Litres Baner
Великая смута. Конец империи

Глеб Носовский
Великая смута. Конец империи

Многие писали историю России, но как она несовершенна! Сколько событий необъясненных, сколько упущенных, сколько искаженных! Большей частью один списывал у другого, НИКТО НЕ ХОТЕЛ РЫТЬСЯ В ИСТОЧНИКАХ, потому что изыскание сопряжено с большой утратой времени и трудов. ПЕРЕПИСЧИКИ старались только о том, чтобы блеснуть витиеватостью, СМЕЛОСТЬЮ ЛЖИ и даже ДЕРЗОСТЬЮ КЛЕВЕТЫ НА СВОИХ ПРАОТЦЕВ!

Зубрицкий. История Червоной Руси

Предисловие

Данная книга – вторая в новой серии, посвященной полному, но, в то же время, доступному изложению идей и результатов научного направления «Новая хронология».

В ней мы продолжаем наше историко-хронологическое расследование отечественной истории. В первых главах книги мы касаемся одного из самых загадочных мест русской истории – Великой Смуты XVII века. Миллеровско-романовская версия давно расставила здесь все «по своим местам»:

• якобы «незаконный татарский» царь Борис Годунов, хитростью и интригами добившийся власти в Москве,

• якобы «невинно убиенный плохим Годуновым царевич Дмитрий»,

• якобы «безродный самозванец Гришка Отрепьев», ставший царем в Москве и убитый во время народного возмущения, и его польская красавица-жена Марина Мнишек со своим малолетним сыном, пренебрежительно названным Романовыми «воренком» (но зачем тогда они повесили четырехлетнего мальчика на СПАССКИХ ВОРОТАХ КРЕМЛЯ – неужели так казнят простых воров?).

Согласно нашим исследованиям, Великой Смута была совсем не такой, какой ее преподносит привычная «школьная» версия, написанная приезжими историками-иностранцами по заказу дома Романовых в XVIII веке.

То же относится и к войне с Разиным середины XVII века Согласно нашей реконструкции, это была война не с простыми повстанцами (как принято считать), а с мощным осколком прежней Русско-Ордынской империи – Астраханским царством.

Главным воеводой астраханских сил был Степан Тимофеевич Разин. Имя царя, правившего тогда в Астрахани и принадлежащего, по всей видимости, к старой русской царской династии, мы, скорее всего, уже никогда не узнаем. Победители постарались тщательно вытереть его со страниц летописей. Обнаруживается также, что в разгроме Разина решающее значение имели отнюдь не московские полки Романовых. Против Разина выступили объединенные силы чуть ли не всей Западной Европы. Вероятно, в то время многие в Европе понимали – исход битвы может повлиять на все дальнейшее развитие не только русской, но и европейской истории.

Вторая часть книги посвящена исключительно интересному и важному вопросу о старых русско-турецких связях. История взаимоотношений Руси и Турции до середины XVII века крайне искажена в романовской версии. Стараниями Романовых в русское общество были внедрены совершенно неправильные понятия об исторических русско-турецких связях. Турки-османы были представлены как якобы «исконные враги русских», «плохие бусурманы». Прежние тесные и дружественные связи, обусловленные общими корнями русской и турецкой государственности, а также – кровным родством русских и османов (вышедших из Руси в XV веке) – в эпоху русско-турецких войн XVIII–XIX века были прочно забыты. В русско-турецких войнах романовская Россия (вероятно отрабатывая долги дома Романовых перед Западом), по сути, выступала проводником западно-европейской политики по уничтожению Турецкой Империи. Эта цель была в конце концов достигнута – русскими руками и русской кровью.

Мы касаемся также очень интересного и важного вопроса об использовании арабского языка на Руси. Есть все основания полагать, что в Московском царстве XVI–XVII веков наряду с церковно-славянским языком достаточно широко использовался и арабский – причем, как мусульманами, так и православными. Более того, арабский, по-видимому, долгое время считался одним из СВЯЩЕННЫХ языков Русской православной церкви.

Возможно, читателю, многое из сказанного покажется на первый взгляд странным и даже невозможным. Действительно, трудно поверить, что нас так долго обманывали. Но когда-то надо начинать избавляться от заблуждений. Тем более, что величие нашей отечественной истории от этого не станет меньше. Наоборот – после исправления ошибок оно только возрастает.

А. Т. Фоменко

Г. В. Носовский

Москва, 2006 год

Московский Государственный Университет

им. М. В. Ломоносова

Глава 1 Царь Борис

1. От смерти «Грозного» = Симеона-Ивана до Великой Смуты

Согласно романовской версии русской истории, в 1584 году умер «Грозный». Но по нашей реконструкции в тот год умер престарелый хан Симеон с царским именем Иван. В конце его правления большой вес приобретает боярин Годунов. Считается, что это был Борис Годунов ― будущий царь. Странно, однако, что Борис Годунов не занимал в то время никаких заметных должностей. Ведущие должности занимали другие Годуновы ― Дмитрий, Степан и т. д. [775]. Мы еще вернемся к «проблеме Годунова» в русской истории.

В 1584 году на престол восходит царь Федор Иванович. Он считается сыном «Грозного». По нашей реконструкции, он действительно сын предыдущего царя, Симеона-Ивана, ― последнего царя из эпохи «Грозного». Известно, что в правление Федора большой вес приобретают родственники его жены ― Ирины Годуновой. Историки считают царя Федора Ивановича бездетным. По нашему мнению, это не так. У него был сын Борис Федорович, который ему наследовал. В позднейшей романовской версии его назвали по родовому прозвищу матери, то есть Годуновым Ниже мы приведем обоснования высказанной нами точки зрения.

Далее, согласно нашей реконструкции, царь Иван Иванович, сын Ивана IV, отстраненный от власти в 1572 году в результате гражданской войны, умер в 1581 году в возрасте около 30 лет. В миллеровско-романовской истории ― это смерть Ивана Ивановича, сына Грозного, в том же 1581 году. Как показывает наш анализ событий, у Ивана Ивановича был сын Дмитрий. Таким образом, по нашему мнению, возникли ДВЕ ДИНАСТИЧЕСКИЕ ВЕТВИ.

Первая ― потомки Ивана IV и Ивана Ивановича, воспитанные Романовыми.

Вторая ветвь ― потомки хана Симеона-Ивана Они принадлежали старой Русско-Ордынской династии. Ее представители ― царь Симеон-Иван, его сын царь Федор Иванович, а затем сын Федора ― царь Борис Федорович. Известный нам сегодня как Борис «Годунов». См. рис. 1.


Рис. 1. Наша реконструкция родословного дерева царей-ханов, правивших в эпоху «Ивана Грозного»

2. Царь Борис Федорович ― сын царя Федора Ивановича

В 1591 году, в правление царя Федора Ивановича, крымский хан Гази-Гирей прислал в Москву на имя Бориса Федоровича «Годунова» письмо. Оно сохранилось до нашего времени и приведено в книге [759]. Это письмо названо там «Письмом крымского хана к московскому БОЯРИНУ Борису Годунову». Однако на обороте самого письма имеются записи, сделанные в царской канцелярии, где письмо зарегистрировали. Из них встает крайне интересная картина, резко противоречащая романовской версии русской истории. Мы цитируем.

На обороте сделаны пометы:

«Лета 7099 переведена»,

«Что писал ЦАРЮ БОРИСУ ФЕДОРОВИЧУ крымского царя… ближной его человек Ахмат-Ага» [759], связка 1, с 46.

Письмо написано по-арабски, поэтому московский чиновник изложил вкратце содержание письма по-русски.

Поразительно здесь то, что Годунов еще в 1591 году, то есть ЗА СЕМЬ ЛЕТ до смерти царя Федора, назван ЦАРЕМ. Причем не где-нибудь, а в ОФИЦИАЛЬНОМ подлинном документе, сохранившемся до нашего времени! Это может означать только одно – БОРИС БЫЛ СЫНОМ И НАСЛЕДНИКОМ ЦАРЯ ФЕДОРА ИВАНОВИЧА. ТОЛЬКО В ЭТОМ СЛУЧАЕ ОН МОГ БЫТЬ НАЗВАН ЦАРЕМ при жизни царя Федора. Таков был обычай московских царей – именовать ЦАРЕМ И ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ СВОЕГО СЫНА И НАСЛЕДНИКА ЕЩЕ ПРИ СВОЕЙ ЖИЗНИ. Такой же старый обычай был и в Византии. Так поступал позже и сам Борис Федорович «Годунов». Когда его сын Федор подрос, он стал именоваться в ОФИЦИАЛЬНЫХ БУМАГАХ царем и великим князем вместе со своим отцом. Пример ― торжественная надпись, выполненная золотыми буквами в 1600 году под куполом колокольни Ивана Великого в Московском Кремле. Надпись сохранилась ― ее можно увидеть и сегодня.

3. Наша гипотеза, что Борис «Годунов» ― сын царя Фёдора, подтверждается документами

Итак, до нас дошло прямое указание, что Борис Годунов был сыном царя Федора Ивановича. Это свидетельство ― НЕ ЕДИНСТВЕННОЕ. Вот, например, еще при жизни Федора «в Москву прибыл австрийский посол Варкоч. Правитель пригласил его к себе в хоромы. ЦЕРЕМОНИЯ КАК ДВЕ КАПЛИ ВОДЫ ПОХОДИЛА НА ЦАРСКУЮ АУДИЕНЦИЮ. Во дворе от ворот до ворот стояла стража. Борисовы дворяне „в платье золотном и в чепях золотных“ ждали посла в зале. Австриец поцеловал руку Годунову, после чего вручил личное послание императора» [777], с. 38. Здесь совершенно откровенно описан прием посла московским ЦАРЕМ Борисом. Его отец ― царь Федор ― еще жив, но сын царя и его наследник Борис не только уже именуется царем, но и фактически выполняет царские обязанности. Например, принимает послов. Обычная практика при русском дворе. Вспомним хотя бы пример Ивана III, который правил в последние годы жизни своего отца Василия II. Да и при самом Борисе его сын и наследник Федор ― еще мальчик! ― уже именовался ЦАРЕМ.

Если же встать на романовскую точку зрения, то сразу возникает множество вопросов. Мог ли «царский шурин» так подчеркнуто подменять собою на московском престоле живого Царя? Да и что за странная должность ― «правитель» ― при живом царе, о которой нам смущенно рассказывают историки? Явно пытаясь согласовать показания старых документов со своим искаженным видением русской истории. Сейчас мы объясним ― откуда взялся в современных учебниках этот неслыханный прежде ― да и потом! ― на Руси титул «правителя». Открываем книгу Скрынникова «Борис Годунов» [777]. Читаем, что, дескать, «Годунов присвоил себе множество пышных титулов» [777], с 85. Он пользовался ими не только у себя дома, но и при сношениях с иностранными державами. Как сообщает Скрынников, «жившие в Москве иноземцы помогали ему в этом» [777], с 85. Например, англичанин Горсей «ознакомил королеву с грамотами Бориса, лично ему Горсею адресованными» [777], с. 85. Спрашивается: как же звучал титул Бориса на этих грамотах? В обратном переводе Скрынникова, с английского на русский, титул выглядел так: «Волей Божьею ПРАВИТЕЛЬ знаменитой державы всея России» [777], с. 86. Совершенно очевидно, что это испорченный обратный перевод с английского на русский обычных русских слов: «Волею Божьею ГОСУДАРЬ Всея Руси». Итак, не было на Руси никаких загадочных «правителей». Были ГОСУДАРИ, то есть ЦАРИ.

 

Недаром, кстати, английская королева называла Бориса в своих письмах к нему «любимым кузеном» [777], с. 86. Такое обращение было принято в то время между государями различных стран: брат, кузен, сын и т. п.

4. Зачем Романовы исказили историю Бориса «Годунова»?

По нашему мнению, Романовы, придя к власти, существенно исказили предшествующую русскую историю. Это в полной мере коснулось и истории царя Бориса Федоровича Он был объявлен якобы ненаследственным государем, посторонним человеком на престоле, захватившим власть незаконно, хитростью, интригами. Имеющиеся на Руси документы, относящиеся к царю Борису, были соответствующим образом отредактированы. Вместо царского сына и наследника Бориса Федоровича появился странный «правитель Борис Годунов» при живом царе Федоре Ивановиче. Но Романовы, конечно, не могли переписать иностранные свидетельства о Борисе, хранящиеся в заграничных архивах, а также часть официальной переписки с иностранцами, оказавшейся за рубежом. Поэтому и возник загадочный разрыв между титулами Бориса, присвоенными ему иностранцами, и его титулами в дошедших до нас русских документах, отредактированных в эпоху Романовых. Скрынников пишет: «Как бы ни величали Бориса иноземные государи, посольский приказ (в Москве ― Авт.) строго придерживался его официального титула без малейших отклонений» [777], с. 86.

Эта ситуация поразительна. По мнению историков, иноземные государи именовали Бориса ошибочными, явно преувеличенными титулами. А вот дома его якобы звали гораздо проще, скромнее. Но ведь в то время титул был не просто словом. За его употреблением в письмах тщательно и ревниво следили. Малейшее завышение или занижение титула государя в международной переписке приводило к серьезным трениям.

Почему же Романовы так ненавидели царя Бориса «Годунова»? Ответ прост. При Годунове «НАИБОЛЬШИМ ПРЕСЛЕДОВАНИЯМ ПОДВЕРГЛАСЬ СЕМЬЯ БОЯР РОМАНОВЫХ… Братьев Романовых обвинили в тягчайшем государственном преступлении ― покушении на жизнь царя. Наказанием за такое преступление могла быть только смертная казнь. Борис долго колебался, не зная, как ему поступить… Наконец, их судьба решилась. Федора Романова постригли в монахи и заточили в отдаленный северный монастырь. Его младших братьев отправили в ссылку. Александр, Михаил, Василий Романовы умерли в изгнании. Их смерть поспешили приписать тайному указу царя… Царь подверг подлинному разгрому Романовскую партию в боярской думе… ПОСЛЕ ВОЦАРЕНИЯ РОМАНОВЫХ ЛЕТОПИСЦЫ НЕ ПОЖАЛЕЛИ КРАСОК, ЧТОБЫ РАСПИСАТЬ ЗЛОДЕЙСТВА ГОДУНОВА И ПРЕДСТАВИТЬ ЧЛЕНОВ ОПАЛЬНОЙ СЕМЬИ (то есть Романовых – Авт.) В ОРЕОЛЕ МУЧЕНИЧЕСТВА» [777], с. 134–136.

5. Кому завещал престол царь Фёдор Иванович?

Нам говорят, будто «царь Фёдор Иванович не оставил после себя завещания» [777], с. 106. Это очень странно. Скрынников пытается объяснить это удивительное обстоятельство «умственным убожеством» царя Федора. Но так можно объяснить все что угодно.

Однако, как тут же сообщает Скрынников, после смерти царя Федора СУЩЕСТВОВАЛА ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ЗАВЕЩАНИЯ ЦАРЯ, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ЦАРЬ ФЁДОР «„УЧИНИЛ“ ПОСЛЕ СЕБЯ НА ТРОНЕ ЖЕНУ ИРИНУ, А БОРИСУ „ПРИКАЗАЛ“ ЦАРСТВО И СВОЮ ДУШУ» [777], с. 106. Таким образом, согласно официальным русским документам того времени, царство было передано Борису, который был явно указан КАК НАСЛЕДНИК. Что совершенно естественно, если он был СЫНОМ Федора. Ниже мы еще вернемся к тому, что БОРИС БЫЛ ЕЩЕ ОЧЕНЬ МОЛОД в год смерти царя Федора. Видимо, этим и объясняется то обстоятельство, что царь Федор Иванович в своем завещании временно «учиняет» жену Ирину на троне как мать и опекуншу СЫНА. Не была Ирина «сестрой» Бориса, как считают современные историки! Она была его МАТЕРЬЮ!

Более того, источники сообщают, что после смерти царя Федора «подданных заставляли принести присягу на верность патриарху Иову и православной вере, царице Ирине, правителю Борису и его детям» [777], с 107. Скрынников полагает, что такой НЕВЕРОЯТНЫЙ текст присяги должен был вызвать «общее недоумение». Действительно, оставаясь на традиционной точке зрения, следует признать подобную присягу совершенно нелепой. Присяга всегда приносится НОВОМУ ЦАРЮ. При чем же тут загадочный «правитель Борис», не имеющий якобы никакого отношения к царскому престолу? А уж тем более дико приносить присягу детям этого «постороннего правителя». В нашей реконструкции ничего странного тут нет. Страна приносит присягу царю Борису ― как сыну умершего царя Федора. И его детям. Царским детям.

6. Был ли царь Борис «Годунов» сыном захудалого помещика Федора Ивановича?

Что известно о происхождении царя Бориса «Годунова»? По мнению историков, царь Борис был якобы сыном никому не известного «помещика Федора Ивановича» [777], с. 5. И опять отцом является Федор Иванович! Но почему «никому не известный»? Не потому ли, что историки не могут указать никакого другого Федора Ивановича в качестве отца царя Бориса, кроме предыдущего царя Федора? Но назвать царя Федора Ивановича отцом «Годунова» они не догадываются (или не хотят). Вот и получается, что пришлось объявить Федора Ивановича ― отца будущего царя «Годунова» ― БЕЗВЕСТНЫМ ПОМЕЩИКОМ. Более того, нам сообщают, что, когда московские власти составили списки «тысячи лучших слуг», включавшие весь цвет тогдашнего дворянства, ни Федор, ни его брат Дмитрий Иванович Годунов не удостоились этого звания [777], с 6. То есть Годуновы, фактически управляя государством от имени царя (как думают историки), не вошли даже в список «тысячи лучших слуг»! Историки пытаются придумать объяснение. Дескать, «вытесненные из узкого круга правящего боярства в разряд провинциальных дворян, они перестали получать придворные чины и ответственные воеводские назначения» [777], с. 5. Таким образом, царь Борис Годунов в миллеровско-романовской истории возник как бы «из ничего». Его предки были якобы совершенно неизвестными людьми, не имевшими никакого отношения к царскому московскому двору. В общем ― выскочки.

С другой стороны, совершенно неожиданно мы узнаем, что «Борис, по свидетельству своей собственной канцелярии, оказался ПРИ ДВОРЕ ПОДРОСТКОМ (то есть РОС ПРИ ЦАРСКОМ ДВОРЕ, был там с ДЕТСТВА – Авт.), а его сестра Ирина воспитывалась В ЦАРСКИХ ПАЛАТАХ С СЕМИ ЛЕТ» [777], с 6. Таким образом, Ирина также выросла ПРИ ЦАРСКОМ ДВОРЕ. Затем Ирина Годунова выходит замуж не за кого-нибудь, а за наследника престола ― царя Федора Ивановича ― и становится ЦАРИЦЕЙ.

Наше мнение. Предки Бориса «Годунова» по отцовской линии были русско-ордынскими ЦАРЯМИ, а не какими-то там худородными, безвестными помещиками. В частности, отец Бориса ― Фёдор Иванович ― был попросту ЦАРЕМ. Поэтому, само собой разумеется, никак не мог упоминаться в списках СВОИХ ЖЕ «лучших слуг». Царская канцелярия глупостей не писала.

Подлинные документы о царском происхождении Бориса были, вероятно, уничтожены Романовыми после их прихода к власти. Зачем ― мы объясним ниже.

Впрочем, кое-что сохранилось. «Родоначальником семьи (Годуновых ― Авт.) считался ТАТАРИН Чет-мурза, будто бы приехавший на Русь при Иване Калите. О существовании его говорится в единственном источнике ― „Сказании о Чете“. Достоверность источника, однако, невелика (свысока отмечают историки ― Авт.). Составителями сказания были монахи захолустного Ипатьевского монастыря в Костроме. Монастырь служил родовой усыпальницей Годуновых. Сочиняя родословную сказку о Чете, успокаивает читателя Скрынников, монахи стремились исторически обосновать КНЯЖЕСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДИНАСТИИ БОРИСА, а заодно извечную связь новой династии со своим монастырем. Направляясь из Сарая в Москву, утверждали ипатьевские книжники, ОРДЫНСКИЙ КНЯЗЬ Чет успел мимоходом заложить ПРАВОСЛАВНУЮ обитель в Костроме… „Сказание о Чете“ полно ИСТОРИЧЕСКИХ НЕСООБРАЗНОСТЕЙ И НЕ ЗАСЛУЖИВАЕТ НИ МАЛЕЙШЕГО ДОВЕРИЯ» [777], с. 5.

А ведь было время, когда Кострома, находящаяся рядом с Ярославлем, была столицей Империи, см. выше. Именно оттуда пришла старая Русско-Ордынская династия. Так что зря историки ругают ипатьевских книжников. ТЕ БЫЛИ СОВЕРШЕННО ПРАВЫ. Мы видим, что Годуновы вели свой род от одного из бояр царя-хана Ивана Калиты-Калифа (хана Батыя) ― родоначальника Русско-Ордынской царской династии.

7. Кем был Борис «Годунов» при царях Иване и Фёдоре?

В романовской версии русской истории Борис Годунов, начиная с последних лет царствования «Ивана Грозного», обладает неограниченным влиянием на царя. В последние годы «Грозного», а также в течение всего правления царя Федора «фактически правил Борис». В глазах романовских историков Борис олицетворял всю ненавистную им семью Годуновых. Но посмотрим, что говорят старые документы.

Зададимся вопросом. Если все это так, то какую же должность занимал всемогущий Борис Годунов при Грозном? Оказывается ― НИКАКОЙ. Высокие посты занимали другие Годуновы ― Дмитрий, Степан. А о Борисе ― полное молчание. Более того, когда «Грозный» умирал, «он вверил сына и его семью попечению думных людей, имена которых назвал в своем завещании» [777], с. 16. Если бы Борис Годунов был «фактическим правителем», то он был бы включен в этот список. Это настолько естественно, что Р. Г. Скрынников пишет: «Считают обычно, что во главе опекунского совета царь поставил Бориса Годунова» [777], с. 16. Но это, оказывается, совсем не так! Скрынников продолжает: «Критический разбор источников обнаруживает ошибочность этого мнения… В означенном завещании он (то есть „Грозный“ ― Авт.) ни словом не упомянул Бориса Федоровича Годунова… И НЕ НАЗНАЧИЛ ЕМУ НИКАКОЙ ДОЛЖНОСТИ» [777], с. 16–17. Да и потом, уже при Федоре, Борис Годунов опять-таки никакой должности не занимает. Романовские историки называют его ЦАРСКИМ шурином.

Все эти странности легко объяснимы в рамках нашей реконструкции. Должностей Борис «Годунов» не занимает по той простой причине, что является СЫНОМ ЦАРЯ И ЗАКОННЫМ НАСЛЕДНИКОМ ПРЕСТОЛА. Более того, он УЖЕ ИМЕНУЕТСЯ ЦАРЕМ. Самая высокая должность! Никаких других более низких должностей у него, естественно, не было.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru