Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Георгий Лопатин
Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Глава 10

Геркаренон Гносс. Первожрец верховного бога Трасскора

Война с Темным с самого начала пошла как-то не так. Удивительное дело, но превосходство в численности и силе, казалось, не играло никакой роли. Впрочем, всему есть объяснение, в частности наличие у Темного неживых солдат: големов и скелетонов, а также оборотней…

– Ваше преосвященство, вы уверены, что этот человек Темный? – поинтересовался с задумчивым видом Шагрегар Второй, главнокомандующий армией в Походе Очищения.

Я невольно поморщился.

Сомнения главнокомандующего понятны. Темный до сих пор не показал своей истинной сущности. Из-за чего мы держим глухую оборону и посылаем в бой простых людей без должной магической и жреческой поддержки, что, естественно, сказывается на потерях не самым лучшим образом.

Что тут говорить, я сам уже начал сомневаться…

Но доказательства, предоставленные ковеном магов! Они неоспоримы!

– Темный хитер, ваше величество… – сказал я со всей уверенностью, на которую только был способен. – Он сейчас слаб и вынужден маскироваться, сир. Он постарается убедить нас в том, что он белый и пушистый, но это не так.

– Мы провели две массированные атаки, и они ничего не дали, – продолжил король. – Что-то мне подсказывает, что и третья ничего не даст, кроме огромных потерь. Если вы правы, и он действительно Темный и искусно маскируется, не желая показывать своей истинной сущности, то в случае нашей победы – а мы, безусловно, победим, просто задавив массой, – он может запросто пожертвовать своей армией и сбежать. Что она ему? Наберет еще в другом месте и в следующий раз, затаившись на несколько сотен лет и подготовившись получше, нанесет удар первым.

– В этом вы правы, ваше величество, – согласился я. – Нужно переходить от обороны к решительному наступлению. Мы атакуем его магически и божественной силой, тем самым заставим раскрыться и показать свою темную сущность!

Шагрегар Второй удовлетворенно кивнул и пошел отдавать приказ о третьей волне наступления. Я же связался с магами и жрецами.

На магов, откровенно говоря, надежды маловато. Лучшие из лучших погибли, когда пытались ликвидировать этого Темного в его логове. Тогда же было потеряно большое количество древних убойных артефактов. И хорошо, если они уничтожены, а не ждут своего часа…

Те сильные маги, которые остались, участвовать в общей схватке не станут, так как охраняют своих королей, готовые в любой момент произвести их эвакуацию из опасного места, как только запахнет жареным. Так что остались середнячки… Впрочем, их довольно много, и они создадут достаточно сильный натиск: все нам меньше работы. Но все равно основная надежда остается на жрецов.

Следовало поторопиться, так как обстрел вдруг прекратился – значит, Темный задумал очередную гадость, видно же, что у метательных машин боезапас еще не израсходован полностью.

Армия, а вместе с ней маги и жрецы двинулись навстречу врагу, Чудовищной силы совместный удар магов и жрецов, способный обратить в прах гору средних размеров, Темный выдержал без особых последствий для себя, и это было невероятно!

Впрочем, чему удивляться, если Темный готовился к битве заранее.

Всю ману перевели на защиту в ожидании ответного сокрушительного удара силой Хаоса, но его не произошло. Это породило недоумение, даже растерянность.

– Проклятье! Он же защиту восстанавливает! – воскликнул я, разобравшись, что к чему. – Готовим второй удар!

Но и второй удар, пусть он и оказался вполовину слабее первого из-за расхода маны магами и отчасти из-за поспешности, был отражен.

И снова ответного удара не последовало. Темный во второй раз принялся за энергетическое наполнение щитов.

– Третьего они не вынесут, – самодовольно сказал Наздор. – От их защитной линии остались одни ошметки. Мы разнесем ее играючи!

Он как первожрец бога войны, наблюдая столь эпичное сражение, находился в очень приподнятом настроении в предчувствии хорошей драки, которая к тому же должна закончиться победой. Ну да, война, она, как известно, кому-то мать родна…

Впрочем, я и сам видел, что третий натиск станет последним, даже с учетом того, что маги уже не смогут принять в нем участие. Вон они вступили в перестрелку с големами.

– Вот же жук! – восхищенно воскликнул Наздор. – Неожиданно.

– Что случилось? – отвлекся я от формирования третьего удара.

Да тут еще какие-то проблемы с поступлением маны начались…

– Скелетонов и зомби с помощью баллист забрасывает нам в тыл!

– Не могу понять, чему ты радуешься?! – разозлился я. – У нас манопоток до нуля обвалился! Люди перестали молиться!

– Я не радуюсь, а отмечаю весьма неплохой тактический прием. Но это его не спасет, сейчас этих скелетов быстро покрошат в костяную муку. Было бы их больше, а так…

Наздор оказался прав, скелетонов и зомби быстро побили, но манопоток восстанавливался медленно. Люди находились под сильным впечатлением от произошедшего, и им сейчас было несколько не до молитв. Но постепенно все наладилось. Жрецы быстро сумели навести порядок среди паствы и призвать всех к пению псалмов со всей возможной искренностью. Последний фактор в молитве определяющий, искренность молебствия дает самую насыщенную энергией ману, потому и брали в поход только добровольцев, ибо они самые искренние.

Но вот плетение сформировано, насыщено маной веры… Удар!

Хиленькие щиты Темного слетели, как листья под резким порывом ветра. Его прислужницы стали одна за другой без чувств валиться на землю, вот пал на колени он сам, словно придавленный плитой великой массы!

Последний нажим, и ему придет окончательный конец, если он все же не раскроется и не воспользуется силой Хаоса!!!

– Что за…

На поле боя начало твориться что-то невообразимое. Среди солдат по всей площади фронта стали взбухать огненные полусферы, разрастаться кусты плюща.

Кто? Как?! Откуда?!!

Концентрация мгновенно рассеялась, и добить Темного не получилось. Проклятье! Опять извернулся!

Завязалась ожесточенная схватка солдат с армией Темного. Обстрел прекратился, и только я хотел было отдать приказ начинать новый натиск на Темного, чтобы добить его, пока он ни на что не способен, как почувствовал угрозу, идущую сверху.

– Костяной дракон! – закричал один из моих паладинов-охранников, заметивший опасность чуть раньше меня.

Так и есть. Костяной дракон в пике дыхнул испепеляющим огнем. Нет, нас так просто не сжечь! Я поставил щит веры, и пламя, способное обратить в прах, обогнуло нас, все же убив множество простых солдат, находившихся рядом.

Щит сильно просел, и не успел я опомниться, как оказался в огромной пасти, буквально распластанный между верхней и нижней челюстью. Да так, что не развернуться,

Но я успел заметить в зазоры между зубов, как из нутра костяного дракона в следующий момент посыпались костяные воины, не простые скелетоны, коих сегодня крушили тысячами, а классом повыше. Началась схватка между ними и моими паладинами, а также жрецами.

«Меня взяли в плен, именно в плен, а не пытаются убить!» – осенило меня. А скелетонов сбросили лишь затем, чтобы отвлечь паладинов и жрецов из моего окружения, дабы они не помешали костяному дракону удрать с пленником.

Скорость и наглость, с которой все произошло, меня откровенно обескуражила, и я не сразу заметил, как на меня внутри пасти костяного дракона набросилась костяная же собака и стала стаскивать с меня все мои атрибуты первожреца: сорвала с шеи и сожрала цепь с медальоном, начала стаскивать перстни, хорошо еще, что не откусывая с пальцами…

Я даже развернуться никак не мог в этом проклятом черепе, чтобы отбиться от гадской твари! Хотел использовать свои возможности жреца и развеять ее с драконом, и каково же было мое удивление, когда ничего не получилось! Все мое воздействие немедленно рассеивалось!

Присмотрелся и выяснил, что костяной дракон на самом деле не совсем костяной, а полумифриловый! Вот уж действительно этому Темному некуда девать мифрил, раз он даже костяного дракона им напитал!

В общем, я оказался в своеобразной мифриловой клетке, где бесполезно оперировать Силой.

Напоследок собака стянула мой посох и убралась в брюхо костяного дракона. Он тем временем чуть сильнее сдавил пасть, и меня буквально распластало, так что даже ребра затрещали.

– Проклятье…

Кирилл. Едва не откинувший копыта полубог. Впрочем, возможно, все еще впереди…

И тут в самый последний момент пришло спасение в виде прилетевших снарядов, выпущенных «катюшами». Именно эти мои ракетные установки залпового огня являлись главной военной тайной, призванной переломить ход войны в мою пользу. Но из-за того, что зверолюди несколько запоздали с выходом на позиции, первый залп получился жидковатым, и моим легионам пришлось столкнуться с армией врага, уйдя в глухую оборону. Они знали, что сейчас последуют новые залпы и «катюши» будут бить до тех пор, пока не перемолотят противника.

Я поделился Силой с лежащими без сознания женами. Досталось им неслабо.

– Некогда разлеживаться, мои дорогие, еще ничего не кончилось.

Первой в себя пришла Лития. Стоило ей получить от меня порцию энергии, как она стала восстанавливаться самостоятельно за счет разлившейся вокруг маны смерти.

– Лития, тебе задание… Точнее, твоей драконше. Пора ей явить себя во всей красе и ужасе.

– Она уже летит сюда, – кивнула моя некромантка. – Какая цель?

– Первожрец Трасскора. Но не убить, а взять в плен.

– Попробуем…

– Сделай.

– Сделаю, – ответила Лития.

Волга, до этого момента наматывавшая круги за перевалом в режиме стелс, устремилась к нам. Сделав «горку», она сложила крылья и стремительно спикировала вниз, дохнула пламенем, одновременно сбросив уже ненужную маскировку, и заглотила слегка растерявшегося первожреца, высадив для отвлечения внимания десант.

 

Все произошло так быстро и четко, что никто даже ничего толком не понял, а когда разобрались, стало поздно – птичка улетела.

– Получилось! – воскликнула Лития.

– Он не вырвется? – спросил я запоздало. – Все же первожрец сильнейшего бога этого мира…

– Не вырвется! Я приказала Косточке лишить его всех магических прибамбасов. А благодаря тому, что в составе Черной Молнии много мифрила, все его потуги силового воздействия будут тщетны! Вот обратился бы он напрямую к Трасскору, то, конечно, от моей Черной Молнии мало бы что осталось, но мы знаем, что верховного бога дома нет!

– Отлично.

Этот маневр с пленением вообще-то был с моей стороны чистой воды импровизацией. Изначально Волге вообще, как это ни парадоксально, не отводилось сколько-нибудь значительной роли в битве, несмотря на ее в прямом смысле впечатляющую огневую мощь. Я ее даже в обычный бой не рисковал выпускать, так как ее тут же сбили бы полные сил маги или жрецы. И хватило бы нашей драконши максимум на один заход. Но все же момент для нее нашелся. Я бы даже сказал, ключевой момент, для реализации которого как раз требовался один точный заход на цель. И есть у меня чувство, что, запланируй я что-то подобное изначально, то по закону подлости ничего бы толком не получилось, обязательно все пошло бы кувырком.

Второй очухалась Олграна и даже, кажется, удивилась, что жива.

Вслед за шаманкой с небольшим интервалом со стонами пришли в себя остальные. Видок у всех был еще тот – как говорится, в гроб краше кладут. У всех сильнейшее магическое истощение.

Весть о пленении верховного жреца тем временем разнеслась по всему полю боя. Оно воодушевило моих солдат и разъярило вражеских воинов, жрецы Трасскора постарались, так что, несмотря на прилетевший из-за гор второй и гораздо более массированный залп «катюш», противник навалился на мою армию со всей яростью.

Я заметил, как собирается ядро вокруг первожреца бога войны. Это могло не просто принести проблемы, их атака могла разорвать строй и опрокинуть мои легионы.

– Рассиживаться некогда, придется нам самим поучаствовать в действе, – сказал я. – Ну как вы, в порядке?

Я продолжал напитывать их Силой.

Жены одна за другой по мере подзарядки стали кивать головами.

– Готова, – последней отозвалась Зеленоглазка, на которой силовой откат сказался сильнее всех.

– Тогда вперед!

Я повел свой женский отряд навстречу Наздору и его паладинам.

– Получайте, сволочи!!! – заорал я, вырвавшись за первую линию легионеров и открыв огонь из своей винтовки, что называется, от пуза.

Ледяные иглы стали прошивать щиты и доспехи ближайших солдат. Мой пулеметный огонь обеспечил пятачок чистого пространства, если не считать тел вражеских солдат под ногами. Свободное место тут же заняли мои жены, так же с ходу принявшиеся творить свою убийственную волшбу, одновременно махая колюще-режущим инструментом.

Во врагов полетели духи из бубна Олграны.

Кидала каменные стрелы Тамгария, то и дело устраивая зыбучие пески, в которые солдаты проваливались по пояс.

Вязала и душила лианами, а также швырялась отравленными шипами Дрианда.

Прокладывала целые просеки праха Лития, когда из пасти черепа в навершии ее посоха вырывалось темное облако.

Молотила воздушными кулаками Алисилиель. А особенно стойких валила из лука.

Метала огненные шары Тарсарана, то и дело пуская в ход плеть.

Врубалась во вражеские порядки туманом Ссашшиллесса, осушая всех до дна.

Рвала на части каким-то чудом прорвавшихся к нам Мягкая Лапа.

Шизофрения успевала многих свести с ума, воздействуя на мозг ментальной магией (наловчилась со мной), так что они, выпучив глаза, кидались на своих товарищей.

А Зеленоглазка швыряла выпавшее из рук погибших солдат оружие телекинезом.

Силы нам для этого более чем хватало. Мало того что моя рассарская сущность способствовала ее увеличению, так еще и вера моих солдат. А ничто так не укрепляет веру, как зримое доказательство могущества. И чем больше они верили, тем сильнее становился я, и тем сильнее становилась их вера… и так по нарастающей. Хотя потенциал от пятидесяти тысяч не слишком велик, но пока мне хватало. Опять же количество во многом компенсировалось качеством, то есть их горячей искренностью.

Но несмотря на творящийся ужас и смерть, на буйство магических сил и горы убитых вражеских солдат, нас продолжали атаковать с безумной, бешеной яростью.

«Точно зомби… – провел аналогию Спартак. – Боевое безумие».

«Очень на то похоже, – согласился я. – Не иначе жрецы бога войны постарались…»

Но вот появился противник на порядок серьезнее обычных солдат – паладины под предводительством первожреца Камерола. Эти ребята накачались призванной силой своего бога по самые брови и берсеркерами ринулись на нас.

Магия их, естественно, не взяла, стекая как с гуся вода, и неудивительно, ведь они находились под божественной защитой, так что пришлось бросить все эти выкрутасы с Силой и взяться за мечи. От честной стали, как известно, никакая защита не спасет. У нас, правда, у всех поголовно мифриловые клинки, но это, право слово, сущие мелочи…

Завязалась ожесточенная рукопашная схватка. Забухали удары о щиты и доспехи, зазвенели мечи. И это было бы слишком мягко назвать буханием и звоном, ведь сталкивались не просто железные и стальные клинки, а зачарованные и замоленные, то есть пропитанные маной веры. Так что грохот стоял невообразимый.

Как меня просветили, при прочих равных условиях побеждает сила веры. То есть если взять условные сто граммов веры и сто граммов магии и положить их на весы, то первые перевесят вторые. Как-то вот так. Так что не сносить бы нам голов в первые же секунды боя, если бы не этот вот факт. К счастью для нас, мы оперировали не только и не столько магией, сколько невообразимым сплавом магии и веры. Все благодаря мне как полубогу… я в каком-то смысле заразил своих жен… половым путем, хи-хи.

Вот такая вот венерическая болезнь эта божественность. По сути, я, сам того не осознавая, перестроил их энергетику под себя. Они, конечно, не стали полубогинями, как я, для этого нужна божественная искра, но определенно поднялись на следующую ступеньку развития, перестав быть обычными разумными и обычными магессами. Этакие полукровки.

И этот сплав магии и малой толики божественности перевесил не только чистую магию, но и чистую энергию веры. Щиты веры паладинов стали прогибаться под яростными ударами моих жен, а зачарованные мифриловые клинки после нескольких ударов стали рубить замоленные мечи паладинов, резать как масло их не менее замоленные ручные щиты и, конечно же, доспехи. В то время как на мифриловых же доспехах жен от пропущенных ударов оставались лишь небольшие вмятинки.

Но если у жен дела с паладинами наладились, и те начали падать к их ногам чуть ли не штабелями, зачастую без голов, то вот у меня с первожрецом бога войны оказалось не все так радужно.

Этот монстр напрямую черпал силу своего бога, а потому, несмотря на то, что его доспехи и меч, сделанные из отменной гномьей стали, да еще с мифриловым орнаментом, все же уступали моим, изготовленным целиком из мифрила, я ничего не мог с ним поделать. Тем более этот Наздор оказался хорошим фехтовальщиком, что и неудивительно, учитывая, какому богу он служит.

«Что за дела?! – недоумевал Спартак. – Почему Камерол так щедро делится Силой со своим первожрецом?! Ведь если он тебя убьет, то их планам по свержению Трасскора придет конец!»

Меня этот вопрос тоже сильно интересовал, но, увы, адресовать его богу войны не было никакой возможности.

Глава 11

Камерол. Бог войны, примеривший на себя не свойственную ему роль детектива

Итак, Арсилена права, идея с покушением на Трасскора принадлежит не мне, хоть и стыдно в этом признаваться, но меня к ней подвели, сыграв на моих чувствах, и потому нужно разобраться, кто в действительности заварил кашу со свержением Трасскора и против кого она в действительности направлена – против Трасскора или же меня?

Расследование затрудняет то, что обе версии имеют равное право на существование. Возвысившись после Войны, Трасскор насолил на раны всем и каждому. По сути, он всех низвел до мелких божков, разве что кроме меня, и то только потому, что справиться со мной ему на тот момент было сложно, я был силен как никогда. Договор опять же – я как третий по силе бог помогаю ему в Войне, а он не покушается на мое положение…

Могут подставить и меня под гнев Трасскора. Кто-то обидчивый вполне мог провернуть многоходовую комбинацию, оставшись в тени для всех… Не факт, что он среди заговорщиков, а потому, если заговор вскроется, то не пострадает от гнева верховного.

Как унизительно чувствовать себя обведенным вокруг пальца! Но если верна вторая версия, и я найду того, кто все это затеял, я его развоплощу… призову и снова развоплощу!

Р-р-р…

Так, надо успокоиться, гневом сейчас не помочь, только затуманю разум…

Кто мог меня подставить?

Да кто угодно! За эти тысячи лет с окончания Войны я тоже, был, мягко говоря, не со всеми вежлив, в отличие от прежних времен, когда быть грубым с кем-либо, кроме откровенных задохликов, было себе дороже. Кто-то мог и затаить обиду, готовиться…

Ладно, гадать, кто именно все это затеял, бессмысленно, я не покровитель оракулов. Надо вспомнить, с чего все началась, а также кто, где и как мне об этом предложил…

Как хорошо, что у богов идеальная память! И помним все, что было тысячи лет назад так, словно это случилось вчера.

Впрочем, так далеко углубляться не надо. Об Ольере Светозарном, иначе Неназываемом, мне поведал Меркур Вестник. Да уж, скорее Сплетник… Мальчик на побегушках, хы!

Вот только кто об этом сказал ему? Ведь не сам же Вестник его нашел? А я как-то не поинтересовался… ну обнаружили и обнаружили, что с того… Эх-х.

Спросить? Хорошенько так поспрошать, прижав к стенке и уперев лезвие ножа к горлу. Аж руки зачесались от желания…

Отказался от столь заманчивого плана в последнюю минуту. То, что я вдруг ни с того ни с сего начну интересоваться тем, кто же в действительности обнаружил Светозарного, может насторожить истинного организатора заговора. А что он в этом случае предпримет, остается только гадать. Тем более не факт, что просветивший Вестника и есть нашедший Светозарного. Придется отслеживать цепочку… Более того, не факт, что нашедший Светозарного и есть организатор заговора.

Проклятье!

Тогда вспоминаем, кому принадлежала идея сделать из Светозарного кровавого Неназываемого. Точнее, кто мне это подсказал?

Так, на попойку меня пригласил Резиф – бог виноделия.

Как же все началось?

Я обратился к воспоминаниям.

Так, вот этот момент…

* * *

– Ты как всегда опоздал, – обвиняюще произнесла Малаина.

– Мог вообще не прийти, – ответил я, безразлично пожав плечами, осматривая обстановку, созданную хозяином домена.

Впрочем, внешнее оформление было традиционным для бога виноделия: виноградные лозы, оплетающие большие дубовые бочки, стоящие друг на друге и образующие при этом замкнутый круг. Получилась такая небольшая, но уютная комнатка с атмосферой близости, сопричастности… заговору. Но тогда я, естественно, не обратил на это внимания.

– О, так мы должны еще поблагодарить за твое явление перед сирыми нами?!

– Можешь и поблагодарить. Я вообще-то был несколько занят.

– Знаем мы твои занятия, – пренебрежительно махнула она рукой.

– Тем более должны понимать, что от такого дела отвлекаться не стоит. Война – не игра.

– А по-моему, как раз наоборот, – не отступала она. – Детская игра в солдатики…

– Малаина, тебе надо было взять другое призвание. В который раз в этом убеждаюсь.

– Это какое же?!

– Стервозности, – засмеялся я.

Присутствующие боги-мужчины невольно улыбнулись. Богиню страсти и желания действительно частенько заносит в последнее время так, что она становится невыносима.

– Или у тебя, как у смертных, начались так называемые женские дни? – продолжил я. – Очень уж похожее поведение…

– Да ты… это ты!.. – задохнулась от возмущения Малаина, не в силах немедленно подобрать достойный и при этом максимально уничижительный ответ, что на нее непохоже.

– Да я, это я…

– Прошу вас, не надо ссор, – влез в нашу перепалку Резиф, выступая в качестве миротворца, при этом с трудом сдерживая смех.

– Мы собрались по очень важному делу. А если так пойдет и дальше, то мы закончим, даже не начав. Прошу вас, не надо ссор.

– Хорошо. Что там у вас за дело?

Я сел в материализовавшееся позади походное кресло, как бы намекая, что долго рассиживаться здесь не намерен. Хотя испить вина Резифа никогда не откажусь. Оно в его присутствии особенно… божественно.

 

Малаина поджала губы, но весь ее возмущенный вид говорил, что она это так просто не оставит и обязательно отомстит при первой же возможности. И в этом можно не сомневаться – отомстит.

* * *

Нет, вряд ли она, – вынырнул я из воспоминаний. Не похоже на нее. Месть для нее – это представление, и все должны знать, что это ее рук дело.

К тому же это не первая и не последняя наша ссора. Мелочь. Были и пожарче… К тому же тот, кто нас собрал, уже все придумал. Так что даже если это все же Малаина, вдруг сменившая тактику, то причиной точно не данная ссора.

Смотрим дальше.

* * *

– Угощайся! – предложил Резиф, и передо мной появился большой кубок с красным и густым как кровь вином. Мое любимое.

Я отдал напитку должное, осушив половину сосуда. В голове приятно зашумело…

* * *

Стало быть, Резиф уже тогда все знал и участвовал в заговоре?! – снова прервал я сеанс воспоминаний. И решил меня напоить! Собака! Или все же нет…

Ладно, это уже не суть важно, нужно добраться до того, кто все замыслил и втянул остальных, так что вспоминаем дальше…

* * *

– Как ты уже знаешь, в Проклятых землях обнаружился Ольер Светозарный, – сказал Сигалон, бог погоды. – Он вышел из спячки, в которую его погрузила рассарская сущность.

Я кивнул.

– И что?

– Нужно решить, как с ним быть. Все же святой… А до появления Трасскора может и не дожить. Он сейчас очень слаб, к тому же находится в самом центре Проклятых земель, и его может убить любая измененная тварь или нежить.

– Хм-м… – впервые задумался я и оглядел собравшихся. – А нас тут не маловато для решения таких вопросов?

– Достаточно, – сказал Лагор, бог мести.

* * *

– Лагор?! – встрепенулся я, в очередной раз прерывая поток воспоминаний. Кому, как не ему, богу мести, устроить такую подлянку?! Хотя я с ним особо не конфликтовал, себе дороже… Значит, если заговор устроил он, то точно не против меня… Опять же слишком очевидно: бог мести устроил месть. Но с другой стороны, где легче всего спрятать лист? Конечно, в лесу! Нет, слишком опасно… Но он явно замешан, а не для массовки приглашен.

Резиф этот еще, гад, все наполнял и наполнял кубок, а как тут его полным в руке держать?! Естественно, отпиваешь…

* * *

– Зачем еще посвященные? – продолжил Лагор. – Нас достаточно, чтобы решить, что с ним делать, и получить с этого все сливки. Нас достаточно, чтобы скрыть его явление от других до возвращения Трасскора.

– И что же мы можем такого сделать, чтобы получить с него хоть какую-то выгоду, что окупит наши вложения и потерянное на него время?! – удивился я.

– Ну, например, сделать его богом, – как бы между прочим бросила Малаина.

– Тебе мало любовников?! – засмеялся я.

Вино ударило в голову.

Проклятый Резиф! Напоил!

– Выбирай любого! Можешь даже меня!

– Лучше уж со смертным, чем с тобой! – фыркнула в ответ богиня стервозности… то есть страсти и желания.

– А что, неплохая идея! – согласился с предложением Малаины Такешан, бог морей и океанов, покровитель моряков.

– Зачем нам тут еще один? – поморщился я. – Сами жалуетесь постоянно, что маны мало, почти всю приходится отдавать верховному, а с появлением еще одного небожителя маны больше точно не станет. Трасскор своей долей с ним делиться не будет, так что за свое решение принять этого Светозарного в свои ряды расходы будем нести мы и только мы. А я сразу говорю, что делиться не намерен!

– А не надо делиться, этого никто делать не собирается, – вкрадчиво произнес Лагор.

– Тогда как?

– Жертвоприношения, – сказал Резиф.

– Сдурели?!

– Так не людей же… – вставила Малаина. – Мы не такие дураки, чтобы терять свою паству.

– А кого?

– Полукровок, – сказал Такешан. – Бесполезные создания… никому не молятся, никого не почитают, а так хоть на что-то сгодятся.

– Ну и зачем Кровавый среди нас?

– Как таковой Кровавый нам не нужен, – кивнул Резиф. – Совсем ни к чему…

– Но он может сыграть свою роль, в результате которой мы сможем получить гораздо больше маны, – вкрадчиво произнес Такешан. – Ведь нам всем нужно больше маны…

– Как?!

– Вот это нам и нужно придумать, – еще более вкрадчиво прошептал Сигалон. – Для чего и позвали тебя. Без тебя никак нельзя… Что ты думаешь по этому поводу, Камерол?

– Не знаю… – пожал я плечами.

Резиф снова долил мне в кубок вина. И когда я только успеваю все выпить?

– Жалко. Вот и мы не знаем…

– А как хорошо было бы получать хоть чуть больше маны… А все Трасскор, жадина… – тяжко вздохнула Малаина. – Вот ты, Камерол, хоть и вредина, но все же щедр…

– А то… – кивнул я пьяно. – Бог воинов должен быть щедрым, иначе разбегутся все. Кто ж помирать за жадину станет?

– Вот и я о том же. Жаль, что не ты стал верховным богом. Ты явно не был бы таким скрягой, как Трасскор.

– Не был бы…

– А то мы помогли ему, встали на его сторону – и что же получили?!

– Что?

– Ничего! Только потеряли. Как ничего не получил ты, хотя сколько раз ты его спасал, прикрывал своим щитом, разил своим мечом его врагов?!

– Много!

– Вот и мы говорим, что много. И что же получил ты?! Тоже ничего! Ты единственный, кто остался при своих силах, хотя бы их не потерял. А где же достойная тебя награда, Камерол?!

– Где?!

– Ее нет! Разве это достойно верховного бога – оставить тебя и нас всех ни с чем?!

– Нет! – рявкнул я, распаляясь.

* * *

Что ж, они нашли мое слабое место и ударили по нему, признал я, снова обрывая поток воспоминаний. Сколько раз я сам думал о черной неблагодарности Трасскора! Да, я стал вторым в пантеоне богов, но я действительно остался при своих Силах.

Трасскору удалось запудрить мне мозги… как и этим заговорщикам. Дескать, ему как верховному богу надо было восстанавливать мир из руин, для чего требовалась вся мана от верующих, численность которых сильно сократились. Но мир давно восстановился после Войны, города отстроены, паства расплодилась пуще прежнего, а все осталось, как было… а то и стало только хуже. Теперь избыток энергии он тратит на попытки закрепиться в других мирах. Это уже третья попытка. Предыдущие провалились.

Я вернулся к воспоминаниям. Надо досмотреть до конца, хотя думаю, что вряд ли я найду ответы свои вопросы…

* * *

– Значит, надо взять свое! – пьяно воскликнул Резиф и опустошил свой кубок.

– Да! Да! – поддержали его остальные.

– Но как?! – удивился я.

– Ты самый сильный из нас! – воскликнул Такешан. – Ты сильнее нас всех вместе взятых!

– Трасскор мне не по силам…

– Он вернется слабым! Ты одолеешь его!

– Рискованно, – проявил я осторожность, несмотря на опьянение.

– Тогда пусть первым на Трасскора нападет этот Светозарный! – прозвучало предложение от Лагора. – Откормим его жертвами, и когда Трасскор вернется, этот Светозарный, пусть он станет Неназываемым, нападет на верховного! Он его сильно ранит, и тут уже тебе не составит труда добить этого жмота. Ты станешь верховым богом Даронара!

– Да здравствует Камерол! – пьяно воскликнул Резиф, вскидывая кубок вверх и заодно наполняя вином наши.

– Да здравствует Камерол!!! – вскричали остальные заговорщики.

Вскинул свой кубок и я… После чего мы одновременно опустошили сосуды до дна.

Так мы заключили договор.

* * *

Мы потом этот план еще долго обсуждали, шлифуя мелкие детали. И Арсилена права, в какой-то момент я искренне решил, что идея сделать из Светозарного Неназываемого и натравить его на Трасскора принадлежит мне. А все это вино Резифа, будь он неладен!

Гниды… Убил бы гадов! Они все сговорились за моей спиной и подставили меня, как какого-то несмышленыша! Неважно, кто именно все придумал, важно то, что я лишь пешка, которую ведут, дабы превратить в ферзя, но коей можно с легкостью пожертвовать!

«Даром это им не пройдет!» – подумал я, вдоволь наметавшись молний, но ярость все еще клокотала во мне, рождая неистребимое желание кого-нибудь убить. Вот только кого?!

Но кого же все-таки решили подставить?! Меня или Трасскора?! Как же все запутано! Не удивлюсь, если тому, кто это задумал, выгоден любой вариант. Выиграю я – хорошо. Выиграет Трасскор – тоже неплохо! А если во время битвы сдохнем оба, так и вовсе прекрасно: открываются шикарные перспективы самому стать верховным богом Даронара!

Я окаменел, озаренный догадкой. А ведь вполне вероятно, что верен третий вариант… Кто бы ни победил в нашей схватке, он будет так ослаблен, что его сможет прибить любой из заговорщиков-задохликов!

Убью! Всех убью!!!

И тут как нельзя кстати пришло воззвание первожреца, в которое он вложил всю силу своей души. Не ответить на такое невозможно. Как раз хороший повод сбросить злость.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51 
Рейтинг@Mail.ru