Litres Baner
Пять сказок о других мирах

Игорь Дасиевич Шиповских
Пять сказок о других мирах

Сказка о юном школьнике Степане его друге профессоре и их приключениях в чужом мире

1

Есть в московском районе Сокольники одна очень тихая, спокойная, вполне заурядная, и в то же время примечательная улица носящая имя писателя В.Г.Короленко. А примечательна она тем, что на ней расположен большой комплекс зданий научно-исследовательского института носящего имя всё того же писателя Короленко. И тут сразу стоит отметить, что институт этот имеет прямое отношение к медицине и занимается изучением самого большого органа человека, а именно кожи. Да-да, как бы странно это не звучало, но наша кожа является самым большим нашим органом, и изучение её очень важное дело.

А потому на территории института расположено немало разнообразных лабораторий, исследовательских отделений и лечебных корпусов. Но в данный момент речь пойдёт не о них, а о старой заброшенной церквушке, которая также расположена на территории института. Стоит эта церквушка особняком и практически не вызывает ни у кого интереса. Да и кому интересны эти древние полуразрушенные руины. Ремонтировать их никто не берётся, да и сносить, тоже желающих нет. Так что годится эта церквушка в нынешнем виде только под склад, или под какие-нибудь другие не особо важные нужды.

Кстати, по улице Короленко есть ещё кое-что примечательное, но уже не относящиеся к данному медицинскому институту. А именно, за его оградой, чуть наискосок от той церквушки стоит многоэтажный дом. И вот же какое совпадение, оказывается, в этом доме провёл свои последние годы жизни великий русский актёр Михаил Иванович Пуговкин. И хотя этот факт прямого отношения к нашей истории не имеет, но согласитесь, есть в этом совпадении что-то необыкновенное, магическое и даже сказочное.

Впрочем, как бы там ни было, но мы вернёмся в русло нашей истории и продолжим краткое описание той старой церкви на территории института. Итак, сия церквушка, как уже говорилось, была настолько старая, что про неё практически все забыли, и лишь живущие рядом люди, проходя мимо неё, изредка бросали взгляд в её сторону. И то, эти взгляды большей частью были настолько безразличны и отстранённы, что сразу становилось ясно – дальнейшая судьба церквушки никого не интересует. А зря, потому как с недавних пор в церквушке начали происходить совершенно неожиданные вещи.

2

Вдруг по вечерам на верхнем этаже церкви, в оконцах под самой крышей, стал появляться свет. Само по себе это событие конечно не очень-то и удивительное, ведь все в округе знали, что здание церквушки внутри разделено на ярусы, словно коммунальная квартира и там устроено что-то навроде хранилища мединвентаря. Да и свет там тоже изредка зажигали. Но на это раз свет в оконцах стал появляться регулярно. То есть как по расписанию, будто кто-то поселился там и проводит точно отмеренное время.

А меж тем на улице стояла зимняя пора, темнело рано, и как раз поэтому, в определённый час, в окнах верхнего яруса и вспыхивал свет. Не то чтобы он был сильно вызывающ или нарочито ярок, скорее наоборот, скромен и тускл, но не заметить его было просто невозможно. Горел он почти до полуночи, и также в определённый час затухал. Притом никаких голосов или шумных передвижений по институтской территории не замечалось, то есть никто в церквушку не входил и не выходил. Всё тихо, спокойно. И так продолжалось почти целый месяц.

Однако интереса к этому явлению по-прежнему ни у кого не возникало; ни у жильцов соседних домов, ни даже у персонала института. Ну, подумаешь, загорается по вечерам в церквушке свет, и что тут такого? А может это кладовщик ревизию проводит? Конечно, может и проводит, но не месяц же напролёт. Хотя могло быть и так, ведь на календаре конец года и все подводили итоги. Людям просто некогда разбираться, отчего это по вечерам в старой церквушке свет горит.

Впрочем, нашёлся и такой человек, которому показалось подозрительным столь странное расходование электроэнергии. И этим человеком оказался юный жилец соседнего дома, мальчишка-подросток, шустрый пострелёнок с третьего этажа со звучным именем – Степан, или Стёпушка, как его ласково называла мама. А тут сразу надо сказать, что Стёпушка был не из робкого десятка; смельчак, каких мало, отважный храбрец, да к тому же ещё и спортсмен. Он, как и все мальчишки его возраста увлекался футболом и хоккеем. Но и в знаниях школьной программы Степан тоже был неглуп. И вот он, обладая пытливым умом и любознательной натурой, заметил столь необычный феномен света.

– Да что же там такое творится по вечерам!?… Никогда такого не было,… в одно и то же время, и каждый день это происходит!… Свет загорается и тухнет, как по расписанию,… и при этом никого не видно,… никто в церковь не заходит, и никто из неё не выходит,… просто мистика какая-то!… – в очередной вечер светопреставления поделился он своими наблюдениями с мамой.

– Ох, Стёпушка,… ну вот до всего тебе дело есть,… любознайка ты мой!… Ну, подумаешь, свет загорается, как по расписанию!… А может там установили таймер,… и он загорается в определённый час, чтоб перед ночью всех мышей в церквушке распугать!… Мы же живём в век всяких технических новинок,… вот и эту штуку придумали,… свет на уличных фонарях тоже по таймеру загорается!… Да у нас теперь телефоны, словно переносной компьютер,… в них всё есть,… а что уж говорить о таких простых новациях, как таймер!… В общем, забиваешь ты себе голову всякой чепухой,… шёл бы лучше погулял… – иронично отозвалась мама и вновь занялась своими делами.

Однако Стёпушка не успокоился и воспользовавшись маминым советом пошёл погулять, но не просто так, а с явным намерением проникнуть в тайну того загадочного явления. Выбрав удобный момент, когда по близости никого не было, Степан ловко перемахнул через ограду и оказался на территории институту. Затем робкими, но чёткими шагами пробравшись к церквушке, стал тщательно оглядывать её.

– И где же тут вход вовнутрь?… почему свет загорается, а входящих людей никого не видно?… а может, есть потайной ход?… Эх, тут надо всё основательно проверить… – вполне резонно рассудил он, и в следующую секунду нежданно наткнулся на входную дверь. Но на ней висел большой амбарный замок, ещё, наверное, прошловековой давности, и никаких следов прикосновения к нему.

– Странно это,… такое впечатление, что замок лет сто уже никто не трогал,… надо бы его как-нибудь открыть, да проверить, что там внутри церквушки… – слегка подёргав замок, подметил Степан, и ещё чуток потоптавшись возле двери, перелез обратно через забор. На всё про всё у него ушло не более пяти минут, но ему и этого хватило, чтоб понять – теперь он, ни за что не отступится от разгадки тайны вечернего света.

Фантазия у Степана вмиг разыгралась, и ему уже виделось, что за дверью церквушки скрывается нечто невообразимое и опасное; то он представлял себе сборище вражеских шпионов замышляющих страшный теракт, то коварных адептов запрещённого культа проводящих свои ужасные ритуалы, то ещё не пойми чего. В общем, воображал всё что угодно, но только не то, о чём ему говорила мама; о таймере распугивающим мышей не могло быть и речи. Но вот опять в означенный час свет погас, а из церквушки никто не вышел. Степан разочарованно махнул рукой и поспешил вернуться домой. Так этот вечер и закончился ничем.

3

На следующий день всё повторилось. Едва стемнело, свет в оконцах церквушки вновь загорелся. Степан ждал этого и был уже наготове. Он вновь ловко перемахнул через забор и сходу попытался открыть замок на входной двери заранее прихваченной проволочной отмычкой. Но, к сожалению, у него ничего не получилось. Отмычка не подошла. Ему снова пришлось вернуться ни с чем, а в означенный час свет опять погас. И так повторялось на протяжении нескольких дней. Степан лишь менял отмычки, да раздосадовано вздыхал после каждой неудачи.

Но в канун Нового Года случилось ещё более странное явление, чем регулярное возгорание света. До праздничной ночи оставались буквально считанные дни. Уже начались каникулы. Был поздний вечер субботы. Степан как обычно вернулся с улицы ни с чем. Сегодня у него в очередной раз не получилось открыть тот амбарный замок. Ни смена отмычек, ни смазывание замка машинным маслом не помогали. Стёпа уже было отчаялся, но тяга к неизведанному не давал ему покоя.

– Вроде такой простой замок,… казалось бы, сунь в него обыкновенный гвоздь и он откроется!… Хотя на самом деле его ничего не берёт,… я уж по-всякому проволоку гнул и отмычку мастерил,… ничего не помогает,… он словно заговорённый,… прям наваждение какое-то… – вновь разочарованно пробубнил он себе под нос и привычно уселся на стул возле окна в ожидании, когда в оконцах церквушки погаснет свет. Так он теперь поступал каждый вечер. Наблюдал за всем происходящим из своей комнаты. Сидел в тепле и просто смотрел в окно. Однако сегодня что-то пошло не так. Минул уже целый час, за ним другой, начался третий, а свет в окнах по-прежнему горел.

– Что за дела?… Давно уже вышло означенное время, а свет до сих пор не гаснет!… Ну, неужели мама была права и это всего лишь таймер,… он сломался, вот свет теперь и горит!… Или там всё же происходит что-то интересное?… но как это узнать?… – взволнованно пробурчал Степан и даже заходил кругами по комнате. Впрочем, сколько бы он так не ходил, свет не гас. Меж тем время перевалило уже за полночь, а свет по-прежнему горел. Степан выдержал всего пару часов такого хождения и к трём часам ночи устало заснул. Во сне он постоянно ворочался и беспокойно ворчал.

Постепенно настало утро. Однако в церквушке к этому времени ничего не изменилось. Уже рассвело, и день набирал силу, а свет на верхнем ярусе всё так и горел. Степан проснулся с чувством тревожного волнения, и тут же кинулся к окну. Хотя в это время свет в церквушке и слабо проглядывался, но Стёпа его сразу заметил, и провёл так у окна практически весь последующий день. Ну, только, разумеется, с обязательными перерывами на завтрак обед и ужин.

 

По наступлению вечера свет по-прежнему горел. Стемнело, Степан оделся и вышел на разведку. Перелез через забор и обошёл церквушку со всех сторон. Никакого подозрительного шума или движения он не обнаружил. Спустя ещё полчаса Стёпа вернулся домой. Дальше всё повторилось, как и прошлой ночью. Свет пластал, не угасая ни на минуту. И, между прочим, такой нонсенс заметили и жители соседних домов. Казалось бы, должна была подняться паника, ведь тут такой неординарный случай. Как минимум надо вызвать правоохранительные органы, чтоб проверить всенощное горение света. Однако по каким-то странным причинам никто из жителей соседних домов не удосужился этого сделать.

А вот Степан собрался действовать более решительно. Он намерился этой же ночь, во что бы то ни стало проникнуть в церквушку и наконец-то разгадать тайну негаснущего света, будь там хоть таймер, хоть сам чёрт. Ничего не сказав маме, и даже наоборот, тщательно скрыв от неё свои намерения, Стёпа, в районе полуночи, прихватив с собой всё самое необходимое, вышел из дома, и ловко перемахнув через ограду, сходу направился к входной двери церквушки.

Вокруг стояла на удивление непроницаемая темнота, но невидимая суета в окрестностях всё же продолжалась. Жители близлежащих домов, все как один, были заняты приготовлениями к Новому Году, и никому дела не было до того, что творилось за оградой института. Так что если бы Степан вдруг решил ломать замок на двери перфоратором, то думается, никто и внимания не обратил бы на создавшийся шум, все восприняли бы его за предпраздничный салют или фейерверк. Но у Стёпы не было перфоратора, зато сегодня он вооружился специальной, профессиональной, слесарной отмычкой. С недавних пор такие стали продавать в хозяйственных магазинах. И вот как раз одну из таких Степан накануне приобрёл в соседнем супермаркете.

Легко приноровившись к отмычке, он с некоторым усилием применил её и огромный амбарный замок, противно скрипнув, наконец-то поддался. Цель была достигнута, замок вскрыт, преграда устранена, и Стёпа осторожно приоткрыл дверь. За ней стояла такая же непроницаемая темнота, что и на улице. Степан аккуратно вернул замок в одну из проушин и защёлкнул его, затем зажёг заранее припасённый маленький, портативный фонарик, и шагнул вовнутрь церквушки, бережно притворив за собой дверь. Снаружи сохранилось полное впечатление того, что дверь по-прежнему заперта на замок и в неё никто не входил. Тогда как на самом деле Степан начал своё продвижение по внутреннему пространству церквушки.

Впрочем, это громко сказано – пространство. Внутренности церквушки представляли собой жутко тесные переходы, вперемежку с крохотными кельями и лесенками, ведущими на верхние ярусы, где собственно и горел тот загадочный свет. Туда-то и требовалось идти. Чуть разобравшись в хитросплетениях переходов и лесенок Степан, активно пользуясь фонариком, нашёл нужное ему направление и начал подниматься к цели. Однако не всё так просто. Преодолев пару перекрытий, он неожиданно упёрся в плотно закрытую дверь, именно она-то и отгораживала искомое освещённое помещение от общего тёмного пространства церквушки.

– А вот то ради чего я здесь,… за этой дверью скрывается разгадка негаснущего света… – тихо прошептал про себя Стёпа и осторожно попробовал открыть дверь. Но, увы, она не поддалась, – явно закрыта изнутри,… а значит, там кто-то есть!… Эх, надо было хоть ребят с собой позвать,… в случае чего они помогли бы мне отбиться от злодея, если конечно таковой прячется за дверью… – мигом сделал вывод Степан и стал искать в двери замочную скважину. Сердце его стучало как бешенное, в голову полезли разные мысли, вплоть до самых ужасных, но Степан отступать не собирался. Надо помнить, что трусить и бояться трудностей, было не в его характере.

Проведя ладонью по углу двери, он при помощи фонарика быстро нашёл то, что ему нужно, и это была обыкновенная замочная скважина от английского замка. Универсальная отмычка была у Стёпы под рукой, и он без особых усилий вскрыл замок. Однако вскрыть замок это одно, а вот затем зайти в дверь, на которой он стоит, это уже совсем другое, ведь внутри скрывалось нечто неизведанное, тайное, и быть может очень опасное.

Впрочем, такому смельчаку как Степан всё нипочём. Он взял в одну руку наизготовку прихваченный им из дома на всякий случай молоток, а другой, убрав фонарик в карман, ведь тот больше не нужен, потихоньку приоткрыл дверь. В разъём сразу ударил сноп яркого света и чуть не ослепил Стёпу. Но прятаться от этого света было уже поздно и Степан, слегка зажмурившись, резко вошёл вовнутрь.

4

– Здесь есть кто живой!?… А ну выходи,… покажись,… не то я сейчас молотком все лампочки переколочу!… – мигом оценив размеры комнаты и месторасположение светильников, призывно вскрикнул он. Но в ответ не последовало, ни звука.

– Хм,… видать всё же права была мама, говоря, что здесь стоит таймер,… никого нет, а свет пластает!… Но зачем он здесь?… ведь мама предполагала, что свет в церквушке мышей отпугивает,… а ими здесь и не пахнет, тут всё так ухожено и чисто,… больше похоже на какую-то лабораторию, чем на склад или хранилище!… Вон на столе, сколько всяких склянок да колбочек понаставлено,… даже спиртовая горелка есть!… Такое впечатление, что здесь недавно какие-то опыты проводили,… но не закончили и ушли, хлопнув дверью,… просто смылись,… тоже мне учёные храбрецы!… ха-ха-ха… – немного осмотревшись, заключил Стёпа и даже чуток рассмеялся. Но его смех звучал недолго, вдруг в дальнем углу, под столом, послышался сильный шорох.

– Ага!… так всё-таки мыши-то здесь есть!… Ну, вот я сейчас вас разгоню!… – угрожающе вскрикнул Степан и ринулся к столу с намерением распугать мышей. Однако вместо мышей под столом оказался маленького роста, примерно с кошку, густо заросший шерстью человечек. Совсем как младенец, но только с абсолютно взрослым взглядом. Он испугано зажался в углу и жалобно смотрел на Стёпу своими полными разума и печали глазами.

– Тьфу ты, чёрт!… чуть не напугал!… – ругнулся от неожиданности Степан, – ты ещё кто такой!?… и чего тут делаешь!?… лилипут, что ли какой!?… или карлик?… – вдруг улыбнувшись, добродушно спросил он. На что бедняга в углу тихо прошептал.

– Да я вроде как не то, и не другое,… я вообще-то вполне взрослый мужчина,… только вот в переделку попал и не знаю теперь, что делать,… вторые сутки здесь безвылазно сижу,… замаялся совсем… – ещё больше съежившись, ответил он.

– Хм,… это ж в какую такую переделку ты попал?… и почему сидишь тут вторые сутки?… Отвечай,… но только не мямли, а то скулишь, словно побитая собачонка,… говори, не бойся,… я же тебе не враг,… поясни, в чём дело… – уже совсем освоившись, раскованно переспросил Стёпа.

– Вот ты говоришь, что мне не враг,… а чего же ты тогда с молотком ко мне в лабораторию пришёл?… да ещё и лампочки расколотить грозился… – мигом отозвался лохматый человечек.

– Да про лампочки, это я просто так выкрикнул, для острастки,… а молоток на всякий случай прихватил,… думал, здесь какой-нибудь злодей скрывается,… а тут ты, кроха такой,… и говоришь, что это твоя лаборатория!… Ну а на самом деле я сюда из-за негаснущего света пришёл,… дело в том, что я живу напротив этой церквушки,… и свет в оконцах её верхнего яруса меня очень заинтересовал,… вот я и прокрался сюда, посмотреть, что тут творится… – также быстро ответил Степан.

– А-а-а,… теперь понятно, почему ты здесь!… Эх, хотел же я ещё шторами окна изнутри закрыть да поленился,… подумал, так сойдёт,… а ты вон свет заметил да узнавать полез!… Да уж, не учёл я мальчишеского любопытства,… но это и хорошо, иначе бы ты свет не увидел и не пришёл, а я бы сидел здесь так, да погибал!… Ну а теперь ты мне поможешь… – заулыбался крохотный бедняга и выбрался из-под стола.

– Это чем же я тебе помогу!?… да ничего я для тебя делать не буду!… Тем более что ты мне да сих пор не рассказал, кто ты такой и в какую беду попал!?… – резко отреагировал Стёпа.

– Ну, хорошо-хорошо,… признаю, моя вина… заговорил я тебя!… В общем, так,… слушай,… я всё тебе расскажу с самого начала!… Ну, во-первых; как я уже и говорил, я вполне взрослый мужчина,… мне тридцать пять лет, и я являюсь старшим научным сотрудником в институте им. Короленко, без пяти минут доктор наук, профессор!… А моя специализация, регенерация кожного покрова человека,… иными словами, я изучаю способности кожи к самоомоложению, или проще говоря, к восстановлению!… Ну и, во-вторых; два месяца назад к нам в институт поступила одна юная пациентка с тяжёлой и прогрессирующей формой ракового заболевания кожи!… Так уж вышло, что этим летом она со своими родителями отдыхала на море в одной из экзотических стран,… и при этом совершенно не защищалась от солнца,… а в результате развился этот скоротечный рак!… Онкологи против него бессильны,… они уже вынесли свой неутешительный вердикт,… и тогда эту девушку, надеясь на чудо, направили к нам,… ведь у нас проводятся самые передовые исследования по этой специфике!… Однако проводятся они в рамках традиционной медицины и врядли смогут помочь той девушке,… а уж она бедняжка такая красавица,… я краше её в жизни никого не видел!… она, словно принцесса из волшебной сказки!… Лицо её подобно ангельскому лику;… и глаза, и губы, и брови, и её прелестный носик, всё просто божественно!… Ах, а какая у неё фигурка,… такая, будто её ваял сам Микеланджело!… Но проклятый рак впился в эту хрупкую красавицу, и поедает её с каждым днём всё больше и больше,… а надо-то было всего лишь беречься от беспощадно палившего солнца!… Но что уж теперь говорить,… хотя у меня ещё есть надежда на её спасение… – откровенно высказался лохматый человечек и вдруг о чём-то задумался. Степан же, воспользовавшись возникшей паузой, мигом поделился своими впечатлениями.

– Вот так-так,… неожиданный поворот,… оказывается вы великий учёный, светило науки,… и мне уж теперь неудобно обращаться к вам на «ты», ведь вы заслуженный человек!… Ну а что касаемо девушки, так по-моему вы просто влюблены в неё,… вон как вы о ней вдохновенно рассказывали!… Между прочим, я тоже в пятом классе был влюблён,… в Таньку из параллельной смены,… видел её лишь один раз в день, а в душе прямо так всё и замирало,… даже ладошки потели!… Но к седьмому классу всё прошло, и мне теперь больше хоккей с футболом по нраву,… а вот вы, видать, крепко втюрились!… Однако это не объясняет, как вы с такой внешностью можете работать научным сотрудником в институте,… ведь вы вон какой маленький и лохматый,… непонятное дело… – заключил Степан, давая возможность бедняге-учёному ответить.

– Так я ведь стал таким маленьким и лохматым всего лишь два дня тому назад,… и это всё из-за моих негласных экспериментов!… Я же тебе говорил, что наши традиционные методы лечения бессильны,… вот я и сделал здесь, в церквушке, подальше ото всех свою лабораторию, и в тайне по вечерам после основной работы на свой страх и риск экспериментировал, изыскивая новые и неизвестные методы борьбы с раком!… Все предыдущие два месяца я только и делал, что искал способ регенерации клеток кожи,… а всё ради моей юной пациентки,… кстати, её зовут Ванесса,… не правда ли, чудесное имя!?… И да, ты прав, я влюблён в неё,… но ей всего восемнадцать лет,… она такая юная, обворожительная,… а я старый «заучка-ботаник» тридцати пяти лет,… явно не пара для неё,… наверняка ей нравятся молодые красавцы-атлеты!… А я, да кто я такой по сравнению с ними!?… Но я всё равно намерен спасти её, пусть даже и для кого-нибудь из тех атлетов,… ведь я так её люблю!… – воскликнул бедняга-учёный и опять о чём-то задумался.

– Ну и дела,… да история Ромео и Джульетты по сравнению с вашей драмой просто байка,… вот у вас страсти, так страсти!… Хотя лично мне вся эта любовь безразлична,… меня больше интересует, как это вы, столь уважаемый учёный, превратились в такого лохматого пигмея!?… – не без ёрнической иронии вновь спросил Стёпа.

– А вот так и превратился,… слушай, как это случилось;… когда-то здесь в церквушке был виварий, это питомник для подопытных животных,… а потому вселяясь сюда, я первым делом подумал о крысах, ведь по идеи их тут должно водиться немереное племя!… Они бы мне пригодились для постановки экспериментов,… но к моему большому удивлению и сожалению здесь было пусто!… Лишь одна старая паутина да её владельцы, пауки!… Не густо – подумал я, и стал раскладывать приманку, чтоб привлечь крыс,… и надо же такому быть, к концу первой недели моей работы здесь, начали появляться крысы!… Притом они абсолютно не боялись меня,… словно никогда не видели людей!… Приходили, съедали всю мою приманку и убирались прочь!… К тому времени у меня в ходе ряда опытов уже появились кое-какие наработки, и я стал добавлять получившиеся препараты в приманку крысам!… Начались вполне серьёзные эксперименты и наблюдения;… сначала ничего особенного не происходило,… крысы как крысы, такие же серые и никаких признаков омоложения!… Так постепенно прошло несколько недель,… я лишь изредка менял некоторые ингредиенты и всё тщательно записывал!… Меж тем крысы обнаглели и даже перестали покидать лабораторию,… лежали, дремали и ждали, когда я им принесу подкормку!… Я уже их всех знал наперечёт,… отличал по зазубринам на ушах и хвостах,… прямо как ихтиологи в океане узнают китов-касаток по их спинным плавникам,… даже смешно,… ха-ха-ха… – закончив фразу, тихонько рассмеялся ученый, чем опять воспользовался Степан.

 

– Да, это действительно смешно,… отличать крыс по отметинам на их ушах,… но мне вдруг стало интересно, как это вы сюда попадали?… каким образом проходили?… Ну, с крысами всё понятно, они-то через щели проползали,… а вот вы как?… Ведь следов внешнего проникновения, я, как ни смотрел, не заметил,… на входной двери как висел, так и весит огромный замок,… как же вы сюда попадали?… – сходу спросил Стёпа.

– О, это очень просто,… лет десять тому назад я случайно обнаружил, что из главного здания института под землёй, к прочим корпусам, включая и церквушку, проложены ходы!… Разумеется, я никому об этом не сказал,… зачем пугать народ столь мрачной находкой, как подземелье!… Наоборот, я особо тщательно замёл все следы!… Но вот пришло время, и я воспользовался одним из таких ходов,… он позволил мне незаметно проникать сюда, и также незаметно уходить отсюда!… Однако всё это бытовые частности, и я недосказал тебе главного!… Итак, продолжим;… в общем, я стал узнавать всех крыс наперечёт,… а неделю назад одна из них повадилась куда-то уходить и возвращаться точно к моему приходу!… Само по себе это явление меня не очень-то и удивило, ведь они свободные крысы и делают что хотят,… в клетках же я их не держал!… А на третий день эта бродячая крыса пришла с явными внешними изменениями; шерсть на ней приобрела свежим оттенок, как если бы она одномоментно полиняла,… усики удлинились, подросли, и теперь торчали намного уверенней,… даже хвост крысы приобрёл своеобразный лоск!… Одним словом, крыса явно помолодела,… а это означало лишь одно – мой эксперимент увенчался успехом!… Я изобрёл эликсир омоложения кожи, и, похоже, не только её,… ведь омолодился весь организм!… Впрочем, оставалось непонятным, почему изменения затронули только ту крысу, которая покидала лабораторию?… И тогда мне в голову пришла догадка – крыса где-то ещё что-то ела,… а то, что она ела, это как раз и является недостающим ингредиентом в рецепте моего эликсира!… В тот же день я устроил слежку за крысой,… и она вывела меня на нижний ярус церквушки, в самое подземелье!… А там, невдалеке от подземного хода, коим пользовался я, есть ещё одна дверь,… но она абсолютно заброшена и практически вся заросла разными корнями, лишайником, грязью, и тёмно-коричневым мхом неизвестного происхождения,… и вот как раз в нём-то, в этом мхе, скрывается весь секрет!… Оказалось, крыса приноровилась его подгрызать,… он у неё шёл навроде приправы к моей подкормке,… это так же, как мы кладём в еду лавровый лист, перчик, укроп, петрушку и прочие специи!… И такое открытие побудило меня к действию,… я моментально надёргал того мха и понёсся наверх проделывать с ним опыты!… За пару дней я сделал выжимку нового эликсира с применением мха,… и тут же дал его остальным крысам!… Итог превзошёл все мои ожидания,… крысы помолодели прямо у меня на глазах!… Но крысы есть крысы,… это всего лишь подопытные животные, а эликсир требовался человеку,… и тогда я провёл опыт над собой,… принял вовнутрь свою выжимку,… и всё ради моей возлюбленной, ради милой Ванессы!… Сначала я почувствовал лёгкую эйфорию, и испытал почти невесомость,… мне показалось, я парю,… хотя на самом деле я просто стал скукоживаться,… иначе говоря, уменьшаться,… притом я уменьшался весь целиком; и кожа, и кости, и все внутренности!… Но зато весь мой волосяной покров увеличился в десятки раз, и я в считанные секунды превратился в маленькое лохматое чудовище,… одежда мигом слетела с меня, вон она в углу валяется,… а все мои крысы, увидев, что со мной случилось, моментально разбежались, кто куда,… испугались,… может, приняли меня за кошку!… Так я остался совсем один… – чуть не плача, горько констатировал бедняга-учёный.

– Ну-ну,… что же вы так расстроились-то,… не надо печалиться,… будь я на вашем месте, то непременно нашёл бы чем заняться!… Пошёл бы в цирк к иллюзионисту помощником работать,… уж мы бы с ним таких фокусов напридумывали!… – тут же взялся фантазировать Степан, лишь бы успокоить горемыку-учёного.

– Эх ты, придумщик,… ну, неужели ты не понимаешь, что идти-то я теперь как раз никуда и не могу!?… Да с моим ростом, я, не то что в цирк, я из этой комнаты выйти не могу!… А если бы ты не пришёл, то я бы тут так и помер один,… хорошо ещё, что от крыс немного корма и воды в поилке оставалось, иначе голодал бы тут… – подвёл итог своему рассказу учёный.

– Ну, теперь-то я понимаю, почему свет в оконцах церкви не угасал две предыдущие ночи,… вы просто не могли дотянуться до выключателя!… Ха-ха,… вот так разгадка,… бац, и нет никакой тайны, а я-то голову ломал!… Ой, извините меня,… я тут радуюсь своей догадке, а вам такое горе,… для вас, наверное, это так ужасно оказаться маленьким… – искренне посочувствовал учёному Степан.

– Да это ещё не ужасно,… ужасно будет тогда, когда об этом узнают газетчики,… вот уж начнётся шумиха,… я уже вижу заголовки газет – «Знаменитый профессор в сфере кожных заболеваний превратился в чудовище»!… Сам бы Гоголь с его мистическим даром позавидовал бы такому моему облику и написал бы с меня не только своего мрачного «Вия», но ещё и личины всех прочих вурдалаков с чертями!… – вмиг отозвался учёный.

– Но это полбеды,… а вот что теперь будет дальше,… ведь вам же, как-то надо закончить ваши опыты, а иначе та красивая девушка Ванесса умрёт,… да и вы навсегда останетесь такой… – вдруг сделал страшный вывод Стёпа.

– Да, ты прав,… если я не найду выход из создавшегося положения, то Ванесса погибнет,… рак убьёт её!… Впрочем, я эти дни зря не терял, и вон там, в уголке, на пыльном полу, уже сделал кое-какие расчёты,… подкорректировал рецепт своего эликсира,… таким он точно станет полезным!… Но только теперь для этого потребуется изрядная порция того тёмно-коричневого мха, что нашла крыса в подземелье,… я подсчитал, если его будет намного больше, то он станет действовать в обратном порядке!… Это как если наполнять ведро водой,… вода, набравшись до самого верха, начнёт переливаться через край, стекая в обратном направлении, вниз!… Так и тут, эффект омоложения достигнув наивысшей точки пойдёт напопят, и тогда его можно будет остановить на определённом уровне,… ну а само тело в этот момент наполнится эликсиром и оздоровится до необходимой степени!… Быть может, я малопонятно объясняю, но это уже мой точный расчёт,… точнее не бывает!… – убеждённый в своей непогрешимости, воскликнул учёный.

– Так это же замечательно!… Осталось только приготовить эликсир!… Тогда вы спасёте свою Ванессу, да и себе вернёте прежний облик!… – радостно поддержал его Степан.

– Так-то оно так,… но только в этом деле мне понадобится помощник,… ведь сам-то я ничего не смогу сделать!… Ты же видишь, какой я маленький и практически бесполезный!… Помоги мне,… отнеси меня в подземелье к той заросшей двери,… я нарву мха и приготовлю спасительный эликсир… – вдруг попросил об услуге учёный.

– Хм,… как это отнести?… Прямо, так что ли, взять на руки и нести?… да вы, наверное, шутите?… Фу, вы такой волосатый и голый,… да я к вам не прикоснусь, будь вы хоть трижды кандидат наук!… – фыркнул на его просьбу Степан.

– Ну, хорошо,… я понимаю это нелепо брать на руки голого взрослого мужчину, да ещё и незнакомого,… но другого выхода нет,… надо что-то делать!… Давай хоть для начала познакомимся,… меня например, зовут Глеб Лукич!… А ты, для лёгкости общения, называй меня просто «профессор»,… так меня все молодые лаборанты в институте зовут,… ничего, я привык!… Ну а чтобы мне не быть тебе противным, я могу замотаться в свою рубаху, вон она в углу лежит,… из неё может получиться что-то навроде комбинезона!… Я уже даже придумал, как мне её застегнуть и подрезать рукава, чтоб складно было,… ты мне только подай со стола ножницы,… они там за горелкой справа,… а я всё сам быстренько сделаю… – указывая на стол, поделился своими соображениями учёный.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru