Litres Baner
Сказка о коте и царе

Игорь Дасиевич Шиповских
Сказка о коте и царе

Сказка о том, как царь Пётр с котом Василием договор заключал.

1

Доподлинно известно, что нашего славного государя Петра Великого с юных лет окружала многочисленная когорта преданных сподвижников и друзей. Притом друзей разных возрастов и национальностей. Петру было неважно насколько молод или стар его друг, и из какой державы прибыл, лишь бы он верой и правдой служил нашему Российскому государству, нашей Отчизне, которая в те годы набирала мощь и выходила на новые рубежи. А уж для этого молодой царь Пётр не жалел ничего и никого; ни себя, ни живота своего, ни своих сподвижников. Трудился на благо нашей державы не покладая рук.

Однако государь находил время и для отдыха с развлечениями. И уж тогда накрывались широкие столы, звались дорогие гости, и начинался пир горой. Пётр щедро угощал своих друзей и сподвижников, был с ними любезен и почтителен. Также он не обходил милостью и своих помощников со стороны животного мира, а именно лошадей, ведь они трудились ничуть не меньше людей. Мало того, что они несли на себе всадников, так ещё и перевозили неподъёмные грузы; те же пушки, ядра, снаряжение, камни, брёвна, инструменты для строительства новых бастионов и кораблей, да много чего ещё полезного.

Так что и к лошадям у юного Петра был особый подход и особое уважение. Уж без лошадей в ту пору никуда. Наверное, и жизни без них не было бы. Хотя помимо лошадей у людей имелись тогда, как впрочем, и во все времена, необходимые в хозяйстве домашние животные и помельче. И конечно в первую очередь это кошки и собаки, куда ж без них-то, тоже никуда. А вот кому из них, кошкам или собакам, царь отдавал наибольшее предпочтение до сих пор неизвестно. Любил ли он собак или лелеял кошек, пока неведомо. И уж точно Пётр Алексеевич не предполагал, что его далёкие потомки зададутся таким вопросом.

2

Но вот прошло триста с лишним лет, и к предпочтениям царя появился интерес. Хотя с другой стороны, зачем особо долго разбираться в данном вопросе, ведь совсем недавно стала известна довольно-таки забавная история, произошедшая с Петром ещё на заре его юности, в молодые годы. Отдыхал он как-то после трудов ратных в гостях у своего друга Франца Лефорта в Немецкой слободе, в Кукуе-городке, на Головинских прудах, что недалече от Яузы реки. Место это в те времена было весьма известное, да и хлебосольный дом Лефорта тоже славился на всю округу.

А сам хозяин дома, Лефорт, кстати, швейцарец по происхождению, был для юного царя Петра наипервейшим сотоварищем и помощником. Они вместе трудились, радели о благополучии России, строили грандиозные планы, ходили в военные походы, но и вместе же отдыхали, развлекались, устраивали пиршества и празднества с пушечной пальбой и ночными фейерверками.

Вот и на этот раз вернулись они из похода и сразу за пирушку взялись. Уж что-что, а пировать царь Пётр любил не меньше, чем воевать. Ну и, разумеется, закусывать тоже охота была. А закуски-то разной на столах накрыто вдоволь. Сверх всякой меры наготовлено. Тут и заячьи потрошка, и кабаньи окорока, и щучья уха, и белужья икра, а уж овощных, грибных да ягодных блюд и не счесть. Сидят гости, тосты говорят, выпивают да закусывают. Ну а царь Пётр всё хозяина нахваливает.

– Ай да Франц, друг мой почтенный!… Любо-дорого у тебя посидеть, попировать, поговорить,… уж так ты умеешь всё обставить, приготовить, преподнести, что на столы смотреть одно удовольствие!… Такое изобилие!… И всё свежее, ароматное, вкусное, аппетитное, будто только что собранно, поймано, добыто!… Еда до изумления хороша!… и как это у тебя получается!?… что за секрет!?… ведь такой свежести ныне редко встретишь!… – делая акцент на качестве продуктов, оценил государь стол, на что Лефорт тут же дал ответ.

– А, по-моему, так еда обычная,… просто погреба, где хранятся запасы надо держать в чистоте, тогда и блюда из тех запасов будут выходить свежие, ароматные, словно только что с грядки!… Рыба да мясо у меня на льду хранится,… зерно, мука, овощи, фрукты, грибы да ягоды с напитками в ухоженных амбарах и погребах место себе нашли!… У меня там ни мышь не проскочит, ни крыса не пробежит,… уж я за этим слежу,… вот и весь секрет!… – кратко пояснил он, а государь ему вторит.

– И это правильно, Франц,… припасы надо держать в чистоте и порядке, ведь от того, что ты ешь, здоровье зависит!… И не только оно,… вот поел, допустим, солдат скисшего мяса или тухлой рыбы,… ну и всё, нет более солдата,… живот у него прихватило, и в нужнике сгинул вояка,… считай победы не видать!… Вот и надо всё опрятное потреблять,… опять же от свежих продуктов и в голове мысли светлее, и думы чище!… Испил с утра прохладного напитка из погребка, и весь день аки птаха порхаешь!… А коли затхлой, болотной водицы потребил, то и квакаешь, как лягушонка,… в голове ни одной доброй мысли нет, только тина одна!… ха-ха-ха… – полушутя полусерьёзно подметил Пётр и рассмеялся, отчего и остальные зашлись громким хохотом. Так веселье и продолжилось.

Однако разговор этот не забылся, он отложился в памяти государя и других гостей. Но особо его запомнил ближайший сподвижник Петра – Александр Меньшиков, или просто Алексашка (так его сам Пётр кликал). На пирах он всегда был по правую руку от царя, и старался не пропустить нечего значимого, что могло бы повлиять на его дальнейшую судьбу. Обращал внимание на любые реплики государя; кого он хвалит или ругает, какие приказы отдаёт, с кем беседу ведёт. И конечно весьма ревниво относил к тем похвалам, что его не касались.

Рейтинг@Mail.ru