Их любимая

Хелен Ли
Их любимая

Пролог

Я слышала, как быстро он приближался ко мне. Сердце замирало от каждого тяжелого шага.

– Ах ты ж сука!

Деревянная дверь резко открылась и, ударившись о стену, разлетелась на щепки. Я вздрогнула и подорвалась со своей кровати.

– Папа?

– Я убью тебя, маленькая дрянь! Ты подставила меня!

Он был зол, как никогда. И впервые в жизни я подумала, что сейчас действительно умру. Он часто злился на меня без особого повода, а сейчас… Я ведь действительно предала его. Отец подлетел ко мне со скоростью молнии и, замахнувшись, ударил с такой силой, что я пролетела над полом и больно ударилась о стену. Сползла вниз и прикрыла голову руками. Это только начало, дальше будет только хуже.

«Терпи. Ты выдержишь».

Он поднял стоящий рядом стул и запустил его в меня. От удара тот разлетелся по частям в разные стороны, а я почувствовала, как треснула кость в правом запястье.

– Папа, пожалуйста! – сквозь рыдания стала умолять его. – Я не виновата. Мне кто-то подмешал снотворного, прошу тебя…

Но он не слышал ничего. Ненависть и злоба застилали его глаза, и отец, словно под гипнозом, колотил меня, что было сил. Я рыдала и умоляла его остановиться. Молилась всем высшим силам, отчаянно звала на помощь. Но кто посмеет противостоять Виктору Трансу? Я таких самоубийц не знаю. Через какое-то время перестала чувствовать боль. Наступило онемение. Силы полностью покинули меня, и я просто расслабилась, закрыла глаза. Я так устала жить, пора уходить…

Глава 1

Запахи плесени и пота заставили меня открыть глаза. И лишь после этого я почувствовала боль. Она была везде. Обжигала мою плоть, не давая нормально вздохнуть. Темно. Лишь контуры и невзрачные очертания. Но я сразу поняла, где нахожусь. В доме каждого альфы есть подземная тюрьма. Или камера пыток, кому как угодно. Я была здесь лишь раз, когда отец заставил смотреть наказание провинившегося волка. Более жестокого зрелища я не видела никогда за всю свою жалкую жизнь. Прямо на этом месте, где пытали и казнили того оборотня, сейчас прикована я. Подвешена за руки. Одна из них дико болит, кажется, сломана кость.

– Отец, – жалобно заскулила я. – Прошу, отпусти меня.

Одинокая слеза скатилась по щеке. Знаю, он должен меня услышать. Он же не мог меня бросить здесь надолго? И, хотя я заслужила его злость, буду до последнего отрицать свою причастность к той подставе, что мы с Крисом провернули. Я знаю, что все правильно сделала. Истинные пары – это святое. Ни одна договоренность не может помешать волчьему зову.

За толстой металлической дверью послышались шаги. Кто-то шел ко мне, я постаралась встать ровно, но ноги были словно ватными. Дверь открылась и по моей спине пробежался холодок от смеси ужаса и дикого страха.

– Очнулась?

– Да, отец. Прошу, выслушай меня…

– Молчать! – рыкнул он, заставляя меня заскулить.

– Ты предала меня, – обманчиво спокойным голосом произнес он.

– Мне подсыпали снотворное, – сквозь слезы прошептала я, не смея поднимать на него глаза.

– Маленькая обманщица, – усмехнулся он.

А я сразу представила в своем сознании его привычный садистский оскал.

– Я подумал и принял решение.

Кажется, я перестала дышать, ожидая вердикта. Даже сердце остановилось.

– Ты нарушила мои планы, Ками.

Он подошел вплотную и положил горячую ладонь на мое горло.

– И я очень расстроен по этому поводу.

Сильно сжал пальцы, не давая сделать и вдох. Я стала задыхаться, умоляюще смотря в его дикие глаза. Такие жестокие и пустые.

– Но, в конце концов, ты моя дочь, – сладко улыбнулся он, продолжая давить со всей силы. – И раз ты не принесла мне пользы со стаи Меддисон и даже со стаи Вуд, хотя всё уже было договорено…, – он пронзил меня зловещим взглядом и, наконец, отпустил хватку. Я жадно глотнула прохладный воздух.

– Я решил отдать тебя за пределы Западных лесов. Здесь у тебя больше нет подходящих кандидатов в женихи. А, значит…

Я прекрасно знала, что это значит. Ликаны. Дикие, необузданные, нечеловечные волки. Те, кого превратили в оборотней укусом. Неуправляемые убийцы.

– Нет. Отец, прошу, не нужно, – начала умолять я.

Он это любит. Возможно, смилуется. Но заглянув в черные глаза, поняла, что на этот раз он настроен решительно. Никакого блефа.

– Ты поедешь к Варцлаву.

Услышав это имя, моя волчица жалобно завыла внутри. Нет, только не к нему. Варцлав – самый жестокий волк, которого мне приходилось когда-либо видеть. Он просто сумасшедший. Лишь единожды он приезжал к нам в гости, обсудить какие-то дела с отцом, и с тех пор не оставляет меня в покое. Каждый месяц шлет свои «подарки», ненормальные знаки внимания. Обычно, это головы ликанов, запечатаны в красивые коробки с черными бантами. Он давно просил отца отдать меня ему в жены. Злобный, уродливый, больной псих. "Принц ликанов", как он сам себя зовет. Но при этом оборотнем он родился, а не стал искусственно. Я не знаю, для каких целей он хотел взять меня себе, но уверенна лишь в одном – я никогда не буду в безопасности рядом с ликанами. Они абсолютно не управляемые существа. Учуяв запах самки, не смогут сдержать свои звериные порывы. Они просто разорвут меня на части.

Глаза затопили горькие слезы. Это так несправедливо. За что?

– За что, отец? Почему ты так ненавидишь меня? Они же… Они…

– Они сделают с тобой то, что ты заслужила, маленькая дрянь, – прошипел он в мое лицо. Он больше не был таким умиротворенным, как несколько секунд назад. – С предателями именно так и поступают. Я мог бы просто убить тебя. Но зачем же добру пропадать, когда ты можешь принести мне пользу. У тебя был выбор, Ками. Ты могла стать супругой Криса Вуда и жить спокойной жизнью, о которой всегда мечтала.

– У него есть пара! – отчаянно закричала я. Ну как он не понимает? Нельзя пойти против воли судьбы. – Он бы никогда не смог полюбить меня.

– Полюбить? – удивленно произнес отец. – Полюбить?

Он расплылся в насмешливой ухмылке, а потом и вовсе залился истерическим хохотом. Я отстраненно наблюдала за ним, пыталась прислушаться к волчице, но та не отвечала. Так бывает, когда она очень напугана. Я просто не могу достучаться до нее, и не сумею обернуться, пока вновь не почувствую силу в себе. А прямо сейчас я разбита на мелкие осколки. И впервые за все время… пожалела, что помогла Крису. Нельзя идти против Виктора Транса. Спустя пару минут он отошел от истерики и с веселой улыбкой посмотрел на меня.

– Идиотка, – зло прошипел он.

Иногда, он так резко меняет свои маски, что мне кажется, отец такой же сумасшедший, как и Варцлав.

– Ну что ж, Ками, – вновь абсолютно спокойным голосом произнес этот монстр. – Не думаю, что мы с тобой больше увидимся. Завтра утром твой будущий супруг приедет за тобой. Раз мне не удалось приструнить тебя, пускай этим займется Принц ликанов. Будешь послушной и, возможно, ты выживешь.

Он отвернулся и направился к выходу. Отчаяние затопило меня. Он уходит. Мой последний шанс выжить – это сейчас слезно умолять его о пощаде. Обещать всё что угодно, и до конца жизни преданно служить ему. Но, почему-то, из горла не вырвался ни единый звук. Ничего. Я полностью онемела изнутри.

– О, – бросил он, не оборачиваясь, – вечерком заглянет Карг. Я обещал ему немного вознаграждения за его преданность. Он единственный из моих детей, кто достоин любви.

Металлическая дверь закрылась с громким лязгом, а я снова стала задыхаться. Этого нет. Это не происходит со мной на самом деле. Нет. Нет. Мама, где же ты? Умоляю, спаси меня. Спасите меня, хоть кто-нибудь…

***

– Виктор, открой.

Громкий настойчивый стук раздавался где-то сверху. Именно он привел меня в сознание. Я дернулась всем телом, звеня оковами. Руки затекли, а ноги онемели.

– Открой, Транс.

Это Крис стучал в парадную дверь на верхнем этаже. В сердце зародился огонек надежды. Он пришел не просто так. Он должен помочь хоть как-то. Я стала вырываться, раня запястья еще больше.

– Крис! – отчаянный вопль вырвался из груди. Но он был таким слабым. – Крис… Помоги.

По мраморному полу раздались уверенные шаги. Монстр. Тяжелая входная дверь открылась, и я снова вскрикнула.

– Вуд? Чего пришел? – послышался приглушенный голос Виктора.

– Мне нужно увидеть Камиллу.

– Я здесь, – сквозь слезы прошептала я.

Но этого было недостаточно. Он не услышит.

– Её нет, – насмешливо произнес Транс. Я поклялась себе, что больше никогда не назову его отцом. – Она отправилась в северную стаю. Раз здесь для нее нет достойных женихов…

– Рррр!.. – разозлился Крис. Я слышала его ярость. – Ты мерзкий подонок, Транс. Отдать родную дочь на растерзание ликанам? Это слишком низко даже для тебя.

– Хочешь объявить мне войну? – издеваясь, спросил Транс.

Пожалуйста, только не уходи, Крис. Не оставляй меня.

– Тогда проваливай! – зло рыкнул монстр и грохнул дубовой дверью. Я замерла прислушиваясь.

– Нет, нет. Не уходи. Пожалуйста, – с мольбой шептала я.

Но звук отъезжающей машины разбил все мои надежды в пух и прах. По спине прошелся зловещий холодок, и мелкая дрожь по телу вернулась. Паника нарастала с каждой секундой. Я пыталась успокоиться, делать глубокие вдохи, непрерывно повторяла три слова в уме.

«Все будет хорошо. Всё будет хорошо…».

Но это не помогло, мрачные мысли всё больше поглощали меня. До тех пор, пока полностью не прорвались в мое сознание вместе с отчаянным криком.

– Ааааа!.. Нет! – зарыдала я во всю мощь. – Помогите! Помогите мне!

Но вновь услышав тихие шаги в конце коридора, я до крови прикусила губу и придушила рвущиеся рыдания. Кто-то шел. Не монстр. Неужели этот выродок, мой сводный брат? Я сжала кулаки, до крови впиваясь ногтями в ладони. Моя волчица молчала и я не могла обернуться, чтобы хоть как-то защититься. Ничего не было, чтобы дать отпор. Разве волки так поступают? Даже самым слабым дают возможность сразиться в честном бою. А меня просто сковали, как тряпичную куклу. Железная дверь открылась и в проеме показалась белобрысая макушка. Это Билли, один из псов Транса. Я ненавидела всех его слуг. Они проходили жесткий отбор. Транс выбирал самых бесчеловечных ненормальных ублюдков. Таких же, как и он. Но о Билли я не знала ничего. Он всегда был самым скрытым волком. Тихим и загнанным. Остальные над ним подшучивали, но никто не смел нападать. Потому поползли слухи, что он очередной бастард Транса. Билли настороженно осмотрел комнату и, убедившись, что никого нет, зашел внутрь, закрывая за собой дверь на засов.

 

– Нет! – взвыла я. – Не трогай меня. Ты не посмеешь.

Он тихо приближался, не обращая внимания на мое метавшееся в истерике тело. Кандалы с лязгом бились о каменную стену, разнося эхо по всей пыточной. Этот звук я, наверно, запомню до конца своих дней. Когда Билли поднял руку, я зажмурила глаза и жалобно заскулила, ожидая новой боли. Но он не ударил. Вместо этого мягко жестом положил ладонь на мою щеку. Я вздрогнула и открыла глаза, непонимающе уставившись на него.

– Не бойся, Ками, – прошептал он. – Я помогу. Только тихо. Виктор уехал.

Мне так нужно было услышать эти слова. Надежда разлилась в душе быстрым потоком, и я активно закивала головой. Я буду очень-очень тихой, только пусть поможет сбежать.

Билли достал из кармана длинный старинный ключ и потянулся к оковам на моих руках. Как только я была свободна, свалилась на каменный пол от бессилия.

– Я выведу тебя через подвальный выход. Его охраняет только Лесли. Но он заснул. Ты должна вести себя тихо. Очень тихо, Ками. А потом беги, не останавливайся ни на секунду. И бежать будешь всю свою жизнь. Возможно, тебе это удастся. Всегда есть шанс. Но Виктор будет искать тебя. А если найдет…

Билли прервал свою речь, но объяснять ничего не нужно было. Это было самое большое, что я когда-либо от него слышала. Я понимала одно – сейчас тот самый единственный и последний шанс на свободу. Если не убегу – лучше погибнуть, чем попасть в руки своего брата или целой армии ликанов. Поднявшись на ноги, я поняла, что во мне открылось второе дыхание. Я смогу.

Мы шли по узкому коридору, ведущему глубоко под землю. Я была впереди, парень сразу за мной. Пахло неприятно, будто здесь недавно сдохло мелкое животное. Крыса или крот. Я молчала, Билли тоже. На секунду пронеслась настороженная мысль, что это западня. Даже если так… Если меня выпустят на свободу лишь для того, чтобы потом догнать, все равно остается хотя бы один маленький шанс, что мне удастся сбежать. Всё лучше, чем сидеть в том подвале и ожидать, когда меня поимеет собственный брат. Но достигнув двери, ведущей на улицу, я все же решилась спросить.

– Зачем ты мне помогаешь, Билли?

Он опустил глаза, смутившись от прямого вопроса. Я уже не надеялась, что он ответит, потому потянула за ручку, собираясь выскользнуть наружу. Но паренек все же прошептал мне вслед:

– Ни один отец не должен так жестоко обращаться со своим ребенком.

Я обернулась и внимательно посмотрела на него, запоминая каждую черту лица. Для себя я строго решила, что больше не вернусь в этот дом. Билли поднял на меня глаза и слабо улыбнулся.

– У тебя его глаза, – прошептала я, – Только добрее.

Улыбка парня померкла, а лицо вновь стало непробиваемой маской.

– Идем, у нас мало времени, – прошептал он, кивая на выход.

Я дернула ручку и с радостью вздохнула прохладный ночной воздух. Этот выход вел прямо в лес. Я знала эту местность как свои пять пальцев. Все ловушки и тайные дорожки, ведущие в город. Я любила здесь гулять, бродить в одиночестве. Около двери прямо на земле лежал Лесли. Сторожила крепко дрых и громко храпел. Это не был здоровый сон, ему явно подсыпали конскую дозу снотворного. Я обернулась на Билли, а он лишь невинно пожал плечами.

– Будь осторожен, – прошептала я, хватая его за руку. – Он может понять, что ты помог. И поступит с тобой еще хуже чем…

– Все будет хорошо, – так же, шепотом, перебил меня Билли.

Я не могла дольше оставаться, нужно было двигаться, пока есть силы. Мой сводный брат подбадривающе кивнул, и я не стала медлить ни секунды.

Я бежала на последнем дыхании. Моя волчица от испуга спряталась глубоко внутри и не собиралась помогать. А жаль, на четырех лапах было бы быстрее. Не знаю, как далеко мне удалось сбежать, но я уже выбежала за пределы территории своей стаи, здесь я не была никогда. В воздухе чувствовалось приближение рассвета. Мне лишь нужно добраться до дороги. Там у меня будет намного больше шансов скрыться автостопом. Но я так дико устала. В груди больно кололо при каждом вдохе, а ноги совсем не слушались. Я знала, что не должна останавливаться. Бежать вперед до последнего глотка воздуха, и ни за что не возвращаться назад. Под ноги попались корни старой ели, и я, споткнувшись, свалилась на землю. Ладони обожгло щепками и иголками, но я заставила себя сконцентрироваться на цели.

– Вставай, – прошептала в тишину.

Капля пота скатилась по носу и упала на мои испачканные землей руки.

– Вставай.

Я прикрыла глаза лишь на секунду, позволив себе отдохнуть. Лишь одну секундочку.

– Аууууууу… – дикий вой эхом разнесся по ночному лесу, заставляя меня вздрогнуть всем телом.

Сердце бросилось вскачь, адреналин закипал в крови. Они бегут за мной. Позади раздался еще один вой. Затем еще. Преследователи знали, что я их слышу, хотели показать свое ощутимое преимущество. Меня загоняли в ловушку, словно глупого кролика. Но только вот кролик им нужен живым, а у меня на этот счет другое мнение.

– Я еще немного поборюсь, – прохрипела я, подрываясь с земли. – Всегда есть шанс. Всегда.

Не знаю, какое по счету дыхание во мне открылось, но я бежала так быстро, как только мог человек. Они настигали, приближались, окружали. Мне всего лишь нужен был план, как убить себя быстро, когда меня догонят. Еще один вой прозвучал совсем близко, будто прямо за спиной.

«Не оборачивайся. Только не смотри назад».

Справа промелькнула тень, слева послышалось шуршание веток. Я понимала, что больше некуда было деваться. Это конец. Пробежав еще несколько секунд, сбавила темп, а затем и вовсе остановилась. Передо мной в трех метрах выскочил огромный серый волк. Это Карг, мой брат. Его глаза пылали диким огнем, он зло скалился и рычал. И хоть мое сердце билось со скоростью отбойного молотка, я не боялась его. Наверно, уже смирилась, что пришло мое время. У меня и жизни-то не было. Ни свободы, ни друзей, ни любви. Я грустно усмехнулась и смело посмотрела монстру в глаза, бросая вызов.

– Ты никогда меня не получишь, мерзкое животное! – закричала я во всю мощь.

Мой дрожащий голос эхом раздался по лесу. Остальные волки тоже вышли из-за деревьев, окружив меня плотным кольцом. Их было шестеро. Нереально убежать. Все они шипели и рычали, предвкушая, как разделят пойманную жертву. Я уже присмотрела сухую ветку на ближайшей ели. Если удастся быстро вырвать её, получится копье с острым наконечником. А там дело за малым… Лишь бы решимость не подвела меня.

Карг начал перевоплощаться, что очень меня удивило. Обычно, он неподвластен силе полной луны и не может себя контролировать. Но подняв глаза в небо, я поняла, что луна идет на убыль. Я просидела в том подвале дольше, чем думала. Похоже, дня три.

– Камилла, – проскрипел он, представ передо мной абсолютно обнаженным.

Такова природа оборотня – он меняет свои сущности как перчатки. Волк живет внутри человека.

Карг окинул мое тело похотливым взглядом и облизал пересохшие губы. Его движения и мимика были как у безумного человека. Взгляд отстраненный, сам себе на уме. Единственный голос, к которому он прислушивается – Транса. И то, я уверенна, что такая закалка вырабатывалась годами. Виктор безжалостно издевался и пытал этого волка за любую малейшую оплошность. Карг действительно безумный, таким он родился. Он стал кружить вокруг меня, сужая радиус и приближаясь практически вплотную. Я подождала, когда он окажется сбоку, чтобы броситься к намеченному суку. Но видимо, я была сверх меры уставшей и слишком медлительной, потому что он легко сумел предугадать мои действия. Я и шагу не смогла сделать, как брат толкнул меня на землю, навалившись сверху.

– Нееет! – обреченно завопила я.

Просить помиловать и звать на помощь не было смысла. Я также знала, что чем больше буду сопротивляться, тем сильнее разогрею его дикое желание. Но не могла ничего сделать со своей паникой, она нарастала все больше, заглушая шепот разума. Карг больно впился клыками в шею, держа меня за шкирку, как животное. Его твердая плоть настойчиво упиралась в мое бедро, что вызвало волну ужаса и омерзения.

– Камилла, – прохрипел он в самое ухо, а затем прикусил клыком.

Я вскрикнула от боли, а из глаз брызнули слезы. Мне так было жалко себя, черт побери. За что? За что на мою жизнь выпало столько страданий? Когда же это всё закончится? Когда?

На мне немного одежды. Домашняя майка и бриджи – всё, что было, когда монстр избил меня и закрыл в пыточной. И Карг с легкостью разорвал хлопковую ткань, до боли сжимая грудь. Я вновь закричала, прикрывая рот кулаком. Волки окружили нас и ходили по кругу, наблюдая за шоу. Такие же больные ублюдки, им это нравилось. Каждый ждал своей очереди. Нет. Лучше смерть, чем такая участь. Но когда эта тварь разорвала последнюю одежду на мне, отбрасывая клочья в сторону, я потеряла всякую надежду даже на смертельный исход. Они же не отпустят меня…

– Камилла, – в очередной раз, словно одержимый, повторил сумасшедший сиплым голосом.

И в ту самую секунду где-то далеко позади раздался вой. Самый страшный и узнаваемый звук. Виктор Транс. Карг дернулся, навострив уши. Он вел себя как волк даже в человеческой личине.

– Отпусти, – решительно произнесла я. – Отец идет. Ты не можешь этого сделать при нем.

– Мне хватит времени, – рыкнул он, вновь придавив меня своим весом.

Я с новой силой стала вырываться и ползти вперед, отмахиваясь от его противной морды здоровой рукой. Волки вокруг ходили кругами и рычали на него. Они предупреждали об опасности, ведь тоже боялись гнева Транса.

– Нет, Карг. Он убьет тебя за непослушание.

Волк Виктора издал еще один предупреждающий вой. Он звал своих волков, что должны были немедленно откликнуться и броситься навстречу. Рядом с ним прозвучал еще один вой, незнакомый, но чувствовалось, что он принадлежит альфе. Накатила волна надежды. А вдруг… он одумался и решил все исправить? Вдруг кто-то переубедил его, и теперь они вместе пришли на помощь?

Глава 2

– Отпусти, отпусти меня сейчас же! – завопила я настолько громко, чтобы отец услышал.

Вой усилился и на этот раз в нем была угроза. Один из свиты братца озлоблено зарычал и бросился на брата, отрывая от меня. Я оказалась совершенно голой и беззащитной посреди леса в окружении волков. Карга удерживали на земле сразу трое, но он не перестывал рычать и смотреть на меня безумным взглядом. Я глубоко дышала, пытаясь прийти в себя от ужаса.

«Тише, тише, успокойся».

Отец был совсем близко, еще минута и он спасет меня. Огромный темно-коричневый волк выскочил из-за ели, злобно рыча на кучку волков, державших Карга. Они жалобно заскулили и, опустив морды, отползли назад. Мой братец последовал их примеру, хотя дикие глаза продолжали метаться от отца ко мне. Еще через секунду показался второй волк. Он был очень красив. Густая черная шерстка отсвечивала синим цветом, мощные лапы и грудные мышцы делали из него настоящего гиганта. Но когда я перевела взгляд на черные глаза, по спине прошелся леденящий душу холодок. Я узнала его. Варцлав. Только он смотрел на так, что хотелось опустить голову и спрятаться как можно дальше. Он действовал на меня устрашающе, даже злостный взгляд отца так не пугал.

Виктор принял человеческую личину, тогда как Принц ликанов оставался в шкуре волка. Казалось, он не замечал никого вокруг, но пристально следил за малейшим моим движением.

– Кто тебе помог? – зарычал отец, подбегая вплотную.

Он был в ярости. Я опустила глаза, не смея на него смотреть. Как я могла сейчас сдать Билли? Ведь он дал мне последний шанс на спасение. Неважно, что я не смогла им воспользоваться, предать Билли не посмею. Я стала судорожно перебирать мысли. Если солгу, отец сразу поймет, учует по запаху. Если буду молчать… Что ж, я и так хотела смерти.

Транс замахнулся и мое лицо обожгло искрами боли.

– Ктооо? – проревел он.

Я упрямо сжала губы, продолжая смотреть на его голые ноги. Еще один удар, и меня откинуло на полшага назад. В глазах вспыхнули искры и брызнули слезы. Никто даже пальцем не пошевелил. Даже Варцлав. Он так же пристально наблюдал за моим избиением, лишь хвост выдавал его возбуждение. И только с первой каплей крови на моих губах, он слабо зарычал. Отец остановился, поворачиваясь к черному волку.

 

– Она твоя, – проскрипел он. А после повернулся ко мне вполоборота и самодовольно хмыкнул. – Я все равно накажу его.

Мое сердце замерло от понимания, что он знает правду. Наверно, учуял запах Билли на мне. Я дернулась вперед, сама не зная, что можно сделать. Молить? Угрожать? Что? Что я одна могу против него? Увидев мой слабый порыв, он насмешливо фыркнул и, уходя, произнес:

– Я тебе не по зубам, мелкая шавка.

Меньше чем за минуту он принял облик волка и рыкнул на остальных. Его сторожевые псы покорно поплелись за своим вожаком. Лишь Карг не спешил обращаться, продолжая сверлить меня диким взглядом.

– Рррр… – раздался предупреждающий рык альфы, и мой сумасшедший сводный брат принял вторую сущность.

А после посеменил следом за остальными, все время оглядываясь.

Мы остались вдвоем. Один на один – я и черный волк. Он не спешил, чего-то ждал и внимательно осматривал мое лицо, сидя на задних лапах. Казалось, он был полностью расслаблен и спокоен. Но я чувствовала, как обманчив этот умиротворенный вид. Его выдавал дикий взгляд. Кошмар не закончился для меня. Одного ненормального волка сменил другой. Еще более сумасшедший.

– Чего ты хочешь? – завопила я, не выдержав напряжения.

Боль поутихла и слез больше не было. Но вернулся страх перед неизвестностью.

– Что ты со мной сделаешь? – уже шепотом спросила я.

Волк медленно поднялся на четыре лапы и подошел вплотную. Я не шевелилась, боялась, что любое движение приведет его в бешенство. Он слегка склонил морду набок, как бы примеряясь, а уже через минуту передо мной восстал обнаженный мужчина. И теперь любые надежды на спасение или помощь покинули меня окончательно.

Варцлав был огромным. Под два метра ростом и почти метр в ширину, он казался настоящим великаном по сравнению с моим хрупким телом. Он мог бы с легкостью сломать шею одной рукой. Если бы меня бил он, а не отец – быть мне на том свете. Невероятно, до чего он был красивым волком и при этом столь уродливым мужчиной. Острые черты лица и тонкие губы характерно отображали его злую сущность. Кривой нос был сломлен в нескольких местах, а на щеках, шее и по всему телу виднелись многочисленные шрамы от когтей и зубов. Но самыми страшными на его лице были глаза: огромные, широко посаженные, черные глаза. Они казались такими неживыми, будто принадлежали мертвецу. Лишь решительный взгляд говорил о том, что в этом оборотне полно силы и энергии. Но сила эта – зло.

Медленно он присел на корточки, оказавшись на одном уровне со мной. Его рука поползла вверх и легла на мою щеку. Шершавым пальцем он провел по моим губам, стирая выступившую каплю крови. Затем так же медленно поднес её к своему рту и слизал. Его глаза прикрылись в блаженстве, и он издал стон удовольствия. От этого звука меня передернуло. Я слышала многое о нем. Ходили слухи, что он питается кровью младенцев и девственниц, как настоящий вампирюга. Только вот с этим ему не повезло. Хранить себя для такого чудовища я бы ни за что не стала.

– Ты вкусная, – констатировал он, открывая глаза.

Я с ужасом наблюдала, как его губы расплылись в удовлетворенной улыбке и показались острые клыки.

– Если не будешь слушаться, – прошептал он, склоняясь к самым губам. – Я тебя съем.

Он снова высунул язык и зализал ранку на моей губе. Я задрожала всем телом, но не смела отстраниться. Было до тошноты противно, а его резкий запах вызывал еще больше отвращения. Наконец, он отдалился и вновь заглянул в мои глаза.

– В самом прямом смысле, – добавил тем же шепотом.

Я сделала судорожный вздох, приглушая панический крик, а затем кивнула. Я поняла его. И верила каждому слову. Этот монстр способен на всё, потому я должна слушаться… До тех пор, пока не останусь одна. Когда никто не будет мешать, я смогу спокойно уйти из этой жизни.

– Вставай! – грубо отдал приказ Варцлав, поднимаясь во весь рост.

Я с трудом, шатаясь, смогла встать на ноги.

– Оборачивайся волчицей. Я хочу посмотреть на тебя.

– Я не могу, – прошептала я. – Она не отзывается.

– Хммм, – задумчиво издал Принц ликанов, обходя меня по кругу. Я понимала, что разозлила его, не выполнив приказа. Но что мне делать, если я просто не могу? Он остановился сзади, и я замерла на минуту, даже не дышала.

– Я твой альфа, Камилла. Отныне и навеки ты принадлежишь мне, – низко произнес он на ухо. Не кричал, не злился, но что-то в его тоне заставило почувствовать себя мелочной и незначимой. – Если захочу, сотру тебя в пыль или, наоборот, сделаю в фаворе. Ты будешь слушать каждое мое слово очень внимательно и без единого сомнения выполнять приказы. Ты больше не принадлежишь себе. Отныне в человеческом обличии ты моя самая любимая игрушка, а в волчьем – плодородная сука. Это ясно?

Я до боли прикусила губу и сжала кулаки.

– Ясно, – прошептала я, чувствуя, как тихие слезы медленно скатываются по щекам.

– Ясно, мой Хозяин, – поправил он.

– Ясно, мой Хозяин, – бездушно повторила я.

– Хорошо.

Он вышел вперед и встал передо мной. Сделал шаг назад и начал медленно блуждать взглядом по моему избитому обнаженному телу. Я почувствовала себя мерзко. Я же оборотень, нагота – часть моей жизни. Никогда её не стеснялась и не чувствовала себя так некомфортно. Но сейчас захотелось прикрыться, спрятаться от его странного взгляда.

– А теперь еще раз, – зловеще произнес он. – Обращайся в волчицу, Камилла. Твой Хозяин отдал тебе приказ.

Я сделала глубокий вдох и вновь позвала её.

«Ну, давай, пожалуйста. Так же будет лучше и тебе и мне».

Она слабо откликнулась, жалобно заскулив внутри.

«Давай, хорошая. Выполни его приказ, теперь он твой альфа. Ты должна».

Еще несколько минут, и я стала медленно превращаться. В этот раз было больно, волчица все время сопротивлялась и хотела вернуться. Когда я все же приняла вторую сущность, то прижалась к земле, не смея шелохнуться.

– Красавица, – вынес вердикт Варцлав.

Моя волчица действительно была очень красивой. Я удалась в покойную маму. Белоснежная шкура, нежное, хрупкое тело – делали меня всегда объектом обожания любого волка. Возможно, кто-то и мог признаться в своих чувствах, если бы Виктор позволил подойти ко мне ближе, чем на полмили. Трансу было плевать, с кем я сплю, лишь бы не влюблялась, ведь это могло помешать политическому браку, который он для меня готовил. Сначала с Джошуа, потом с Крисом. Даже один из близнецов Коул был в претендентах, но не сошлось.

– Следуй за мной и никуда не отставай, – прозвучал властный голос. Я горько усмехнулась про себя.

Будто, у меня есть выбор. Я даже не могу достойно покончить с собой. Я, вообще, себе не принадлежу.

Передо мной вновь появился черный волк и, громко взвыв в небо, сорвался с места. Он двигался слишком быстро, а я была уж очень слаба. Но собрав всю волю в лапы, я старалась не отставать. Возможно, я потеряю сознание от изнеможения и хоть немного отдохну?

Мы возвращались назад. Привычные запахи и знакомые тропы раздражали меня до бешенства. Я ненавижу это место. Варцлав даже не оборачивался, точно знал, что не посмею сбежать. В голове постоянно крутились смелые мысли, но на деле я оказалась жуткой трусихой. Да, я не знала, что ждет меня дальше. Но пока бежала, поняла одно – умирать прямо сейчас не хочется. Внутренний голос настойчиво шептал, что мое время еще придет. Я подумала, что, возможно, Варцлав и стал тем самым шансом на спасение. Ведь Карг все-таки не тронул меня. Какая-то сила свыше оберегает меня столько лет. А что, если сейчас я не просто сменю обитель одного монстра на другого, а смогу найти выход? Сбежать? Да, бежать от Принца ликанов будет очень сложно, но что мне терять? Абсолютно нечего…

Мои раздумья прервал жесткий рык. Черный волк был недоволен, что я слишком отстала. Моя передняя лапа точно сломана, а постоянный бег не давал кости срастись как следует. Я не могла бежать быстрее, чем делаю это прямо сейчас, но кому какое дело? Варцлав не побежал прямо, где уже виднелось поместье Транса, а свернул налево в обход. А еще через минуту я учуял запах дизеля и шин. Преодолев треть мили, мы оказались в чаще леса возле большого черного джипа. Варцлав прибежал первым и уже успел принять человеческую личину, ожидая меня.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru