Русь и Орда. Великая Империя Средних веков

Глеб Носовский
Русь и Орда. Великая Империя Средних веков

4. Хан Батый именовался великим князем

Нас приучили думать, что татарские правители называли себя «ханами», а русские – «великими князьями». Это устойчивый стереотип.

Однако приведем любопытное свидетельство Татищева, согласно которому татарские послы именовали своего государя БАТЫЯ НЕ ХАНОМ, А ВЕЛИКИМ князем: «Прислал нас Батый, ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ» [832], ч. 2, с. 231. Смущенный Татищев поспешно объясняет такой титул тем, что Батый якобы в то время еще не был ханом. Но это дела не меняет. Для нас тут важно, что ТАТАРСКИЙ ПРАВИТЕЛЬ ИМЕНОВАЛСЯ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ.

5. Романовы-Захарьины-Юрьевы и их роль в отечественном летописании

Заканчивая Введение, остановимся на важном вопросе, без ответа на который трудно понять, почему русская история, к которой мы привыкли со школы, «вдруг» оказалась неправильной. Кто и когда исказил истинную картину русской истории?

В 1605 году на Руси началась Великая Смута. В 1613 году произошел резкий перелом в русской истории – на престол взошла западническая династия Романовых-Захарьиных-Юрьевых. Они-то и написали «вчерне» современную нам версию русской истории. Уже при царе Михаиле и патриархе Филарете, а может быть, и позже. Нашу реконструкцию истории Смутного времени мы излагаем в последующих главах.

При Романовых-Захарьиных-Юрьевых была изгнана казачья Орда из пределов Московского государства. Ее изгнание знаменует собой конец старой русской династии. Остатки не-подчинившихся войск старой Русско-Ордынской Империи были оттеснены от центра Московского княжества. В результате сегодня мы видим казачьи области не в центре России, а вдали от него. Все эти казачьи земли – наследие русской «монгольской» Орды. Например, Казахстан – это Казак-Стан, то есть казачья стоянка, стан.

Недаром современные казаки готовы снова взять на себя роль устроителя и охраны государства и его охрану. Неудивительно – они это очень хорошо делали на протяжении многих сотен лет нашей истории.

Возникает естественный вопрос: как же могло профессиональное регулярное войско Орды проиграть гражданскую войну? Можно строить различные предположения. Этот вопрос действительно важен. Мы надеемся, что настоящая книга поможет будущим исследователям русской истории на него ответить.

Победа над Разиным, а затем над Пугачевым – это окончательная победа над Ордой. После этого в официальном летописании Романовых разгромленная Орда была объявлена «чужеземной», «плохой», «завоевавшей исконно русскую землю». Орда была превращена в сознании потомков в жестоких иноземных захватчиков. Ее отодвинули на далекий и загадочный Восток. Так «Монгольская» = Великая Русская Империя «уехала» (на бумаге) на восток. Как, кстати, вслед за ней с берегов Волги «уехала» на восток и Сибирь.

Придя к власти, Романовы, вероятно, постарались максимально заштукатурить древнюю русскую историю. Поэтому историки эпохи Романовых, имея на то явные или неявные указания, старались «глубоко не копать». Это было опасно. Не просто опасно, а смертельно опасно. Они помнили судьбу дьяка Висковатого!

Наше собственное впечатление от работ историков XVIII–XIX веков подтверждает эту мысль. Они старательно обходят все острые углы, инстинктивно уходят от очевидных, лежащих на поверхности параллелей, вопросов и странностей. С этой точки зрения книги Соловьева, Ключевского и других историков конца XVIII–XIX веков покрыты особенно толстым слоем штукатурки. Чего стоят хотя бы старательные попытки, глядя на текст подлинных русских летописей, читать вместо «поле Куличково» – «Кучково поле». А затем строить глубокомысленные гипотезы о неких боярах Кучках, в честь которых якобы и названо было поле [284], см. главу 6.

Известно, что при царе Федоре Алексеевиче – старшем брате Петра, правившем до него, – в 1682 году в Москве были СОЖЖЕНЫ РАЗРЯДНЫЕ КНИГИ [396] и [193], с. 26. По всей видимости, это было сделано для уничтожения сведений о происхождении русских боярских родов. Уничтожали генеалогию.

Сегодня считается, что это было сделано «из прогрессивных соображений» борьбы с местничеством. То есть – чтобы русские бояре, не зная и не имея документальных подтверждений своего происхождения, не могли «спорить о местах» [193], с. 26. Наша точка зрения такова. Романовы уничтожали подлинную древнюю генеалогию, чтобы освободить место для своей новой династии. И только после этого, по-видимому, появились существующие сегодня «разряды от Рюрика». Эти разряды от Рюрика приведены, например, у М. В. Ломоносова См. его Полное собрание сочинений.

Отметим любопытный факт. В течение всей своей истории Романовы брали себе невест, как правило, из одной и той же области: Голштин-Готторпской, недалеко от города Любека. Известно, что население этой части Северной Германии было русского происхождения. См. «Записки» С. Герберштеина [161], с. 58. Сообщается следующее: «С Любеком и Голштинским герцогством граничила когда-то область вандалов со знаменитым городом Вагрия, так что полагают, Балтийское море и получило название от этой Вагрии… „море варягов“… вандалы тогда не только отличались могуществом, НО И ИМЕЛИ ОБЩИЕ С РУССКИМИ ЯЗЫК, ОБЫЧАИ И ВЕРУ» [161], с. 60.

Ясно, что приход Романовых должен был трактоваться при Романовых, как большое благо для страны. Хотя изначально когда-то Голштинское герцогство было заселено русскими, но уже с XVII века эти земли стали терять значительную часть своего русского населения. Вообще политика Романовых являлась по преимуществу немецкой, да и методы их правления также были прозападными. Например, в период опричнины на Руси в 1563–1572 годах, когда у власти фактически оказались Захарьины-Романовы (см. ниже), впервые начинают упоминаться преследования за веру. Уничтожались магометане и иудеи, не принявшие христианства. Никаких известий о чем-либо подобном в русской истории до этого не было. Русь, как известно, придерживалась старого «монгольского» (и турецкого), принципа веротерпимости.

Правление первых Романовых – Михаила, Алексея, Федора Алексеевича – характеризуется массовым сжиганием книг, уничтожением архивов, церковным расколом, борьбой с казачеством-Ордой. Более или менее хорошо освещенная, документированная русская история начинается, к сожалению, лишь после Петра I. До этого была тяжелая борьба, смута, гражданская война, где основным противником выступало казачество (Орда), сосредоточившееся к тому времени на Дону. К этому времени относится вынужденное начало земледелия в казачьих областях. До того оно было казакам запрещено. Отметим, кстати, что специальные усилия Романовых в XVII веке были посвящены тому, чтобы доказать Западу, будто распространенная там точка зрения, что Степан Разин был знатного происхождения, «абсолютно неверна». Западные источники называли его Rex, то есть ЦАРЬ. Известно, что при Разине находился некий «царевич Алексей». По-видимому, время Разина и вообще весь XVII век – эпоха борьбы за престол между Романовыми и старой ордынской династией, казачеством-Ордой. Эта борьба продолжалась в XVIII веке (война с «Пугачевым»).

После падения Романовых в 1917 году пресс умолчания был снят. И действительно, в русской эмиграции за рубежом появились прекрасные работы по древней русской истории, в которых начали открываться многочисленные и долго скрывавшиеся странности. Например, иногда цитируемая нами книга А. А. Гордеева была опубликована сначала на Западе, в эмиграции, и вышла в России лишь недавно. Конечно, сегодня не принято высказывать какие-либо критические замечания в адрес Романовых. Однако научный поиск не может сдерживаться политическими соображениями. Со временем штукатурка стала осыпаться. Из-под нее появляются фрагменты подлинной древней картины.

Глава 1. Русские летописи и миллеровско-романовская версия русской истории

1. Первые попытки написания древнерусской истории

Хороший обзор истории написания русской истории дает В. О. Ключевский [396], с. 187–196. Эта история мало кому известна и очень интересна. Мы приведем ее здесь, следуя Ключевскому.

1.1. XVI–XVII века и указ Алексея Михайловича

Известно, что современная версия русской истории восходит к XVIII веку и ее авторами являются Татищев, Миллер и Шлёцер. Что же было известно о Киевской Руси до них? Оказывается, практически ничего. Между тем в XVI–XVII веках на Руси уже интересовались своей древней историей.

В. О. Ключевский пишет: «Мысль о коллективной разработке нашей истории возникла задолго до Шлёцера… В этом отношении особенно выдается у нас XVI век: это была эпоха оживленного летописания… Тогда составлялись обширные летописные своды, с подробными оглавлениями, генеалогическими таблицами русских и литовских государей… В летописном повествовании становятся заметными проблески исторической критики; в него пытаются внести методический план, даже провести в нем известную политическую идею… Предпринимается обширный летописный свод, начинающийся легендой о венчании Владимира Мономаха венцом византийского императора» [396], с. 188.

Видимо, в это время была создана версия русской истории, начинающаяся с Владимира Мономаха. К тому, как создавалась эта версия, мы еще вернемся в последующих главах. Здесь же отметим, что в нее, по-видимому, еще не входила ранняя Киевская Русь. То есть история ДО Владимира Мономаха.

Затем наступает перерыв до середины XVII века, когда «Указом 3 ноября 1657 года царь Алексей Михайлович повелел учредить особое присутственное место, Записной приказ, а в нем сидеть дьяку Кудрявцеву и „записывать степени и грани царственные с великого государя царя Федора Ивановича“, то есть продолжать Степенную книгу, прерывающуюся на царствовании Иоанна Грозного. Начальник нового приказа должен был вести это дело с помощью двух старших и шести младших подьячих…

Эта, как бы сказать, историографическая комиссия устроилась трудно и далеко не по царскому указу. Ей отведено было помещение в тесной и гнилой „избенке“, где притом рядом с историографами сидели арестанты со сторожившими их стрельцами. Младшие подьячие совсем не были назначены, а в выдаче бумаги Посольский приказ решительно отказал. С большими хлопотами были сопряжены поиски источников… [Кудрявцев] обращался в один, в другой приказ, но получал ответ, что никаких книг, кроме приказных дел, нет, хотя после там оказались очень пригодные для дела рукописи и документы…

 

В конце 1658 года сам царь обратил внимание своего историографа на важное хранилище исторических памятников, на Патриаршую библиотеку… Кудрявцев достал опись этого, книгохранилища и по ней отметил надобные ему рукописи. Но… царское повеление опять осталось не исполненным… Патриарший приказ ответил, что с требуемыми сведениями о патриархах, митрополитах и епископах, с царствования Федора Ивановича в том приказе „записки не сыскано“. Другие приказы, несмотря на настойчивые доклады Кудрявцева, не дали и такого ответа…

Сдавая свою должность в начале 1659 года, Кудрявцев не оставлял почти никаких ощутительных плодов своих 16-месячных историографических усилий, „по ся места в Записном приказе государеву делу и начала не учинено нисколько“, как выразился его преемник. В приказе даже НЕ ОКАЗАЛОСЬ СТАРОЙ СТЕПЕННОЙ КНИГИ, которую ему поручено было продолжать, И ТАМ НЕ ЗНАЛИ, ЧЕМ ОНА ОКАНЧИВАЛАСЬ И С ЧЕГО НАЧИНАТЬ ЕЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ. Но и второй дьяк ничего не сделал» [396], с. 189–190.

Итак, подытожим:

1. Алексей Михайлович Романов – ПЕРВЫЙ царь, от времен которого сохранились прямые указания «начать писать историю». Это было в середине XVII века.

2. Люди, исполнявшие его приказ, не нашли в столице источников по истории России ДАЖЕ ЗА ПОСЛЕДНИЕ СТО ЛЕТ.

3. Странно, что знаменитая Степенная книга исчезла.

4. Условия работы, созданные этой первой историографической комиссии, загадочным образом не соответствовали ее статусу. Царский указ по сути дела саботировался!

Видимо, прав был В. О. Ключевский, когда писал, что «в тогдашней Москве к такому делу… не были готовы ни умы, НИ ДОКУМЕНТЫ» [396], с. 190. Значит, ДОКУМЕНТЫ ПОЯВИЛИСЬ ПОЗЖЕ. Или были ИЗГОТОВЛЕНЫ? Недаром Кудрявцев ничего не мог найти. По-видимому, указ Алексея Михайловича и был тем толчком, который побудил начать изготовление документов. Поэтому в конце XVII века они уже «появились». Ключевский так прямо и пишет: «ПОСЛЕ там оказались очень пригодные для дела рукописи и документы» [396], с. 189–190.

Конечно, Ключевский здесь говорит вроде бы лишь об источниках конца XVI – начала XVII века. То есть о документах эпохи, непосредственно предшествовавшей Алексею Михайловичу. И приходит к выводу, что документы этой эпохи появились уже ПОСЛЕ Алексея Михайловича. Но тогда естественно предположить, что если комиссия не могла найти документов XVI–XVII веков, то тем хуже обстояло дело С БОЛЕЕ РАННИМИ ЭПОХАМИ. Например, возникает закономерный вопрос существовал ли в эпоху дьяка Кудрявцева упомянутый выше «обширный летописный свод», описывавший историю, начиная от Владимира Мономаха, а также «Царственная книга», описывающая время Грозного? Может быть, и они были написаны или существенно отредактированы уже после Кудрявцева?

По-видимому, здесь мы счастливым образом нащупываем самое НАЧАЛО СОЗДАНИЯ подавляющего большинства «древних» русских летописей. А известная Повесть временных лет в то время, вероятно, даже не была еще написана, см. ниже. Сегодня очень трудно сказать – какие подлинные исторические свидетельства легли в основу всех этих будущих «древнейших» летописей. Конечно, такие свидетельства в то время еще существовали, но, скорее всего, большинство из них до нас не дошло. Сегодня мы судим о русской истории до-романовской эпохи, всматриваясь в нее сквозь искаженную призму хроник, написанных или отредактированных после дьяка Кудрявцева.

Забегая вперед, скажем, что до нас все же дошли кое-какие древние документы XV–XVI веков. Акты, тексты договоров, печатные книги, церковные источники и т. п. Но, как мы увидим, при пристальном прочтении из них встает совсем другая картина русской истории. Она сильно отличается от той, которая появилась на свет после указа Алексея Михайловича и работ историков XVIII века – Татищева, Байера, Миллера, Шлёцера и которая сегодня преподается в школах. Об этом ниже.

1.2. XVIII век: Миллер

После дьяка Кудрявцева Ключевский переходит, минуя Татищева, сразу к Миллеру, начавшему работу по русской истории при Елизавете Петровне. Зададимся вопросом: а почему, собственно, Ключевский не упоминает Татищева? Ведь тот жил еще при Петре I, то есть раньше Елизаветы Петровны! Все мы знаем с детства, что именно Татищев был первым русским историком. Откуда же такое пренебрежение к нему? Оказывается, однако, что Ключевский совершенно прав.

Дело в том, что книга Татищева «История Российская с самых древнейших времен до царя Михаила» была ВПЕРВЫЕ ОПУБЛИКОВАНА ЛИШЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ ТАТИЩЕВА, И НЕ КЕМ-НИБУДЬ, А МИЛЛЕРОМ (см. ниже). Таким образом, первая версия русской истории была обнародована именно Миллером.

Ключевский пишет: «Перенесемся в другую эпоху, к первым годам царствования императрицы Елизаветы. При Академии Наук усердно трудился над русской историей приезжий ученый Герард Фридрих Миллер. Он почти десять лет ездил по городам Сибири, разбирая тамошние архивы, проехал более тридцати тысяч верст и в 1743 году привез в Петербург необъятную массу списанных там документов» [396], с. 191. Миллер считается одним из основателей нашей исторической школы, вместе с Байером и Шлёцером. Итак, что же мы видим?

1) МИЛЛЕР БЫЛ ПЕРВЫМ, кто издал полную версию русской истории в том виде, как она существует сегодня.

2) Очень странно, что исторические документы, – и даже их рукописные копии, сделанные им самим, – Миллер почему-то привозит «из Сибири». Означает ли это, что в Москве, Петербурге, да и вообще в Центральной России он не мог найти старых летописей? Не повторяется ли снова история с указом Алексея Михайловича, когда дьяк не мог найти в столице исторических источников?

3) Начиная с Миллера версия русской истории практически не менялась. Поэтому дальнейшие ее переизложения, выполненные Карамзиным, Соловьевым, Ключевским и многими другими, в данном случае нас мало интересуют. По сути дела, они лишь пересказывали Миллера.

1.3. Краткие выводы

Имеющаяся сегодня версия древней русской истории создана в середине XVIII века на основании источников, написанных или отредактированных в конце XYII – начале XVIII века. По-видимому, время от конца XVII до середины XVIII века – это и есть эпоха создания древней русской истории. Начиная от создания первоисточников и кончая полной версией. Другими словами, сегодняшняя версия русской истории была написана в эпоху Петра I, Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. После выхода в свет «Истории» Н. М. Карамзина эта версия стала известна в обществе. До этого с ней был знаком лишь узкий круг лиц. Постепенно ее внедрили в школьный курс.

Наш анализ показывает, что эта версия русской истории ошибочна. Об этом мы расскажем в последующих главах.

2. Как в свое время была создана ныне общепринятая версия русской истории. Почему основоположники русской истории – иностранцы?

Выше, следуя Ключевскому [396], мы рассказали о первых шагах написания русской истории. Повторим вкратце два момента.

1) XVI век – это эпоха обширного летописания на Руси. По-видимому, летописи начинали свой рассказ с легенды о венчании Владимира Мономаха венцом византийского императора.

2) Напомним, что указом от 3 ноября 1657 года царь Алексей Михайлович повелел дьяку Кудрявцеву продолжать Степенную книгу, прервавшуюся на царствовании Ивана Грозного. Кудрявцев не смог выполнить царского указа, поскольку НЕ НАШЕЛ НИКАКИХ ИСТОЧНИКОВ ни в царской, ни в патриаршей библиотеках, ни вообще где бы то ни было. Он НЕ НАШЕЛ И САМУ СТЕПЕННУЮ КНИГУ, которую должен был продолжать.

Но как же тогда в 1672 году «в Посольском приказе была подготовлена „Большая государственная книга, или корень Российских государей“ (сокращенно „Титулярник“)» [473], с. 8, которая содержала помещенные в хронологической последовательности ПОРТРЕТНЫЕ изображения киевских и московских великих князей и царей от Рюрика до Алексея Михайловича включительно? Вдумаемся в то, что здесь нам рассказали. Документов столетней давности найти не смогли. Зато с легкостью нашли якобы 800-летний портрет Рюрика?

И одновременно шла активная работа по проверке и ПЕРЕРАБОТКЕ ЧАСТНЫХ родословных книг [473], с. 8. Переработанные книги были собраны в официальный источник – «Государев родословец». Именно в это время и была, по-видимому, создана романовская ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ РУССКОЙ ИСТОРИИ. Недаром в 1674 году было выпущено ее ПЕРВОЕ печатное издание, так называемый «Синопсис».

Затем, в 1682–1687 годах была создана «Бархатная книга», содержащая РОДОСЛОВИЯ РУССКОГО БОЯРСТВА И ДВОРЯНСТВА [473], с. 8. Одновременно с этим в связи с реформами патриарха Никона ИЗЫМАЛИСЬ КНИГИ для их якобы исправления.

ИЗЪЯТИЕ КНИГ проводилось также и при Петре I. Стоит обратить внимание на важный факт. 16 февраля 1722 года «Петр I издал указ всем епархиям и монастырям „ВЫСЛАТЬ В МОСКВУ, в Синод, находящиеся у них хроники и хронографы, писанные на пергаменте или бумаге“; при этом ЗАПРЕЩАЛОСЬ УТАИВАТЬ ЧТО-ЛИБО и объявлялось, что по снятии с них копий они будут возвращены. Одновременно Синод получил приказание разослать несколько лиц для осмотра и собирания этих рукописей» [979], с. 58. По-видимому, это была очередная чистка русских библиотек, предпринятая Романовыми с целью уничтожения подлинных источников по русской истории. Интересно, было ли действительно выполнено обещание вернуть рукописи-оригиналы? Неужели Петр I удовлетворился всего лишь копиями и добросовестно вернул оригиналы дальним монастырям? Усомнимся в этом.

Известно, что существующая сегодня «научная» версия русской истории восходит к Татищеву, Шлёцеру, Миллеру, Байеру – деятелям второй половины XVIII века. Сообщим краткие сведения обо всех этих лицах.

ТАТИЩЕВ Василий Никитич (1686–1750), – русский историк, государственный деятель. В 1720–1722 и в 1734–1737 годах он управлял казенными заводами на Урале, в 1741–1745 годах был астраханским губернатором [797], с. 1303. Но, как выясняется, что именно писал Татищев, да и вообще, писал ли он о русской истории, – дело темное. Подробнее об этом см. ниже, а также в книгах [832], [979].

БАЙЕР Готлиб Зигфрид (1694–1738), – немецкий историк, филолог, член Петербургской академии в 1725–1738 годах, «основоположник антинаучной норманнской теории» [797],? с. 100. За 12 лет пребывания в России он ТАК И НЕ ВЫУЧИЛ РУССКОГО ЯЗЫКА [979], с. 4. В. О. Ключевский писал о Байере и Миллере следующее: «Ученые академики-иностранцы взялись за него (за варяжский вопрос – Авт.) поневоле… НЕЗНАКОМЫЕ ИЛИ МАЛО ЗНАКОМЫЕ С ЯЗЫКОМ ЭТОЙ СТРАНЫ И с… ИСТОЧНИКАМИ ЕЕ ИСТОРИИ… Байер… НЕ ЗНАЛ что… Синопсис – не Летописец» [396], с. 120.

Поясним, что «Синопсис» – это первая опубликованная РОМАНОВСКАЯ версия русской истории. НИЧЕГО ОБЩЕГО С ЛЕТОПИСЬЮ ОН НЕ ИМЕЕТ. Составлен как учебник по русской истории. То, что Байер не отличал его от летописца, показывает, как «хорошо» он разбирался в русских исторически источниках.

МИЛЛЕР Герард Фридрих (1705–1783), – немецкий историк, В России – с 1725 года. «Собрал коллекцию КОПИЙ (куда делись оригиналы? – Авт.) документов по русской истории (так называемые портфели Миллера)» [797], с. 803.

ШЛЁЦЕР Август Людвиг (1735–1800), – немецкий историк, филолог. На русской службе находился с 1761 по 1767-го С 1769 года стал иностранным почетным членом Петербургской Академии наук. Поскольку он вернулся в Германию в 1768 году [797], с. 1511. Первым стал заниматься изучением ПОДЛИННИКА нашей СТАРЕЙШЕЙ Радзивиловской летописи, то есть знаменитой «Повести временных лет» [715], т. 2, с. 7.

Сразу скажем, что Татищева, по-видимому, надо исключи из числа основоположников русской истории. Дело в том, что «История» Татищева, написанная будто бы до Миллера, самом деле ИСЧЕЗЛА. Сегодня мы имеем, под именем Татищева, ЛИШЬ ТАТИЩЕВСКИЕ «ЧЕРНОВИКИ», ИЗДАНИЕ МИЛЛЕРОМ. См. подробности ниже и в [832].

Правда, УЖЕ В НАШЕ ВРЕМЯ, после революции 1917-го в ЧАСТНЫХ архивах историки нашли некие рукописи, которые предложили считать вариантами «настоящей» татищевской «Истории». Однако сами историки признают, что ЭТИ СПИСКИ НАПИСАНЫ РАЗНЫМИ ПОЧЕРКАМИ. Считается, что Татищев их «только правил» и, может быть, вписывал отдельные куски [832], т. 1, с. 59–70.

О том, как Татищев писал свою «Историю» и почему он не смог ее опубликовать, мы узнаем из воспоминаний Шлёцера [979], [832]. Сообщается следующее: «В. Н. Татищев… в 1719 г. получил один список Нестора из кабинета Петра (то есть копию Радзивиловской летописи, изготовленную для Петра I в Кёнигсберге – Авт.), который он тотчас переписал для себя… в 1720 г… Татищев был командирован в Сибирь… Тут он нашел, у одного раскольника очень древний список Нестора. Как он удивился, когда увидел, что он СОВЕРШЕННО ОТЛИЧЕН от прежнего! Он ДУМАЛ, как и я сначала, что существует ТОЛЬКО ОДИН Нестор и одна летопись» [979], с 52–53.

 

Как думал, так в результате и «получилось». Ведь сегодня мы имеем фактически ТОЛЬКО ОДИН текст, описывающий историю Древней Руси, – это Повесть временных лет. Остальные тексты, в том числе и подлинные древние, были, по-видимому, просто уничтожены или надежно скрыты.

Цитируем далее: «Татищев мало-помалу собрал десяток списков, по ним и сообщенным ему другим вариантам составил одиннадцатый… В 1739 г. он привез его из Астрахани в Петербург… Он показывал свою рукопись различным лицам; но вместо того, чтобы одобрить его и поддержать, они делали ему СТРАННЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ и старались отклонить его от всего предприятия» [979], с. 52–53.

Вскоре Татищева стали подозревать ни много ни мало В ВОЛЬНОДУМСТВЕ И ЕРЕСИ. Пишут так: «Он позволил себе много смелых рассуждений, которые могли навлечь на него еще более опасное подозрение – в ПОЛИТИЧЕСКОМ ВОЛЬНОДУМСТВЕ. Без сомнения, ЭТО БЫЛО ПРИЧИНОЙ, ЧТО ПЕЧАТАНИЕ ЭТОГО 20-ЛЕТНЕГО ТРУДА В 1740 Г. НЕ СОСТОЯЛОСЬ» [979], с. 54. Впоследствии Татищев хотел издать свой труд в Англии, но эта попытка не увенчалась успехом [979], с. 54.

Таким образом, труд Татищева на самом деле был УТРАЧЕН (изъят?) и неизвестно по каким рукописям якобы издан МИЛЛЕРОМ. Считается, будто Миллер издал именно УТРАЧЕННЫЙ ТРУД Татищева якобы по его черновикам [832], т. 1, с. 54. «Миллер пишет… о бывшем в его распоряжении „ХУДОМ“ СПИСКЕ… Миллер признавался в том, что не смог исправить „всех описок“ рукописи… Миллер в „предуведомлении“ к первому тому указал и на СВОЮ ПРАВКУ ТАТИЩЕВСКОГО ТЕКСТА… Все последующие упреки Миллеру повторяли по существу только то, что он сказал в этих предуведомлениях, ТАК КАК НИ ТЕХ РУКОПИСЕЙ [Татищева], КОТОРЫМИ ПОЛЬЗОВАЛСЯ МИЛЛЕР, НИ ДРУГИХ КАКИХ-ЛИБО РУКОПИСЕЙ „ИСТОРИИ“ ТАТИЩЕВА НИКТО ИЗ КРИТИКОВ ЕГО ИЗДАНИЯ В РУКАХ НЕ ДЕРЖАЛ, ДА ПЕРВЫЕ (которыми якобы пользовался Миллер – Авт.) ИСЧЕЗЛИ И НЕ ОБНАРУЖЕНЫ ДО СИХ ПОР» [832], т. 1, с. 56.

Далее в [832] приводится суждение «известного академика и автора знаменитой „Обороны летописи русской“ Г. П. Буткова. Бутков писал, что „История“ Татищева „ИЗДАНА НЕ С ПОДЛИННИКА, КОТОРЫЙ ПОТЕРЯН, а с весьма неисправного, худого списка…“. И далее, что „при печатании, сего списка исключены в нем суждения автора, признанные? [Миллером] ВОЛЬНЫМИ, и сделаны МНОГИЕ ВЫПУСКИ“. Бутков делал из этого заключение, что теперь НЕЛЬЗЯ ЗНАТЬ, НА КОТОРОМ ВРЕМЕНИ ТАТИЩЕВ ОСТАНОВИЛСЯ, ЧТО ТОЧНО ПРИНАДЛЕЖИТ ЕГО ПЕРУ и по чьей вине в его „Истории“ между текстом и примечаниями нередко попадаются „несообразности и противоречия“» [832], т. 1, с. 56. Проще говоря, примечания «Татищева» в издании Миллера, ПРОТИВОРЕЧАТ ТЕКСТУ. Более того, миллеровское издание «Татищева» почему-то не содержит ПЕРВОЙ ЧАСТИ его труда, описывающей историю Руси до Рюрика. «Написанный) Татищевым текст первой части „Истории Российской“ оказался НЕ ВКЛЮЧЕННЫМ в рукопись 1746 г., где он был ЗАМЕНЕН… лишь кратким изложением содержания этой части» [832], т. 1, с. 59.

Нельзя не отметить, что Татищев СОВЕРШЕННО НЕ ДОВЕРЯЛ Повести временных лет, по крайней мере ее первой части. В «татищевских» рукописях, найденных в нашем веке, в частных архивах, прямо написано: «О князех руских старобытных Нестор монах НЕ ДОБРЕ СВЕДОМ БЕ» [832], т. 1, с. 108. Не верил он, оказывается, баснословным – по мнению современных историков – летописям и сказаниям Видимо, Татищев понял в подлинной русской истории значительно больше, чем «ему следовало». Его книгу, видимо, просто уничтожили, самого Татищева объявили вольнодумцем. Но впоследствии, уже после смерти, цинично воспользовались его именем.

Пытаясь «оправдать» Татищева, современный комментатор пишет: «Можно ли обвинять историка первой половины XVIII века в том, что он поверил Иоакимовской летописи, когда даже в наши дни находятся авторы, которые ищут в БАСНОСЛОВНЫХ СКАЗАНИЯХ ростовскрго Артынова подлинное отражение действительных событий чуть ли не Киевского времени» [832], т. 1, с. 51.

Наконец, отметим яркий штрих, усиливающий подозрения и наглядно показывающий, как быстро менялась обстановка вокруг русских исторических источников в XVIII веке. Оказывается, «Татищев пользовался КАК РАЗ ТЕМИ МАТЕРИАЛАМИ, КОТОРЫЕ НЕ СОХРАНИЛИСЬ ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ» [832], т. 1, с. 53. В этом отношении Татищев удивительным образом отличается от Карамзина. Считается, что, «труд Карамзина почти целиком (за исключением Троицкой пергаментной летописи) основан на источниках, СОХРАНИВШИХСЯ В НАШИХ АРХИВАХ» [832], т. 1, с. 53.

И как это удалось Татищеву подобрать для своей «Истории» именно те источники, которые через некоторое время «почему-то» погибнут? Вот возможное объяснение. Татищев пользовался источниками XIV–XVI веков, которые относились к истории Поволжья и Сибири, в частности – «КАЗАНСКИМИ И АСТРАХАНСКИМИ АРХИВАМИ, НЕ ДОШЕДШИМИ ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ» [832], т. 1, с. 53.

Мы считаем, что все эти архивы БЫЛИ ПРОСТО УНИЧТОЖЕНЫ В XVIII веке, уже после Татищева. Как мы теперь понимаем, поволжские и сибирские источники XIV–XVI веков, вероятно, многое могли рассказать об истинной истории Руси-Орды. Даже после первых романовских чисток там, видимо, что-то еще сохранялось.

Теперь обратимся к фигуре профессора истории и официального историографа в Петербурге при Академии наук – Г. Ф. Миллера. Миллер получил заказ на написание русской истории. Однако также не смог найти источников по истории Руси в столицах и поэтому якобы был вынужден отправиться в путешествие по провинциям в 1733–1743 годах. Причем в Сибирь! Следовательно, имеющиеся сегодня летописи, лежащие в основе нашей истории, «привезены» Миллером якобы из Сибири. В то же время хорошо известно, что они носят яркие следы стиля ЮГО-ЗАПАДНОЙ Руси.

По возвращении из Сибири Миллер и получил официальную должность историографа. Однако при поступлении на службу ему пришлось дать, выражаясь современном языком, подписку о неразглашении государственной ТАЙНЫ. Об этом сообщает Шлёцер: «Миллер говорил о ГОСУДАРСТВЕННЫХ ТАЙНАХ, КОТОРЫМИ ПРИШЛОСЬ БЫ ОВЛАДЕТЬ, ЕСЛИ ЗАНЯТЬСЯ ОБРАБОТКОЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ; но эти тайны доверяются только тому, кто на всю жизнь записывается на русскую службу… Тогда я еще не знал, что МИЛЛЕР САМ СДЕЛАЛ ПОДОБНУЮ ОПЛОШНОСТЬ… И ЛИШИЛ СЕБЯ… ОТСТАВКИ» [979], с. 76.

А. Л. Шлёцер был нанят Миллером как домашний учитель для его детей, с приглашением принять участие в его, Миллера, исторических и географических трудах. В своих воспоминаниях Шлёцер так отзывается об архиве русских летописей, имевшихся в распоряжении Миллера: «Киевская летопись игумен Феодосия и летопись XIII столетия неизвестного автора… была бы большим пособием, если бы были изданы… ибо… [в них] опиисывается история главнейших вождей и князей, а также говорится ОБ ОБШИРНЕЙШИХ ПРИОБРЕТЕНИЯХ ЗЕМЕЛЬ древнейших времен» [979], с. 46.

Шлёцер отказался дать обязательство о неразглашении государственной тайны и поэтому НЕ БЫЛ ДОПУЩЕН К АРХИВАМ МИЛЛЕРА. Рукописи, которые Шлёцер обработал, о нашел в архивах Академии наук.

Вся эта картина означает, что привычная нам сегодня версия русской истории очень позднего происхождения. Кроме того, оказывается, что она была выдвинута ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИНОСТРАНЦАМИ. С некоторым успехом современные историки демагогически «загораживаются» Татищевым – первым русским историком. Мол, первым был все-таки русский. А о том, что труд Татищева был на самом деле УТРАЧЕН и затем неизвестно по каким рукописям издан МИЛЛЕРОМ, обычно не говорят.

Атмосферу романовско-миллеровской исторической школы хорошо передал С. М. Строев. Он писал: «Во всех этих томах видны усилия, стремящиеся к одной цели: доказать, подкреплять, утверждать, распространять ОДНИ И ТЕ ЖЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ОДНИ И ТЕ ЖЕ ГИПОТЕЗЫ, – и только от совокупных, долговременных трудов стольких ученых эти гипотезы могли получить тот ВИД ИСТИНЫ, который столько же льстил самолюбию исследователей, сколько и самолюбию читателей… НА ВОЗРАЖЕНИЯ ВАШИ НЕ ОТВЕЧАЮТ возражениями: их забрасывают кучею собственных имен и думают, что эти имена ЗАСТАВЯТ МОЛЧАТЬ, в угоду известному авторитету» [774], с. 3–4.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru