28 минут

Григ де Франц
28 минут

Красная линия

– Вам куда?

– На красную линию, до «Юго-Западной».

– Какое совпадение! И мне на красную, до «Университета». Как же Москва разрослась! Когда-то, ваша «Юго-Западная» была конечной. А теперь Большая Москва. Стоит отлучиться на пару десятков лет, а у вас тут одно кольцо за другим, как грибы после дождя!

– Прогресс, месьё, «на зло надменному соседу»!

– «Природой здесь нам суждено», пробить в Москве ещё кольцо? Первое кольцо – случайность, кофейный след от кружки Сталина на карте метрополитена. Два кольца, недурно – символ бесконечности, обручальные кольца, – на этом слове этот неискоренимый болтун мне подмигивает. – Но зачем, помилуйте вам три кольца?

– А три кольца премудрым эльфам, – интересно он читал Толкина?

– А я думал вы скажете: «Бог троицу любит», но ваша версия мне тоже нравится, и я тоже уважаю Профессора, – и он впервые замолчал, не зная, что ещё сказать на грядущее прощание, зато с серьёзным видом предложил мне конфетку с ликёром.

Наш поезд выскочил из тоннеля на метромост перед Воробьёвыми горами. Это был мой самый любимый отрезок пути, после долгих минут под землёй, выныриваешь в огромный прекрасный мир. Но следующая станция – метро Университет, и на ней он сойдёт чтобы уйти навсегда из моей жизни. Я не хочу этого.

– А вы не думали вернуться на родину или погостить подольше? – всё-таки, мы решительно не можем перейти на «ты»!

– Что вы, сударыня, у меня уже не те рефлексы. Если я проведу слишком много времени в России, надышусь её чудесным воздухом и, чего доброго, влюблюсь, то конечно останусь. А у меня уже не то здоровье чтобы пить водку и петь «Чёрный Ворон».

– А вас никто и не заставляет, – смеюсь, обвораживаю, теперь моя очередь! И перехожу в наступление.

– Какие у вас давнишние стереотипы! У нас уже мало кто пьёт водку с медведями в обнимку. Вот я, например, иногда и не против бокальчика бургундского, – мой голос предательски дрогнул. Я почувствовала, что сейчас ринусь головой в омут. Но если не сейчас, то уже никогда. Ликёрная конфетка Mon Chéri придала мне этакого французского куражу. Хотя конфеты итальянские, кураж был точно французским.

– А может теперь вы составите мне компанию и проводите до дома? Я обычно так поздно не возвращаюсь домой одна, – моя невинная уловка получилась слегка двусмысленной, так как невесть откуда вынырнула кокетка и подчеркнула слова одна.

– Что вы, сударыня, конечно, – мой благонравный кавалер с облегчением просиял. – Сейчас хоть и не девяностые, но такой красивой девушке не стоит прогуливаться одной в столь позднее время. И я ни в коем случае не позволю себе навязываться к вам на чай.

Хах. Наивный вьюноша. Но нюанс в слове одна выделил не хуже меня.

Рейтинг@Mail.ru