Сказка о таёжном собольке

Игорь Дасиевич Шиповских
Сказка о таёжном собольке

1

Уже много лет я собираю самые интересные и стоящие истории, рассказанные мне моим старинным другом зайчишкой Зайкой. Каждый раз, когда я встречаю его в лесу на прогулке, он обязательно поделится со мной очередной красивой историей случившейся где-нибудь на просторах нашей необъятной страны. Хотя конечно в своём большинстве эти рассказы из наших ближайших краёв. И многие мои читатели порой даже узнают в них свои родные места, свои поля, леса, реки, рощи. И естественно так же узнают главных героев этих историй, наших родных и привычных зверят: медвежат, волчат, лисят, зайчат, рысят.

Однако на этот раз речь пойдёт о несколько экзотичном для наших мест представителе фауны. Так уж вышло, что мой зайчонок услышал историю о нём от своей давней знакомой, сороки-белобоки, которая в свою очередь принесла её на хвосте из далёких краёв, куда она летала полакомиться наивкуснейшими кедровыми орешками. Иначе говоря, эта история связана с тайгой и её обитателями. А тайга, как известно край суровый, и звери там живут не менее суровые, а если быть более точным, то они гораздо выносливее, крепче и выдержанней, нежели чем звери нашей средней полосы.

Впрочем, пора бы уже перейти и к самой истории, ведь теперь вполне понятно, что все рассказанные далее события случились в бескрайней Сибири, недалеко от величественного озера-моря Байкала. И вот как раз там-то, в тех сокровенных местах, в урочищах древних гор Саян, и водится один весьма примечательный зверёк, на первый взгляд небольших размеров соболёк. Ну, вообще-то соболи обитают ещё много где: есть они и на Урале, и на Дальнем Востоке, и на Колыме, и на Камчатке. Но там они встречаются всё больше крупных пород, уж таких крупных, что если понадобится, то и волку дадут отпор.

Ну а здесь на Байкале соболь существо особенное; хоть он размером и скромен, зато норовом удался: упорен, стоек, безгранично отважен, характер такой, что может лесной армией командовать. Да и внешне тоже обаятелен, даже красив: милая мордашка, изящное телосложение, весьма симпатичный зверёк. А мех у него настолько оригинален, что все прочие звери просто завидуют ему; подшёрсток с неповторимым пепельным отливом, с особой структурой и плотностью, как раз для того, чтоб в суровые сибирские зимы было надёжней под снегом прятаться.

Кстати, у него и название тоже особое – Баргузин. Правда надо отметить, что в этих местах такое название носит ещё много чего. Например, на Байкале есть мощный восточный ветер, и его тоже называют Баргузин. О нём даже в песне поётся, «эй, Баргузин пошевеливай вал…», вот какие строчки есть. Однако мы опять отвлеклись, хотя это и понятно, ведь тема-то интересная, и говорить о ней можно бесконечно, но лучше всё же самим съездить на Байкал, и увидеть воочию эти чудесные и даже сказочные места. Ну а пока вернёмся к нашему собольку.

Дело в том, что собольки в тех заповедных местах проживают неким устойчивым порядком, обитают небольшими объединениями, этакими семьями, кланами, хотя у каждого соболька имеется и свой индивидуальный участок. Проще говоря, они поделили всю тайгу на своеобразные уделы, и живут себе дружно, ну прямо как мы, люди. Ведь у нас тоже у каждого своя отдельная квартира или дом с хозяйством, и наша семья, но все вместе мы обитаем в огромном городе, либо в уютной загородной деревне. Вот примерно так же живут и собольки.

Ну а в данном случае, наш соболёк, ещё и являлся прародителем огромного соболиного племени, был его предводителем, патриархом, можно даже сказать – вождём клана. И, разумеется, все его уважали, почитали и слушались, ведь он старейшина. К тому же он был ещё и связующим звеном между всеми родственниками, поддерживал семейные отношения. При этом помогал всем, чем только мог: кому-то с подкормкой, кому-то с обустройством новой норки, кому-то с воспитанием подрастающего поколения. А то бывало и какого-нибудь зарвавшегося хищника-переростка отпугнёт; либо наглого волчонка, либо дерзкого лисёнка прогонит. Уж таким отважным и бесстрашным хранителем соболиного клана был.

Одним словом, наш соболёк для всех своих сородичей являлся одновременно и защитником, и кормильцем, и помощником. Ну, недаром же всё племя, все соболихи с соболятами, признавали его своим предводителем, и даже дали ему красивое, звучное имя. Называли его уважительно и благородно, наш славный Барг, что было сокращением от «Баргузин». И он полностью оправдывал это имя, носил его гордо, с высоко поднятой головой, и честно служил своему племени, достойно исполняя обязанности защитника и вождя.

Рейтинг@Mail.ru