротстве. Назовите мне имена чиновников, которые хотят банкротства ЮКОСа, и я их уволю», – заявил Путин.

09.09.2004. KM.ru


Зачем написал эту книгу?

Процедура банкротства ЮКОСа показала, как государство, пользуясь юридическими технологиями и грамотным креативным менеджментом при поддержке административного ресурса, может защитить свои интересы. Некоторые приписывают главе ЮКОСа высказывание: «Мое имущество – это мое, а твое давай делить!». Банкротство ЮКОСа – хороший пример того, что с государством шутки плохи.

Это была очень сложная процедура банкротства. Много технологий защиты и нападения отработаны и придуманы в этой процедуре каждой стороной. Я никак не мог собрать воедино информацию о банкротстве ЮКОСа. Чтобы посмотреть всю технологию банкротства, все ходы и ответные удары, все механизмы защиты и нападения, мне пришлось прочитать много статей и архивных новостей о ЮКОСе, переговорить с людьми и чиновниками, собрать факты и слухи об этой процедуре банкротства. Собранным материалом я решил поделиться. Надеюсь, Вам будет интересно!

Что такое несостоятельность, и как появилось банкротство


Банкротство (от итальянских слов: banca – скамья, стол и rotta – изломанная, надломанная, т. е. несостоятельность банкира, крах банка) – юридически: термин торгового права, означающий «неоплатность лица, производящего торговлю, происшедшую от его вины». Из этого определения можно вывести следующие признаки: «1) банкротство есть неоплатность, то есть такое состояние должника, когда он не удовлетворяет предъявленных к нему обязательственных требований; 2) субъектом банкротства, банкротом, является, по нашему законодательству, лишь лицо, производящее торговлю, в противоположность прочим лицам (неторгового состояния), которые, впав в неоплатность, называются несостоятельными должниками. Этим признаком банкротство отличается от неосторожной и злостной несостоятельности неторговой; 3) неоплатность должна происходить от вины должника. Вина эта может быть или неосторожная, без умысла или подлога, когда должник допускает расходы, превышающие его доходы, или обнаруживает нерачительное ведение торговых дел и операций; или же умышленная, соединенная с подлогом, когда доказано, что должник, впавший в неоплатные долги, с умыслом для избежания платежа оных, перекрепил свое имение или передал его безденежно в другие руки, или же посредством подставных ложных заимодавцев или иным способом скрыл действительное свое имение или часть его, во вред неудовлетворенных вполне заимодавцев. В первом случае является неосторожное или простое банкротство; во втором – злостное или злонамеренное. Признаком виновности должника банкротство отличается от несчастной торговой несостоятельности, при которой невозможность платить долги проистекает от непредвиденных бедственных обстоятельств» (Устав Торгового Судопроизводства, изд. 1887 года, статьи 482 и 483). Подобное деление банкротства на простое и злостное заимствовано нашим законодательством из французского торгового права, различающего «banqueroute simple» и «banqueroute frauduleuse» и означающего несчастную несостоятельность термином «faillite». Банкротство признается всеми действующими законодательствами преступным деянием, но вопрос о том, к какому разряду преступлений оно относится, в различных кодексах разрешается различно. Французское и бельгийское законодательства относят банкротство к преступлениям противообщественным, рассматривая его как специально-торговое преступление. Германское право обращает главное внимание на то, что банкрот раньше всего разрушает имущественные интересы тех лиц, с которыми он вступил в известные отношения и доверием которых он злоупотребил, то есть при определении состава этого преступления на первый план выступает злоупотребление доверием.

Первые упоминания о нормах, предназначенных для регулирования банкротства, встречаются уже в древнем законодательстве России. При этом, как отмечает Г. Ф. Шершеневич, «замечательным представляется то явление, что чем более отдаляется развитие права от первоначальной эпохи, тем слабее становятся черты несостоятельности. Наиболее ясны и подробны постановления, содержащиеся в русской Правде, тогда как к XVIII веку не остается уже почти и следов конкурсного права». В статье 68 Карамзинского списка (XIII век) различаются понятия несчастной несостоятельности, произошедшей по вине должника: «Банкротство, утрата купцом взятых в долг денег не влечет за собой уголовной ответственности, ему дается возможность восполнить утраченное и в рассрочку выплатить долг. Эта льгота не распространяется на купца, утратившего капитал в результате пьянства и иных предосудительных действий. Судьба такого купца в этом случае зависит от кредиторов, которые могут или получить возмещение также в рассрочку, или, по мнению большинства, потребовать возмещения ущерба путем продажи его имущества и его самого в холопы».

В статье 69 указан порядок распределения имущества должника между кредиторами: «Очередность возмещения долгов зависит от положения кредиторов: княжеские деньги отдаются в первую очередь, за ними долги приезжего купца и затем местных купцов, которые делят между собой остаток».

Положения, посвященные вопросам несостоятельности, можно встретить и в договоре смоленского князя Мстислава Давидовича с Ригою, Готландом и немецкими городами 1229 года, и в Псковской Судной Грамоте, и в судебнике Ивана III, и в уложении Алексея Михайловича.

Истории известно о существовании нескольких проектов уставов о банкротстве (1740, 1753, 1763, 1768 гг.), которые, не став законами, тем не менее имели ограниченное применение на практике.

Лишь император Павел I издал в 1800 году Устав о банкротах, который определял буквально все аспекты регулирования неплатежеспособности субъектов гражданских правоотношений. Этот закон состоял из двух частей: первая была посвящена торговой (купеческой) несостоятельности, вторая – несостоятельности дворян. В уставе различается три вида несостоятельности: от несчастья, от небрежности и от пороков, от подлога. Если банкротство случилось из-за несчастья, должник освобождается от бремени неудовлетворенных требований. В то время как при банкротстве по неосторожности и тем более при наличии умысла освобождения от обязательств не производилось. В уставе были предусмотрены правила об отсрочке платежей, возможность заключения мировой сделки большинством кредиторов, назначение куратора (конкурсного управляющего), составление активной (конкурсной) массы, специальные процедуры и условия признания недействительности сделок.

В 1832 году был принят новый устав о несостоятельности, однако он оказался менее полным и более сложным, чем Устав 1800 года. Новый закон вместо прежнего простого порядка удовлетворения требований установил сложную систему родов и разрядов долгов, главное внимание в нем обращено на процессуальные правоотношения, а не на вопросы материального конкурсного права, не указаны точные определения начала и окончания конкурсного производства.

В середине XIX века законодательство о несостоятельности было разрозненным. Процедуры различались и для разных субъектов, и в зависимости от того, на какой территории имеет место производство о несостоятельности.

 

В советский период развития нашего государства в 1922 году был принят Гражданский кодекс, содержащий нормы, регулирующие отношения, возникающие в связи с несостоятельностью гражданских и торговых товариществ и физических лиц.

В 1927 году – Гражданско-процессуальный кодекс, в который были введены главы XXXVII–XXXIX, предназначенные для регулирования вопросов несостоятельности. Все эти нормативные акты были выполнены весьма качественно и профессионально. Так, в Гражданско-процессуальном кодексе было очень тщательно прописано конкурсное производство, определены специальные условия признания недействительности сделок, указаны правила зачета взаимных требований, установлена возможность отказа управляющего от исполнения неисполненных договоров. Также был предусмотрен механизм реабилитации предприятий (особое управление) – своего рода прообраз современного внешнего управления. Однако в дальнейшем развивалась плановая социалистическая экономика, при которой банкротство не могло иметь место.

В начале 60-х годов нормы, определяющие банкротство, были окончательно исключены из соответствующих законов.

В современной России первая попытка возродить отношения, связанные с несостоятельностью, была принята в связи с указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1992 года № 623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применения к ним специальных процедур». Однако на практике этот указ имел весьма ограниченное применение из-за содержавшихся в нем неточностей и ошибок. Указ определил срок своего действия: с момента опубликования до принятия Закона «О банкротстве».

19 ноября 1992 года был принят Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», в соответствии с которым стало возможным проведение конкурсного процесса. Постепенно практика применения этого закона выявила существенные его недостатки. Однако, несомненно, он имел и положительный эффект. Прежде всего появилась принципиальная возможность признания банкротом нерентабельных хозяйствующих субъектов. Количество рассмотренных арбитражными судами дел увеличилось со 100 в 1993 году до 1035 в 1996 году. В 1997 году по данным Федеральной службы по делам о несостоятельности произошло 3700 банкротств предприятий.

Следующий акт – Постановление Правительства Российской Федерации № 498 от 20.05.1994 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве)» ввело систему критериев для определения неудовлетворительной структуры баланса и установило, что по этим критериям структуру баланса можно признать таковой, а предприятие неплатежеспособным «вне зависимости от наличия установленных законодательством внешних признаков несостоятельного предприятия», то есть вне зависимости от неспособности предприятия в течение трех месяцев удовлетворить требования кредиторов.

Следующим этапом развития конкурсного процесса стало принятие следующего Закона Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 года. Новый Закон, по словам руководителя ФСНБ Г. Таля, означает для самого банкрота возможность возобновления бизнеса, для кредиторов – максимальное возмещение его требований.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 года значительно отличается от действовавшего ранее и включает в себя целый ряд положений, являющихся новыми для российского законодательства. Федеральный закон от 8.01.98 «О несостоятельности (банкротстве)» не является, однако, отредактированным вариантом Закона Российской Федерации от 19 ноября 1992 года «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», «в его основу заложена совершенно иная идеология, основанная на отказе от принципа неоплатности долга при определении критерия банкротства». В основу критерия банкротства в новом Законе законодатель заложил принцип неплатежеспособности.

При разработке этого Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» были проанализированы лучшие на сегодняшний день системы правового регулирования несостоятельности (US Bankruptcy Code, Insolvensorrnung, Insolvensy Act, Закон Франции 95–78). Многие удачные решения этих нормативных актов нашли свое отражение в российском законе.

Принятый 8 января 1998 года Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» закрепил определение несостоятельности как признанной арбитражным судом или объявленной должником неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

После принятия этого закона о банкротстве правительство Российской Федерации издает постановление № 476 от 22.05.98 «О мерах по повышению эффективности применения процедуры банкротства».

На основании данного постановления Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению издает распоряжение № 16-р от 27.08.98, которое содержит методические рекомендации по ускорению порядка применения процедуры банкротства, которые могут быть применены по инициативе кредиторов любой организации-должника, в отношении которой возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве).

На сегодняшний день принят и действует очередной (я уверен – не последний) закон о банкротстве от 2002 года. Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству уже нет. Депутаты Госдумы утверждают, что данный закон остановил захваты предприятий через банкротство. Вероятно, остановил, но не всех…

Федеральным законом (принят Государственной Думой 27 сентября 2002 года, одобрен Советом Федерации 16 октября 2002 года, подписан Президентом РФ В.В. Путиным 26 октября 2002 года № 127) «О несостоятельности (банкротстве)» понятие несостоятельность (банкротство) определяется как «признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (далее – банкротство)». Я переписываю этот термин дословно из официального издания закона о банкротстве и указываю все даты утверждения закона и этапы прохождения его по инстанциям не для того, чтобы увеличить количество страниц и соответственно увеличить цену на книгу. Когда будете читать о поправке Ребгуна – обратите внимание на сроки принятия всего закона и сроки принятия поправки Ребгуна. Кроме того, банкротство – это невозможность, в том числе, исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (проще говоря – налогов). Была ли у компании «ЮКОС» возможность выполнить эту обязанность?

А в остальном – я восхищаюсь задумкой, технологией и воплощением в жизнь этого проекта! Причем достойны восхищения обе стороны: одни переносят конфликт в юрисдикцию буржуйского государства, другие меняют закон в кратчайшие сроки фактически под одного человека! Но как говорит мой папа: «Нельзя играть с государством в азартные игры»…


Посмотрим на участников этой эпохальной процедуры банкротства.

Ху из ЮКОС? Who is YUKOS?

Нефтяная компания «ЮКОС» была создана 15 апреля 1993 года. Она объединила крупнейшее нефтедобывающее предприятие «Юганскнефтегаз», расположенное в Ханты-Мансийском автономном округе, три нефтеперерабатывающих завода в Самарской области и предприятия сбыта нефтепродуктов в восьми регионах России. В 2003 году на предприятиях компании было добыто 80,8 миллиона тонн нефти и переработано 38,1 миллиона тонн нефти. К концу июня 2003 года капитализация НК «ЮКОС» превысила 31,2 миллиарда долларов.

Структура акционеров ОАО «НК ЮКОС» на конец ноября 2004 года:

61,01 % акций ЮКОСа принадлежит двум офшорам: Yukos Universal Limited и Hulley Enterprises. Это структуры, аффилированные с гибралтарской компанией Group MENATEP. Основные совладельцы Group MENATEP – Михаил Ходорковский и Платон Лебедев.

10 % акций ЮКОСа принадлежит фонду Vetern Petroleum (учрежден – Yukos Universal Limited).

8,8 % акций ЮКОСа принадлежит ОАО «Сибнефть».

На свободном рынке обращалось более 20 % акций ЮКОСа, из них 13 % – в виде ADR. Последний раз ЮКОС публиковал отчетность за II квартал 2006 года. На тот момент у него было 51 367 акционеров.

ОАО «Юганскнефтегаз» на 100 % принадлежит ЮКОСу и добывает 62 % всей нефти холдинга. План добычи на 2004 год – 50 миллионов тонн нефти.

ЮКОС представлял собой вертикально-интегрированный нефтяной холдинг, владевший акциями и долями более полутора сотен предприятий, занимающихся нефтедобычей и нефтепереработкой, транспортировкой нефти железнодорожным транспортом, а также научно-исследовательской, проектной и геологоразведочной деятельностью.

ЮКОС также владел акциями и долями большой сети обслуживающих (сервисных) предприятий, разветвленной сети предприятий, занимающихся перевалкой и продажей нефти, включая более тысячи автозаправочных станций.

Предприятия ЮКОСа (более 200 предприятий) были расположены в пяти федеральных округах России, а также на территории иностранных государств.

Балансовая стоимость финансовых вложений ЮКОСа в свои предприятия в 2006 году составляла сумму, превышающую 160 миллиардов рублей.

Организация управления в ЮКОСе осуществлялась специальными управляющими компаниями, а также на основании договоров на оказание управленческих или консультационных услуг ЮКОСом, договоров на сбыт продукции предприятий, лицензионных договоров, договоров аутсорсинга и других.

В 2006 году собственные доходы ЮКОСа формировались от реализации нефти, а также от оказания услуг по аренде и посреднических услуг.

Ху из мистер Ребгун?

Эдуард Константинович Ребгун родился 15 марта 1947 года в Москве. В 1975 году окончил Московский авиационный институт, в 1987 году получил степень кандидата юридических наук в НИИ судебных экспертиз, в 1991 году окончил Заочный институт повышения квалификации работников юстиции. С 1975 года работал инженером, затем – старшим инженером в одном из оборонных НИИ. В 1980–1996 годах работал в НИИ судебных экспертиз, заведовал лабораторией криминалистики. В 1992 году создал и возглавил юридическую фирму «Комюр», затем – аудиторскую компанию «Комюр-аудит». В 1998–1999 годах – конкурсный управляющий «Юнистроя», в 1999–2000 годах – конкурсный управляющий Московского желатинового завода. В 2000–2002 годах – конкурсный управляющий Мосбизнесбанка. С 2001 года – гендиректор консалтинговой компании «Бизнес-лоция». В 2005 году работал конкурсным управляющим торговой компании «Лиард Строй», затем – внешним управляющим ПО «Легкие вертолеты “Ми”». В марте 2006 года назначен временным управляющим ЮКОСа. Одновременно в апреле 2006 года стал конкурсным управляющим ПО «Легкие вертолеты “Ми”». Автор книги «Системная несостоятельность в промышленности».

Председатель палаты антикризисных управляющих, член Саморегулируемой организации арбитражных управляющих при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. До 2005 года являлся членом некоммерческого партнерства «Союз менеджеров и антикризисных управляющих».

Ребгун женат, его жена Елена Зиновьевна также работает конкурсным управляющим (банкротила «Авиабанк», «Торибанк», «Нефтехимбанк»), у него две дочери – Ольга (1976 года рождения) и Инна (1979 года рождения).

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru