Загадка белой обезьяны

Хенрик Тамм
Загадка белой обезьяны

Посвящается Эрику, Матильде и Хильдинг


Henrik Tamm

NINJA TIMMY OCH DEN VITA APANS HEMLIGHET


Text and illustrations © Henrik Tamm, 2015

First published by Bonnier Carlsen Bokförlag, Stockholm, Sweden

Published in the Russian language by arrangement with Bonnier Rights, Stockholm, Sweden and Banke, Goumen & Smirnova Literary Agency, Sweden



© Колесова Ю. В., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

Пролог

По высоким стенам зала скользили глубокие тени и прятались в углах, словно живые существа. Доносился лишь шум дождя, тяжело барабанившего по крыше, да скрип пера по бумаге. От роскошной лампы, стоявшей на письменном столе красного дерева, падал одинокий круг света. Стол едва виднелся, настолько он был завален книгами, свитками и листами бумаги. Вокруг стола в темноте поблёскивали груды золота и сокровищ. Внезапно раздалось шуршание, когда персонаж, сидевший за столом, пошевелился. Его перо так и летало по бумаге, пока слова, написанные красивым изысканным почерком, складывались в длинные строки.

Наконец он закончил писать и осторожно поставил перо в подставку.

– Ну вот, готово, – вздохнул он. – Ещё одна история закончена.

Откинувшись на мягкую спинку кресла, он устремил взгляд на противоположную стену, где мигали многочисленные экраны. Скоро настанет момент устраивать ежегодный праздник. При одной этой мысли он поёжился. Что-то звякнуло в тёмном углу, и этот звук заставил его очнуться от своих мыслей.

– Добро пожаловать, мои дорогие друзья-мореходы, – прошептал он. – Подойдите к своему создателю.

И вот из тьмы выступили высокие тёмные силуэты. Сделаны они были из металла и дерева, а лица им заменяли маски, красиво разрисованные под лица с разными выражениями, – каждая неповторима. Сначала появился один, за ним другой. Вскоре у края стола выстроилось одиннадцать созданий.

– Гости приедут через два дня, – медленно проговорил хозяин кабинета. – Подготовьте всё необходимое к празднику.

В его голосе слышались странные нотки, напоминающие страх.

Создания поклонились и двинулись прочь. Хозяин посмотрел им вслед, потом положил поверх только что написанного текста чистый лист и оттиснул на нём символ.

Символом этим было кольцо.


Глава 1

Тимми скучал. Он сидел и смотрел наружу через круглый иллюминатор подводной лодки, перестроенной в самолёт. Ключ, найденный в Сансории, он рассеянно вертел в руках, попивая седьмую за день чашку чая. Монотонное гудение мотора без конца звучало в голове – он безумно устал от этого звука.

Высокие облака под ними начали окрашиваться в розовый, оранжевый и золотисто-жёлтый цвета, день медленно клонился к вечеру. Тимми посмотрел на друзей. Флорес сидела спиной к нему в кресле штурмана, держась за рычаги. Рядом с ней, на приборной панели, сидела Матильда, скрестив ноги по-турецки. Это стало её любимым местом, и теперь она сидела там, восторженно разглядывая мир, открывавшийся перед ней. То и дело она указывала на что-то пальчиком и задавала вопросы.



Исис свернулась калачиком на полу и спала. Рядом с ней сидел Симон и вырезал из дерева её портрет – резьба по дереву стала его новым увлечением, к которому он обращался, чтобы убить время. Любимым мотивом Симона – вернее, единственным, который он изображал, – была Исис. Тимми улыбнулся, взглянув на старого друга. С тех пор как они уехали из Сансории, Исис и Симон всё больше сближались. Теперь Исис даже улыбалась неудачным шуткам Симона и проявляла некоторый интерес к его дурацким историям.

Джаспер и Каспер, братья-свинки, остались в Сансории преподавать математику. Тимми подумал о том, что они, скорее всего, не столько преподают, сколько ссорятся, ведь они всегда приходят к разным решениям одной и той же математической задачи. Тимми скучал без них. Братья намеревались преподавать только один семестр, но и это казалось долгим сроком. Помимо того что они прекрасные математики, они ещё и великолепные ниндзя и пригодились бы сейчас, когда они летят навстречу новым приключениям.

Тимми размышлял над тем, не нагреть ли ещё воды для чая, однако понимал, что листья чая, прихваченные с собой из Элисандриума несколько недель назад, почти закончились, и мёд тоже.



Вот уже много дней они летели, пытаясь догнать Секретаря, но не видели под собой в бескрайнем океане ни одного судна. Под ними простирался Кетлийский океан. И хотя сейчас всё казалось спокойным, Тимми помнил предостережение Альфреда: всего за несколько минут ветер мог перемениться от лёгкого бриза до мощного шторма. А под поверхностью таятся острые и коварные рифы: они создают столь сильные течения, что море легко превращается в гигантский водоворот, поглощающий корабли, словно бутерброды. Но главное предупреждение касалось страшного пирата капитана Мольбригга и его беспощадной команды. Жуткие типы, известные тем, что они перерезают жертвам горло, отбирают всё, что у тебя есть, и уплывают в море, даже имени твоего не спросив. Тимми попытался отогнать эти мысли.

Его взгляд искал хотя бы малейшее движение на серой поверхности океана. Их задача – разыскать Секретаря, белую обезьяну, превратившую императора Истрадиуса и народ Сансории в рабов при помощи заколдованной книги.

Друзья поспешили на помощь, но и сами стали жертвой колдовства. Лишь Матильда смогла разрушить чары и спасти всех. Но Секретарю удалось бежать прямо у них из-под носа. И самое главное – он похитил «Свиток о происхождении всего», который друзья должны теперь вернуть. Они просто обязаны его найти. Но на морской глади далеко внизу Тимми видел лишь белые завитки волн, возникающие, когда ветер ерошил поверхность океана.

Чтобы охватить бо́льшую площадь, Флорес летала большими кругами – в ту сторону, куда, как им показалось, уплыл Секретарь. Понимая, что почти невозможно найти такую маленькую лодку в огромном океане, они запустили одно из магических изобретений Альфреда: крошечный аппарат, улавливающий передвижение объектов на расстоянии в нескольких километров. Если он что-то замечал, звонил колокольчик и объект возникал на маленьком экране в виде зелёной точки.

Аппарат предназначался для работы под водой, там друзья и воспользовались им в первый раз – после неожиданной встречи с морским чудовищем Рупертом (который оказался совсем не страшным!) по пути в Сансорию. Теперь, когда подводная лодка была переоборудована в самолёт, эта штука тем более пригодится. Но прибор молчал. Так долго молчал, что они начали сомневаться, работает ли он.



Тимми зевнул, вытянул задние лапы и растопырил пальцы на них. Он решил, несмотря ни на что, попить ещё чаю. Ожидая, пока закипит чайник, он крикнул, пытаясь перекричать гудение мотора:

– Флорес, как дела, что-нибудь видишь?

Она обернулась к нему и покачала головой.

– Ничего. И на экране тоже пусто.

Она постучала коготком по экрану в надежде, что он хоть что-нибудь покажет. Матильда подалась вперёд, нахмурив брови.

– Так нельзя делать, – деловито сказала она. – С магией это не работает.

И она нежно погладила экран прибора своими маленькими ручками.

– С ним надо вот так, – сказала она с довольным видом.

Флорес улыбнулась девочке. Она, как и все остальные, обожала Матильду. С тех пор как малышка так отважно спасла их от козней Секретаря, друзья ещё больше привязались к ней. Однако они понимали, что девочка должна как можно скорее вернуться домой в Элисандриум к родителям. Должно быть, те страшно волнуются.

Тимми налил в свою кружку кипяток, положил несколько чайных листьев, а потом наполнил кружку Симона.

– Спасибо, – пробормотал Симон.

Горностай сидел, опустив голову, полностью сосредоточившись на своей возлюбленной Исис. Он с любовью оглядел девушку-лемура, особенно её пушистый полосатый хвост. Она совершенно особенная, подумал он. Так непохожа на многочисленных поклонниц, которых он привык держать на расстоянии. Эти девушки ценили в нём лишь блестящую шёрстку, ослепительно белые зубы или красивую одежду, а вот Исис всё это совершенно не интересовало. Наоборот, кажется, он нравился ей даже больше, когда шёрстка у него была взъерошена, а одежда помята. Странно. Само собой, Симон ничего не имел против, однако так и не мог понять, почему на неё не производит впечатления его красота.

Потягивая чай, Тимми размышлял над тем, что сказала мисс Виндерфельт перед их отъездом из Сансории. Старая дама рассказала о «Свитке о происхождении всего» и о заключённой в нём силе. «Эта сила, попав не в те руки, может быть использована во зло, – сокрушалась она. – Свиток не знает, где правда, где неправда, он просто существует, с тех пор как на Земле живут люди. А как использовать его силу, решает читатель».

Мисс Виндерфельт намекнула, что в преступных руках свиток может быть использован во зло. «Сила, заключённая в нём, – сказала она, – высвобождается, когда её дополняет что-то ещё. Тогда она может расцвести во всю мощь. Это может быть мысль, или фраза, или ещё один мощный текст. И от содержания этой дополнительной части будет зависеть, в какую сторону качнётся маятник: в сторону добра или в сторону зла».

Пока Тимми размышлял над словами мисс Виндерфельт, на магическом приборе Альфреда внезапно зазвонил звоночек. Все обернулись к прибору и увидели маленькую зелёную точку, интенсивно мигающую на экране.

 

Глава 2

– Смотрите туда! – крикнула Флорес, указывая вниз.

Тимми внимательно присмотрелся. Уже начало темнеть, поэтому видимость была плохая, но далеко внизу под ними последние лучи солнца освещали корабль! Странным в нём казалось то, что он не двигался. Он располагался неподвижно посреди океана.


Мигающая точка на приборе Альфреда показала, что по правому борту примерно в трёх километрах от них что-то есть, и, пока они приближались к кораблю, Тимми напряжённо размышлял. Как они поступят, если действительно обнаружат Секретаря? При последней встрече всё прошло совсем не блестяще, а теперь отважных борцов за справедливость стало на двое меньше. Шансы ухудшились. Тимми постарался отогнать чувство паники – убедился, что его боевая палка хорошо закреплена на спине, а налобная повязка на месте.



– Пристегните ремни безопасности! – крикнула Флорес, потянув рычаги на себя, отчего подводная лодка-самолёт резко нырнула вниз.

Тимми и остальные поспешили на свои места и пристегнулись. В животе у Тимми всё перевернулось от такого резкого снижения. Исис и Симон не сводили друг с друга глаз и только нервозно улыбались. Матильда завопила от восторга.



Пролетая сквозь облако, они не видели вокруг ничего, кроме молочно-белого тумана, но через несколько минут вынырнули на другой стороне, неподалёку от корабля. Приблизившись, друзья поняли, что это совсем не та элегантная гоночная лодка, на которой сбежал Секретарь, а нечто совсем другое. Самое обычное рыболовное судёнышко, каких много в маленьких прибрежных деревушках к западу от Чёрных гор. Но оно оказалось очень далеко от дома. Над палубой поднимался густой чёрный дым. Видимо, на корабле что-то случилось.

– Это не то! Не лодка Секретаря! – крикнул Тимми.

– Кажется, там пожар, – добавила Исис.

Флорес кружила над кораблём.

– Я приземляюсь, посмотрим, что там происходит. Может быть, на борту люди.

Самолёт пролетел по большому кругу, опустив нос. С громким всплеском и внезапным толчком подводная лодка-самолёт села на воду. Флорес нажала на газ и направила самолёт ближе к кораблю. Стоял почти полный штиль, чёрный дым образовывал плотный туман, за которым трудно было что-либо разглядеть. Тимми подбежал к панорамному окну лодки-самолёта и посмотрел наружу.

– Подойди как можно ближе, Флорес. Симон и Исис, нам придётся перепрыгнуть на корабль. Матильда, ты останешься с Флорес.

Тимми взобрался по трапу и открыл люк. Когда лодка-самолёт подплыла ближе к кораблю, он попытался рассмотреть его сквозь дым. На мгновение дым рассеялся, и можно было увидеть палубу. Странное дело: с кораблём всё было в порядке, а дым поднимался из большой бочки, стоявшей на носу. Тимми заметил какое-то шевеление и прищурился, пытаясь разглядеть, что там такое. И тут он увидел: два человека были привязанны к мачте! Приглядевшись повнимательнее, он вздрогнул. Поначалу Тимми показалось, что он ошибся, но, когда они повернулись к нему, все сомнения рассеялись. Это были пекарь из Элисандриума и его жена. Отто и Элоиза – родители Матильды! Как такое могло произойти?

За спиной у него раздался громкий крик: Матильда тоже заметила родителей. Тимми спрыгнул обратно в кабину лодки-самолёта и крикнул:

– Причаливай!

Флорес направила неуклюжую лодку-самолёт так, что та встала ровнёхонько бок о бок с рыболовным судёнышком. Когда они подошли достаточно близко, Тимми, Симон и Исис перепрыгнули на судно и крепко привязали лодку-самолёт к борту. Всё затянуло дымом, словно чёрной вуалью. Флорес и Матильда тоже выскочили, и все вместе они бросились к Отто и Элоизе. Те были привязаны к толстой мачте. Подойдя ближе, друзья заметили, что рты у них заткнуты кляпами. В глазах читался неописуемый ужас. Матильда побежала к маме и обняла её через толстые верёвки, потом подошла к папе.



– Они пытаются что-то сказать! – крикнул Тимми, подбегая к ним, и поскорее вытащил кляп изо рта пекаря.

Папа Матильды перевёл дух, а потом крикнул:

– Берегитесь! Это ловушка!

В ту же секунду из-за дымовой завесы показался грозный силуэт гигантского пиратского корабля. Он причалил к лодке-самолёту, и железное брюхо корабля громко заскрежетало, накрепко прижимая её. Секунду спустя, когда никто ещё не успел опомниться, дюжина пиратов спрыгнула вниз с мачт и окружила их. Тут были и люди, и звери, один другого страшнее, и все вооружены до зубов мечами, топорами и ножами. Друзья развернулись, пытаясь выстроить линию обороны. Тимми схватил свою палку и приготовился к атаке.



– В круг вокруг мачты! – крикнул он.

Пираты, грозные и страшные, налетели со всех сторон. Матильда попыталась сделаться ещё меньше, прижавшись к мачте у ног папы. Пиратов было в три раза больше, и все они были раза в два выше, но Тимми не испугался.

– В бой! – крикнул он остальным.

Подпрыгнув высоко в воздух, он принялся крутить своей палкой, а Флорес, Симон и Исис кинулись в драку. Пираты оказались выдающимися воинами, однако им не доводилось ранее сталкиваться с отважными ниндзя. Первым из них пришлось прочувствовать на себе целую серию ударов. Тумаки раздавались направо и налево, а палка Тимми так и летала вокруг, почти неуловимая глазу.

Несколько раз она достигала цели и сразу вывела из строя двух пиратов. Ещё четверым досталось от Симона, Исис и Флорес. Остальные отступили, шокированные и обескураженные таким мощным сопротивлением.

– Держим оборону! – крикнула Флорес.

Однако в гуще пиратов выделялся один воин, который был выше остальных и двигался быстрее всех, – чёрная пантера с гладкой блестящей шерстью. Она размахивала шпагой, а глаза её самоуверенно горели. Пантера наступала. Увидев это, остальные пираты снова воспрянули духом. Потные, измученные, они снова накинулись на ниндзя, вскинув оружие. Жёсткий бой продолжился. Не раз и не два Тимми ощущал, как острие вражеской сабли свистело совсем рядом. Ещё несколько пиратов были повержены, но пантера, казалось, не знала усталости и подбиралась всё ближе к ним.

Отважных ниндзя окружали всё более плотным кольцом вокруг мачты и в конце концов они оказались окружены со всех сторон. На них наставили дюжину острых лезвий – ещё мгновение, и их всех приколют к мачте… Тимми заморгал и подумал, что это конец. Но тут раздался громкий голос:

– Хватит!

Это заговорила пантера.

– Прекратите сопротивляться и сдайтесь. Тогда мы, может быть, оставим вам жизнь.

Глава 3

По правде говоря, Тимми очень нравилось жить, особенно после всего того, что ему довелось повидать. Он победил Синего Кролика, пережил полёт на самолёте во время грозы, совершил путешествие под водой, встретился с морским чудовищем и пал жертвой колдовства, которое чуть не отняло у него его все силы, – и это далеко не полный список его приключений. Быть заколотым пиратской саблей – глупый и не особо героический способ умереть. К тому же он понял, что продолжать бой – полное безумие. Пиратов было слишком много, и они во что бы то ни стало решили победить. Пожалуй, лучше попробовать договориться.

– Чего вы хотите от нас, грязные оборванцы? – прошипел он в гневе.



Вероятно, ему следовало выбрать более мягкий тон. Пантера издевательски усмехнулась.

– Посмотрим, сынок богачей… может быть, для начала, эту палку. И потом у нас тут есть так называемая лодка, хотя и без паруса, – её мы тоже заберём. И – подумать только! – всё ваше золото. Мы знаем, что вы богаты. Все, кто плывёт через этот океан в такое время года, богаты. Так что выкладывайте золото!

Услышав такие пренебрежительные слова по поводу своей потрясающей подводной лодки, Флорес готова была накинуться на пантеру и растерзать её, но Симон и Тимми удержали её. Друзья переглянулись. С чего пираты взяли, что они богаты?

– У нас нет денег! И золота у нас тоже нет, – ответил Тимми.

– Послушай, котёночек: либо вы сами отдадите нам деньги, либо мы отведём вас к капитану Мольбриггу, он уж точно сбросит вас за борт. А, насколько мне известно, кошки не очень-то любят воду. И акул, которые там плавают.

Её слова никому не понравились. Симон никогда раньше не имел дело с акулами, но подозревал: то немногое, что он о них слышал (что они плотоядны), может оказаться правдой. Он решил любой ценой затянуть переговоры.

– Стало быть, ты не капитан Мольбригг? – спросил он самым доброжелательным тоном, на какой только был способен.

Пантера расхохоталась.

– Если бы я была капитаном Мольбриггом и ты разговаривал со мной подобным тоном, то давно уже был бы за бортом. Я Эстер, первый штурман.

– Эстер? – изумился Симон. – Так ты девушка?

– Ясное дело! – рявкнула Эстер так, что брызги слюны полетели в лицо Симону. – Ты что, никогда раньше не видел девушку-пантеру?

Внезапно Симон понял, что действительно никогда не видел. Кроме того, он осознал, что его шарм в данном случае не подействует.

– Никогда, – проговорил он жалким голосом.

– Оно и видно, а я стану первой и последней, с которой ты имеешь дело, если вы немедленно не сделаете, как я сказала.

Тут она внимательно оглядела их.

– Кстати, почему на вас такая дурацкая одежда? А это что – налобные повязки?

– Мы ниндзя, – пропищал Симон.

– Ниндзя? Слыхали мы про таких. Ниндзя – неуклюжие клоуны по сравнению с нами, настоящими разбойниками. И одеваются они по-идиотски. Об этом все знают, – сказала Эстер и расхохоталась.

Тимми заметил, как взбесилась от этих слов Флорес – ещё больше, чем когда оскорбили её подводную лодку. Она как раз собиралась открыть рот, чтобы высказать всё, что думает по поводу пиратов, но тут Тимми толкнул её в бок.

– У нас ещё будет шанс, но не сейчас, – шепнул он.

Эстер с презрением оглядела их с головы до ног, а затем продолжала:

– Стало быть, вы бедные маленькие ниндзя, у которых нет ни грамма золота? Тогда я отведу вас к капитану. Но учтите: он совсем не такой добряк, как я.

Остальные пираты от души расхохотались.

Друзей связали. Родители Матильды с ужасом наблюдали, как их дочь обматывали грубой верёвкой. Когда друзей уволокли на пиратский корабль, сумерки сменились ночью, и пираты зажгли факелы.

Несколько пиратов перебрались на подводную лодку и исчезли в кабине, но скоро вернулись с растерянными лицами: они не поняли, как заставить эту странную машину работать. Вместо этого они решили взять её на буксир, прицепив позади огромной пиратской бригантины, вместе с рыбацким судёнышком.



Друзей приковали к металлическом кольцу в центре палубы. Матильда сидела, съёжившись, рядом с мамой, и они пытались обняться, насколько это было возможно. Наконец Тимми смог спросить, как Отто и Элоиза оказались в качестве приманки в пиратской ловушке.

– К нам в пекарню явился Альфред, – начал Отто, – с тревожными вестями, что наша любимая Матильда исчезла и с большой вероятностью оказалась на борту подводной лодки, плывущей в сторону Сансории.

Он рассказал, что немедленно отправляется вдогонку, однако ему придётся пойти долгим путём через Чёрные горы, чтобы добраться до Сансории. Путешествие обещало стать трудным и опасным, но Отто и Элоиза решительно вызвались сопровождать старого мастера. Они очень волновались за дочь.

Отто продолжал:

– Дорога через горы заняла много дней, тем более Альфред тащил с собой большой ящик. Мы сочли, что в нём всякие магические штучки. Наконец мы добрались до побережья и взяли напрокат рыболовное судёнышко, чтобы плыть в Сансорию. Поначалу погода стояла хорошая, но уже на второй день поднялся ветер и начался шторм. Сильные ветры рвали парус, нам пришлось напрягать все силы, чтобы держаться на плаву. Несколько дней сильные течения уносили нас всё дальше и дальше на юг Кетлийского океана.



Отто замолчал и посмотрел на них печальными глазами.

– На седьмой день ветры вдруг стали ослабевать и совсем стихли. Мы оказались в плотном тумане. Несколько дней мы просто дрейфовали, а паруса беспомощно свисали. Альфред пытался вызвать ветер с помощью магии, но ничего не вышло. И тогда на нас напал капитан Мольбригг со своими пиратами. У нас не было ни малейших шансов. Туман скрывал их – они взяли нас на абордаж всего за несколько секунд.

 

Отто снова замолчал, словно то, что он собирался сказать, было ещё ужаснее.

– Друзья мои… Я знаю, что вы были дружны с игрушечных дел мастером, и, боюсь, у меня для вас страшные новости. Понимаете, начался сплошной бедлам. А Альфред, он висел, перегнувшись через борт, пытаясь заставить воду двигаться. Когда же на нас напали пираты, – он упал за борт вместе с ящиком. И тут приплыли акулы… Я не мог смотреть и отвернулся. Альфред исчез. Мне ужасно жаль.



Тимми почувствовал, как всё внутри сжалось от слов Отто. Просто невозможно поверить. Альфред погиб. Глаза заполнились слезами, но он не мог их скрыть, поскольку лапы у него были связаны. Такой грусти он не испытывал за всю жизнь. Посмотрев на Симона, Флорес и Матильду, он увидел, что они тоже плачут. Это была самая ужасная новость, какую только можно себе представить.

Опечаленные, они дослушали историю Отто.

– Судя по всему, пираты ожидали найти золото, а поскольку у нас его не было, они долго обсуждали между собой, что делать со мной и Элоизой. Два дня нас держали взаперти. Но потом они заметили ваш самолёт, и для того чтобы заставить вас приземлиться, они привязали нас к мачте и разожгли огонь в бочке, заполненной старыми резиновыми сапогами, чтобы вы поверили, что у нас тут пожар. Что было дальше, вы сами знаете.

Все сидели, подавленно молча, переживая утрату, не в силах даже задавать вопросы.

Вокруг них царила чёрная ночь, и сквозь слёзы Тимми разглядел свет звёзд, мерцавших где-то вдали. Земля. Но больше он ничего разглядеть не успел, потому что перед ними вдруг вырос толстый пират с самыми жёлтыми зубами, какие он когда-либо видел. Пират надел им на глаза повязки. Его смрадное дыхание ударило в лицо Тимми, когда пират заявил:

– Готовьтесь к смерти, жалкие ниндзя!

Рейтинг@Mail.ru