Шахнаме: иранская летопись Великой Империи XII–XVII веков

Анатолий Фоменко
Шахнаме: иранская летопись Великой Империи XII–XVII веков

«Вдруг весть правосудный творец ему (Кеюмарсу, вероятно, Богу-Отцу, скорбящему о гибели Сиямека – Авт.) шлет… «Утешься, довольно стенаний и слез! Ты рать собери… и скопище злое по ветру развей. Смети ненавистного дива с земли, и жажду отмщения в душе утоли». Кей руки свои к небесам воздевал, возмездье на лютых врагов призывал… В нем жаждою мщенья душа зажжена.

Единственный был у царевича (Сиямека – Авт.) сын… блистательный звался Хушенгом… Дед (Кеюмарс, то есть Бог-Отец – Авт.) видел в нем память о славном отце… Дух к мести склонив и к жестокой борьбе, однажды призвал он Хушенга к себе. Царевича юного, полного сил… Промолвив: «Я войско собрать поспешу, повсюду воинственный клич возглашу. Ты войско возглавь, за собой поведи»… И юноша воинство двинул свое, в подмогу и дивов он взял, и зверье. Он шествовал, волка и львицу ведя; сильней и грозней не знавали вождя… И рать замыкал властелин Кеюмарс. Навстречу привел свои полчища бес… От рева зверей… смутился проклятый, объял его страх. Бой грянул; раздавлен был дьявольский строй… Хушенг львиной хваткой хватает врага… сорвал с него кожу от шеи до пят; снес мерзкую голову острый булат. нечистого славный поверг, истоптал; конец ненавистному бесу настал. Когда отомщен был в бою Сиямек, к концу подошел повелителя век» [876:2в], с. 26–27.

□ Вероятно, тут описана Троянская война. Иранский Хушенг – это, по-видимому, «древне»-греческий Ахиллес, то есть русский князь Святослав, как мы показали в книге «Начало Ордынской Руси». Он возглавляет войска Руси-Орды и союзников, прибывших к Царь-Граду = Трое = Иерусалиму для мести за Андроника-Христа. Шахнаме сообщает, что Черный Див (Иуда?), виновный в смерти Сиямека, был сражен на поле боя, причем казнь его была жестокой (сорвали кожу, потом отсекли голову). В книге «Начало Ордынской Руси» мы приводили старинные свидетельства того, что месть убийцам Андроника-Христа действительно была жестокой. Ордынцы захватили виновных и зверски убили.

ВЫВОД. Эпос Шахнаме начинается с двух дубликатов, говорящих в общем об одном и том же – об императоре Андронике-Христе. Оба рассказа краткие и искаженные, но вполне узнаваемые.

4. Иранский царь Хушенг – это Ахиллес, он же Зигфрид. Все они – отражения великого князя Святослава

Итак, согласно нашим результатам, после распятия Андроника-Христа в 1185 году в Царь-Граде (евангельском Иерусалиме), в начале XIII века вспыхнула Троянская война. Она была местью за казнь Христа. Одним из главных персонажей этой войны – знаменитый «древне»-греческий Ахиллес. В книге «Начало Ордынской Руси» мы подробно объяснили, что «античный» Ахиллес и средневековый германо-скандинавский герой Зигфрид являются двумя отражениями одного и того же персонажа – князя Святослава на страницах западно-европейских летописей.

Рассуждая логически, следует ожидать, что и в старо-иранском Эпосе вслед за рассказом о правителях Кеюмарсе и Сиямеке (то есть об Андронике-Христе) последует сюжет, так или иначе связанный с Ахиллесом-Зигфридом-Святославом. Наш вывод оправдывается. Оказывается, жизнеописание правителя Хушенга, с которым мы начали знакомство в предыдущем разделе, далее несет в себе явные отблески «биографии» Зигфрида.

Вот что сообщает Шахнаме. «Властитель Хушенг, справедливый мудрец, от деда в наследие принял венец… Венчаясь на царство, народов глава промолвил с престола такие слова: "Я царь-победитель, народ мой, внемли, я правлю семи поясами земли. По воле Йездана"…

Сначала, к познанью направив труды, владыка железо исторг из руды; основой тогда процветания стал блестящий, из камня добытый металл. Царь создал мотыгу, топор и пилу, начало кузнечному дал ремеслу…

Шел горной тропою владыка земли, немногие с ним приближенные шли. Вдруг видят: несется к ним издали змей, длины небывалой и ночи темней. Глаза – что кровавые омуты. Тьму на землю нагнал он: все в черном дыму. Не дрогнул Хушенг, быстро-умный герой; он, камень схватив, бурно ринулся в бой; взмахнул им во всю богатырскую мочь; отпрянуло чудище, кинулось прочь. Ударился камень о крепкий гранит, – гранит раскололся и камень разбит. И брызнул огонь из осколков камней, стал темный гранит багряницы красней. Дракона могучий Хушенг не настиг, – но тайну огня разгадал он в тот миг.

Железом в кремень ударяют с тех пор, чтоб искра, сверкнув, разгоралась в костер… Горело огромное пламя всю ночь. Сидел пред огнем он с мужами всю ночь… Тот праздник зовется Сэдэ искони. Тот праздник, как память Хушенга, мы чтим» [876:2в], с. 28–30.

О чем тут рассказано? Сразу вспоминается история Зигфрида и его борьбы со страшным драконом Фафниром. Напомним, что, согласно германо-скандинавской версии, важную роль в истории Зигфрида играет «ковка меча». Вот что сообщает старинный европейский Эпос «Старшая Эдда». Карлик Регин был искуснейшим из людей, мудр, свиреп и владел колдовством. Он очень любил Зигфрида (Сигурда), стал его воспитателем и учителем. «Регин сделал Сигурду меч, который назывался Грам. Он был таким острым, что Сигурд окунал его в Рейн и пускал по течению хлопья шерсти, и меч резал хлопья, как воду. Этим мечом Сигурд рассек наковальню Регина» [815:0], с. 102.

Между прочим, описанные свойства меча означают, что речь идет о знаменитой дамасской стали. Подробнее о ней – что это за сталь, где и когда ее делали, – см. нашу книгу «Пророк Завоеватель», гл. 5.

На страницах германо-скандинавского Эпоса ковка знаменитого меча Зигфрида отразила, вероятно, начало кузнечного дела. Аналогично поступили и авторы старо-иранского Эпоса Шахнаме, рассказывая о начале изготовления металлических орудий труда. Шах Хушенг (Зигфрид) понял – как добывать металл из руды, выковал мотыгу, пилу, топор и т.д. Ясно, что на первых порах искусство кузнеца считалось чародейством, колдовством.

Далее европейская «Старшая Эдда» рассказывает историю сражения Зигфрида со страшным драконом Фафниром. Герой побеждает чудовище. Как мы уже говорили ранее, возможно, что именно в эпоху XII–XIII веков в обиход все активнее входило железо. Недаром столица Империи в XIII–XIV веках переместилась из Царь-Града на Русь, см. книгу «Империя». То есть – к богатым месторождениям железа, а также, что не менее важно, – к богатым запасам топлива, чтобы плавить железную руду. На Руси много угля и много леса. А на юге, даже если и есть железные руды, выплавить их в промышленных масштабах в общем-то нечем. Эта же тема отразилась и в истории Ясона и Медеи, рис. 2.3, сразивших страшного дракона, рис. 2.4. Здесь под ногами Ясона показан убитый им огромный дракон. Полностью дракон, сраженный Ясоном, изображен на гобелене, представленном на цветной вкладке в нашей книге.

Рис. 2.3. Язон клянется в верности Медее. Фрагмент гобелена из серии «История Язона» по картону Ж.Ф. Де Труа. Франция, Париж. Мастерская Козетта. 1784 год. Шелк, шерсть. Санкт-Петербург, Эрмитаж. Фотография сделана Т.Н. Фоменко в 2009 году


Рис. 2.4. Язон, срезающий золотое руно. Фрагмент гобелена из серии «История Язона» по картону Ж.Ф. Де Труа. Франция, Париж. Мастерская Козетта. 1784 год. Шелк, шерсть. Санкт-Петербург, Эрмитаж. Фотография 2009 года


Как мы отмечали в книге «Начало Ордынской Руси», в образе «огнедышащего дракона» предстают старинные плавильные печи, домны. Недаром, рассказывая о посещении Зигфридом логова дракона, «Старшая Эдда» подчеркивает, что «двери были железными, и дверная рама тоже. Железными были также все балки в доме, и дом был закопан в землю» [815:0], с. 108.

Аналогично, и старо-иранский Эпос Шахнаме связывает дракона, побежденного Хушенгом, с огнем и железом («тайну огня разгадал он в тот миг… горело огромное пламя всю ночь…»). Вероятно, все это – различные отражения одного и того же сюжета: начало выплавки железа, доменное «огнедышащее» производство, изготовление железных орудий.

Об обстоятельствах смерти шаха Хушенга в Эпосе сказано очень глухо: «Злой рок ни на миг не отсрочил конца, не стало Хушенга – царя-мудреца» [876:2в], с. 30. Так что сравнить с гибелью Ахиллеса-Зигфрида-Святослава не удается.

5. Куликовская битва

В предыдущих публикациях мы показали, что многие летописцы путали и смешивали две эпохи: Крещение Царства при императоре Андронике-Христе (Андрее Первозванном), рис. 2.5, и Крещение Великой = «Монгольской» Империи при Дмитрии Донском, то есть при императоре Константине I Великом, рис. 2.6. См. нашу книгу «Крещение Руси». Иными словами, ошибочно совмещали эпоху конца XII века и эпоху конца XIV века. На этот любопытный и важный факт мы натыкались неоднократно. Следовательно, есть основания ожидать, что и в старо-иранском Эпосе мы увидим нечто подобное. И опять-таки наш прогноз оправдывается.

Фирдоуси называет следующим правителем Ирана шаха Тахмуреса. Отметим, что ТАХМУРЕС – не имя, а прозвище, означающее, по мнению комментаторов, «мощный» [876:2в], с. 609. Ясно, что так могли именовать самых разных персонажей.

В данном случае прозвище ТАХМУРЕС могло иметь следующее происхождение. Дело в том, что Дмитрий Донской отразился на страницах некоторых летописей под именем хана ТАХТАМЫША или хана ТАХТЫ, см. нашу книгу «Новая хронология Руси». Прозвища Тахмурес – ТХМРС (без огласовок) и Тахтамыш – ТХТМШ, вероятно, как-то связаны. Может быть, Тахмурес – это Тахта-Рус, либо же, учитывая переход Т-Д, имя Тахмурес получилось из имени Дмитрий. Но пока что эти звуковые параллели ничего определенного нам не говорят и основываться на них мы, конечно, не будем. Поэтому пойдем дальше по тексту Шахнаме.

Рис. 2.5. Апостол Андрей Первозванный, он же император Андроник-Христос, он же русско-ордынский князь Андрей Боголюбский. Взято из [1396:1], лист CVI, оборот

 

Сначала повествуется о том, как Тахмурес обучал народы различным ремеслам. А затем начинается самое интересное. Сказано: «Советника мудрого дал ему рок, такого, кому ненавистен порок. Прославленный звался Шейдаспом; он жил для блага, и ему неустанно служил. Уста его пищи не ведали днем, а ночью молился он в доме своем. И ближних постам и молитвам ночным учил он, желанен везде и любим. Он был повелителю светлой звездой… Владыку он вел по благому пути, лишь правдой величье хотел обрести» [876:2в], с. 32.

Итак, рядом с шахом Тахмуресом постоянно находится некий мудрый советник. Судя по всему, он – священник: живет для блага, днем не ест, ночью молится, учит людей постам и молитвам, всеми уважаем и любим. Если шах Тахмурес – это отражение Дмитрия Донского, то о каком близком советнике может тут идти речь? Как только вопрос задан, ответ напрашивается сам собой. Это, скорее всего, знаменитый святой Сергий (Варфоломей) Радонежский. Персидская летопись по каким-то соображениям назвала его Шейдаспом. Сергий выступал в качестве наставника Дмитрия. Они вместе обсуждали – стоит или нет выступать на войну против хана Мамая. Именно Сергий Радонежский вручил Дмитрию новое оружие («схимы с крестом»), с помощью которого удалось разгромить Мамая. Как мы показали, речь шла о пушках, изобретенных Сергием Радонежским.

Рис. 2.6. Константин Великий (он же Дмитрий Донской) в молодости. Мрамор. Рим. Капитолийские музеи. Взято из [874], илл. 78


Итак, если Шахнаме сообщает о Дмитрии Донском и Сергии Радонежском, то далее должен последовать рассказ о Куликовской битве. И вновь наш вывод подтверждается. Мы цитируем Эпос.

«Увидя, какие вершит он (Тахмурес – Авт.) дела, на шаха восстали исчадия зла; сбежались во множестве, злобой горя, задумав оставить престол без царя. Узнал Тахмурес, ярым гневом объят, какие намеренья бесы таят, и ПАЛИЦЕЙ ТЯЖКОЮ ВООРУЖАСЬ, помчался, напасть на нечистых решась. В бой ринулись, бешеной злобой полны, свирепые дивы и вслед колдуны. ИХ ВЕЛ ОГНЕДЫШАЩИЙ, ЯРОСТНЫЙ БЕС, ПРОНЗИТЕЛЬНЫЙ ВОЙ ПОДНЯЛСЯ ДО НЕБЕС; ПЫЛЬ ТЕМНАЯ ЗЕМЛЮ И ВЫСЬ ОБЛЕГЛА, ЗАСТЛАЛА ГЛАЗА НЕПРОГЛЯДНАЯ МГЛА. Властитель вперед устремился, готов разить беспощадно свирепых врагов. Там – БЕСЫ ВОПЯЩИЕ, ПЛАМЯ И ДЫМ; здесь воинство с мощным владыкой своим. Недолго тянулся губительный бой ЦАРЯ ТАХМУРЕСА С БЕСОВСКОЙ ОРДОЙ. И с третью нечистых расправился он, а прочих увел победитель в полон» [876:2в], с. 33.

Здесь описано яростное сражение. Подчеркнуто, что Тахмурес ринулся в бой, вооруженный тяжелой палицей. Со стороны его врагов восстал яростный огнедышащий «бес», после чего начался пронзительный вой «до небес», вскипело пламя и дым, все вокруг заволокло темной пылью и непроглядной мглой. По нашему мнению, в Шахнаме абсолютно недвусмысленно описаны пушки, извергавшие пламя, дым, грохот. Поле битвы заволокло пороховым дымом. Кроме того, как мы показали в книге «Казаки-арии: из Руси в Индию», старинные хронисты именовали ПАЛИЦАМИ именно пушки – от славянского слова ПАЛИТЬ, то есть стрелять. Правда, иранский автор ошибочно решил, будто огнестрельные орудия были в войске противников шаха Тахмуреса, то есть у хана Мамая. Здесь летописец ошибся, поменял местами противников. На самом деле пушки (огнедышащие бесы) гремели в войске Дмитрия Донского = Тахтамыша. Между прочим, Фирдоуси совершенно верно отметил, что ТЯЖЕЛАЯ ПАЛИЦА была в руках именно Тахмуреса (Дмитрия).

Как и следовало ожидать, шах Тахмурес победил врагов. Действительно, Дмитрий Донской (Тахтамыш) наголову разбил хана Мамая.

Далее, как мы уже понимаем, Куликовская битва была религиозной. Апостольские христиане в войске Дмитрия Донского (Константина Великого) сражались с царскими христианами в войске хана Мамая (он же Иван Вельяминов, он же римский император Максенций). Апостольские христиане победили, и тогда Дмитрий (Константин) сделал апостольское христианство государственной религией и крестил всю Великую Империю. Это и было второе Крещение после первого, осуществленного Андроником-Христом (он же – апостол Андрей Первозванный, рис. 2.7). Следовательно, в Шахнаме должен в каком-то виде сохраниться след Крещения Империи в конце XIV века. «В чистом виде» такого сюжета в иранском Эпосе здесь нет. В то же время, сразу же после яростной битвы Тахмуреса с бесовской ордой идет следующий интересный рассказ о пленниках, захваченных Тахмуресом.

«И пленники, в путах, влекомы в пыли, взмолились тогда ВЛАСТЕЛИНУ ЗЕМЛИ: «Нам жизнь подари, и тебя мы за то научим тому, что не знает никто». Пощаду владыка дал сонму тому, чтоб новые тайны открылись ему. Как только избавились дивы от уз, ПРИШЛОСЬ ИМ ВСТУПИТЬ С ТАХМУРЕСОМ В СОЮЗ. Владыку писать научили они, ЗАЖГЛИ В НЕМ ПОЗНАНЬЯ БЛАГИЕ ОГНИ – писать, да по-разному – на тридцати наречьях: фарси, пехлеви и согди, руми и тази, и китайскую речь – все в четкие знаки умел он облечь. Всего тридцать лет он процарствовать смог; кто б столько свершил за недолгий тот срок?» [876:2в], с. 33–34.

Сказано, что пленники вступили в союз с шахом и научили его некоему таинственному знанью. В результате шах Тахмурес зажег благой огонь познанья. Вероятно, в таком слегка искаженном виде здесь сообщено о Крещении Империи, о принятии апостольского христианства в качестве государственной религии. Недаром здесь же Шахнаме перечисляет множество «языков», которыми, дескать, овладел шах. Наверное, «языками» здесь названы различные народы, крещеные императором Дмитрием Донским (Тахмуресом). Народов (подданных) действительно было много, так как Великая Империя в то время распространилась на огромные пространства. Тот факт, что побежденная «бесовская орда» вступила в союз с победителем-шахом, может означать, попросту, что многие царские христиане стали исповедовать апостольское христианство, то есть перешли в стан победителя. Напомним, что, согласно скалигеровской версии, римский император Константин принял христианство и сделал его имперской религией.

Рис. 2.7. Св. Андрей (слева) и св. Франциск. Эль Греко (El Greco). Якобы около 1593 года. Взято из [981:1], с. 304


Итак, в самое начало старо-иранской истории, то есть, как мы теперь понимаем, в конец XII – начало XIII века, Фирдоуси поставил дубликат Куликовского сражения 1380 года. Дубликат не очень подробен, но вполне узнаваем. Тем не менее, пока основное повествование этой вводной части Шахнаме имеет в виду эпоху Андроника-Христа. Иными словами, пока что мы находимся в эпохе XII века. Следовательно, можно предсказать, что в Эпосе должен в той или иной форме появиться рассказ о Золотом Веке. Ведь, как мы показали в книге «Царь Славян», именно так именовали правление императора Андроника-Христа. И вновь наш логический вывод, опирающийся на предыдущие результаты, прекрасно оправдывается. Об этом – в следующем разделе.

6. Царь Джемшид – это четвертое отражение Андроника-Христа

6.1. Золотой век

Шахнаме говорит: «Отважный Джемшид, молодой властелин… надев золотую корону царей, воссел на престол по закону царей. И ЦАРСКИЙ НАД НИМ ВОССИЯЛ ОРЕОЛ… Земля отдохнула, раздоры забыв; Джемшиду и зверь покорился, и див. И славной людей одарил он судьбой… Он молвил: "ИЗЕДА СО МНОЙ БЛАГОДАТЬ"» [876:2в], с. 35.

И далее Джемшид начал творить благие дела для Царства. Мы вкратце перескажем этот довольно длинный текст [876:2в], с. 35–38. Сначала шах провел военную реформу, научил людей размягчать металл над огнем и ковать доспехи, щиты, кольчуги и т.п. Над этим шах трудился около 50 лет. Затем он изобрел одежды, научил людей выделке шелка, мехов и полотна, научил прясть и стирать одежду в воде. Он радовал мир, полон радости сам. Людей он разделил на сословия-касты, по роду их занятий. Священников Джемшид отделил от других сословий, назначив им пребывание в горах, в молитвах. Второе сословие он составил из воинов и героев, полных львиной отваги. Каста воинов стала надеждой народа и опорой страны, хранителем воинской славы. Следующее сословие состояло из земледельцев. Их следовало особо уважать, нельзя было бранить, поскольку они кормят народы. Четвертое сословье образовывали мастеровые люди, ремесленники. Каждому сословию следовало тщательно исполнять свой долг. «И дивам нашел он работу подстать: заставил их глину с водою мешать, ЛЕПИТЬ КИРПИЧИ ОДНОГО ОБРАЗЦА, и не было этой работе конца. Из камня с известкой див стену воздвиг – мир зодчества тайну впервые постиг. Воздвигнулись бани, громады дворцов».

Джемшид стремился добывать самоцветы из скал, научил людей находить золото, яхонт, алмазы и серебро, открыл тайны недр и вообще «все тайны земные открылись ему». Он овладел искусством создания благовоний, душистых и полезных масел, создал производство лекарств, «пути исцеленья, лекарства от мук, – и все эти тайны властитель открыл; кто в мире столь щедро людей одарил? На судне потом он поплыл по воде; пошло с той поры мореходство везде».

Он изготовил роскошный престол, весь в блеске камней. Этот небывалый трон вознесся до небес, «и там, словно СОЛНЦЕ небесных высот, СИЯЛ ПОВЕЛИТЕЛЬ… сходился народ на его торжество, дивился величью царя своего… Назвали тот радостный день Новым днем… Вся знать пировала, веселья полна, и люди тот праздник святой сберегли… ТРИ ВЕКА ТАК ЖИЗНЬ БЕСПЕЧАЛЬНО ТЕКЛА, НЕ ЗНАЛИ В ТУ ПОРУ НИ СМЕРТИ, НИ ЗЛА; не ведали душу томящих тревог… С любовью царю повинуется люд, повсюду ликуют, пируют, поют… Так несся за годом безоблачный год, земля расцветала от царских щедрот… За милостью слал ему милость Йездан, С НИМ К ЛЮДЯМ ПРИШЛА ЗОЛОТАЯ ПОРА, иного не видели, кроме добра… ВСЕМИРНОЙ ОН ВЛАСТИ И СЛАВЫ ДОСТИГ» [876:2в], с. 38.

□ Таким образом, описано процветание Царства при замечательном правителе Джемшиде. Все перечисленное хорошо соответствует представлениям летописцев о Золотом Веке при Христе. Правда, сказано, что «Золотая пора» длилась три века. Но это, надо полагать, литературное преувеличение, поскольку правление Андроника было недолгим.

□ Отмечено, что над головой Джемшида воссиял ореол. Все правильно. Именно так изображали Иисуса Христа на иконах – со светящимся нимбом вокруг головы. При этом Джемшид назван Царем, что также вполне согласуется с тем, что Андроник был царь-градским императором и русским великим князем (Андрей Боголюбский).

□ Сказано, что шаха Джемшида осеняла благодать Изеда, то есть, скорее всего, Иисуса-Бога (Иисус + Деос).

□ Император Андроник провел в жизнь много важных реформ, см. книгу «Царь Славян». Основные из них действительно перечислены в жизнеописании Джемшида. Отметим замечание, что Джемшид изобрел одежды. По-видимому, имеется в виду введение Андроником в Царь-Граде штанов. Раньше их тут не носили и считали «варварским» одеянием.

□ Обратите внимание на изобретение кирпичей одного образца, то есть одинаковой формы. Как мы показали в книге «Библейская Русь», это произошло не ранее XIV–XV веков.

□ Как мы подробно обсуждали в книгах «Царь Славян» и «Потерянные Евангелия», император Андроник много внимания уделял развитию наук и искусств. Недаром среди его многочисленных фантомных отражений мы находим Евклида и Пифагора, см. главу 9 настоящей книги.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru