Litres Baner
Пять сказок о любви

Игорь Дасиевич Шиповских
Пять сказок о любви

9

Тем временем Настенька, соломинка за соломинкой, тростинка за тростинкой, принялась выкладывать первый лепесток розы. Гарри тоже не остался в стороне, и с большим рвением бросился помогать ей. Он подносил Насте всё новые и новые тростинки, палочки, сучки, веточки. В общем, нёс всё, что находил поблизости. И всё подносил, и подносил.

А уже буквально через десять минут в центре поляны появились ясные очертания бутона розы. На построения же всего цветка у Настеньки ушло примерно полчаса. Так что, теперь с высоты пчелиного полёта на поляне можно было легко разглядеть большую и очень гармонично сложенную розу. Уж чего-чего, а таланта у принцессы было не отнять.

– Уф… ну вот и всё,… осталось лишь дождаться пчёл… – устало присев на травку возле своего шедевра тихо прошептала она.

– Ну что же будем ждать… – поддакнул ей принц и устроился рядом. Однако долго им ждать не пришлось. Буквально спустя мгновенье на поляне появилась первая пчела, за ней показалась вторая, третья и уже через минуту над ребятами кружил целый рой. Жужжание стояло такое, что хоть уши затыкай. Но ребята нисколько не расстроились этому, а наоборот очень обрадовались. Нет, ну, конечно они сначала растерялись, но уже в следующий миг на поляне появился эльф в сопровождении десятка своих собратьев и стал лихо наводить порядок.

– Не переживайте друзья!… мы предупредили пчёл о вас,… нападать они не будут!… сейчас мы всё уладим!… – налету прокричал он ребятам, и тут же начал очень быстро что-то объяснять пчёлам на их языке. Те моментально перестали жужжать и, повинуясь пояснениям эльфа, все аккуратно расселись на лужайке.

Но и это не всё, через минуту на поляне появилось ещё множество пчёл, и всё летели и летели. Видимо, как они отправлялись в дорогу, так сейчас и прибывали, улей за ульем, рой за роем, пасека за пасекой. И здесь же вперемешку с ними стали слетаться лесные крохи; музы, эльфы, феи. Эльф, друг ребят, сделавшись теперь главным у всех крох, только успевал раздавать им поручения.

– Так!… вы летите к тому рою, и там собирайте яд!… а вы направляйтесь на ту сторону и оттуда начинайте сбор!… так будет гораздо быстрее!… и не забывайте, мы должны ещё до закрытия ярмарок быть на месте!… – стрекоча крылышками, распределяя задания, то и дело покрикивал он. Крохи безропотно выполняли все его указания.

Каждая из них брала маленький бутончик полевого цветка и, подлетев к очередной пчёлке, слегка почёсывала ей брюшко. На кончике жала тут же появлялась капелька яда. Кроха быстро собирала её в бутончик, и всё, процедура завершена. Все работали чётко, быстро и слаженно. Время на эмоции и послабления не было. Все прекрасно понимали, что от них зависит завтрашний день, будет он мирным для обоих королевств или нет.

Сдавшие яд пчёлы в ту же секунду покидали поляну и уносились по своим делам. А их у пчёл, как всегда было непочатый край. И нектар надо собирать, и детву нужно покормить, да и ульи следует сторожить, а то, как бы в них не забрался какой ретивый медвежонок, пока все отсутствуют. Но что ещё немаловажно, пчёлы были очень довольны тем, что им удалось совершенно безболезненно и безопасно сдать свой ценный яд на столь важное и полезное дело. Одним словом, все трудились не покладая ни рук, ни жал, ни лапок, ни даже крылышек.

Близилась вторая половина дня, когда сбор яда был полностью закончен и все пчёлки разлетелись по своим пасекам и ульям. Теперь дело было за крохами. А их собралось немало. Множество эльфов, муз и фей с готовностью ждали переход ко второй стадии плана. Каждый из них держал в руках маленький бутончик полевого цветка до краёв наполненный пчелиным ядом. Все вместе, крохи представляли огромную силу.

– Ну, вот друзья мои, настал наш час!… слушайте мою команду!… нам следует разделиться на два отряда!… Первый отряд, по правую руку от меня, под предводительством феи полетит на ярмарку в королевство принца Гарри!… фея там была и знает, что надо делать!… – скомандовал эльф, и крохи вмиг разделились на два равных отряда. Эльф продолжил.

– Второй отряд летит вместе со мной во владения принцессы Анастасии!… я там неоднократно бывал и тоже знаю что делать!… Сами же принц с принцессой остаются здесь, на поляне, и ждут нашего возвращения с результатом!… всем всё понятно!?… – громко и внятно отдав приказы, спросил у своего маленького войска эльф. Все крохи до единой дружно закивали головами, так у них было принято отвечать согласием. Сомневающихся не нашлось, все поняли приказы эльфа, и даже Гарри с Настей не смели его ослушаться.

– Тогда вперёд!… обезвредим отраву злобной колдуньи!… – напутственно призвал эльф, и в одно мгновение вся армия крох разлетелась выполнять возложенную на них миссию. Только они были здесь, и вот уже их след простыл. Принц с принцессой, как им и было велено, остались сидеть на поляне и взволнованно ждать возвращения своих маленьких друзей.

Меж тем в городе вовсю начинались волнения. То тут, то там возникали мелкие скандалы и стычки, грозящие перерасти в крупные драки с непредвиденным исходом. Напряжение витало в воздухе. Правда, дело пока до кровопролития не доходило, всё ограничивалось легкими синяками и ссадинами. Однако в любую минуту всё могло выйти из-под контроля. И это было очевидно, ведь ведьма уже сегодня успела добавить в продукты очередную порцию своего ядовитого зелья.

Проспав после бегства феи ещё пару часов, она быстро собралась и отправилась в город. Там она проявила редкую прыть. В течение всего нескольких десятков минут она умудрилась обойти всю ярмарку. При этом отравила мёд у вчерашней приветливой девицы, добралась до соседней творожницы, и поставила точку в своём похождение на двух сметанницах и одном торговце простоквашей. Более того, закончив все свои дела в городе, она уже минут как двадцать семенила по просёлочной тропинке к себе домой, в логово.

Настроение у неё было великолепное, погода чудесная, хотелось петь. А она так и сделала. Напевно бормоча себе под нос какую-то свою поговорку, старушка даже и не заметила, как у неё над головой по направлению в город пронеслась многочисленная армада лесных крох. Зато они её заметили, и все как один вмиг поняли, что она уже занесла в продукты новую порцию своей отравы и им надо срочно поторапливаться.

Колдунья же наоборот, неторопливо продолжала свой путь. Беспокоиться ей было не о чем. Она превосходно потрудилась, отравив всего за неделю все ярмарки обоих королевств. И теперь ей оставалось только пожинать плоды своих трудов. По её расчетам завтра, или край послезавтра, должна была разразиться грандиозная война. Но старая плутовка просчиталась, две доблестные армии крох спешили на помощь людям. Час пробил, и они достигли своей цели.

Едва прилетев на ярмарки крохи, и в том и другом королевстве, стали стремительно носиться меж прилавков с мёдом, творогом, сметаной и даже простоквашей, сбрасывая в них бутончики с пчелиным ядом. При этом они делали всё так быстро и ловко, что никто из торговцев абсолютно ничего не заметил. Дело выполнялось безукоризненно.

Впрочем, в этом деле всё же был один маленький изъян. То здесь, то там в товаре находили бутончики от цветков. Кто-то обнаружил их в мёде, кто-то в сметане, а кто и в простокваше. Однако такое недоразумение не вызывало у покупателей особого беспокойства. Ну, подумаешь, бутончик от полевого цветочка попался, это же не жук или паук, может какая пчёлка случайно занесла. Делов-то, взял, достал да отбросил в сторонку. Так что дело было сделано, противоядие попало в товар и начало своё оздоровительное действие.

В течение буквально нескольких минут все отравленные колдуньей продукты на ярмарках обоих королевств были обезврежены. Но что ещё замечательно, продукты теперь несли в себе животворящую силу добра. Любой человек, попробовав хоть капельку такого мёда или творожка, тут же лишался своего прежнего отравления и вмиг становился дружелюбным и милым, словно маленький котёнок отведавший крынку молока. И надо признаться, таковых людей на ярмарках оказалось немало. Желающих опробовать свежий товар, было хоть отбавляй. Противоядие действовало мгновенно и безотказно, более того, оно стремительно расходилось среди народа.

Кто-то взял чуток мёда домой, кто-то сметанки, принёс, попробовал ложечку, другую, и всё, нет никакой враждебности. Вроде человек только что нервничал, раздражался, а тут бац и в широкой улыбке расплылся, жизни радуется и домочадцев обнимает, целует их. И так происходило повсеместно, в обоих королевствах. Одним словом народ и сам не заметил, как избавился от нависшей над ним угрозы. А всё благодаря стараниям своих крохотных неприметных покровителей; эльфов, муз, фей и разумеется пчёлок с их чудодейственным противоядием.

10

И вот теперь, сделав своё дело, все крохи стремительно возвращались обратно на заветную поляну. Ну а найти её сейчас не составляло особого труда, ведь в центре её красовалась огромная роза, изящно выполненная Настенькой при заботливом участии Гарри. Сами же они сидели рядышком и скромно ждали возвращения своих маленьких, но отважных друзей. Долго им ждать не пришлось.

Буквально через мгновение на поляну со стороны королевства Гарри влетела сплочённая армия под предводительством феи. А ещё через секунду со стороны королевства Настеньки рассекая воздух ровным клином, ворвалась стройная дружина во главе с храбрецом эльфом. И все они тут же, как по команде, закружились в едином радостном хороводе, празднуя победу, и делясь друг с другом деталями своей стремительной вылазки.

Однако победа была неполной, ведь в лесу по-прежнему таилось зло. В чаще всё ещё оставалась ведьма и врядли она смерилась бы с их удачей. Плутовка в любой момент могла повторить своё злодеяние. Все это прекрасно понимали, а потому ещё чуток порадовавшись, доблестная армия защитников добра и справедливости перешла к заключительному этапу плана.

Кроха фея превосходно помнила дорогу к логову колдуньи. Она могла бы найти её с завязанными глазами и в полной темноте. Но таких крайностей не требовалось. Было ещё достаточно светло и до конца дня оставалось время. Друзья решили использовать его с толком. Однако без кое-каких наставлений всё же не обошлось. Когда страсти немного улеглись, принц взял слово.

 

– Друзья мои, прошу минуту внимания!… – обратился он к крохам, – теперь нам предстоит завершить начатое!… впереди нас ждёт очень важное и ответственное испытание!… Сейчас фея проведёт нас к логову ведьмы!… наша задача совместными усилиями и как можно скорее изгнать её из нашего леса!… Ведьме не место в нашем лесу!… – вдохновенно и зажигательно призвал он. В этот момент в нём заговорил дух его троюродного прадедушки, отважного рыцаря. И принц тут же получил поддержку от своих маленьких воинов.

– Да!… это правильно!… гнать её надо!… мы ей покажем!… ух, мы ей устроим взбучку!… уж она у нас получит!… – закричали, загомонили крохи, сердито замахав своими маленькими ручонками.

– Друзья, ну что же вы такое говорите!… – жестом прервал их негодование принц, – я же не призываю вас насильно изгонять ведьму!… Запомните, насилие порождает насилие, зло порождает зло, и это непререкаемая истина!… Злом нельзя идти против зла!… с колдуньей бесполезно бороться насилием!… она от него становиться лишь ещё сильнее,… она питается им!… Только добром и радушными увещеваниями мы сможем воздействовать на колдунью!… Нас много, и каждое наше ласковое слово, отпущенное в её сторону, будет во сто раз действенней, чем любое насилие!… Она не выдержит такого испытания и сама сбежит!… Так идёмте же, и прольём не её голову потоки нашего доброго отношения к ней!… – моментально пояснив крохам, как по-настоящему надо побеждать зло, призвал их принц, и вся армия в тот же миг двинулась в поход.

Фея летела впереди, указывая дорогу, все прочие крохи следовали за ней. Замыкали процессию Гарри и Настенька. Им пришлось передвигаться пешком, жеребца принцессы по понятным причинам оставили на поляне. Он просто не смог бы пробираться сквозь дикие буреломы и обязательно где-нибудь застрял. А так, пасётся себе на опушке и горя не знает. Впрочем, переживать за Настю и Гарри не стоило, ведь они, пока крохи отсутствовали, очень хорошо отдохнули, а потому сейчас достаточно легко угонялись за ними. И это невзирая на то, что крохи стремительно летели.

Времени на дорогу до логова ведьмы ушло не так уж и много. Фея вела армию быстро и напрямик, коротким путём. И всё же на подступах к самой ведьминой избушке темп продвижения решили немного сбавить, чтоб осталось сил на доброе отношение к старушке, и чтоб не сгоряча встречаться с ней. Она же меж тем, давно уже вернувшись, как обычно готовила на кухне новую порцию своего зловещего отвара, и забавно шмыгая носом, по привычке все свои манипуляции сопровождала краткими рифмованными комментариями.

– Раз стручок, два стручок,… получился кабачок!… тут заварим мы лапши, и добавим черемши… – неспешно распевала она свои незамысловатые заклинанья. И вдруг в этот момент за окном раздалась звонкая, словно журчания ручейка, скороговорка.

– Эй, колдунья выходи,… мы спекли тебе блины!… сядь, присядь, откушай,… да и нас послушай!… – восклицал дружный хор приветливо настроенных голосов. Это крылатая армия крох со всех сторон облепила избушку колдуньи.

– Что это ещё за такое!?… кто это меня кушать зовёт?… никто и никогда не звал, а тут на тебе, приглашают,… и ведь по-доброму, по-хорошему зовут,… ах, не могу я терпеть эту доброту… – застонала старуха и схватилась за голову. Ей от такого милого отношения враз поплохело. В висках заломило, в суставах заныло и даже живот скрутило.

А голоса с улицы доносятся всё приветливей, всё мелодичней, всё ласковей. И вот уже к общему хору подключились вовремя подоспевшие Гарри с Настенькой. А у Настеньки-то голосок нежный, сочный, словно спелая малина, на звучание приятный, отчего колдунье ещё хуже сделалось. Она уже и уши мхом заткнуть пытается, и голову полотенцем замотать старается. Всё делает лишь бы только пение не слышать. Но ничего у неё не получается.

Не спрятаться ей, не скрыться в своём огромном логове, звук от сотен голосов сквозь стены проходит, во все уголки проникает, и не даёт колдунье не единого шанса на спасение. В голове у неё всё перевернулось, задребезжало, она уже и думать-то не может, вот-вот в обморок упадёт. Собрала она все свои последние силёнки, что ещё оставались, выскочила на улицу и пустилась наутёк.

А армия крох ей вслед доброго пути желает да счастливой дороги накликает. Ну а для ведьмы эти добрые пожелания, словно огонь в спину, только ещё больше ускорения придают. И так она разогналась болезная, такую прыть показала, что ещё двое суток без продыху и остановок бежала. Далеко-далеко в скалистые горы её занесло, забилась она там в самую глубокую пещеру и зареклась навеки людям зло творить. Так о ней больше никто и не услышал.

А тем временем на поляне рядом с колдовской избушкой началось самое настоящее торжество. Теперь уже во славу окончательной победы добра над злом. Принцесса с принцем поблагодарили всех крох за то, что они своим самоотверженным трудом уберегли их королевства от неминуемой беды. Но особенно тепло и проникновенно они поздравили фею, ведь это она раскрыла коварные роскозни старухи-ведьмы.

– Спасибо тебе милая фея,… ты спасла всех нас,… прямо и не знаю, чтоб мы без тебя делали,… как же хорошо, что я встретил тебя тогда на поляне… – вспомнив об их первой встречи, улыбаясь, поблагодарил её Гарри.

– А ещё лучше, что ты мне тогда не успел представиться, и я не узнала кто ты на самом деле!… ведь иначе бы на следующий день я сразу полетела искать тебя в королевский дворец и не оказалась на ярмарке!… А, следовательно, не попала бы к ведьме в корзинку и не подслушала бы её тайных замыслов!… Так что это спасибо тому ненастью, что так удачно разлучило нас,… как говорят у вас у людей,… не было бы счастья, да несчастье помогло!… – пошучивая, ответила принцу фея и тут же откланявшись, закружилась с эльфом в весёлом танце.

– Эх, вот они какие у нас, наши друзья, лесные крохи!… весёлые и неунывающие!… и мы будем им под стать!… – задорно откликнулся на поведение феи Гарри, и они с Настей тоже закружились в танце, праздник продолжился.

Ну а дальше всё пошло, как по маслу. В обоих королевствах люди стали забывать о недавних распрях и ссорах, будто их и не было никогда. Впрочем, и сами королевства после этого происшествия недолго существовали порознь. Вскоре они опять объединились в одно большое и процветающие царство, которому уже никакие колдуньи с их коварными помыслами были не страшны.

И в этом объединение, конечно же, большую роль сыграли принц Гарри и принцесса Анастасия. Ни для кого не секрет, что они страстно полюбили друг друга, а потому незамедлительно решили связать свои судьбы в единый союз двух любящих сердец. А союз этот закрепили торжественным венчанием в самом великолепном соборе теперь уже их совместного царства.

Родители молодожёнов, короли и королевы, отреклись от короны в пользу своих детей. И теперь Гарри с Настей стали полновластными правителями этой огромной и богатой державы. Однако ребята прекрасно понимали, кому они по-настоящему обязаны своим счастьем. Они не забыли о своих лесных друзьях, и устроили свою грандиозную свадьбу прямо в их владениях, в заветном лесу.

Пригласили всех, и эльфов, и фей, и муз, прилетели даже волшебные нимфы из соседнего королевства. Свадьба состоялась такая, что у королевской исторической академии не хватило пергамента, дабы описать всё величие и значимость события. Но это и немудрено, ведь на свадьбе помимо всего прочего чествовали и истинных виновников торжества, лесных крох. А принц с принцессой так их и назвали – наша чудесная армия маленьких Триумфаторов-Победителей.

И надо сказать крохи не зря получили столь высокое звание. Своим бесстрашием, сплочённостью и отвагой они честно заслужили его. А так и должно быть, ведь если вы единым фронтом боретесь за правду и справедливость, то вы обязательно победите, и тут уж неважно какие вы, маленькие с горошину или большие как слон, это всё второстепенно, главное, вы все вместе делаете одно большое, доброе и прекрасное дело…

Конец.

Сказка о юной дочери мандарина Чунхуа и её верном друге Лонгвее.

1

Хотите – верьте, хотите – нет, но только случилась эта история в далёкие древние времена, и притом не абы где, а в Великом Китае. В те старые добрые времена Китай испытывал невероятный расцвет во всех ипостасях; и в культуре, и в науках, и в торговле, и в военном искусстве, и в сельском хозяйстве, и даже в мореплавание. И за все эти ипостаси несли ответственность важные сановники при императорском дворе, которых, кстати, называли «мандаринами». А называли их так потому, что лишь только им дозволялось наслаждаться ароматным вкусом настоящих мандарин. Тут всё просто если сановник ест мандарины, то он имеет право также и называться.

Разумеется, и сам император тоже ел мандарины. Правда не в таких количествах, он-то всё больше употреблял так им любимые овощи, рис, различную зелень и пряные соуса. Ну, с рисом, зеленью и соусами всё понятно, их все любят, а вот из овощей император особенно предпочитал морковь. Да-да самую простую морковку. Его искусные повара предлагают ему и патиссоны, и огурцы, и капусту с молодым бамбуком, а он нет, только морковку и требует.

– Хочу, чтоб в каждом блюде присутствовала морковь!… и в рисе, и в соевых супах, и в салатах!… и даже, чтоб фазаны ей фаршировались!… И принесите мне побольше морковного сока!… да побыстрей!… – частенько подгонял он своих поваров. Что уж тут поделать, вот такой император им достался, с таким привередливым вкусом. И вполне понятно, что при таком вкусе требовалось несметное количество моркови. Уж раз император любит морковь, то и весь императорский двор, все приближённые, ему подражают. А потому при императоре имелся особенный сановник, мандарин ответственный за морковку.

Ох, и важный же был это сановник, весь такой напыщенный, заносчивый, фигурой полнотел, откормлен сверх всякой меры, из-за щёк ушей не видно, пузо словно арбуз. Ходит задравши нос, фыркает на всех, воображает больше чем ему положено. И даже самые ответственные сановники ему не указ. Он их презирает, чуть ли в след не плюёт, морщится и рот кривит.

– А что вы без меня делать станете!… ведь это от меня зависит, какое настроение будет у императора!… Коли задобрю его вкусной морковкой, так и вам хорошо будет,… а нет, так он на вас всё своё зло сорвёт, а меня не тронет!… А всё оттого, что я лучше всех разбираюсь в морковке и заменить меня некем!… – не раз кичливо покрикивал он на прочих сановников и вёл себя с ними дерзко.

Ну а тем делать нечего и они его терпели, ведь он был прав, и замены ему не было, потому, как он поставлял на стол императору самую отборную морковь. А чтобы выбрать такую морковь ему самому приходилось столько морковки пробовать, что цвет его кожи приобрёл оранжевый цвет. И лицо, и руки, и ноги, и живот, и даже пятки стали у него морковного цвета.

– Единственный сановник в моей свите, который по цвету кожи, полностью соответствует своему чину мандарина… – полушутя подтрунивал над ним император, но всегда благоволил ему. Дарил величественные подарки, дозволял на пирах сидеть рядом, и, разумеется, изрядно платил за его морковную службу.

Отчего мандарин жил припеваючи. Имел добротный дворец и большие угодья, на которых, кстати, и взращивалась императорская морковь. И хотя этих угодий у него было много, особенная морковь росла лишь в двух местах. В долине недалеко от столицы и в горном распадке за лесом. Очевидно, только в этих двух местах земля была наиболее плодородна. На остальных же землях такого изысканного вкуса у морковки не получалось, и там сеяли рис вперемежку с прочими сельхоз культурами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru