bannerbannerbanner
Богородица родилась в Ростове Великом

Глеб Носовский
Богородица родилась в Ростове Великом

3. Несправедливое обвинение в блуде красавицы Шуши и аналогичные несправедливые обвинения в блуде, звучавшие в адрес Девы Марии в некоторых старинных источниках

Мы уже сталкивались с тем, что некоторые авторы обвиняли Деву Марию в блудодействе. В первую очередь, речь идет о поздней раввинской традиции [307]. Мы неоднократно обсуждали иудейскую версию, согласно которой, Дева Мария была блудницей, согрешившей с неким римским солдатом Пантирой. За это ее даже хотели убить. Эта иудейская версия о насилии римского солдата над Девой Марией отразилась, например, как насилие римлянина Секста Тарквиния над красавицей Лукрецией. Это был известный античный сюжет, описанный знаменитым римским классиком Титом Ливием. См. нашу книгу «Царский Рим в Междуречье Оки и Волги», гл. 2. Несправедливое обвинение Девы Марии в блуде возникло как результат бурных дискуссий того времени о догмате Непорочного Зачатья. Некоторые скептики спорили с ним и всячески осуждали.

Далее, например, в нашей книге «Соловей Разбойник, остров Буян и Крым», гл. 6, мы показали, что былинная славянская богиня Прия является одним из отражений Девы Марии. Так вот, некоторые русские былины обвиняли Прию в неверности мужу. Это и есть иудейское обвинение Девы Марии в блуде. Русская былина тоже отразила эту скептическую точку зрения. Дескать, муж Прии обвинил ее в том, что она – вовсе не жена ему, живет со всяким степным удальцом. А потому муж отказывается от нее и покидает ее. Мы узнаем здесь желание евангельского Иосифа покинуть Марию, «чтобы спрятаться в отдаленных местностях» [307], с. 240, когда он узнал о ее беременности. Иосиф остался с женой лишь благодаря требованию ангела не покидать Богородицу. А согласно некоторым иудейским версиям, Иосиф все-таки ПОКИНУЛ МАРИЮ и ушел в Вавилон [307], с. 343.

Следовательно, можно ожидать, что в рассказе о Шуше и Омеле Храбром тоже всплывет тема блуда Шуши. Наш прогноз полностью оправдывается. В самом деле.

Родители Шуши и Омели договорились о свадьбе. «Дело пошло на лад, Омеля и Шуша прыгали от радости, когда сказали им, что дело о сватовстве покончено, и по рукам ударено. После этого смелая и предприимчивая Шуша ТАЙНЫМ ОБРАЗОМ ЧЕРЕЗ НЯНЮ СВОЮ ПРИЗВАЛА К СЕБЕ В СВЕТЛИЦУ ОМЕЛЮ. ЧТО ДО БРАЧНОГО ВЕНЦА НЕ ПОЗВОЛЯЛОСЯ ВИДАТЬСЯ ДРУГ С ДРУГОМ. ШУША ЭТОМУ НЕ ВЕРОВАЛА. Она вела с Омелей вместе разговоры о будущем своем житье-бытье. Разговор этот лился у них рекой с обоих сторон, громкий и веселый смех… Вдруг Шуша услышала в сенях грозный голос своего родителя… Она скрыла Омелю ПОД ДЕВИЧЬЮ СВОЮ КРОВАТЬ», с. 207–208.

Отец, Илья Муромец не заметил Омелю, но потребовал от дочери прервать отношения с Омелей, поскольку разгневан тем, что не во всем сошелся с родителями Омели.

Однако Шуша и не подумала отступать и попросила свою няню уладить дело. Та явилась в дом Ильи Муромца, когда семья завтракала, и неожиданно заявила: ‹‹ «Хороша дочка Шушочка, коли хвалит ее отец Илишечка! А послушал бы ты, что ПРО НЕЕ НА МИРУ-ТО ГОВОРЯТ, И ВЕСЬ НАРОД СЛОВНО В ТРУБУ ТРУБИТ, ЧТО НЕ ПРИГОЖЕ ДЕ ДЕВКЕ ПОД СВОЮ ПОСТЕЛЬ ПАРНЕЙ ПРЯТАТЬ»!

Родители Шуши от этих слов изменились в лице. Смотрят на Шушу… «Неужели, Шуша, это правда?», а Шуша спокойно отвечала им: «Не помню ничего, пьяна была!»››, с. 208–209.

Родители в панике. «Мать чуть не со слезами на глазах заставляла дочь свою, чтобы ОНА ОБЛИЧИЛА ТАКУЮ КЛЕВЕТУ НА НЕЕ, но Шуша только подтвердила им – не помню ничего, пьяна была!», с. 209.

И тут хитрая няня предлагает родителям Шуши такой выход. Поскольку, мол, дурная слава может сильно разрастись, как снежный ком, то нужно побыстрее устроить свадьбу Шуши и Омели. Это пресечет все сплетни и слухи. Так и порешили. Обе семьи тут же встретились и быстро договорились о свадьбе. «Теперь Муромец сам напросился выстроить для Шуши терем на берегу реки Пуры, на том самом месте, где Шуша сделала роковой скачок к реку, который был причиною, что она стала быть Омелихой», с. 209.

Итак, что же мы узнали.

♦ Замужество ростовчанки Шуши сопровождалось обвинением в блуде. Аналогично, замужество Девы Марии сопровождалось обвинениями в блуде.

♦ Обе версии обвинения были несправедливыми. В случае с Девой Марией, обвинители-скептики спорили с догматом Непорочного Зачатья. В случае с Шушой обвинение было придумано хитрой няней, дабы ускорить свадьбу. Задумка удалась. На самом деле никакого распутства не было.

♦ Свадебный терем для Шуши и Омели был построен на реке Пура. Эта река является притоком реки Устье в Ярославской области. Длина реки Пуры составляет 19 километров. Но река Устье нам уже хорошо знакома по истории Георгия-Юрия Долгого (Победоносца) и Прасковьи (Девы Марии). Им был подарен здесь свадебный терем. А в другом отражении этой истории свадебный терем был подарен Омеле и Шуше на реке Пура, являющейся притоком реки Устье. Мы видим, что наши летописцы хорошо знали, что события происходили в окрестностях Ростова Великого, но в деталях слегка путались. Одни называли реку Устье, а другие – ее приток Пуру. Но все это недалеко друг от друга.

♦ Между прочим, имя ШУША (ШШ без огласовок) может быть вариантом имени ИИСУС (СС без огласовок), ИИСУСОВА, то есть «Иисусова Мать», Мать Иисуса. Напомним, что Ш и С часто переходили друг в друга. Само по себе это замечание ничего не доказывает, но неплохо ложится в уже обнаруженный параллелизм.

4. Еще одно отражение Девы Марии под именем ростовской красавицы Шуши, дочери знаменитого ростовского боярина и воеводы Громилы. Оказывается, она «тоже» была спасена именно Георгием Победоносцем = Юрием Долгоруким. Так прямо и свидетельствует «Ростовский Летописец»

В этом же месте «Ростовского Летописца» упоминается «еще одна Шуша», а именно, боярышня Шуша-Александра Громилова, дочь знаменитого боярина и воеводы ростовского Громилы. О ней сказано, что «красота и ум которой взошли тогда в притчу», с. 214. Воевода Громила обожал дочь и построил для нее великолепную «преузорчатую светлицу» на ростовской реке Вексе, с. 215. Кстати, не исключено, что ГРОМИЛА – одно из прозвищ Ильи Муромца, знаменитого богатыря, о котором мы только что упоминали.

Артынов думает, будто Шуша Громилова – это «другая Шуша», то есть не Шуша Муромцева. Однако, скорее всего, здесь перед нами – фантомное отражение все той же Шуши Муромцевой, то есть Девы Марии. Дело в том, что красавицу Шушу Громилову, оказывается, похитил, взял в плен некий князь Михаил ЗЬЯЛ. Вероятно, попросту, ЗЛОЙ. Описан как нехороший, плохой князь. То есть, опять всплывает античная тема «похищения принцессы», а потом рассказывается о ее освобождении светлым героем. При этом, освобождает Шушу не кто иной, как опять-таки Великий князь Юрий-Георгий Долгорукий, отождествленный в «Ростовском летописце» со святым Георгием Победоносцем. Приведем это яркое свидетельство.

«В это время разграбил он (плохой князь Михаил Зьял – Авт.) терем боярина Громилы, а с ним вместе и светлицу Шуши… Теперь князь Михаил ШУШУ ПОВЕЛ С СОБОЙ в свой удел на реку Смородинку, чтобы там женить на ней сына своего Константина. Но на половине пути его ОСТАНОВИЛ ЕГО ВОИН, МУЖЕСТВЕННОГО ВИДА, МОЛОДОЙ И КРАСИВОЙ НАРУЖНОСТИ, ВООРУЖЕННЫЙ С НОГ ДО ГОЛОВЫ, ЕЗДЯЙ НА БЕЛОМ КОНЕ, с которым о свободе Шуши князь Михайло Зьял крепко поссорился и ВСТУПИЛ В ЕДИНОБОРСТВО. ВОИН ПОБЕДИЛ ЕГО, ВЗЯЛ С СОБОЙ ШУШУ, привел ее обратно в светлицу и скоро скрылся в ближайшем лесу от ее благодарности, НАКАЗАЛ ТОЛЬКО ПОМНИТЬ ВОИНА ЮРИЯ. Но кто он был, и отколе приехал, и куда уехал, неизвестно…

Только для этого боярин Громила ПРИЛОЖИЛ ЭТО К ЧУДУ СВ. ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ, и на том месте, где стоял ВОИН, поставил церковь ВО ИМЯ СВ. ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ», с. 215–216.

Здесь и на предыдущих листах «Ростовского Летописца» прямо указан Великий князь Юрий Долгорукий. Стоит отметить, что событие это отнесено в «Ростовском Летописце» к 1155 году, то есть опять-таки практически к дате Рождества Христова в 1152 году, согласно Новой Хронологии. Это совпадение сразу обращает на себя внимание и в очередной раз подтверждает наш вывод, что Артынов ничего не выдумывал «из головы», а собрал ценные старинные свидетельства. Иногда он сам не понимал, что время от времени наталкивался на дубликаты, на описания одних и тех же событий, но под слегка разными именами. И тем не менее, Артынов совершенно правильно датировал историю ростовчанки Шушы Громиловой и Георгия с эпохой Рождества Христова в середине XII века.

♦ Итак, Дева Мария здесь названа ростовской Шушой Громиловой. Георгий Победоносец фактически отождествлен с Великим князем Юрием Долгоруким.

♦ Князь Юрий-Георгий правильно описан как молодой красивый воин на белом коне, вооруженный с головы до ног.

♦ Сказано, что он вступает в единоборство со ЗЛЫМ ПОХИТИТЕЛЕМ красавицы и побеждает.

♦ В его честь поставлена церковь Святого Георгия.

♦ Сказано, что для ростовской боярышни Шуши был построен терем на том месте, где сегодня находится село Вексицы. А именно, «на высоком берегу ручья, на правой стороне его», с. 215. Ручей впадает в Ростовское озеро Неро. Далее Артынов сообщает еще один факт, вновь подтверждающий нашу реконструкцию. Сказано: «По рассказам старожилов – что в селе Вексицы от глубокой древности существовали ЦЕРКВИ, сменяя одна другую по ветхости, И ВСЕ ВО ИМЯ СВ. ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ, построенные по какому-то ДИВНОМУ СОБЫТИЮ КАКИМ-ТО КНЯЗЕМ ЮРИЕМ», с. 216.

Все правильно. Святой Георгий здесь снова отождествлен с князем Юрием (Долгоруким). Мы видим, что письменная память об этом сохранялась в ростовских местах «от глубокой древности», то есть от XII века.

♦ Сегодня село Вексицы входит в состав Ростовского района Ярославской области. Расположено на берегу озера Неро, на ручье, впадающем в озеро, рис. 35. На противоположном берегу Неро находится Ростов Великий. Напомним, что озеро Неро – самый большой естественный водоем в Ярославской области. Его наибольшая длина 12,5 км, ширина – 8 км, максимальная глубина – 4,5 м. В озеро впадает около 20 рек и ручьев, а вытекает только река Векса. При слиянии с рекой Устье она дает начало реке Которосли, на которой стоит город Ярославль.

 

♦ Сказано, что в память об освобождении боярышни Шуши князем Юрием-Георгием в селе Вексицы была поставлена церковь в честь Святого Георгия. Сегодня о ней известно следующее. В селе Вексицы стоит старинная Георгиевская церковь каменная с тремя приделами. О ней сохранились письменные свидетельства, относящиеся к 1885 и 1908 годам. Главный придел – во имя святого Великомученика Георгия. В зимней теплой церкви два придела – правый во славу Живоначальной Троицы, левый в честь Успения Божьей Матери. Между прочим, по дороге из села Вексицы в сторону села Поречье-Рыбное располагается группа древних курганов. См. Википедию.

В наше время церковь св. Георгия выглядит, как показано на рис. 36 – общий вид, рис. 37 – общий вид, рис. 38 – разрушенный алтарь, рис. 39 – небольшие остатки росписи на стенах. То есть заброшенные развалины. Тяжелое зрелище. На рис. 35 видно, что в XIX веке эта церковь выглядела ухоженной и красивой. Потом ее забросили. Кстати, в 2019 году на восстановление пострадавшего во Франции собора Парижской Богоматери из России официально были направлены деньги. Причем немалые. В знак большого искреннего уважения к западноевропейским храмам. А вот восстановить церковь Святого Георгия Победоносца в наших ростовских краях, где родилась Богородица, – почему-то такой мысли не возникло. Безразлично отворачиваются. Ведь не Париж!

Рис. 35. Иллюстрация с селом Вексицы из книги А. Титова «Ростовский уезд Ярославской губернии. Историко-Археологическое и статистическое описание с рисунками и картой уезда». Москва. Синодальная типография. 1885 г.


Рис. 36. Заброшенная церковь Святого Георгия Победоносоца в селе Вексицы. Ростовский район. Фотография 2003 года. Взято из Википедии.


Рис. 37. Заброшенная церковь Святого Георгия в селе Вексицы. Ростовский район. Фотография 2008 года. Взято из Википедии.


Рис. 38. Разрушенный алтарь церкви Георгия Победоносца в селе Вексицы. Фотография 2008 года. Взято из Википедии.


Рис. 39. Часть уцелевшей росписи на стене церкви Георгия Победоносоца в селе Вексицы. Фотография 2005 года. Взято из Википедии.

5. Свадебный поединок жениха с медведем в истории Шуши Громиловой

Как мы уже понимаем, в рассказе о Шуше = Деве Марии должен быть рассказ о свадебном поединке жениха с лютым медведем. Наш прогноз блестяще оправдывается. В самом деле.

Истории Шуши Громиловой посвящено большое «Предание о князьях Ингваре Игоревиче и Мстиславе Юрьевиче», с. 214–221. В нем переплетаются сведения как о Юрии Долгоруком = Георгии Победоносце, так и о князе Ингваре, женихе Шуши Громиловой.

Сказано так. Князь Мстислав, сын ростовского князя Юрия Долгорукого ‹‹поехал охотиться один вниз на берегу реки Волхова к Холопьему городку… На половине пути к Холопьему городку в дальнем расстоянии от князя Ингвара перебежал ему дорогу ВЕЛИКИЙ МЕДВЕДЬ и скрылся в чаще леса. Вслед за сим он слышит в той стороне, в которой скрылся медведь, отчаянный крик человека с оглушительным ревом медведя. Кровь закипела в груди Ингваря, он с криком ринулся в ту сторону на помощь к несчастному, но видит растерзанного бьющегося коня Мстислава лежащего на земле, а самого князя Мстислава в крепких объятиях чудовища. Еще один миг и растерзанный князь не существовал бы.

Князь Ингвар… вступает с опасностью своей жизни в единоборство с жителем лесов севера, вонзает в грудь его чингалище (кинжал – Авт.) по самую рукоять его. Медведь страшно заревел… бросается на Ингваря… но тот предупредил его поражением чингалища в самое сердце… устранился от обрушившегося на него медведя, вставшего на задние лапы, которому он успел сделать великую рану в живот его, через которую вместе с жизнью чудовища изливаются его внутренности…

Мстислав (спасенный князь – Авт.)… снимает с руки своей золотой перстень с дивным самоцветным камнем и подавая его Ингварю сказал: «Это ключ от темницы Шушиной… Пусть он будет тебе вместо меня ОБРУЧАЛЬНЫЙ ТВОЙ С ШУШОЙ…

Приехал из Новогорода в Ростов князь Мстислав со своей невестой, а великий князь (то есть Юрий Долгорукий – Авт.) из Киева. И В ПРИСУТСТВИИ ЕГО совершены были одновременно два брака Мстислава с Марией и КНЯЗЯ ИНГВАРА С ШУШЕЙ. И обе новобрачные четы сидели за одним княжьим столом››, с. 219–221.

Перед нами – яркое соответствие с историей Девы Марии и Георгия Победоносца. Судите сами.

♦ Происходит «пред-свадебный» поединок героя со страшным медведем. Вместо князя Георгия здесь назван князь Ингвар, но Георгий постоянно присутствует здесь «на заднем плане». В качестве невесты выступает ростовчанка Шуша Громилова, то есть Дева Мария.

♦ Герой князь побеждает чудовищного медведя. Это – победа Георгия Победоносца над «драконом». В античной версии о Георгии и в рассказе об Ингваре чудовище убито, дабы освободить «пленника». То есть звучит одна и та же тема спасения хорошего персонажа от плохого чудовища.

♦ Затем происходит свадьба. Победитель получает руку красавицы. Здесь назван князь Ингвар, однако тут же сказано, что за свадебным столом сидит сам Великий князь Юрий-Георгий Долгорукий. Все верно. Как мы понимаем, перед нами – преломленное отражение свадьбы Георгия Победоносца с Девой Марией, названной здесь у Артынова ростовской боярышней Шушой Громиловой. Выходит, что «Ингвар» – это одно из имен-прозвищ Юрия-Георгия Долгорукого.

♦ Обратите внимание, что за свадебным столом сидят якобы две невесты: Шуша и МАРИЯ. Как мы теперь понимаем, на самом деле была одна невеста по имени МАРИЯ. То есть Дева Мария. Она же Шуша. Летописцы слегка запутались, но имя МАРИЯ, тем не менее, запомнили и назвали его прямым текстом.

♦ Отметим еще раз, что все эти события отнесены «Ростовским Летописцем» к 1155 году, то есть практически к свадьбе Марии и Иосифа и к Рождеству Христову в 1152 году, согласно Новой Хронологии. Артынов многое понимал правильно. Очень многое.

ВЫВОД. Артыновское повествование о князе Ингваре и ростовчанке Шуше Громиловой – это еще одно отражение истории Георгия Победоносца и Девы Марии.

Глава 5
Георгий № 4, то есть Великий князь Владимирский – Георгий-Юрий Всеволодович. Он же – Георгий Победоносец. Его жена – Мария, она же Богородица. Далее, княгиня Мария Ростовская – это еще одно отражение Богородицы. Известный ростовский летописный свод Марии Ростовской

1. Ростовское предание о Георгии-Юрие Всеволодовиче. Князь Георгий № 4 якобы жил очень долго, около ста лет. Но это – эффект ошибочной хронологии

Практически сразу после рассказа о Георгии № 2, Артынов переходит к Преданию о Георгии-Юрие Всеволодовиче, Великом князе Владимирском, то есть к Георгию № 4, с. 264–273. Артынов считает, что это «другой, новый Георгий», главные деяния которого приходились на 1212–1226 годы. То есть на начало XIII века. Сегодня датами его жизни считают 1188–1238 годы. См., в том числе, Википедию.

Как мы вскоре увидим, перед нами еще один дубликат Георгия-Юрия Долгорукого, но сдвинутый во времени вверх примерно на сто лет. Причем, Георгий № 4 является, скорее всего, слоистым образом. Один слой событий происходит из XII века, из жизнеописания Георгия-Юрия Долгорукого (то есть Георгия № 1 в нашей нумерации). А второй слой происходит из XIII века. Это уже другие события, может быть, действительно из начала XIII века, не относящиеся к Георгию № 1, более поздние. Таким образом, у Артынова и в русских летописях наблюдается путаница между несколькими дубликатами Георгия (и их склейка), разнесенными в разные периоды из XII–XIII веков.

Яркое подтверждение такой «двуслойности Георгия» мы обнаруживаем, например, в знаменитой «Легенде о Граде Китеже» [634], с. 211–221. В ней сказано, что Великий князь Георгий Всеволодович совершил много деяний в середине XII века, в частности, создал много храмов во имя Богородицы в 1164 году (6672 от Адама). Кроме того, в 1165–1167 годы возвел два города – Малый Китеж и Большой Китеж. Потом говорится: «А по построении городов тех ПРОЖИЛ СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ ЛЕТ. Было же в год 6747 (1239)… Пришел на Русь войной нечестивый и безбожный царь Батый», с. 217.


Рис. 40. Юрий-Георгий Всеволодович (Георгий № 4) на престоле. «В том же году великий Юрий Всеволодович, внук Юрия Долгорукого, выпустил рязанских князей и епископа их Арсения, и отпустил в их отчину» Лицевой Летописный Свод [490:4], «Русская Летописная история», кн. 4, лист Л‑738, оборот, с. 336.


Но ведь это – уже середина тринадцатого века! Выходит, что князь Георгий Всеволодович жил ОКОЛО СТА ЛЕТ! Таким образом, поздние русские хронисты «вынужденно растянули» жизнь князя Георгия № 4 на двенадцатый и на тринадцатый века. Потому что уже были сбиты с толку ошибочной скалигеровско-романовской хронологией. На самом деле жил Георгий Победоносец меньше, и было это в двенадцатом веке.


Рис. 41. Икона в честь святого благоверного князя Юрия (Георгия) Всеволодовича на Дмитриевской башне Нижегородского Кремля. Взято из Википедии.


На рис. 40 показано изображение Георгия № 4 (Юрия Всеволодовича, князя Владимирского) на престоле. Взято из знаменитого Русского Лицевого Летописного Свода. На рис. 41 – икона в честь святого благоверного Великого князя Георгия Всеволодовича на Дмитриевской башне Нижегородского Кремля. На рис. 42 – фреска в Архангельском Соборе Московского Кремля, изображающая святого Георгия Всеволодовича. В XVII веке он был КАНОНИЗИРОВАН Русской Православной Церковью в лике благоверных князей.


Рис. 42. Фреска в Архангельском Соборе Московского Кремля, изображающая Георгия Всеволодовича. Фреску датируют 1652–1666 годами. Взято из Интернета.

2. Две жены. Первая – Мария, вторая – Матреница. Георгий № 4 – известный воитель, побеждал во многих битвах

Георгий Всеволодович, Великий князь Владимирский, много времени проводил в Ростове и окрестных землях, на реке Ишне и т. д. Аналогично, как Георгий № 1 и как Георгий № 2. Первой женой князя Юрия-Георгия № 4 Всеволодовича была МАРИЯ. Сообщается, что она была юной и прекрасной. Звали ее Мария Всеволодовна, ч. 1, с. 265. Однако через некоторое время Георгий № 4 «забыл свою юную и прекрасную супругу МАРИЮ Всеволодовну, променял ее на МАТРЕНИЦУ», с. 265. После этого Мария оставила Георгия и уехала к своему отцу вместе с детьми.

♦ ДВЕ ЖЕНЫ. – Итак, у Георгия № 4 было ДВЕ ЖЕНЫ: МАРИЯ и Матреница. Напомним, что у Георгия № 1, то есть у Георгия-Юрия Долгорукого, тоже было ДВЕ ЖЕНЫ. Первая жена – Промыслава, см. выше. Второй женой Юрия Долгорукого была Ольга, с. 190. Она же Ефросинья, то есть опять-таки отражение Девы Марии см. выше.

♦ ПЕРВАЯ ЖЕНА ПРОМЫСЛАВА (МАРИЯ) И ПЕРВАЯ ЖЕНА МАРИЯ. – Как мы обнаружили, Промыслава – первая жена Георгия № 1, является дубликатом евангельской Девы МАРИИ. А первую жену Георгия № 4 так прямо и называли – МАРИЯ. Перед нами – дубликаты. «Обеих жен» звали одинаково. Потому что это была Дева Мария, Богоматерь.

Между прочим, в имени МАТРЕница, второй жены Георгия, тоже звучит имя МАТЕРЬ, указывающее на имя БогоМАТЕРЬ. Впрочем, называют еще одну жену Георгия Всеволодовича, а именно, якобы в 1211 году он женился на княжне Агафии Всеволодовне, дочери Всеволода Святославича Чермного; венчание совершено было во Владимире, в Успенском соборе. Однако «Ростовский Летописец» ни слова не говорит об Агафии, называя женами только МАРИЮ и МАТРЕницу.

♦ СРАЖЕНИЯ ГЕОРГИЯ, ЧАСТО ПОБЕДОНОСНЫЕ. – Георгий № 1 является дубликатом Георгия Победоносца. Георгий № 4 также известный воин. Участвует во многих сражениях, в том числе междоусобных. Иногда проигрывал (например, одно из сражений с братом Константином), но в основном побеждал. Считался «ГЛАВОЙ ЗЕМЛИ РУССКОЙ», с. 272. В конце его жизнеописания сообщается о великом победном походе Георгия № 4 на Болгарскую землю. «Много богатств и пленников досталось победителям», с. 271. Итак, «оба Георгия» характеризуются как славные воители. На рис. 43 показана одна из битв Георгия № 4 (князя Юрия Всеволодовича), а именно, за реку Ишню с князем Константином Всеволодовичем. Это – миниатюра из Русского Лицевого Летописного Свода.

 

Рис. 43. «Князь же великий Юрий Всеволодович пришел к Ростову и бился за реку Ишну (с князем Константином – Авт.). Стоял там несколько дней и земле той много зла сотворил, предав огню волости и села», Лицевой Летописный Свод [490:4], «Русская Летописная история», кн. 4, лист Л‑749, с. 357.


♦ Мы видели, что ставшие знаменитыми во всемирной истории победа Георгия Победоносца над «змеем» и «освобождение царевны» – это отражение фундаментальных событий древнерусской истории XII века. В то же время, в жизнеописании Святого Георгия Победоносца есть и второй, весьма известный блок событий. Это – мученичество Георгия, его борьба с римским императором Диоклетианом, потом казнь Георгия, отсечение головы. Спрашивается, что является прообразом, оригиналом этого сюжета? Есть ли в русской истории событие, породившее этот второй «куст сказаний»? Оказывается, есть, и яркое. К этому мы и перейдем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru