Сказка о спирите Карле

Игорь Дасиевич Шиповских
Сказка о спирите Карле

1

Вот уже сотни лет значение слова «мистика» связано с чем-то необъяснимым, загадочным, нереальным и даже потусторонним. Более того, встречаются также общества и объединения людей, где практикуется культ всего мистического, связанного с эзотерикой и чёрной магией. Притом такие сообщества распространены по всему миру, они есть фактически на каждом континенте, кроме разве что Антарктиды. Хотя в этом нет ничего необычного, ведь человечество всегда тянулось к чему-то сверхъестественному и таинственному.

Но особенно такая тяга обостряется на рубеже веков, уж тогда мистикой заражены практически все поголовно, от мала до велика. Каждый жаждет получить толику чего-нибудь этакого непостижимого, что может пощекотать нервы и заставить сердце биться чаще. И отдельное место в столь душещипательных мероприятиях занимают сеансы спиритизма – это когда медиум вызывает духи усопших. Иным знатокам хорошо известны подобного рода занятия. Кстати, широкую популярность спиритизм, как общепринятое явление, получил в Европе и как раз в конце XIX века, то бишь на рубеже веков.

Тогда подобные мероприятия проходили буквально повсеместно; хоть в столицах великих держав, хоть в захолустных, провинциальных городках на отшибе. Вся Европа, начиная от Англии и кончая Турцией, была заражена этим явлением. Практически в любом укромном месте можно было обнаружить салон спиритизма с его ненасытными завсегдатаями, жадными до всего эзотерического. Ореол мистики витал повсюду. Различные медиумы и спириты плодились, словно тля после дождя.

Разумеется, среди них имелось и множество жуликов-проходимцев, которые спешили облапошить побольше легковерной публики, и заработать хоть какой-то капитал на этом модном в то время аттракционе. А то, что местами это был просто аттракцион, сомневаться не приходилось; все эти самодвижущиеся столы и стулья, виденья призраков и туманных сущностей, в большинстве своём были элементарными мошенническими трюками, мастерски выполненными талантливыми плутами. Впрочем, с другой стороны были и настоящие, действительные медиумы имеющие связь с потусторонним миром, хотя иные скептики могут и не согласиться с этим. Но опять-таки, пока не доказано обратное, люди вправе верить в то, что им хочется. Так что медиумы имеющие связь с духами усопших, на тот момент времени были вполне реальны.

2

И так уж вышло, что одним из таких реально существующих медиумов являлся некто Карл Вульф. Однако тут же стоит оговориться и заметить, что путь его становления медиумом был нелёгок и тернист, он не сразу получил дар общения с духами, ведь его рождение было вполне тривиально и обыденно, и не предвещало ничего сверхвыдающегося. А потому по своей сути Карл был простым ребёнком, и никогда не имел тяги к чему-то странному, мистическому. Ореол таинственности не был его увлечением, и лишь со временем к нему пришла потребность в общении с иными мирами.

А в начале своей карьеры Карл элементарно много читал, изучал юриспруденцию, интересовался медициной, и ещё огромным количеством всяких малозначимых наук типа духовной нравственности. Но самым излюбленным его занятием в пору юности было ознакомление с иностранными языками, уж очень они его привлекали. А дело тут в том, что у Карла была феноменальная память, как бы сейчас сказали – эйдетическая (фотографическая), стоило ему лишь раз пролистать какой-нибудь учебник иностранного языка, как он его тут же запоминал, и притом полностью, параграф к параграфу.

– Ну вот, моё ознакомление с венгерским языком и закончилось,… оказался не трудней турецкого,… возьму-ка я что-нибудь поинтересней!… Ну, вот хотя бы чешский, или ещё какой позаковыристей,… я обязательно их все превзойду!… – говорил он всякий раз едва усвоив очередной язык, а в данном случае венгерский. При этом выражение «ознакомлюсь», это его собственное изобретение, так он небрежно показывал своё превосходство в познании разных языков мира, он щёлкал их как орешки, легко усваивая любые диалекты.

Кстати, его непревзойдённая память помогала ему не только в познании языков, но ещё и в юридических вопросах. Буквально в течение года Карл изучил и освоил уголовный и гражданские кодексы практически всех стран Европейского континента. Иначе говоря, юридически он был подкован безупречно. А потому далее, в более зрелом возрасте, к двадцати пяти годам он увлёкся адвокатской практикой, ему это показалось весьма забавным. Хотя в принципе он и до этого зарабатывал себе на жизнь судебными разбирательствами.

– Ох, уж эти толстосумы,… как же интересно иметь с ними дело,… так легко получить с них выгоду!… Странные они, деньги зарабатывать умеют, но в законах полные профаны,… ха-ха… – частенько посмеивался он над своими клиентами, и вновь предлагал свои услуги зажиточным гражданам различных стран, попавшим в финансовые передряги не у себя на родине, а где-нибудь за границей, в поездки по деловым вопросам. Большей частью это были либо коммерсанты, либо арабские купцы, либо банкиры средней руки. С них за услуги Карл брал свой процент и помогал им по юридической надобности. В общем, это дело сложное, и вряд ли стоит его подробно объяснять.

Однако благодаря таким делам Карл объездил всю Европу и заполучил множество выгодных знакомств во всех сферах. И как раз в этот самый момент он вдруг возгорел желанием обрести мистический дар. А вернее будет сказать, до него внезапно дошло, что на всеобщем увлечении спиритизмом можно неплохо заработать. Его просто-таки осенило, эта идея полностью захватила весь его разум. Опять же какое поле для творческой деятельности, а Карл был, несомненно, творческим человеком. Недаром же он увлекался театром и новым веянием – синематографом.

Ему крайне нравилось представлять себя каким-нибудь героем: то благородным пиратом, то путешественником-мореплавателем, а то и влюблённым мушкетёром. Одним словом лицедейство было ему не чуждо. А потому Карл принялся устраивать сеансы спиритизма. В этом и проявилась вся его творческая натура. Разумеется, перед этим он много репетировал, экспериментировал, импровизировал, нарабатывал опыт. Даже брал уроки у более продвинутых медиумов, и, конечно же, не бесплатно, они ему обошлись очень дорого.

Впрочем, оно того стоило, ведь благодаря этому он и завёл полезные знакомства. Подружился с самим Канон Дойлом, автором книг о Шерлоке Холмсе, уж Дойл обожал спиритизм и мистику, любил и бокс, но это уже к делу не относится. Также Карл познакомился с Еленой Блаватской, философом и литератором, при этом весьма значительной фигурой в кругах, где магия и мистика сплетены воедино, а оккультизм и спиритуализм не просто слова. Какое-то время они даже переписывались. И подводя итог, можно ещё заметить и о том, что Карл несколько раз ассистировал Гарри Гудини в его невообразимых трюках. И это был неоценимый опыт. С таким багажом знаний Карл и вступил на тропу самостоятельной деятельности.

И вот тут-то ему как никогда пригодились его феноменальная память и гибкость ума. Правда, его первые выступления проходили при минимальном скоплении народа. В салоне, где он устраивал сеанс, обычно собиралось человек десять-пятнадцать не больше. Однако это всё были зажиточные граждане того европейского городка в коем Карл останавливался. И, разумеется, перед этим им была проведена подготовительная работа, включая сюда и рассылку пригласительных билетов на сеанс. Об этой его работе позднее будет сказано отдельно. Ну а когда приглашённые собирались в означенный час, представление начиналось с особой помпезностью. И вот тут стоит привести пример одного из подобных сеансов.

Рейтинг@Mail.ru