Перевернутый город

Ханна Мэтьюсон
Перевернутый город

Глава 3

Подача была всем. Даже с невероятными иллюзиями Великого Бальтазара и ассистенткой, которая затмевала самого фокусника, им никогда бы не удалось стать грозой кассовых сборов лучших магических представлений Лондона. Все критики сходились в одном: шоу Блюма и Ильзы нескладное и тусклое, а дни Бальтазара как фокусника сочтены.

Это означало, что и карьере Ильзы скоро должен прийти конец. Другие фокусники постоянно предлагали ей более высокий заработок, надеясь заполучить не только очаровательную ассистентку, но и профессиональные секреты Бальтазара. Только вот никто из них не знал, что Ильза и была его секретом. Дело состояло не только в этом: Ильза была шармом и очарованием всего выступления. Она являлась всем тем, что держало Бальтазара на плаву. Блюм в ней нуждался. Однако истинная причина, по которой они оставались вместе, заключалась в следующем: Ильза скорее бы вернулась к карманному воровству, нежели рассказала еще хоть одной живой душе о том, на что она способна.

Как обычно, Ильза продолжала улыбаться и изображать радость, пока Великий Бальтазар, спотыкаясь и покачиваясь, ходил по зрительному залу. Он вытаскивал всякие предметы из своей шляпы и возвращал их растерянным владельцам. То были вещи, которые Ильза повытаскивала из карманов зрителей, пока те стояли в фойе. Бальтазар распилил Ильзу пополам, а затем заставил ее «исчезнуть», хотя на самом деле девушка превращалась в мышь и незаметно бежала в другой конец сцены, где «появлялась» снова. Таланты Ильзы позволяли демонстрировать неповторимую иллюзию: раз за разом повторять фокус с тем же успехом. Она перемещалась по сцене и зрительному залу, как мяч-попрыгунчик, и это было ее любимой частью вечера.

Блюм и Ильза под жидкие аплодисменты показали смесь стандартных фокусов и настоящего волшебства. Тем не менее, когда зрители почувствовали приближение грандиозного финала, в зале стало нарастать напряжение. Именно за этим люди и пришли сюда: за самым незабываемым фокусом, который можно увидеть.

Как только Бальтазар начал свой монолог о мистической телепортации, Ильза, спрятавшись под плащом с капюшоном, снова перевоплотилась. Как было известно, шпионы фокусников-конкурентов появлялись в коридорах сразу после того, как Ильза выходила на позицию. Им удалось завербовать несколько сотрудников мистера Джонстона в качестве стукачей. Один из них был телохранителем загадочной фигуры в плаще, которая поднялась со сцены к двери магического ящика. Телохранитель оставил Ильзу в начале коридора, а его напарник ждал ее в конце. Оставшись одна, девушка скинула плащ, под которым прятала рыжую бороду и нескладные конечности Бальтазара, его прямой, горделиво поднятый нос и испещренную морщинами кожу.

Девушка поправила белые перчатки и разгладила складки на изумрудном жилете. Превращение одежды требовало сильной концентрации, но и это Ильза освоила в совершенстве. Так было лучше, чем оставлять копию костюма Блюма лежать в гримерной у всех на виду. Затем Ильза вынула из нагрудного кармана складное зеркальце и проверила свое сходство с оригиналом. Издалека в свете прожекторов мельчайшие подергивания, выдававшие секрет Ильзы, были невидимы. Тем не менее девушка помассировала челюсть в тщетной попытке сгладить рябь. Не считая подергиваний, сходство было идеальным.

Различался только цвет глаз. У Блюма они были голубыми, а у Ильзы – нет.

Потребовалась целая жизнь и постоянное наблюдение за миром, чтобы отточить этот навык, но зато теперь Ильза могла подвергнуть влиянию магии любую часть своего тела. Она могла заставить свои волосы отрасти так сильно, что они тянулись по полу, или растолстеть настолько, что ей было трудно стоять на ногах. Особое чувство гордости вызывало умение становиться анатомически правильным мужчиной, и все благодаря трем пенни, приятелю-беспризорнику по имени Том и соглашению, огласка которого стоила бы Ильзе сотню молитв Деве Марии, будь она все еще в приюте.

Тем не менее становилась ли Ильза Великим Бальтазаром, королевой Викторией, голубем, собакой-ищейкой или хорьком, ее глаза всегда неизменно и упрямо оставались карими.

Ильза убрала зеркальце обратно в карман и внезапно почувствовала покалывание в затылке. Ожидая увидеть кого-то позади себя, она резко обернулась, но коридор был пуст. Напряженно прислушиваясь, девушка осмотрелась по сторонам. Даже доказав своим глазам и ушам, что она здесь одна, Ильза чувствовала обратное.

Девушка знала, когда за ней наблюдают. Она быстро этому научилась, пока воровала кошельки с монетами и карманные часы на людных улицах. И все же, даже когда волосы у основания шеи встали дыбом, а уверенность в присутствии постороннего стала сильнее, Ильза была не готова его увидеть. Она заметила его краем глаза: высокий силуэт, который появился прямо из стены. Это был человек в длинном черном пальто, с блестящей бляшкой на поясе. Девушке потребовалась доля секунды, чтобы повернуть голову в его сторону, но незнакомец уже исчез за углом со скоростью пули.

Еще одно дьявольское отродье. На этот раз Ильза никак не могла упустить свой шанс.

Зрительный зал ахнул: Бальтазар провалился в люк, исчезнув в облаке дыма. Ильза должна была появиться из ящика в противоположном конце зала, но вместо этого она бежала за незнакомцем к фойе.

Ей не удалось убежать далеко. Когда подол длинного пальто исчез за первыми дверями, Ильза заметила мелькнувшего сбоку от нее телохранителя. Он едва ли понял, что происходит. Возможно, ему показалось, что мелькнувшее мимо пальто было частью представления, но если бы Ильза последовала дальше, она бы раскрыла слишком много секретов.

Девушка не могла покинуть коридор в обличье Великого Бальтазара или же в чьем-то другом. Единственным способом выбраться из коридора было доведение фокуса до конца.

Прошло меньше десяти секунд с момента исчезновения Бальтазара, но и этого было достаточно, чтобы зрительный зал наполнился ропотом. Ильза уже и так нанесла серьезный урон финалу представления, так что она вернулась к двери коробки, сделала глубокий вдох и вышла к публике как ни в чем не бывало.

* * *

Мистеру Джонстону было невдомек, что Ильза участвовала в финальном номере. Пока он распекал Блюма за провальное выступление, девушка молча стояла в стороне, чувствуя витающий в воздухе гнев фокусника.

Ярость Блюма подстегивала ярость самой Ильзы, причем настолько, что даже отголоски вины, которую девушка испытывала за свой проступок, бесследно исчезли. Блюму нужно на своей шкуре испытать, каково это, когда средства к существованию исчезают по твоей вине.

– Этот чертов фарс, который ты называешь магическим представлением, сам по себе убогий, – выплюнул Джонстон, расхаживая по гримерке, пока Блюм сидел за туалетным столиком с зажатым в кулаке стаканом, уже вторым после представления. – Если бы у тебя было хоть немного уважения к нашей договоренности…

– Я глубоко уважаю нашу договоренность, мистер Джонстон. В театре подобные вещи случаются.

– Они случаются… – Джонстон навис над Блюмом и, вырвав стакан из руки фокусника, разбил его о стену. Ильза напряглась. – …когда выступающий на сцене – пропащий пьяница, не способный работать лучше! Это твое последнее предупреждение, ты понял?

Как только Джонстон ушел, Блюм тут же впился взглядом в Ильзу. Негласное напряжение, которое отравляло их отношения, можно было потрогать руками. Их карьеры зависели друг от друга, и такое положение дел никому не нравилось.

– Что случилось? – низким голосом спросил он, доставая еще один стакан из сундука, стоящего рядом с туалетным столиком. – Где ты была?

– Мне очень жаль, что я опоздала, но ты не имеешь права злиться. Это не первый случай, когда представление провалилось, и дело вовсе не во мне, – сказала Ильза, сдерживая свое недовольство, насколько могла. Это было непросто; сначала она упустила мальчишку, а потом еще незнакомец в пальто подлил масла в огонь.

– Не имею права? – прошипел Блюм. – Отвечай на вопрос!

Ильза решила сказать полуправду: фокусник не смягчится, если она снова упомянет мальчишку.

– Кто-то проник в коридор. Я не смогла разглядеть, кто именно, но отвлеклась. Подобное не повторится.

– Шпион конкурентов?

Ильза неопределенно пожала плечами. Блюм не заслужил права знать.

– А почему Берт ничего не видел?

– Ты его спрашивал? Может, и видел.

Блюм, прищурившись, взглянул на Ильзу, которая смотрела на него сверху вниз.

– Прежде чем вы скажете, чтобы я взяла себя в руки, сэр, подумайте над следующим: если бы тот фокус получился, это была бы единственная нота, в которую мы попали сегодня вечером. Лишь благодаря мне.

– Благодаря тебе, – заплетающимся языком пробормотал Блюм. – Разве мы не команда?

Стиснув зубы, Ильза отвернулась, чтобы взять пальто и сумку, а также не видеть Блюма. Дойдя до двери, она обернулась через плечо, чтобы посмотреть на фокусника, и сразу же пожалела об этом. Блюм съехал вниз на стуле, потому что не мог сидеть прямо. Выражение лица, которое Ильза поначалу приняла за злость, было не чем иным, как усиленной концентрацией, призванной помочь ему понять суть разговора. Гнев Ильзы угас, сменившись чем-то средним между жалостью и отвращением, и девушка почувствовала, что устала.

– Вы не очень хороший товарищ по команде, мистер Блюм.

Когда Ильза уходила, он кричал ей вслед, и каждая фраза все больше и больше полнилась раскаянием. Ильза отгородилась от его слов. Блюму необходимо было помучиться угрызениями совести.

Чаще всего, когда Ильза уходила через служебный выход, она ныряла в соседний переулок и перевоплощалась в мужчину: в высокого мускулистого мужчину, который мог без всяких неприятностей дойти до дома ночью в одиночку. Но сегодня Ильза не могла так поступить, потому что за дверью служебного выхода ее ждала Марта, на скуле у которой начал формироваться огромный синяк. У Ильзы внутри все сжалось.

– Марта?

 

На шее девушки виднелись следы пальцев. Ее нижняя губа припухла: из нее не так давно перестала течь кровь. Как только Ильза взяла подругу за плечи, та начала плакать.

– Ильза, прости. Я не знала, куда пойти, и ноги сами принесли меня сюда, – дрожащим голосом сказала девушка. – Я не хотела тебя беспокоить.

– Не говори так. Ты правильно сделала, что решила найти меня.

Ильза потащила подругу по направлению к дому, и в перерывах между всхлипываниями Марта рассказала, что с ней произошло.

– Я думала, что все прошло гладко, но, как только отошла на десять шагов, он начал кричать. Я не стала оглядываться, просто побежала. Он был пьян, с ним были друзья и… Мне нужно было бросить кошелек, только вот… – Марта всхлипнула, и Ильза покрепче обняла подругу за плечи, закусив щеку изнутри, чтобы сдержать гнев. – Только вот мне весь вечер не везло, и у меня теперь совсем нет денег, Ильза.

Ильза старалась не представлять себе произошедшее: переулок, группу мужчин и Марту на земле, ботинки, бьющие девушку по ребрам. Однако все это было слишком знакомым. Будучи беспризорницей, Ильза перенесла немало избиений, а еще больше она видела со стороны. Девушка вспомнила все возможные исходы своей жизни, которых боялась: нож в живот, жестокий незнакомец, которому нравилось издеваться над девушками, кандалы и исправительная колония. Воспоминания заставили Ильзу почувствовать укол совести за то, на какой ноте она закончила разговор с Блюмом.

Когда они дошли до реки, шум Сохо сменился плеском воды под балюстрадой. Ниже по течению раздавались призрачные звуки корабельных колоколов. Когда девушки подошли ближе, полдюжины чаек, кричавших над остатками горбушки хлеба, разлетелись в стороны, подобно теням в свете свечи. Марта выплакалась и успокоилась, а Ильза приняла твердое решение подойти к мистеру Джонстону и снова попросить работу для подруги, когда та вдруг резко остановилась.

Ильза проследила за взглядом Марты. Туман, поднимающийся над Темзой, смешивался со смогом. В нем вырисовывались четыре силуэта, застывшие в ожидании. Четверка незнакомцев, вне всякого сомнения, смотрела в направлении девушек.

Другие могли бы заглушить свои опасения при помощи веры в людей, из-за которой женщины обычно и попадали в неприятности, однако Ильза и Марта были не настолько глупыми, чтобы надеяться на чью-то порядочность. Именно поэтому Ильза предпочитала принимать мужской облик, когда возвращалась домой ночью.

Собравшись с духом, Ильза повернула на восток и зашагала вдоль течения реки. Когда девушка осторожно покосилась назад, ее сердце забилось в бешеном ритме. Четверка следовала за ними по пятам.

– Это они?

– Не могу сказать, – ответила Марта, ускоряя шаг. – Если мы перейдем через мост, на той стороне есть паб. Можем спрятаться там.

Но до моста еще было далеко, и путь до него лежал через пустынный рыбный рынок. Будь Ильза одна, то она бы перевоплотилась в дрозда и улетела в безопасное место, но теперь им с Мартой оставалось только пытаться сбежать от преследователей. Ильзе казалось, будто ее руки связали за спиной узлом, который невозможно распутать.

Девушка надеялась услышать болтовню людей, возвращающихся домой из театрального района, болтовню любого, кто мог бы им помочь, но единственным признаком того, что девушки были не одни во всем городе, являлся звук шагов в двадцати метрах позади. Ноги Ильзы могли подвести ее в любой момент: они стучали по скользким булыжникам мостовой недостаточно быстро. Дыхание девушки превратилось в череду рваных вдохов, которые эхом повторяла идущая рядом Марта. Шаги позади с каждой минутой становились все ближе и ближе. Мост все еще не был видим в ночи, когда впереди, в свете уличного фонаря, возникли фигуры двух мужчин.

Они загнали их в ловушку.

– Марта, – прошептала Ильза. Если она станет волкодавом, успеет ли повалить всех нападавших до того, как они навредят ее подруге? Если превратится в ястреба, получится ли у нее когтями быстро выцарапать всем глаза? Если да, то может ли Ильза доверить Марте свой секрет? Без магии девушка чувствовала себя беспомощной.

В течение девятнадцати лет Марта выживала лишь в облике человеческой девочки, и сейчас именно она тащила Ильзу под навесы рыбного рынка прямиком в лабиринт из ящиков и поддонов.

– Сюда, – обронила она.

На максимальной скорости они наугад прокладывали путь через рынок с преследователями, которые наступали им на пятки. Налево, направо, снова направо, пока девушки не оказались спрятанными в глубине какого-то склада. Остановившись, они затаили дыхание, но поблизости больше не было слышно шагов.

– Давай спрячемся здесь, – сказала Марта и толкнула Ильзу в узкую щель между двумя стопками ящиков. – Ты первая.

При виде щели Ильзу охватил приступ паники.

– Нет! Я не могу…

Но при помощи сильного толчка подруги Ильза оказалась между ящиками и окончательно лишилась способности мыслить здраво. Груды коробок давили на девушку с каждой стороны, словно были живыми. Она протиснулась дальше в надежде, что с противоположной стороны будет выход, но вместо этого уперлась в кирпичную стену. Воздух стал разреженным и горячим. Ребра сдавливали органы Ильзы, подобно клетке.

Скрип дерева. Голова Марты резко повернулась на источник шума, и ее глаза широко распахнулись. Ильза ничего не видела, но времени спрятаться у нее не оставалось. Освободив руку из пальцев Ильзы, Марта быстро заслонила подругу перевернутой паллетой таким образом, что Ильза оказалась спрятанной и в то же время запертой со всех четырех сторон. Ильза почувствовала приступ тошноты. Она постаралась подумать о самом пугающем существе, которое только можно было представить, но из-за клетки у нее ничего не получилось. Будучи сосредоточенной только на ощущении того, как близко расположены стены, тело девушки не могло изменить форму. Ильза уже была готова выскочить из укрытия в своем истинном, хрупком обличье, когда в щелях между паллетами стали видны их преследователи.

Это были не люди.

Их лица ничем не отличались от обычных, если не считать глаз, которые были полностью белыми. Один из них достал странного вида лампу, свет которой заставлял их кожу сверкать. Этот блеск больше походил на блеск шелка, нежели пота. Кожа незнакомцев была бескровной и казалась серебряной.

– Это же она, да? – спросил один из них своего компаньона, который держал Марту за руки, безжалостно впиваясь пальцами в ее кожу. Третья фигура, оказавшаяся женщиной в мужских брюках, схватила Марту за подбородок. Прежде чем Ильза успела отреагировать, сзади ее перехватила чья-то рука. Все тело девушки содрогнулось от ужаса. Рука в перчатке закрыла ей рот; девушка оказалась плотно прижата к кому-то спиной. Это было невозможно. Позади нее, в узком пространстве между ящиками, не могло быть никого, кроме самой Ильзы. Страх играл с ней злую шутку.

– Мерзавцы! – закричала Марта, сопротивляясь хватке держащего ее незнакомца. – Убери от меня свои руки!

– Да, похоже, это она, – сказала женщина. – Давай.

Беспомощная и неподвижная, Ильза могла лишь наблюдать из своего укрытия, как третья фигура обнажила лезвие и провела им по горлу Марты.

Глава 4

Ильза попыталась закричать, но с ее губ не сорвалось ни звука.

На женщину брызгала кровь, пока Марта умирала. Ильзу будто парализовало, когда ее подруга, содрогнувшись в конвульсиях, рухнула на землю. Она едва поняла слова схватившего ее мужчины, когда тот приблизил рот к ее уху и тихим голосом произнес:

– Замаскируйте себя.

Она попыталась вывернуться из его хватки, но он держал ее слишком крепко. Выходит, он не был плодом ее воображения, следствием нервного напряжения.

Мысленно Ильза продолжала бороться, хотя была не в силах пошевелиться. Неужели он хотел от нее того, о чем она подумала?

– Быстрее. Вы сможете обмануть их лишь на секунду.

Не имея другого выбора, Ильза сосредоточилась и приняла облик Джинни – одной из девушек, живших в пансионе. У Джинни были темно-каштановые волосы и кожа, испещренная веснушками. В это время четыре человекоподобных существа собрались вокруг уже неподвижного тела Марты.

Незнакомец, державший Ильзу, снова начал шептать ей в ухо:

– Сейчас я вас отпущу. Стойте тихо, если хотите жить.

Он медленно отнял руку ото рта Ильзы и с тихим клацаньем металла вытащил оружие. Едва сдерживая крик, девушка вжалась в стену из ящиков, пытаясь оказаться от незнакомца как можно дальше. Однако ей сразу стало ясно, что его цель вовсе не она. Незнакомец легко проскользнул мимо Ильзы, хотя подобный маневр было невозможно выполнить в таком крохотном пространстве.

– Что-то не так, – в один голос произнесли две фигуры, чья неподвижность сменилась беспокойной суетой.

– Нас обманули.

– Где вторая девчонка?

Четыре пары глаз метнулись к месту, где прятались Ильза и незнакомец, но времени напасть у существ не было. Отшвырнув в сторону паллету, отделявшую его от противников, незнакомец проскользнул мимо так быстро, что Ильза даже не успела заметить. Только что они были спрятаны между ящиками, а в следующее мгновение, еще до того, как паллета коснулась пола, он уже вонзил длинное лезвие в живот женщины.

Ее кровь смешалась с кровью Марты. Еще до того, как женщина упала на землю, незнакомец размашистым ударом ноги повалил другого. Упершись коленом в его грудь, он в то же время метнул нож в голову третьего. Никто из четверки не успел даже достать оружие, и вот уже последний из них пал на колени после ранения в живот. Выпрямившись в полный рост, незнакомец вогнал лезвие в грудь одному из лежащих на земле. Тело существа задергалось, словно проколотый иглой жук, а затем замерло.

Все закончилось в считаные секунды. Ильза протиснулась сквозь щель и, спотыкаясь, отошла от нее подальше. Она пребывала в таком сильном потрясении, что не могла бежать. Ильза всегда думала, что повидала достаточно ужасных вещей, но сейчас, стоя над пятью мертвыми телами, одно из которых было телом ее самой близкой подруги, девушка осознала, насколько наивной была до этого. Пара карих глаз, очень похожих на ее собственные, смотрела на девушку с окровавленного пола. Колени Ильзы подкосились, и она медленно опустилась рядом с ящиками.

– Верните маскировку на место, – сказал незнакомец. Он поднял одно из тел с такой легкостью, будто оно весило не больше мешка с мукой, и бросил его поверх другого трупа. Он складывал тела существ в кучу; Марта осталась лежать на прежнем месте.

– Если не поспешим, придут другие.

До этого момента Ильза не осознавала, что снова приняла свой облик. В последнее время удерживать чужую форму ей почти не стоило усилий, но шок сумел повлиять на концентрацию. Девушка снова перевоплотилась в Джинни.

– Ждите здесь, – сказал незнакомец. – Не издавайте ни звука.

До того, как Ильза успела возразить, он исчез. Не так, как это проделал маленький мальчик, и не так, как это умела делать Ильза, но, тем не менее, ей был знаком его метод. Незнакомец двигался быстро, слишком быстро, чтобы уловить его движения глазом.

Он вернулся до того, как Ильза успела сделать какие-либо выводы. Незнакомец немного замедлил шаг, толкая перед собой тачку с кирпичами. Он остановился, и его длинное пальто колыхнулось, взбудоражив память девушки.

– Это ты был в театре!

Незнакомец покосился на нее из-под капюшона, и свет странного маленького фонаря осветил черты его лица. Он выглядел, как человек. Да, он обладал мощным телосложением и был выше среднего роста, но все равно он выглядел по-человечески. Молодой, c непримечательными серыми глазами и слегка загорелый. Его лицо обрамляли волосы такого же насыщенно-каштанового цвета, как у Джинни, точнее – как у Ильзы в данный момент. Незнакомец был красив и даже мог сойти за обычного человека. Если бы Ильза не видела, на что он способен, она не стала бы его бояться.

– Я искал вас три дня, – сказал незнакомец и, подняв все четыре тела разом, погрузил их в тачку. Из тела, которому он вспорол живот, начали вываливаться внутренние органы. Ильзу передернуло раз, второй, и она выплюнула содержимое своего желудка на пропитанную кровью землю.

Когда Ильза подняла на незнакомца взгляд, ее тело била неконтролируемая дрожь. Молодой мужчина с беспокойством наблюдал за ней.

– Возьмите себя в руки, пожалуйста. Если мы не поспешим, нас поймают остальные.

Эти слова заставили Ильзу подняться на ноги. Она отступила назад, подальше от моря крови, подступающего к ней.

– Кто ты такой? – спросила она.

– Меня зовут Фаулер, миледи. Меня наняли для ваших поисков. – Он закончил укладывать свой груз в тачку, прочистил горло и целенаправленно повернулся к Ильзе лицом. – Нужно сбросить эти тела в Темзу. Я предпочел бы сделать то же самое с вашей подругой, но, если вы против, мы можем оставить ее здесь.

– Оставить здесь? – Ильза содрогнулась всем телом. Она ничего не понимала. – Нет.

 

– Тогда в воду? – скептически поинтересовался он.

– Нет! Мы должны… Я не знаю… Позвать кого-нибудь. – Ильза не узнавала свой собственный голос: таким сдавленным и слабым он был.

Фаулер уперся руками в бока и с досадой оглянулся вокруг.

– Понимаю. – Он сделал шаг по направлению к ней, и Ильза, в спешке спотыкаясь, отступила на два шага назад, чтобы оказаться на некотором расстоянии от него. Девушка подняла руку, как будто это могло помешать Фаулеру приблизиться. Однако молодой мужчина лишь склонился над Мартой и осторожно закрыл ей глаза. Когда он поднял свой взгляд на Ильзу, выражение его лица было мягким, но решительным.

– Вы должны пойти со мной, – сказал он.

Сомнения Ильзы выразились в смехе. Она яростно замотала головой.

– Никуда я с тобой не пойду.

Вздохнув, Фаулер поднялся на ноги и достал кусок веревки.

– Я боялся, что вы это скажете.

Ильза поняла, что Фаулер собирается сделать, за секунду до того, как это произошло. В мгновение ока он перешагнул через распростертое тело Марты и схватил Ильзу за запястья. Она попыталась вырваться, но Фаулер не сдвинулся и на миллиметр. Быстрыми умелыми движениями он связал ей руки.

– Нет, – запротестовала она хриплым голосом, несмотря на то, что узел уже был завязан. – Только посмей…

– Даю слово, что не причиню вам вреда. Однако я боюсь, что вы можете упорхнуть у меня из рук. Причем вполне буквально. – В глазах Фаулера блеснули озорные искорки, когда он привязывал противоположный конец веревки к своему ремню. Он спрятал странный фонарь в карман пальто и взялся за ручки тачки, после чего без промедления зашагал к реке со спотыкающейся за ним пленницей. Именно в этот момент Ильза увидела свой шанс.

Она присоединилась к театральному бизнесу с парализующим страхом того, что ей будут связывать руки. Ильза с юных лет знала, каково это, когда тебя связывают и держат взаперти. Однако нынешняя работа не терпела подобной щепетильности. К тому же ни одному ассистенту фокусника не стоило бояться кандального узла. В течение трех секунд Ильза освободилась от пут и побежала, не смея оглянуться назад.

Ей не удалось уйти далеко. Фаулер вырос у нее на пути, будто бы принесенный порывом сильного ветра.

– Что ж, такого я не ожидал, – сказал он.

Да, может быть, ему и удалось найти Ильзу в театре, но он определенно точно не смотрел ее представление.

Ильза развернулась на пятках, но не успела отбежать и на пять метров, как Фаулер снова оказался рядом. Его железная рука обвилась вокруг ее талии, прижимая руки девушки к бокам. Ильза открыла рот, чтобы закричать, но из-за ужаса у нее не осталось сил, и крик был больше похож на всхлип.

– Послушайте, – начал Фаулер рассудительным тоном. Несмотря на это, Ильза продолжала сопротивляться. – Они предупреждали меня, что вы, возможно, ничего не поймете, поэтому я готов по возможности все вам объяснить, но сейчас у нас нет на это времени. Вам следует знать лишь одно: ваша подруга мертва только потому, что ее приняли за вас.

Пока Фаулер говорил, он снова начал связывать девушку. У Ильзы все поплыло перед глазами, когда она увидела, как, наученный собственной оплошностью, он вяжет узел, который ни один фокусник не стал бы запоминать.

– Их приятели уже знают о допущенной ошибке. Готов поручиться, что сейчас они направляются сюда. Я нашел вас по просьбе людей, которым не безразлично, живы вы или мертвы. К счастью для вас, сегодня я здесь, чтобы спасти, а не убивать вас.

Марта погибла из-за нее?

– Я тебе не верю.

– Да. Я и не думал, что поверите.

Фаулер резко дернул за веревку, возможно, чтобы проверить прочность узла или же чтобы напомнить Ильзе, кто держал свободный конец. После этого он вернулся к своему делу.

Они остановились у реки между двумя пришвартованными рыбацкими лодками. Фаулер подвел Ильзу к ближайшей причальной тумбе, чтобы девушка могла присесть. На этот раз она не сопротивлялась. В конце концов, у нее в арсенале имелись и другие трюки. Пока Фаулер был занят тем, что привязывал к телам кирпичи для балласта, девушка решила уменьшить свои руки. По крайней мере, попыталась, но ничего не вышло.

Нужно что-то другое. Ильза представила себе форму кошки.

И снова ничего не произошло. Тело девушки так и осталось в облике Джинни. У нее даже не получилось стать собой.

Ильзу охватила паника – отголосок старых страхов, которые существовали в те времена, когда магия не отвечала на ее зов. Девушка мысленно оказалась на чердаке приюта. Стены давили на нее, связанные руки дрожали. Она чувствовала свой дар, но не могла дотянуться до него. Когда магия Ильзы овладевала ею, превращение наступало подобно взрыву, после которого она становилась кем-то другим. Однако в детстве это ее не спасало, потому что Ильза не могла удержать приобретенную форму. Однажды, когда ей было семь, она превратилась в птичку и смогла выбраться на крышу, а затем по ошибке снова стала человеком. Шел снег. Ильза была без одежды.

Но в день побега ей удалось разгадать загадку трансформации. Превращение не было связано с тем, что происходит в голове. Одними размышлениями процесс не завершить. Ильза не должна была думать об ощущении магии, ее тело и так знало, что нужно делать. Сила, живущая в ней, – та самая сила, которую было легко узнать по случайным превращениям, была тем, что Ильза всегда могла слышать, но никогда особо не слушала. Эта сила говорила ей то, что Ильза и так знала где-то внутри себя: твое тело – твое творение, не инструмент, а материал, и ты можешь делать с ним все, что пожелаешь. Это ощущение поглотило Ильзу, и впервые в своей жизни она превратилась в животное – в дрозда – по собственной воле. Чтобы сохранить форму, всего-то нужно было вспомнить то, что ей и так было известно.

Здесь, у причала, девушка не понимала, что происходит. Она все делала правильно и чувствовала в собственном теле знакомое ощущение, но внутренняя сила не реагировала на него. Магия Ильзы исчезла. С губ девушки сорвался испуганный всхлип, и Фаулер обернулся.

– Мне жаль, – сказал он, заметив ее ужас и судорожные движения руками. – С этой веревкой у вас не получится превратиться.

Ильза продолжала тянуть за путы, связывающие ее запястья. Сделанные из кожи, они были надежно затянуты, при этом оставаясь мягкими, податливыми и абсолютно обычными на вид. Что бы ни было причиной ее беспомощности, Ильза понимала, что она не в силах помешать любым действиям Фаулера.

Утяжелив тела кирпичами, он начал сбрасывать их в реку, пока Ильза пыталась разобраться во всем, что сказал ей этот человек. Кто-то его нанял. Нападавшим, судя по всему, нужна была Ильза. Марта была мертва.

Марта была мертва.

У Ильзы вырвался всхлип.

– Они думали, что Марта – это я?

– Похоже на то. Ваша подруга могла бы с легкостью сойти за Рейвенсвуда.

– Рейвенсвуд? Я не понимаю.

– Вы часто ходили этой дорогой с ней? – спросил Фаулер.

Ильза покачала головой.

– А одна, без нее?

– Да.

Именно здесь пролегал привычный для Ильзы путь домой, и если бы Марта не пришла к ней в театр сегодня вечером, они не увиделись бы до утра.

– Тогда понятно, почему они совершили такую ошибку. Оракулов непросто обмануть, но, если действовать спонтанно, можно оказаться на шаг впереди них. – Фаулер бросил очередной труп в реку, и до Ильзы долетели брызги воды.

– Оракулы.

– Наши знакомые, – он указал на последнее мертвое тело, прежде чем толкнуть его в реку вместе с тачкой. – Пойдемте.

Он поставил Ильзу на ноги и взял ее за локоть.

– Нет, – процедила она, оглянувшись через плечо на темный рыбный рынок, где осталось лежать тело Марты. Фаулер никак не ответил на ее протест, лишь взвалил девушку к себе на плечо и побежал.

Ильзе повезло, что ее снова не стошнило. Внутренним органам Ильзы было трудно подстроиться под чередование чересчур быстрого бега Фаулера с резкими остановками, когда ему нужно было оглядеться и прислушаться. К тому времени, когда он бесцеремонно опустил девушку на мокрые плиты мостовой, Ильза была не только сбита с толку и напугана, но и испытывала невероятное головокружение. Фаулер же даже не запыхался.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru