Космическая любовь. Раб и авантюристка

Хелен Ли
Космическая любовь. Раб и авантюристка

Глава 1

– Надо же, кто к нам пожаловал. Сама Эрина Сарт! И что же привело знаменитого доктора на Краншафт? – мелкий, полноватый мужчина со слащавой улыбкой раскинул руки мне навстречу в знаке приветствия. Никора Вальт – работорговец. Жутко не люблю этого мерзкого типа, но у него лучшие рабы на планете.

– Ты знаешь, Нико. Мне нужен раб.

– Конечно, конечно! Проходи в смотровую, я покажу лучших.

Я прошла в небольшую комнату украшенную золотом и бархатом. Слишком пошло, как в дешевом борделе, хотя почему как? Нико щелкнул пальцами, дверь "под старину" моментально открылась, и в комнату вошли высокие охранники с электрошоковыми плетками. Сразу за ними волочились рабы, у каждого на ногах были браслеты с транквилизаторами. Если они будут слишком буйными, хозяину достаточно лишь подать звуковой сигнал, и тонкая игла впрыснет паралитический раствор, который обездвиживает тело, но оставляет ясным ум. О том, что делают с рабами потом в качестве наказания, мне думать не хотелось.

Обвела взглядом вошедших. Мне нужен очень крупный, сильный и выносливый, но среди этих дохляков, ни одной подходящей кандидатуры. Мой взгляд остановился на последнем. Молодой паренек, я бы даже сказала мальчик, лет двенадцати, не больше. Очень худенький, под розоватой кожей отчетливо выступали ребра, взгляд потерянный, как у загнанного животного, а из-под коротеньких светлых волос торчали остроконечные ушки. "Соберись, Эра, ты здесь по делу. Ты, бездна поглоти, не благотворительная организация и не можешь спасти всех рабов в Галактике".

– Нико… – перевела усталый взгляд на эту крысу. Знает же, что не могу смотреть на детей в рабстве, и специально привел этих малолеток. – Я что, похожа на дуру?

– Нет, нет, Эр-ли1, что ты! Сейчас всё устрою на высшем уровне.

Вновь щелкнул пальцами, и открылась дверь, но уже другая. Нико в приглашающем жесте указал вперед, и я прошла внутрь. Просторная комната была уставлена клетками, в которых находились сильные, накачанные мужчины. Когда я проходила мимо, большинство издавали свисты и смешки, приглашали присоединиться и рассказывали, каким образом они готовы меня ублажать. Эти здесь давно, они уже испорчены, потеряли свою суть, думают как невольники. Лишь один, что был в последней клетке, лежал на полу спиной ко мне и даже не повернулся посмотреть, что за покупатель пришел. Это было необычное поведение, он меня заинтриговал.

– Что с ним? – кивнула в сторону раба и посмотрела на Нико. Эта астероидная вошь, увидев мой интерес, с неким предвкушением стал придумывать способы завысить цену.

– Этот новенький, невероятно сильный, молодой, очень красивый на ли…

– Нико, я спросила, что с ним? – прервала я, недовольно посмотрев на работорговца.

– Он под паралитиком. Как я и сказал, он очень сильный, напал на мою охрану и сейчас ждёт своего наказания, – довольно произнёс Нико с садистской улыбкой.

За нападение на охрану полагается очень серьезное наказание, в основном психологическое, физическое и сексуальное насилие одновременно.

– Открой, хочу посмотреть на него, – уверенно произнесла, глядя на лежащего раба.

Охранник открыл клетку, и я подошла к мужчине. Его спина была исполосована плетью, вся в крови. У него были длинные белые волосы, очень запутанные, местами в грязи. Раб лежал почти голый, в одной набедренной повязке. Опустилась на корточки и поближе осмотрела мускулистое тело. Сильный и выносливый, думаю, он мне подходит. Надо брать. Бросила мимолетный взгляд на лицо и встретилась с дикими ярко-зелёными глазами. Интересно, какой он расы? В его взгляде было столько злобы и ненависти, что мне даже на секунду захотелось прервать зрительный контакт. Но я знаю, как нужно вести себя – нельзя показывать слабость.

– Сколько он стоит? – обратилась к Нико, не отводя взгляда от мужчины.

– Четыреста кредитов, – загнул работорговец.

– Даю двести, – назвала абсолютно адекватную цену за раба его комплекции.

– Эр-ли…

– Так зовут меня только друзья. А ты, Нико, мне вовсе не друг. Даю триста, и мальчишку в придачу.

Нико сделал задумчивое выражение лица, а я устала ждать, потому стала подниматься, направляясь в сторону выхода.

– Ну, хорошо, хорошо! Сегодня я настроен на благотворительность! – радостно произнес он.

Окинула его презрительным взглядом и хмыкнула. Тоже мне, благодетель нашелся. Не желая больше тратить время на разговоры, я подошла к автомату у входа и поднесла запястье к галоэкрану. Датчик считал информацию с моего штрих-кода, и мне осталось лишь ввести пароль в подтверждение денежного перевода.

– Всё готово, Эра! – воскликнул Вальт, проверяя свой банковский счет на планшете. – Я распоряжусь дать им транквилизаторы и отправить на твой корабль.

– Не надо. У них потом несколько дней будут отходняки. Они пойдут сами. И введи этому антидот, – кивнула на раба в клетке.

– Ты уверена? Его еле уложили двое моих охранников. С чего ты взяла, что он станет тебя слушать?

– Ну… – перевела задумчивый взгляд на раба, которого уже повернули лицом ко мне и кололи антидот в вену. – У него есть два выбора: либо спокойно пойти со мной, либо остаться здесь с тобой.

Зелёные глаза внимательно меня изучали, не прекращая изливать злобу и ненависть. Через пять секунд антидот подействовал, и раб смог зашевелить руками. Он не на долго прикрыл глаза, а когда вновь распахнул веки, яростно зарычал и ударил двоих охранников, державших его, друг об друга. Они столкнулись лбами и носами с такой силой, что по их лицам потекла кровь. А в следующий момент прибежали ещё два и стали наносить сильные удары плетью по моему рабу.

– Хватит! – грозно заорала я. Охранники нехотя остановились и отстранились от раба. – Он уже моя забота.

Пристально посмотрела в зеленые глаза и кивнула.

– Поднимайся. Или ты хочешь остаться здесь? – небрежно бросила ему, разворачиваясь к выходу.

В смотровой комнате остался стоять только мальчишка, с ноги которого уже сняли браслет. Подошла к нему и, пристально посмотрев в глаза, постаралась как можно мягче заговорить, чтобы не спугнуть.

– Привет. Как тебя зовут?

Он немного замялся, раздумывая отвечать мне правду или нет. А потом перевел испуганный взгляд на Нико и произнес:

– Вы можете называть меня так, как вам угодно, госпожа, – тихо промямлил он.

Я громко вздохнула и потерла пальцами переносицу. У меня жутко разболелась голова от бордельных зловоний.

– Ладно, будем разбираться по ходу, – выдохнула я, указывая мальчику на выход. Хотелось побыстрее оказать на родном корабле. Паренек послушно пошел за мной, не отставая ни на шаг, а вот раб замялся у входа. Когда мы вышли в ангар, сразу направилась к своему звездокару. Посадив мальчишку на заднее сидение и пристегнув его пятиточечными ремнями безопасности, уселась на водительское место, запуская двигатель. У двери показался раб, пристально рассматривая окружающую обстановку. Недовольно покачала головой и крикнула в окно:

– Давай быстрее, я тороплюсь.

Не знаю, почему выбрала именно его, ведь понимаю, что с таким проблемы мне обеспечены, но копаться в причинах не позволяла головная боль. Выжидающе уставилась на мужчину, пока что с пониманием и терпением. Наверно, он с трудом соображает после наркотика. Но в любом случае, бежать ему некуда. С ангара можно выехать только на звездокаре, весь периметр контролируется сенсорами и дополнительной охраной. Наконец поняв это, мой новый раб на удивление быстро подошел к кару и уселся на переднее сидение рядом со мной. Не сомневаюсь, что он осведомлен в том, что рабам позволено ездить только сзади, но не стала усугублять, а лишь усмехнулась и кивнула охране. Один из них нажал сенсор, открывая люк ангара, и кар тронулся с места. Мысленно задав курс автопилоту к звездолету, я, наконец, смогла расслабленно растянуться в водительском кресле. Что-то затянулась моя трехмесячная экспедиция, надоело все. Хочу домой. К тому же, я делаю большие ставки на этого мужчину. Главное, добраться до своей лаборатории без "сюрпризов", думаю, это вполне реально. Мой звездокар, как и корабль оснащены последней моделью охранной системы "Модуль". Правда, я её немного усовершенствовала, адаптировав пульт управления под мысленный контроль. А профессор Гирберг, наставник и лучший друг в одном лице, имплантировал этот самый пульт в мой мозг. Иными словами, эти машины послушные, и стоит подумать о чем-нибудь, они моментально выполняют задание. А если почувствуют опасность, угрожающую их хозяйке, то сразу нейтрализуют угрозу электроимпульсами. Что сказать? Я обожаю нанотехнологии и всегда слежу за новинками. Помимо всего, для меня это необходимость. Летать одной за пределы Солнечной системы – чревато последствиями. Поэтому мой корабль напичкан такой аппаратурой, что давно уже пора его менять на больший. Но я так привыкла к своему "Месяцу", что даже больно подумать о его замене. К тому же, большой корабль намного сложнее содержать, а я все же надеюсь, что когда-нибудь мои метания кончатся.

Отвлекшись на собственные мысли не обратила внимания, как напрягся раб. А стоило. Молниеносным движением он прижал свою руку к моей шее и сильно сжал, пытаясь её сломать. Но не успел, потому что в следующий момент корчился от боли, возникшей от удара электроимпульсов. Конечно, я догадывалась, что он попытается напасть, но всё равно было неприятно. Пока что я ничего плохого ему не сделала, а он уже попытался меня убить. Ничего не сказав, послала мысленную команду системе остановить боль. Раб сделал несколько глубоких вдохов и зло уставился на меня. Опять.

 

– Не смей ко мне прикасаться, – прошипела я, удерживая яростный взгляд зеленых глаз. – Никогда.

Его тело все еще периодически содрогалось от боли, а веки с трудом удерживали глаза открытыми, и мне даже на секунду стало жаль его. Для меня рабство, жестокое обращение с людьми и лишение их воли – дикость. Но что поделаешь, если в пределах Галактического Союза это дозволено? Правда, не везде, а официально только на трех планетах. Краншафт – одна из них.

Прервав зрительный контакт, я посмотрела в зеркало заднего вида и увидела испуганное лицо мальчишки. Чтобы немного его успокоить, слегка подмигнула и улыбнулась. Он немного расслабился и тоже слегка улыбнулся в ответ. С виду хороший паренёк, надо побольше о нем разузнать.

До космодрома мы добрались быстро и без новых попыток сломать какую-нибудь часть меня, хотя над этим еще нужно потрудиться. Припарковав звездокар в гаражный отсек "Месяца", я оказалась в привычной обстановке и помогла мальчишке выбраться.

– Пошли, – кивком указала ему на люк и, не гладя на второго раба, набрала код доступа на консоли. Проход открылся, а я на ходу бросила через плечо все еще сидящему в каре рабу:

– У тебя есть десять секунд, прежде чем этот люк закроется.

Я была на него зла. А еще просто знаю, что абсолютно нет никакого смысла разговаривать с ним вежливо. На борту моего корабля побывали десятки мужчин-невольников в разном состоянии. Одни были совсем зелеными, и даже пытались договориться, другие, напротив – испорченные и сломанные куклы, у которых была выработана нездоровая тяга к наркотикам и сексу. Таково действие меларфина – сильнейшего наркотического препарата, который выжигает мозги изнутри, делает гуманоидов примитивными, словно приматов. Им не нужно ничего, кроме новой дозы эндорфинов, гормонов счастья. И самое обидное, что ни психика, ни сознание после длительного употребления меларфина восстановлению не подлежат. Судя по крепкому телосложению, этого мужчину не долго пичкали наркотой, оттого он такой агрессивный. Еще не свыкся с ролью раба. В любом случае, я собираюсь воспользоваться его телом, а не вести задушевные разговоры, посему полный игнор достойная плата за его выходку.

– Дом, милый дом! – объявила я мальчику, войдя в небольшую комнату.

Он несмело осмотрелся и немного смущенно улыбнулся.

– Так, давай всё-таки познакомимся, – присела на корточки, чтобы быть на одном уровне с напуганным ребенком.

Краем глаза заметила, как вошел раб, но остался стоять у люка.

– Меня зовут Эрина Сарт, – представилась я парнишке. – Ты находишься на моем космическом звездолете "Месяц". Завтра мы отправляемся на планету Марс, что в Солнечной системе. На Марсе расположен самый крупный в Галактике медицинский центр. Я врач-нанотехнолог, исследую внедрение в живые организмы машин и механизмов. Ты находишься здесь в качестве моего помощника.

Я решила сразу расставить все точки над "и", а когда убедилась, что он всё понял, продолжила:

– Скажи, как тебя зовут?

Мальчик немного замялся, открыл рот, но затем вновь закрыл от нерешительности.

– Я имею в виду имя, которое было дано тебе при рождении.

– Дано, – тихо произнес он.

– Ну, да, дано при рождении, – повторила я, надеясь, что он еще не совсем потерян для общества. Ведь Никора привел "свежее мясо".

– Нет, меня так зовут… Дано, – сказал мальчишка, испуганно глядя на меня огромными черными глазами.

– Аааа! Понятно, Дано, значит. Мне нравится, необычно, – одобряюще ему улыбнулась. – Хочешь есть?

Он не проронил ни слова, но голодные глаза ответили за него.

– Глупый вопрос, конечно хочешь.

Мой корабль был небольшим, но очень уютным. Из гаражного отсека или главного люка сразу попадаешь в салон, из него идут два коридора: один, покороче, ведет в пищеблок, а второй, длиннее – в рубку. Вдоль длинного коридора расположены четыре каюты, по две с каждой стороны. Я провела Дано в небольшой пищеблок и усадила за стол, а сама подошла к автомату и набрала код стандартного ужина. Поставив перед парнем на стол тарелку полную еды, получила ментальный сигнал от главного пульта управления "Месяца" о том, что раб пытается покинуть салон и направляется в рубку. Послала ответный сигнал системе, и проход заблокировался электросеткой. А через пару минут раб вбежал на кухню и сразу набросился на меня. Одной рукой схватил за горло, а второй нанес несколько сильных ударов по лицу, прежде чем электроимпульсы успели скрутить его тело. Все произошло молниеносно. Даже опомнится не успела, как оказалась на полу, но сразу попыталась придти в себя. Лицо онемело от боли, и я чувствовала вкус крови во рту. Раб лежал рядом и корчился от разрядов, а Дано забился в угол и жалостно скулил. Плавно поднялась и ласково посмотрела на мальчика.

– Дано, не бойся, хорошо?

Он перестал хныкать и настороженно взглянул на меня, все еще полными ужаса газами. Я утерла кровь с губы и послала сигнал системе остановить электрошок направленный на раба. Тот перестал корчиться и вмиг оказался на ногах, принимая боевую стойку. Я закатила глаза, но не смогла не подметить, каким выносливым он был.

– Ну, ты и упрямый! Посмотри на мальчика, ты пугаешь его.

Раб бросил косой взгляд на Дано, но вновь сгруппировался и набросился на меня. Идиот. На этот раз я запретила системе посылать импульсы при контакте. Просто поприветствовала его лицо своим мощным кулаком. Моя последняя разработка. В поры костей рук и ног я внедрила жидкий эрготитан2, теперь мама удивляется, почему я стала весить аж сто пятнадцать ротов3.

Мужчина отшатнулся от силы удара и непонимающе уставился на меня.

– Остынь, раб. Ты пугаешь ребенка, – жестко повторила я, заставляя его понять, что игры окончены.

– Я тебе не раб. Поняла, дрянь? – прошипел он и снова бросился в мою сторону.

Я поймала ладонью его кулак и без особого труда сжала до хруста, но не ломая кости. Он зло зашипел, а я, воспользовавшись заминкой, нанесла удар по его скуле. Затем сильно вывернула его руку за спину и с помощью правой ноги прижала лицом к полу. Ему было очень больно, но не смотря на это, мужчина не проронил ни слова.

– Ты больше не будешь нападать на меня, – процедила я у него над ухом, и выпустила руку из захвата. Не будь он так ослаблен, мне бы ни за что не удалось поставить его на место. Думаю, мы оба это понимали, но отступать было поздно.

– И не смей обижать мальчика.

Перевела взгляд на Дано и мягко ему улыбнулась. Он всё ещё сидел в углу и дрожал от страха.

– Дано, – стала осторожно приближаться. – Всё хорошо, милый, тебя никто не тронет, договорились?

Я знала, что он не поверит так просто. Скорее всего, понадобится много времени, прежде чем он начнет хоть немного доверять. Дождавшись утвердительного кивка мальчишки, отодвинула перед ним стул и жестом пригласила к еде. Очень медленно и неуверенно он шагнул вперед и сел за стол.

– Ешь.

Мальчик опустил глаза в тарелку и, увидев еду, забыл обо всём на свете. Мы с рабом наблюдали, с какой неимоверной скоростью мальчишка уплетает все, что было перед ним. Я подошла к пищевому аппарату и нажала ещё две большие порции. Поставила тарелки на стол и, не гладя на своих новых гостей, вышла из кухни. Раб ни за что не станет есть в моем присутствии, слишком гордый и упрямый. Но мне плевать, главное, чтобы он нормально питался и был здоровым. Через пару минут получила сигнал, что парни поели и вышли из пищеблока в сторону салона.

Я сидела на черном диванчике и смотрела галовизор, перелистывая последние новости. Было немного скучно, можно было бы и сегодня лететь домой, но я была слишком уставшей. Было бы не плохо поспать хотя бы этой ночью. Тем более, стояночное место оплачено да завтра.

– Мы идём в центр космопорта. Прямо сейчас, – объявила вошедшим. Встала с места и направилась к главному люку. Проход по моему сигналу открылся, и я спустилась по трапу вниз. Парни пошли за мной, даже упрямец возражать не стал. Стоило ему ступить на твердую поверхность, как раб бросился бежать в сторону. Не могу его винить за эту попытку, я бы поступила так же, но Эрина Сарт ведь тоже не идиотка. Спустя несколько секунд мощный разряд электроимпульсов вновь пронзил его тело, и он упал на колени от неожиданности. Проходящие мимо гуманоиды не обращали внимания на его агонию, лишь потому, что у него штрих-код раба на лбу. Вот такое у нас безразличное общество. Покачала головой и ближе подошла к Дано:

– Видишь? Так будет происходить каждый раз, когда ты отойдешь от меня больше чем на десять шагов. Держись поближе.

Мальчишка подошел вплотную, и мы направились вперед. До раба, наконец, дошло, что боль увеличивается в зависимости от расстояния, и он стал быстро сокращать дистанцию между нами.

– Я убью тебя, – яростно вскрикнул он и набросился на меня. Опять. Ну, какой тупица! Вокруг же стражи. Один из них, стоявший рядом, подбежал к нам и тут же стал наносить удары плетью по его искалеченной коже. Раб зашипел от боли и отстранился, но страж всё продолжал избивать его. Я не могла больше наблюдать за этим зверством и попросила стража остановиться. Когда тот не послушал, не придумала ничего лучше, как закрыть мужчину собой. Страж не успел увернуть плеть, и мою кожу на запястье обожгло острой болью. Невероятно, как рабы терпят это? Даже мои эрготитановые кости с трудом выдержали такую нагрузку.

– Эссера4, простите, я не хотел вас задеть. Этот раб напал на вас в общественном месте, его стоит немедленно отдать на пытки.

– Спасибо, но мне не нужна ваша помощь, – недовольно произнесла я блюстителю порядка. – А с ним я разберусь сама.

Строго взглянула на мужчину и, развернувшись к нему спиной, направилась в нужном направлении. Мальчишка не отставал, практически наступая мне на пятки. А вот раб держался от меня как можно дальше, зло сверля взглядом. Наконец, мы дошли до нужного мне павильона и вошли внутрь.

– Эрина, девочка, приветствую! – донеслось с прилавка. – Я так рад тебя видеть!

Старый эссер5 Нардал был очень добрым мужчиной. Мой отец всегда отоваривался только у него, когда прилетал на Краншафт.

– Приветствую, Нардал! – дружелюбно улыбнулась в ответ. Правда, долго болтать не хотелось. Головная боль опять не давала нормально мыслить. Хотелось побыстрее покончить со всеми мелочами.

– Мне нужны два набора одежды, – устало произнесла я.

Старик окинул взглядом моих спутников и перевел заинтересованный взгляд на меня.

– Рабских, я так понимаю. Сколько штук?

Посмотрела на парней и потерла переносицу, вспоминая, сколько кредитов у меня осталось. В этот раз я слишком много потратилась. На Краншафт контрабандой завезли новую версию программы самоликвидации вируса Энгарта6, и мне пришлось выложить кругленькую сумму, чтобы получить эту новинку. Ещё и за раба я заплатила на сто кредитов больше, чем планировала. Хорошо, что хоть успела продукты закупить и все необходимое на обратную дорогу домой. А сейчас потрачу последние кредиты.

– Давай один набор рабских, один обычных, самых дешевых и обувь. Каждому.

Нардал окинул меня удивленным взглядом, но ничего не сказал, а пошел к полкам с одеждой. Через минуту принес четыре стопки и положил на прилавок. Рабская одежда была темно-синего цвета из матового ламитокса7, дешевого, но практичного материала. А повседневная – в виде светло-серого комбинезона с яркими неоновыми вставками. Смотрелось действительно дешево, но на лучшее не хватит денег.

 

Нардал вышел из-за стойки и подошел к рабам, чтобы замерить их ступни. Через пару минут на прилавке стояли две пары обуви. Одни четвертого размера, вторые восьмого. Ого, восьмой! Хотя этот раб однозначно очень крупный. Везде.

– Чего стоите? Одевайтесь! – кивнула я мальчишке и мужчине прожигающего меня подозрительным взглядом.

Дано первым подошел к стойке и потянулся к набору рабской одежды, но я остановила его рукой.

– Одевай комбинезон. Остальные тряпки на смену. На большее у меня просто не хватит кредитов.

Дано удивленно уставился на меня, но без всяких препинаний взял серый комбинезон, обувь и направился в кабинку. Раб подошел следующим и с надменным видом взял свой набор. Нет, ну какая наглость! Он с таким превосходством посмотрел на меня, будто все ему чем-то обязаны. Я лишь хмыкнула ему вслед и посмотрела на Нардала.

– Сколько там выходит?

– Восемьдесят три кредита, Эр-ли.

Может не хватить.

– Цены поднялись?

– Да, на десять процентов, – обреченно вздохнул торговец.

Ну что ж… Подошла к автомату и поднесла запястье со штрих-кодом. Экран засветился красным, значит, недостаточно средств.

К этому моменту парни уже вышли из кабинок в своих ужасных нарядах, напоминающих крик из прошлого века.

– Вы прям как близнецы! – улыбнулась я.

Они окинули друг друга изучающим взглядом, и я заметила на лице раба тень улыбки. Надо же, он умеет улыбаться!

– Открытие века, – пробубнила себе под нос и перевела взгляд на старого эссера.

– Нардал, а скидочку как постоянному клиенту? – начала выпрашивать, улыбаясь своей фирменной улыбкой.

– Прости, девочка, могу скинуть только три кредита, мне ещё налоги платить. А тебе не хватает десять.

Я разочарованно опустила голову и обратила внимание на маленькую золотую брошку в виде полумесяца на моей груди. Её мне подарила мама пару лет назад. И хотя золото не очень ценный металл, думаю, десяти кредитов она стоит, даже двадцати. Сняла брошь и положила на прилавок.

– Мы в расчете? – спросила я, выжидательно уставившись на эссера.

Старый торговец хмыкнул и кивнул. Довольно улыбнувшись, я попрощалась со старым эссером и отправилась к звездолету в сопровождении рабов. И всю дорогу обратно прохожие бросали осуждающие взгляды нам вслед. Ох, как же я посмела нарядить невольников в одежду для высшего класса гуманоидов? Поразительная наглость!

Глава 2

Как только очутилась внутри "Месяца", тут же с блаженством завалилась на диван. Напротив в кресле вальяжно расселся раб. Он казался очень измученным, но надменности ему не занимать. А вот Дано так и остался стоять у входного люка в полной растерянности. Бедный мальчик, совсем загнанный.

– Дано, ты можешь стоять, сидеть или лежать где и когда тебе хочется. Кроме рубки и моих двух комнат. Хорошо?

– Да, госпожа, – тихо произнес он. – Спасибо.

Глубоко вздохнула и покачала головой.

– Эра. Меня зовут Эра. Никакая я тебе не госпожа. Ты не мой раб, а мой помощник.

Дано с нескрываемым удивлением открыл рот, переварил информацию, закрыл рот, кивнул. Я довольно улыбнулась и встретилась со злым взглядом раба.

– Не верь ей, Дано, – злобно прошипел мужчина. – У тебя по-прежнему метка раба на лбу. Ей не нужен помощник. Думаешь, она просто так заплатила за тебя сто кредитов? Чтобы потом просто отпустить?

Всё время, пока он обращался к Дано, не отрывал своих ярких глаз от меня, а когда закончил ядовитую речь, коварно усмехнулся. Вот язва. Да он просто хочет вывести меня из себя. Нет, он настолько невыносимый, что сам напрашивается на наказание.

– Вообще-то, – протянула я, не обращая на провокацию, – извини, Дано, но ты достался мне даром. Этого раба, – кивнула в сторону озлобленного мужчины, – мне продали с огромной скидкой, как постоянному клиенту. Он на самом деле стоит все четыреста кредитов, а я заплатила только триста.

А затем перевела победный взгляд на мужчину:

– Не волнуйся, мальчик, он отработает за двоих.

Раб злобно рыкнул и собрался броситься на меня, но в последний момент, видимо, передумал. Я самодовольно усмехнулась, чем разозлила его ещё больше, но не стала обострять ситуацию. Поднялась с дивана и произнесла:

– Вы, должно быть, устали. Идемте, покажу ваши каюты.

Направилась в сторону большого коридора, и электросетка вмиг растворилась передо мной. Парни двинулись следом.

– Здесь четыре каюты, – начала экскурсию я. – Те две, что справа – мои спальня и лаборатория. Туда вам строго-настрого запрещается входить. Слева – две гостевые, они для вас.

Люк в одну из пустых кают открылся и мы зашли внутрь.

– Все удобства внутри, встроены в стену, регулируются звуковыми сигналами. Дано, разберешься?

Мальчик осмотрелся, коротко кивнул, затем немного подумал и отрицательно покачал головой, потупив взгляд. Я улыбнулась от его робости и присела на корточки рядом.

– Просто скажи "душ", – в тот же момент из стены выдвинулась душевая кабина, и моментально посыпались ионовые искры. – Или "туалет", – из стены выдвинулся унитазный блок, а глаза мальчика просияли от восхищения. – Или "умывальник". Если хочешь, чтобы всё спряталось, просто скажи "спрятать", – и вся сантехника ушла в стену. – Кровать, стол и полки работают так же.

Мальчик с восторгом окинул взглядом каюту. Она была довольно просторной, так как почти вся мебель была спрятана. Внутри стояли лишь парочка стульев. Я ещё не успела переоборудовать пол под ниши, только стены.

– Цвет стен ты также можешь менять. Просто назови любой, какой тебе хочется.

– А можно желтый? – неуверенно спросил паренек.

В следующий момент его глаза широко распахнулись, потому что стены каюты окрасились в насыщенный солнечный свет.

– Вау! – только и смог произнести мальчишка.

Его восторг пробудил внутри щемящие чувства. Я рада, что выкупила его. Возможно, мне удастся сделать его жизнь лучше. Ласково улыбнувшись, потрепала его по коротким волосам. Сначала он дернулся, видимо, испугался, что я его ударю, но потом немного расслабился и даже смутился.

– Как мило, – язвительно процедил раб, стоявший рядом. – Так значит, ты еще и педофилка.

От неожиданных слов глаза полезли на лоб, и я моментально вскочила на ноги. В полном потрясении открыла рот, пытаясь что-то сказать, но так ничего и не пришло на ум. Краем глаза увидела, что Дано испуганно отступил от меня. Ну всё! Этот треклятый раб таки добился своего и окончательно вывел меня из себя.

– Да как ты смеешь? – закричала в его лицо, – Я что, давала повод так подумать о себе? Хоть раз обидела кого-то из вас? Или может вас оскорбило мое отношение, может я дала вам слишком много еды? Или может мне не стоило на последние деньги покупать вам одежду? О, или может вы хотите спать на полу, а я, такая плохая, выделила каждому по каюте? В чем моя проблема, а? Скажи мне, раб?

– Я тебе не раб, – яростно проорал он.

– Да если бы ты не пытался убить меня каждую секунду, я бы обязательно поинтересовалась, как тебя зовут, – ткнула пальцем в его грудь. – Но ты слишком умный, не так ли? Тебе совсем не нужно спрашивать для чего мне понадобился невольник, и какая участь его ждет. Ты и сам всё прекрасно знаешь, поэтому сразу пытаешься меня убить, – мне стало настолько обидно от его враждебного отношения, что с трудом удавалось сдерживать слезы. "Нет, соберись, Эра. Ты не должна показывать свою слабость." Резво вышла из гостевой каюты и вошла в свою, давая сигнал закрыть люк. На глаза попался стул, и в порыве злости я обрушила на него всю мощь своего удара. Металл с громким треском прогнулся и отлетел в стену. Но мой гнев не прошел, и я стала крушить всё, что попадалось на глаза. Когда немного остыла и перевела дух, то присела на кровать и запустила руки в свои волосы. "Да… Так меня давно никто не унижал".

Через пару секунд послышался слабый стук в люк. Ну что ещё им надо?

– Да? – слишком резко вскрикнула я.

В ответ услышала тихий, неуверенный голос Дано:

– Гос… Эра, с вами всё в п-порядке?

Немного смягчившись, я устало вздохнула и потерла переносицу пальцами.

– Да. Иди отдыхай, Дано. Если хочешь есть, просто нажми что-нибудь на пищевом аппарате, хорошо?

– Да, спасибо, госп… Спасибо, Эра.

Грустно хмыкнув, я покачала головой. Моё сердце обливается кровью каждый раз, когда вижу маленьких детей в местах, где им никак не положено быть… в этой грязи. А этот ублюдок посмел опорочить мои самые благие намерения. Ненавижу.

Ко мне дошел сигнал "Месяца" о том, что Дано пошел в пищеблок, а вот второй раб остался в коридоре и прямо сейчас стоит под моим люком. Странно, чего ему ещё надо? Совсем не хотелось видеть его недовольную морду, но перед глазами тут же всплыла картина с видом его израненной спины. "Да плюнь ты на него и оставь как есть, пускай сам о себе заботится", – отговаривала саму себя, но уже поднималась с кровати. "Ты слишком добрая, Эра, и твоя доброта тебе аукнется, ты дождешься", – но вопреки голосу надломленной гордости, подошла к люку. Тот отъехал в сторону, и я встала лицом к лицу с этим злобным мужчиной. Хотя на этот раз его взгляд не был таким уж злым, он выглядел… обеспокоенным? Наверно, показалось. В следующее мгновение его лицо превратилось в непроницаемую маску, без особых отличительных эмоций.

– Нужно обработать твою спину, иначе пойдет процесс заражения, – заворчала я.

Он ничего не ответил и не шевельнулся. Толкнула его в грудь и вышла из своей комнаты, направляясь в соседнюю, где была лаборатория.

– Прими ионовый душ и приходи, – бросила на ходу.

Эта коюта по размеру была самая большая. По центру стоял хирургический стол, а вдоль стен была расставлена разнообразная аппаратура и криогенные8 шкафчики с медикаментами. Здесь я провожу много времени за исследованиями, пока "Месяц" везет меня на автопилоте.

1Ли – приставка к имени, обозначающая ласкательную форму.
2Один из самых крепких и очень легких металлов.
3Мера веса, равна 0.73 кг.
4Обращение к женщине.
5Обращение к мужчине.
6Распространенный смертельный вирус в галактике Млечный путь, который поражает клетки человеческого организма за трое суток.
7Материал, напоминающий латекс, но прочнее и воздухопроницаемый.
8Специальные шкафы и ниши, поддерживающие низкую температуру.
Рейтинг@Mail.ru