Пять сказок о любви

Игорь Дасиевич Шиповских
Пять сказок о любви

Сказка о милой принцессе Настеньке, её избраннике принце Гарри и их крохотных друзьях.

1

Совершенно непонятно, по какой причине, но случилось так, что из одного могучего процветающего царства-государства образовалось два небольших, но аккуратно сложенных королевства. К счастью, всего в них было в достатке, и полей, и рек, и земель, и озёр, и даже горы в них имелись. А потому жителям этих королевств делить было нечего, и жили они мирно, дружно, без лишних распрей и разбирательств.

В первом королевства были свои король с королевой, а во втором свои. И они меж собой неплохо ладили, хотя и встречались очень редко. Впрочем, это и правильно, а чего им встречаться-то, ведь делить-то нечего, всего вдоволь. Да им даже и границ своих королевств обсуждать не надо было. Ибо вместо границ, их державы разделял громадный, дремучий лес, конца и края, которому не было. А оттого, никому и в голову не приходило его делить.

Так что простой народ с обоих королевств беспрепятственно ходил друг к другу в гости. Или же ещё по каким другим своим надобностям. По торговым, например. Ну а почему ж не сходить-то, ведь никаких преград нет, лес он и есть лес, тропинку протоптал да иди себе.

Но что ещё интересно, даже и языковой барьер был им не помеха. И это понятно, ведь язык-то у них был один и тот же, с одного ж государства-то все вышли. Вот простые люди и не теряли связи со своими сородичами. Чего нельзя сказать о монарших фамилиях и вельможной верхушке. Кичились они своим происхождением и не желали совать свой нос в тот лес.

– Не престало нам королевским особам и подданным, по лесам шастать-бродить!… уж больно лес густой и дремучий,… ещё на какого зверя нарвёшься,… возись потом с ним… – в один голос возмущались вельможи и монархи с обеих сторон, находя всевозможные отговорки.

Но это не значило, что они испытывали друг к другу какую-то неприязнь, вовсе нет. Королевские особы, а вслед за ними и их свита, регулярно по праздникам отсылали к своим соседям гонца с поздравлениями и подарками. Хотя личных встреч по-прежнему избегали. Не виделись по несколько лет кряду, а то может и больше. И такое обстоятельство не могло не привести к различного рода казусам и потешным неурядицам. Дело доходило до абсурда.

Королевским фамилиям даже приходилось обмениваться между собой портретами. И всё только ради того, чтоб не забыть облик соседской монаршей четы. А так оно и было. Заказывали своим придворным художникам парадные портреты себя любимых, а потом пересылали их друг другу. Ну а чтобы не терять речевого контакта, просили своих придворных поэтов сочинять хвалебные оды и стихи на своих соседей, а затем, также с гонцом, отсылали их с праздничными поздравлениями.

Однако иной раз все эти портреты, оды, стихи и прочая корреспонденция каким-то невероятным образом перемешивалась, путалась, попадала не в те руки, или же вообще запаздывала к назначенному сроку. Отчего, разумеется, частенько возникали всякие забавные неурядицы.

К примеру, у первого соседа родился сын, принц. Пока написали его портрет, пока отправили, пока он пришёл, а принц-то уже вырос, да и сам ходить начал. Точно такой же казус случился и с рождением принцессы, но только уже у второго соседа. И тоже пока написали её портрет, пока отправили, то да сё, а принцесса уже выросла и сама к кистям с красками потянулась. Вот такие дивные случаи происходили.

Но такие пустяки никак не мешали двум соседствующим королевским фамилиям жить в мире и согласии. И вот может быть из-за такой-то благостной атмосферы дружбы и взаимопонимания, а также частого обмена изящными стихами и прелестными картинами, возникла вокруг этих двух королевств некое пространство возвышенной тяги и любви к искусствам.

Странно это конечно звучит, но почти каждый житель, и того и другого королевства, с некоторых пор стал мнить себя либо поэтом, либо живописцем, а иные и непревзойденными музыкантами.

Впрочем, то были оправданные самомнения, ведь и сельский кузнец, и городской лавочник, и даже простая портниха могли блеснуть такой рифмой или речитативом, что некоторые маститые поэты завидовали им. Естественно белой завистью, потому как зла тогда никто не ведал. А уж что говорить о музыкантах, да почитай любой пастух мог такую мелодию на своей дудочке исполнить, что тамошние соловьи его заслушивались, да только диву давались.

А вот с художниками дела обстояли посложнее. Тут нужны были холсты, кисти, краски, мольберт, а это не каждый мог себе позволить. Больно хлопотно и дорого. Так что люди несильно этим увлекались, а уж кто и горел желанием творить, то рисовали либо угольком не бересте, либо лепили оттиски из глины, благо её имелось в местной реке большое изобилие. Может, потому-то в обоих королевствах и было столько всяких гончаров, лепщиков да ваятелей.

2

Однако надо отметить, что только этим дело не ограничилось, такая же творческая аура проникла и в дремучий лес разделяющий королевства. А оттого там неожиданно завелись всевозможные крохотные эльфы, музы и феи. Притом у них получилось очень интересное разделение обязанностей. Эльфы вдруг стали покровителями живописцев. Хотя это может потому, что и тех и других было не так много, и тем и другим нравилась живая природа, её пейзажи, натура так сказать.

Музы почему-то взяли себе под крыло музыкантов, и стали витать над каждым кто брал в руки что-либо издающее звуки. Будь то простые барабанные палочки, или же мелодичная лютня, музы уже тут как тут и стремятся вдохновлять. А вот феи, по какой-то одной им известной причине, облюбовали поэтов, и как только где кто произносил рифму, они тут же спешили туда.

Но, к сожалению, на всех поэтов, музыкантов и художников, не хватало фей, муз и эльфов. Уж больно много народа обратилось в искусство. А потому, лесные покровители, выбирали себе лишь особо одарённых и талантливых жителей. Бывало, задумается какой музыкант над мелодией, да нечаянно потеряет ритм или ноту упустит, так к нему тот час муза приходит. И глядишь, уже вскоре готова чудесная песенка, а то и баллада. Точно такое же случалось и с поэтами и художниками. Однако не всем одинаково везло.

Начнёт вдруг, какая капризная фея вредничать, а у поэта сразу рифма пропадает, не идёт и всё тут. А вместо неё чистая проза так и льётся. Или же какой расстроенный эльф загрустит, тогда и у его подопечного художника дела не вяжутся. Кисть краски не берёт, мазок на холст не ложиться, прям беда.

В общем, многое теперь в искусствах стало зависеть от лесных жителей. Хотя воочию их мало кто видел, ведь в жизни людей они присутствовали незримо. Но опять-таки не все. Встречались и такие кто показывался своим подопечным. Впрочем, таких фей и эльфов были единицы, и то самые храбрые и отчаянные.

Однако пока время шло, и повсюду процветали искусства, подросло молодое поколение королевских кровей. Тот принц, что казалось бы ещё совсем недавно начал ходить, теперь уже превратился в цветущего юношу семнадцати лет. А по меркам того государства это считалось вполне самостоятельным возрастом.

Такие же метаморфозы произошли и с принцессой из соседнего королевства. Недавно ей исполнилось шестнадцать лет, что также давало ей право на самостоятельную жизнь. Но в отличии от принца, ей всё же уделялось больше внимания. Ведь она как-никак девочка и требует к себе особого отношения, более ласкового и чувственного.

Да у неё и имя было подстать, такое же светлое, трогательное, но в тоже время изысканное и красивое, принцессу звали Анастасия. Ну а те, кто был ей близок, и любим, родители да няньки, называли её просто – Настенька. А она полностью соответствовала своему имени и радовала родных своей внешностью.

Её нежно-каштановые волосы и большие, манящие карие глаза, в сочетании с очаровательным чуть вздёрнутым к верху носиком и белоснежной, располагающей улыбкой, говорили сами за себя. Они приводили всех видевших принцессу в неописуемое восхищение. Столь гармонично сложенные черты лица являлись редкостным сочетанием. Можно с уверенностью сказать, что Настенька была невероятно красива, и более того, безгранично обаятельна.

Наврядли можно было встретить ещё такую же неповторимо прелестную девушку. А потому с недавних пор Настеньку стал неотступно сопровождать её учитель рисования, старый придворный художник. Как только она где присядет, или остановиться, он немедленно берётся за кисти и холсты, и сходу начинает наброски делать, её несравненный образ зарисовывать.

И нет ничего удивительного в том, что принцесса буквально тут же возобновила свой интерес к холстам и кистям. Ей сразу вспомнилось её детское увлечение красками. Тогда, много лет тому назад, они поразили её своей способностью вдруг на абсолютно белой поверхности холста оставлять живописное изображение. И вот теперь полотна с красками вновь поманили её.

Хотя раньше, ещё до своего пятнадцатилетия, Настенька на них бы даже и внимания не обратила. Ведь тогда она всё больше нарядами да прогулками на лошадях увлекалась. Уж такие у неё разнополярные интересы с детства сложились. Одежда да кони. А тут вдруг раз и за кистями руки потянулись. И теперь уже Настеньку не удержать, и она уже сама на художника покрикивает.

– Так любезнейший маэстро,… присядьте, пожалуйста, у окна,… там свет лучше падает,… я вас сейчас в профиль рисовать стану!… – командует она ему, а сама улыбается, ведь для неё это не прихоть, а радость.

Нравилось ей так слегка покрикивать, да в строптивую принцессу поигрывать. На самом же деле она была очень добрая и покладистая, и никого зазря не обижала, но могла и за себя постоять. Одним словом, во дворце все её любили, обожали, и с охотой потворствовали её некоторым мелким капризам.

Так всё и было, усадит она у окна старика художника, начеркает его профиль да тут же велит анфас пересаживаться, и опять зарисовывать начинает. А художник терпит её старания, да в усы себе посмеивается. Вот так с радостью и задором училась Настенька портреты писать. Однако такое её увлечение долго не продлилось. Потянуло её на природу, захотелось ей пейзажи писать.

 

Ну а в этом деле ей помощник уже не требовался. Садилась она на своего любимого жеребца, брала с собой хосты с красками, и скакала в поля раздольные. Устраивалась там где-нибудь на пригорке, и с упоением писала всё, что перед ней открывалось. А там всего полным-полно. И лихие косцы травку косят, в снопы её вяжут да по полю разносят. И развесёлый пастух там стадо погоняет, на дудочке играет, да по привольным лугам коровушек распределяет.

А принцессе всё это интересно, внимание её привлекает. И она всю эту красоту сочными мазками на холст перенимает. А народ-то её видит, люди простые сразу её заприметили. Как же такую титулованную художницу да не признать. Приветствуют её, улыбаются. Ну а вскоре весь местный люд к ней уже и привык.

– Вон смотрите,… опять наша принцесса поскакала,… новую картину рисовать затеялась… – перекликаются меж собой жнецы да косцы и рукой Настеньке машут, доброго здоровья ей желают. А она им обязательно ответит, тоже помашет да головой кивнёт. Уж такие добрые отношения у них сложились.

Но вот прошло совсем немного времени и картины у принцессы стали получаться на редкость необыкновенные, какие-то лучезарные, искрящиеся, словно насквозь пропитанные светом. На них всё живым кажется, и людям они приносят только радость и доброе настроение.

Впрочем, это и немудрено, ведь у Настеньки с недавних пор появился свой лесной эльф-покровитель. Летает, порхает над ней, привлекает вдохновенье и отгоняет прочь невезенье с неудачами. Оттого-то у неё всё и выходит так складно. Однако эльф у Настеньки появился неспроста. Так уж получилось, что этот лесной кроха сам лишь только недавно научился людям помогать.

Разумеется, его так же, как и всех прочих крох в лесу, сначала воспитывали и обучали родители, взрослые эльфы. И только потом он и другие крохи нашли себе по подопечному. А так как, и эльф, и принцесса, оба были юными, то и оказаться им вместе, было суждено самим проведеньем. Правда в отличии от юной принцессы, эльф уже знал и обладал многими волшебными способностями и чудесными премудростями. Ну а началось их совместное творчество таким образом.

Едва кроха эльф закончил своё обучение, как тут же направился искать себе подопечного. Вылетел он из леса и стал повсюду, где только возможно высматривать. Летит над мельницей, вдруг видит, мельник муку рассыпал и выводит по ней палочкой незамысловатый рисунок, пытается что-то отобразить. Посмотрел на него эльф, посмотрел, и думает.

– Нет, не буду я над ним покровительство брать,… ведь он же мельник и его удел людям муку давать,… ну, стану я ему помогать,… ну, научится он рисовать, а кто же тогда потом муку молоть будет. Нет, не подойдёт он мне,… надо искать такого подопечного, чтоб у него никаких важных дел не водилось,… чтоб свободен человек был… – справедливо рассудил он и полетел дальше. И тут его, словно кто подтолкнул да на истинный путь направил.

Подлетает эльф к королевскому дворцу и видит у окна художник сидит, а принцесса рядом за мольбертом стоит, и нарисовать его старается. Подлетел он поближе, посмотрел, как она кисть держит, как краски набирает, и решил задержаться.

– Ага,… вот, пожалуй, кому я стану помогать,… ведь, в сущности, задатки- то у неё есть,… но уж очень она к ним неряшливо относиться,… возьмусь-ка я за неё… – подумал эльф и остался при Настеньке наставником. Но, разумеется, пока незримо.

Вот именно с этого-то момента у них и началась совместная деятельность. И у Настеньки резко выявилась сильная тяга к натурной живописи, и потянуло её вдруг на природу. Вот так всё и вышло. И сейчас для Настеньки большим наслаждением стало выезжать из дворца и отправляться куда-нибудь далеко в поля или леса, где ей никто бы не мешал писать. Однако такое её увлечение не могло не вызвать настороженности у её отца, короля.

– Доченька, ты бы брала с собой хоть пару стражников,… а то ведь не ровён час, привяжутся к тебе в лесу какие-нибудь разбойники… – беспокоился он перед каждым её выездом. С той же просьбой он обратился и теперь, на что незамедлительно получил ответ.

– Да что ты папенька,… какие ещё разбойники,… да у нас в лесу их сроду ни бывало, и не будет никогда,… потому, как народ у нас живёт добрый и всего-то у него в достатке! Зачем ему кого-то грабить,… тем более меня все в округе уже знают,… да у меня и брать-то кроме холстов да красок нечего… – посмеиваясь над батюшкой, как всегда отшутилась Настенька, и пошла на конюшню, седлать своего жеребца.

– Эхе-хе-хех… – вздохнув, заэхал ей вслед отец, да опять взялся за свои королевские дела. А дел-то у него было немало. Надо было проследить за королевскими поварами, чтоб те вовремя приготовили обед и опять не пересолили его, как это случалось обычно. Ведь от хорошей, мирной жизни практически все повара были влюблены, а оттого и рассеяны. Но главное король собирался дать распоряжение придворному поэту, чтоб тот срочно сочинил очередную оду для соседа короля по случаю празднования дня рождения его сына, принца.

– Ох уж этот мне придворный этикет,… обязательно надо поздравить, да ещё и в стихах,… как же это всё надоело,… впрочем, это даёт мне возможность не ехать к нему самому,… да и он ко мне сам не приедет,… а ради этого стоит потрудиться, отправить ему оду. Эх, и повезло же мне с соседом,… ни он ко мне, не я к нему, не торопимся,… другой бы на его месте давно бы уже обиделся да ещё какую войну затеял,… а этот хоть бы хны. Он мне письмецо, я ему конвертик,… и живём душа в душу, друг друга не касаемся,… ох и хорошо! А время-то идёт,… вот у него уже и сынок подрос… да уж, дела… – неспешно направляясь в тронный зал, чтоб вызвать к себе поэта, на ходу бормотал король.

3

А меж тем, всё так оно и было. Принц-сосед вырос, да вырос-то не абы как, а писаным красавцем. В плечах широк, косая сажень, фигурой статен, лицом лепен. Глаза зелёные, словно изумруды сияют, нос прямой как у древнегреческого бога, белокурые волосы пшеничной волной вьются да на плечи спадают. Идёт, будто бывалый воин шагает, поступь крепкая, уверенная.

Хотя до военных дел принц холоден был. Да это и понятно, ведь воевать-то не с кем, так что его в основном литература интересовала. И даже более того, он был прямо-таки поглощён поэзией. А виной сему, увлечённость его отца, короля, Сократом и Платоном, были когда-то давно такие античные старцы. И вот эта отцовская увлечённость передалась сыну, но только в изменённом виде.

Принц, а звали его Гарри (в честь троюродного прадедушки, некогда доблестного рыцаря), почерпнул от отца лишь неуёмную любовь к рифме, и грезил ею с самого раннего детства. Мечта, стать прославленным поэтом не покидала его ни на минуту. Он вечно находился в поисках рифмы и верного сочетания слов. Все эти флексии, суффиксы, корни и предлоги огромным, мелодичным роем обитали в его голове.

А оттого принц вырос юношей нежным, проникновенным и даже где-то ранимым, впрочем, как и все лирики. Увидит он какую-нибудь пчёлку или шмеля, кинется к нему, прильнет глазами к жужжащему созданию и давай про него тут же стих сочинять.

– Ты летишь, а я иду,… вместе нам не встретиться,… если только не укажет путь,… звёздная медведица… – что-то навроде этого. А шмель летает вокруг него, понять ничего не может, чего он там лопочет. Возьмёт да цапнет принца за его греческий нос, дабы поменьше приставал да не мешал нектар с цветков собирать. Вот такие прелестные нелепицы случались с ним, а всё, оттого что был он чересчур уж романтичным.

Хотя случалось подобное редко, в основном, когда Гарри прогуливался по городскому саду. А поэтому в последнее время он предпочитал больше выходить в лес и там искать вдохновение. Разумеется, там и воздух свежее, и живность гораздо приветливее. Заберётся принц куда-нибудь на полянку, где соловушка щебечет, распластается на травушке, да слушает его песни, рифму к словам подбирает.

Вот и сегодня он точно также поступил. Ушёл с утра в лес и на облюбованной им полянке расположился. Лежит да стихотворными упражнениями развлекается.

– Красавец пень… бежал олень,… весёлый день… прошла мигрень… – бормочет себе под нос да блаженно улыбается. Тут-то его и заприметила одна из крошек фей, что в лесу за поэзию отвечали. Кстати, она тоже молоденькая, совсем юная была, и тоже только-только вылетела из родительского гнезда на поиски своего лично подопечного. И надо же такому быть, тут как раз принц на опушке лежит и рифмой балуется.

Конечно же, она сразу и не разобралась, что этот распластавшийся поэт королевских кровей, на нём же не написано что он принц. Ну, лежит себе прилично разодетый юноша на поляне, ну и что. Ну, подумаешь, у него камзол золотыми вензелями расшит, да мало ли кто он такой, может герцог или маркиз какой. А потому фея, нисколечко не стесняясь, подлетела к принцу и слёту давай ему на ухо рифму подсказывать.

– Бежал в лесу олень… охотник сел на пень,… стрелять его не смел… лишь потому, что утром ел… – шепчет ему и посмеивается. Разумеется, Гарри услышал её, да как вскочит.

– Что такое?… кто здесь?… опять, что ли шмель?… над ухом кружит,… укусить хочет!… – воскликнул он и давай руками размахивать. Естественно феи его махания не понравились и она тут же ему замечание сделала.

– Это ещё что за безобразие!?… на меня, фею, руками махать, да ещё и шмелём обзываться! Ах, неблагодарный юноша!… я ему стишок, а он на меня чуть ли не с кулаками!… – возмутилась она, да подлетев к принцу, прямо перед носом пальчиком погрозила.

– Что за чудеса?… говорящий мотылёк мне нравоучения читает!?… может, я сплю?… – заметив её, изумился Гарри, да как был, так на травку и бухнулся. Сел, сидит, ресницами хлопает и рот раскрыл. Он же ещё не знал, что в лесу феи завелись. Впрочем, не только он, никто не знал, ведь крохам полагалось незримо присутствовать в жизни людей. А тут фея, молоденькая совсем, рассеянная, позабыла про это негласное правило и показала себя. Охо-хо. До неё только сейчас дошло, что же она наделала.

– Ой!… ты ничего не видел!… ничего не слышал!… ты прав,… ты спишь!… и вообще тебе всё причудилось!… – опомнившись, залепетала она, и уже было собралась улететь, как принц вдруг понял, что происходит.

– Погоди!… постой!… не улетай!… я ведь всё равно тебя уже видел… – обратился он к ней, – ты же фея,… лесная кудесница,… я про таких как ты малюток, в книжках читал,… думал, это всё сказки,… а тут надо же, вот она ты! Настоящая фея,… а красотка-то какая!… – разглядев кроху получше, похвалил её Гарри. И последняя его фраза про красотку, не осталась незамеченной, она сразу возымела своё действие.

– Что?… что ты там такое про меня в конце сказал?… – тут же зависнув на месте, словно юркая стрекозка, жеманно скривив свой прелестный ротик, поинтересовалась фея.

– Да я говорю красивая ты,… вон и крылышки у тебя как переливаются,… и голосок-то у тебя нежный, мелодичный… звенит, словно ручеек течёт! А что же ты здесь делаешь?… как одна среди леса оказалась?… – опять похвалив фею, спросил принц.

– Ну, во-первых, я не одна… нас таких в лесу много живёт,… и не только кудесниц… – начала было рассказывать фея, но вмиг осеклась, – ну в общем… э-э-э,… а во-вторых, много будешь знать, скоро состаришься,… всё, больше я тебе ничего не скажу… – резко замолчала она и надула щёчки.

– Но как же так,… ведь это ты первая начала,… подлетела ко мне и давай шептать,… я даже перепугался весь,… думал, шмель! Нет, раз уж ты начала, так не отмалчивайся!… поясни, что да как,… а я тебе за это, про себя расскажу,… глядишь, мы так друзьями сделаемся… – широко улыбнувшись своей обезоруживающей улыбкой, деликатно предложил Гарри.

– Хм,… ну, хорошо коли так,… тогда слушай… – тоже улыбнулась фея, и чуть зардевшись, быстро стала ему всё подробно и по порядку объяснять. Ну, ещё бы, да разве можно устоять от столь приветливого обаяния принца, разумеется, нет. Вот и фея, поддавшись его чарам, не смогла. Она хоть и фея, но тоже девушка. И так же, как все девушки, очень охочая до сокровенных бесед.

Не прошло и пяти минут, как принц уже всё знал о лесных жителях, и о феях, и о музах, и об эльфах, да обо всех. Такие познания привели его в неописуемый восторг. Он настолько обрадовался появлению в лесу этих диковинных существ, что был готов немедленно расцеловать крошку фею. Однако по понятным причинам, из-за её маленького роста, этого сделать было не возможно. А оттого всё ограничилось лишь восторженными восклицаниями да дружелюбными улыбками.

А уже минуту спустя Гарри, чуть успокоившись и довольный своим открытием, собирался рассказать феи всё про себя, и кто он такой, и что здесь делает. Ведь она так до сих пор и не знала, что он принц. Но вдруг внезапно с небывалой силой дунул мощный шквал ветра, где-то высоко в небе сверкнула молния, раздался гром, вокруг всё потемнело, и вмиг разразился такой ливень, что на расстоянии вытянутой руки стало ничего не видно.

 

Такого не ожидал никто, ни принц, ни тем более фея. И в результате её первым же порывом ветра унесло с поляны и забросило далеко в непролазную чащу леса. Настоящая трагедия. Хорошо ещё, что она была совершенно невесомая, и только поэтому столь мощный порыв ветра не причинил ей никакого вреда.

Ударившись о листву кустарника, на который она упала, фея мигом скатилась вниз и удачно приземлилась в глубокую ямку под корнями. Когда-то эта ямка была чьей-то норой, но сейчас в ней было пусто, и что ещё замечательней, тепло и сухо. Благодаря своей конструкции норка оказалась полностью защищена от внешнего воздействия.

Так что бурные потоки начавшегося ливня не затронули фею. И она, тут же удобно устроившись на травяной подстилке, оставшейся от прежнего хозяина, приятно, но легкомысленно задремала. Впрочем, почему бы и нет, ведь здесь ей ничего не угрожало, ни дождь, ни ветер. И вообще, именно в таких уютных и тёплых гнёздышках как раз и проживают все лесные крохи, и феи, и эльфы и даже музы. В таких жилищах очень хорошо и спокойно пережидать ненастья.

Однако то, что хорошо для феи, вовсе не значит, что хорошо для принца. С ним-то сейчас как раз всё было наоборот. Он чувствовал себя совершенно отвратительно и абсолютно неспокойно. Застигнутый врасплох яростным ненастьем он не находил себе места от тревоги и смятенья. Ну, ещё бы, такое пережить. Только что он мило беседовал с очаровательной феей, а теперь её и след простыл, унесло и не найти. Принца охватил панический ужас, ведь прямо у него на глазах произошла трагедия, какой он до сих пор ещё никогда не испытывал.

– Ах, кроха,… ну, где же она… может, её и в живых-то уже нет,… как же всё быстро случилось,… бедная,… бедная фея… – сгорая от тяжких душевных мук, горько страдал он, и сердце его сжималось в хрупкий комок переживаний. Одновременно ему приходилось бороться с жестоким градом падающих капель ливня. Они колотили его везде и всюду, от них не было спасенья, били и по голове, и по спине, и по плечам. Крепко доставалось и рукам с ногами.

Но принц даже и чувствовать не хотел этих колющих ударов. Он опустился на колени и принялся крадучись ползать по поляне, стараясь, во что бы то ни стало отыскать бедняжку фею. Принц всё ещё надеялся, что её унесло не так далеко, что она где-то здесь, рядом, спряталась под каким-нибудь листиком и ждёт от него помощи.

– Фея… феюшка,… милая,… где ты… – нарывно звал он её, переворачивая каждый опавший лепесток, каждую травиночку. И ещё неизвестно, сколько бы он так проползал, как вдруг ливень закончился так же неожиданно, как и начался. В момент всё стало прежним, тишина и лёгкий шелест стекающих с листвы капель наполнили лес. Вновь выглянуло солнышко, и в небе воссияла торжественная красавица радуга.

Но она не обрадовала принца, и не настроила его на лирический лад, как это обычно бывало с ним. Наоборот, теперь он злился на это великолепие природы, словно только оно виновато в случившемся. Шаг за шагом он обыскал всю поляну, облазил каждый её закуток, и уже принялся исследовать ближайшие уголки леса. Его ничто не могло остановить, ни насквозь промокшая одежда, ни вода хлюпающая в сапогах, ни даже мелкие влажные веточки больно хлеставшие его по лицу, когда он пробирался сквозь чащу.

– Ну, фея… милая,… ну, откликнись, пожалуйста,… я прошу тебя… ну, где же ты?!… – углубляясь всё дальше и дальше в заросли, неустанно повторял он, ожидая робкого отзыва. Но всё напрасно, никто ему не отвечал. В нём ещё теплилась надежда, что он вот-вот отыщет её, однако неумолимо надвигающийся вечер помешал ему. Стало резко темнеть, близились сумерки, и у него у самого оставалось совсем немного времени, чтоб позаботится о себе. Ему следовало немедленно покинуть лес и быстрей добраться до дома.

– Эх, какая досада,… не успеваю найти её,… но ничего, завтра же с раннего утра вернусь, и снова возьмусь за поиски!… – стараясь успокоить собственное «я» клятвенно воскликнул он, и непрерывно оглядываясь по сторонам продолжая окликивать фею, нехотя побрёл вон из леса.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru