Сказка о юном Андрюшеньке

Игорь Дасиевич Шиповских
Сказка о юном Андрюшеньке

Сказка о чудесном мальчугане Андрюшеньке-вкусняшке и его друге медвежонке Мишутке.

1

Честно говоря, в стародавние времена люди жили гораздо лучше нынешнего. Были намного богаче душой и сердцем. А отсюда и доброта бралась и сопереживание находилось. И вообще, народ был честнее, благожелательней. Бывало кому худо, так ему всем миром помогали. Если у кого дом нечаянно сгорел, или в поле недород, то тут уж всей деревней или селом выручали. Без крыши над головой и без пропитания ближнего своего не оставляли. И дом новый отстроят и в поле порядок наведут.

Вот оттого-то жили все зажиточно, всего вдоволь было. Разделение на бедных и богатых не водилось. Грехом считалось иметь полные закрома, когда рядом сосед с голоду помирает. Это уже потом, когда в дела наших предков нечистый вмешался, только тогда пошло разделение на бояр да холопов. Бес всех своими сетями алчности опутал. Тогда же и царь появился, это самый богатый индивид средь бояр был, они его и выкликали на царство.

Ну а до этого в древние сказочные времена все жили ровно, друг друга уважали, помогали, и про меж себя на главенство старшего выбирали. И выбирали всегда людей открытых, честных, умудрённых жизненным опытом. Не в казне безмерной, а именно в эти качествах заключалась сила и богатство людское. Ценились тогда больше золота, честность и правда. И где такой человек главой становился, там процветание и благодать наступала. Да почитай на всей нашей земле счастье было, во всех её уголках.

Соседствовали люди, дружили, вместе берегли свои уделы от врагов-неприятелей, а таковых у наших предков имелось немало. Всяких басурманов да проходимцев хватало. Многие алчные лиходеи желали плодородными угодьями завладеть, землицу нашу родненькую к своим рукам загребущим прибрать. Набеги затевали, беду да разорение приносили. Но и наш народ не дремал, едва злобные вороги наступали, как тут же по всем городам и весям призывный клич летел. Собирали люди дружину могучую и били неприятеля, гнали его прочь.

Ну а как мир наступал, так опять за насущные дела брались, снова землю пахать да детей растить зачинали. Однако чтоб и впредь недругу отпор давать, да ратных навыков не терять, устраивали потешные бои-состязания. Деревня на деревню ватагой шла, село с селом силой мерилось. Иными словами, добры молодцы с одного поселения встречались в честных поединках с молодцами соседского удела. Боролись, соперничали, смётку проявляли. Но всё по дружбе, без всякой там злобы и вражды. Одним словом, состязались в ловкости, прыти да удали молодецкой. Так уж наши предки развлекались да ратные навыки берегли.

Впрочем, и в нынешние времена дух соперничества не угас, и сейчас проводиться столько разных состязаний, что нашим предкам даже и не снилось. Но что ещё важно, влечение к боевым поединкам в те далёкие времена воспитывалось буквально с пелёнок. Едва у кого в семье рождался мальчик, как его практически тут же начинали готовить к защите родного края. С самого детства, сызмальства, прививали вкус к победе. Так что по понятным причинам появление мальчика в семье считалось великим событием. И уже неважно многодетная это семья или совсем молодая, мальчику в любом случае были рады.

2

Вот и в молодой семье умелого кузнеца Алексея из небольшого поселения-городка, что располагалось на берегу живописной реки, случилось такое же радостное событие. Алексей со своей милой зазнобушкой Лизаветой не так давно свадьбу сыграли. Ох, и славная же свадьба была. Долго её ещё потом всем селеньем вспоминали да от наслаждения приятно вздыхали.

Но не успели молодые и годовщину отметить, как в их семье появился сынишка. Сколько же сразу радости пришло, счастья полный дом. А дом у них, надо сказать, добротный, большой, просторный был, и кузня прямо во дворе, да и река рядом. Все так сказать блага на лицо. Однако имелся и крохотный недостаток.

Кузнечное дело хлопотное, и порой пожароопасное, потому дом стоял на краю деревни, это чтобы значит, в случае чего никакие другие постройки не пострадали. Впрочем, молодые такое расположение своего жилища недостатком не считали, и даже наоборот, были этим очень довольны.

– Ох, и свезло же нам на окраине жить!… и река-то рядом, вода прозрачная, наичистейшая,… и лес-то под боком, только шаг ступи,… воздух свежий, душистый,… надышаться невозможно!… А уж сколько грибов да ягод, видимо-невидимо,… сходишь на опушку да насобираешь полную кадушку!… и на ярмарку ходить не надо, всё в лесу есть!… Ну, ни счастье ли это!?… – не раз говаривала Лизавета своему Алёшеньке, на что он ей всегда отвечал.

– Ах, милая ты моя,… суженная, ненаглядная,… как же я рад что ты у меня есть!… а с тобой мне везде хорошо, хоть в лесу, хоть в поле, хоть в доме,… лишь бы ты рядом была, счастьюшко ты моё… – нежно обнимая её, вторил он. Так всё и было, ладно да складно. А тут ещё одна радость появилась, сыночек родился. И ладно бы он у них обыкновенным дитяткой оказался, так ведь нет, не такой как все. Растёт не по дням, а по часам. Всего неделя прошла, а он уж весь налился, словно яблочко спелое. Кругленький, ровненький, розовенький. И всё ест и ест, маленький, крошка совсем, а аппетит богатырский, силушки набирается.

Вход уже и кашки с добавками пошли, на очередь фрукты с овощами встали. Вот и задумались тогда молодые родители, как им дальше быть да чем ещё сынишку кормить. А пока думали да рассуждали уже второй месяц пошёл. Время пролетело, аки птица пронеслась. Мальчонка вытянулся, окрепчал, ручками ножками сучит, маму с папой различать стал. Видит и понимает, кто с ним говорит.

– Ой, да ты только погляди не него,… глазки умненькие, смышлёные,… как же он на нас вдумчиво смотрит,… словно знает, что мы о нём говорим,… видать сообразительный вырастет,… сыночек ты наш, лапушка… – заглядывая в колыбельку, каждый раз говорила Лизонька своему милому Алёшеньке, а он ей опять ласково вторил.

– Это он в тебя такой умненький,… я-то что, моё дело кузнецкое,… огонь да металл!… А вот ты у меня всему голова,… на тебе весь дом держится,… я за тобой, словно лис за лисой,… куда она хвостом вильнёт, туда и он пойдёт… – нежно нахваливал он жёнушку, да вместе с ней сынком любовался. Стоят оба, смотрят на него, и сверх всякой меры счастливы. Да они и имя-то сыночку такое же счастливое дали, назвали его Андрюшенькой. Или же по-взрослому Андрей, что исстари означало удачливый, храбрый, мужественный и всёпобеждающий. И так им радостно на душе, что и слов не хватит всё выразить.

Ну а пока они так радовались да восхищались, Андрюшенька всё рос и рос. И года не прошло с его рожденья, а он уж на ножки встал и побежал. Да как резво побежал-то, прям и не догнать его. Ну а дальше – больше. Оглянуться не успели, а он уж говорить начал. Ну, первое слово, как и полагается он «мама» сказал, да и второе «папа», тоже правильно молвил. А вот третье на удивление всем странным оказалось – «вкусняшка» он произнёс. Однако родители сразу догадались, отчего он так сказал, ведь когда они ему предлагали что-нибудь вкусненькое из еды, то всегда приговаривали.

– Ах, сыночка,… на вкусняшку… – либо – ешь вкусняшку Андрюшенька… – в общем, постоянно употребляли это слово, иначе говоря, оно было на слуху. Ну и, разумеется, Андрюшенька, в моменты появления у него аппетита приноровился говорить «вкусняшка». Порой захочет яблочка и тут же к маме бежит.

– Вкусняшка!… вкусняшка!… – на ходу кричит. Или же какой ягодки пожелает и тоже «вкусняшка» кличет. Так это слово и закрепилось у них в обиходе, так всё дальше и пошло. И опять время пролетело, словно птица. Родители и заметить не успели, как ещё полгода промелькнуло, а Андрюшенька всё «вкусняшки» просит. Уж и соседи, и другие жители деревни прознали про его забавную привычку еду «вкусняшкой» называть. Ну и недолго думая дали ему весёлое и задорное прозвище «Андрюшенька-вкусняшка».

Бывало, кто-нибудь обмолвится о нём, скажет, мол, есть такой забавный мальчишка, и имя его назовёт, так все уже понимают о ком речь идёт. Одним словом не было на деревне человека, кто бы про него не знал. Ну а сам Андрюшенька, невзирая на столь милое прозвище, расти так и не прекращал, всё рос и рос. Вымахал такой здоровяк, что все только диву даются. Стал выглядеть на все четыре года, хотя ему и двух лет ещё не было.

А сильный-то какой, недаром же его мама с папой лишь одной вкусной и полезной пищей кормили. На ножках крепко, уверенно стоит. Рученьки свои расставит и к батюшке в кузню так и тянется, словно чует, что это дело ему по нраву придётся. Но мама тут как тут, придерживает его, не даёт к огню и металлу прикоснуться.

– Рано тебе ещё сынок,… подрасти сначала, а уж потом отцу помогать пойдёшь!… Ах, Андрюшенька,… ох и молодец,… вот будет батюшке помощник… – ласково так упреждала его матушка, и они, устроившись чуть в сторонке, наблюдали, как Алексей металл куёт, высекая фонтаны огненных искр. И это зрелище завораживало Андрюшеньку, он приходил в восторг от всего увиденного. Порой его приходилось волоком утаскивать из кузни, до того ему там нравилось.

Рейтинг@Mail.ru