Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Георгий Лопатин
Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Глава 9

Шагрегар Второй. Король Мантирана, главнокомандующий объединенной армией Похода Очищения

– О боги! – воскликнул кто-то из моих «царственных братьев». – Паладины бегут!

Первая волна атаки действительно приказала долго жить. Темный преподнес первый сюрприз. Непробиваемый строй паладинов, поддерживаемый жрецами и магами и способный втоптать в землю всю выставленную против них армию Темного, оказался растерзан. Големы невероятными прыжками просто оказались внутри порядков и начали крушить солдат. Особенно постарался огромный голем, увеличенная копия переговорщика, с просто чудовищным по размерам мечом.

Потрясение было сильным, таким сильным, что обычно шумные короли и их свита сейчас подавленно молчали. И неудивительно – все же паладины считаются непобедимыми, и тут такой удар.

– Темный, как и все темные, оказался весьма хитер и изобретателен, что только лишний раз подтверждает его поганую сущность, – произнес первожрец Трасскора, разрывая тишину. – Но главное, наши паладины, пусть и ценой своей жизни, все же выполнили главную задачу атаки и уничтожили самую опасную часть армии Темного – железных и деревянных големов. Остатки не смогут повлиять на дальнейший ход событий.

– И что же вы нам советуете предпринять следующим шагом?

– Сир, рекомендую пустить в атаку кавалерию, – сказал первожрец бога войны. – Они одним ударом сметут кавалерию и костяную армию Темного. Паладины добьют големов. После этого пехота растопчет обычных солдат-полукровок.

Еще несколько больших кувшинов с алхимическим составом упало среди не успевших разбежаться из-за сильной плотности строя солдат, охватывая их вспышками огня. Эти живые факелы с криками боли стали носиться среди своих товарищей.

С каждым разом магам удавалось сбивать все больше этих ужасных снарядов, наловчились, но недостаточно. Даже сбитые с основного курса, они все равно падали среди людей.

Вот и еще несколько стрел пробилось сквозь заслоны, пронзая иногда по два-три человека, и те взбухали лианами, что опутывало еще по десятку-другому солдат.

Потери небольшие, но очень неприятные из-за своего деморализующего действия. Еще немного, и дух бойцов совсем упадет, а потом хватит небольшой атаки противника, чтобы особо слабые пустились в бега, увлекая за собой остальных. Этого допустить никак нельзя.

– Да сделайте же что-нибудь с этими проклятыми метательными машинами! – вскричал я. – Неужели их так трудно уничтожить?!!

– Они слишком хорошо защищены, сир… – ответил мой архимаг. – Мы пробовали все, от прямого до опосредованного воздействия, но позиции стрелков ничего не берет.

– Проклятье! Дайте сигнал кавалерии на общую атаку!

Сигнальщики не заставили себя долго ждать, и вскоре в атаку понеслась рыцарская конница. Над полем разнесся гул конских копыт.

– Сир…

– Что?!

– Слишком много кавалерии, сир, – указал на мою ошибку первожрец бога войны. – Большинству будет не развернуться…

– Ах ты ж… – сплюнул я, глядя как кавалерия уже набирает скорость.

Действительно, как-то упустил момент с количеством конницы.

– Верно. Но теперь уже поздно что-либо менять. Только внесем лишнюю сумятицу, если отменим приказ. К тому же большинство всадников его просто не услышит… А те, кто услышат и попробуют остановиться, рискуют быть стоптаны своими. Сейчас такой бардак ни к чему.

– Да, сир.

Но, может, не все так плохо, подумалось мне. Неужели можно кого-то противопоставить такой многотысячной, отлично оснащенной конной лавине! Казалось, она способа смести и втоптать в землю любого врага.

К моему удивлению, метательные машины даже не отвлеклись на них, хотя могли своими огненными снарядами сильно помешать атаке – сколько-то сотен наверняка сожгли бы, а тех, что упали бы с коней, смешавшись в кучу, ломая руки, ноги и шеи, так и вовсе не сосчитать. Но нет, они продолжили методично забрасывать пехоту.

Вдруг небо над вражеским построением потемнело, и вскоре стало понятно, что это туча стрел, которая ливнем обрушилась на всадников.

Да, так оно еще эффективнее, согласился я с Темным Властелином.

Десятки всадников попа́дали с коней и тут же были затоптаны ехавшими следом. Образовалось несколько завалов, но в целом обстрел не стал катастрофой. Все-таки у большинства рыцарей и солдат в копьях имелись отличные защитные амулеты. Опять же маги и жрецы постарались с оснащением элиты королевских армий. Жрецы раздали кое-что из своих запасов, а маги зарядили те амулеты, которые разрядились по разным причинам: какие сели от времени, какие – защитив своего носителя от смерти.

Как и ожидалось, навстречу рыцарской кавалерии выскочили полукровки на быках. Страшный противник. В первую очередь потому, что быки сами по себе оружие за счет рогов. И хорошо еще, что орки сбежали, а то было бы совсем кисло.

Кавалерия Темного Властелина стала заходить во фланги, но тут часть рыцарей, не будь дураками, отвернула и пошла навстречу наездникам на быках. А во фронт рыцарей встретили остатки големов, а также скелетоны, в том числе на лошадях-скелетах.

Произошла сшибка. До слуха донесся треск ломающихся копий, грохот ударов о щиты, лязг доспехов падающих всадников, ржание и мычание раненых лошадей и быков, не говоря уже о криках боли и ярости всадников.

Всадники врубились в остатки големов и ровные ряды скелетонов и буквально смели первые ряды, растоптав их в костную муку. Впрочем, сбитые с ног железные и деревянные големы быстро встали и начали бешеную рубку. Но, несмотря ни на что, надолго их не хватит, рыцари тоже не пальцем деланные, к тому же защита и оружие, а также боевые амулеты у них лучше, чем у пехотинцев, и они, несмотря на серьезные потери, вот-вот добьют остатки големов…

– О боги! – вздохнул кто-то. – Оборотни! Проклятые твари!!!

Ах ты ж!

Я всмотрелся сквозь поднявшуюся пылевую завесу и грязно выругался. Всадники стоптали скелетонов и продолжали крушить их черепа без особого ущерба для себя, но, как видно, единственной целью этих костяшек являлось остановить конную лаву, и свою задачу они выполнили на отлично – рыцари встали и крутились на месте, рубя скелеты, а их в это время атаковали оборотни.

Вот они, скидывая одежду и легкие кожаные доспехи, видимо, надетые исключительно для маскировки, превращаются в свои вторые ипостаси – медведей, волков, различных кошек – и огромными прыжками, с рычанием и воем бросаются на закованных в латы людей, буквально выбивая их из седел и разрывая на части в два-три удара, перекусывают глотки как людям, так и коням… Настоящее месиво.

Оборотни действительно серьезный противник: быстрый, сильный, свирепый… И еще их до одури боятся кони. Вон они с ржанием встают на дыбы, только подставляя вообще никак не защищенное брюхо под удар когтистой лапы, и это мешает всадникам нанести по противнику удар мечом или копьем, тут в седле бы удержаться. Сами всадники летят на землю, не удержавшись в седле, и, не успевая встать, становятся легкой добычей…

В самую гущу вставших всадников снова полетели стрелы, и казалось, ни одна из них не достигает земли, находя свою цель в этой куче. Амулеты продолжали спасать рыцарей, но долго так продолжаться не может: рано или поздно заряд в амулетах сядет, и тогда прокатится вал смертей.

На флангах, где рыцарская конница схлестнулась с бычьей кавалерией, тоже все оказалось не так радужно, как хотелось бы. Быки не просто транспорт, это дополнительные бойцы. Рога у быков длинные и к тому же дополнительно удлинены бронзовыми или железными насадками. И быки хорошо обучены ими пользоваться, пронзая и поднимая в воздух как людей, так и коней. Даже несмотря на смерть всадника, одуревшие от запаха крови быки продолжали работать рогами…

– Отозвать кавалерию!!! – приказал я, увидев, что стрелы начали массово убивать рыцарей.

Если так пойдет и дальше, то большая их часть погибнет, так и не скрестив свои мечи с оружием врага. Напрасные потери, которые мне не простят, да и сам я себе их не прощу.

Гулко и протяжно затрубил сигнальный рог команду на отступление.

Вторая атака, по сути, ни к чему не привела. Уничтожение остатков големов и большей части скелетонов со свежеподнятыми зомби не стоила смерти чуть ли не четверти рыцарской конницы.

Сейчас главное избежать чудовищных потерь, какие случились в первой волне, и спасти кавалерию, которая пригодится в других атаках, стоит только подзарядить им защитные амулеты.

Кирилл. Претендент в боги

Второй натиск противника оказался на самом деле гораздо опаснее, чем первый. Стоило кавалерии пробиться сквозь скелетонов – и оборотни бы их не удержали, «блохастых» смахнули бы, просто не заметив. А там лава закованных в железо всадников смела бы мои легионы. Но все обошлось относительно благополучно, а это главное.

Правда, от големов, за исключением арбалетчиков, вообще ничего не осталось. Только «близнецы» уцелели, причем Голиаф весь опален и дымится. Левую руку ему сломали, но меч в правой он держит твердо. На еще один бой его хватит.

Со скелетонами и зомби совсем плохо. От десятка тысяч остались жалкие три сотни. Покрошили их сильно, так как доспехов у них нет, только грубо сколоченные деревянные щиты. Разве что Лития сейчас немного пополнит их ряды новыми зомби, ведь рыцарей полегло немало. Но толку от них, надо признать, чуть… С другой стороны, с паршивой овцы хоть шерсти клок, и в моем положении ничем не стоит пренебрегать.

Бычья кавалерия тоже очень сильно пострадала. Треть погибла, еще треть ранена… Так что остатки годятся лишь на небольшие и быстрые маневренные операции, вроде беспокоящих атак и преследования, но никак не для новой сшибки лоб в лоб, иначе совсем ничего не останется, и мне это может выйти боком в плане доверия, вплоть до импичмента. Хоть местные и слова-то такого даже не знают, но у них это называется гораздо проще – бунт.

Разве что оборотни обошлись малой кровью. Настоящие машины убийства. Из тысячи бойцов погибла едва ли сотня, и то больше от магического поражения, чем от честной стали. Раны есть практически у всех, но это ненадолго, регенерация у перевертышей мало чем уступает вампирской. А они еще целительными амулетами подлечатся, так что несколько минут – и можно снова в бой. Но тоже с осторожностью.

 

Гремлины и гоблины, просочившись сквозь строй, снова прыснули в гущу валяющихся тел, чтобы отыскать среди них живых и притащить к холму для изъятия душ.

– Лапонька моя, как там с доставкой главного калибра? – обратился я к оборотнице, отвечавшей за проведение одной секретной миссии.

– Выходят на позиции…

– Это хорошо, потому что, боюсь, третьего удара мы не переживем.

Легионы только выглядели грозно в однообразной броне, напоминающей римскую лорику. На самом деле только первый из пяти мог что-то реально показать. Остальные были набраны два-три месяца назад и за это время, естественно, ничему в достаточной мере обучиться просто не могли. Хорошо если в обороне на подготовленных позициях выстоят сколько-нибудь долго, а про атаку я даже заикаться не хочу.

Потому вся надежда на секретное оружие, о котором люди ничего не знали – мою вундервафлю. Вампиры уничтожали всех, кто приближался к нашей главной надежде на сохранение не то что независимости, а вообще королевства Гарем как такового.

Вот и сейчас они наматывали круги вокруг секретного оружия, вырезая забредших не туда разведчиков противника. А сновали они там густо, то ли разыскивая возможный путь для нанесения обходного удара, то ли высматривая мои отряды, чтобы в свою очередь подобный удар в тыл их войскам не нанесли мы.

Вопрос в том, успеют ли зверолюди сделать все точно и в срок?

– Пусть метательные механизмы прекратят стрельбу, – приказал я.

– Зачем?! – удивилась Тамгария, принимавшая самое непосредственное участие в разработке новых катапульт и баллист, способных стрелять в два-три раза дальше обычных не только за счет усовершенствованных конструкций, но и за счет применения новых материалов. В частности, в торсионных механизмах использовались жилы магически преобразованных животных, тех же проклятых гончих. – Отличная результативность! Даже удивительно!

– Дадим им передышку. А то обстрел провоцирует их действовать слишком быстро. Нам надо выиграть немного времени.

– Ясно.

Несколько слов гномы в переговорный амулет – и машины замолчали, сделав последний залп.

Впрочем, боезапас их и так уже подошел к концу. Горшков с напалмом и стрел с семенами ядовитого плюща осталось на пять-шесть залпов. Их будет лучше применить по атакующему строю, что сломает порядки и, возможно, даст шанс на нанесение максимального урона при контратаке.

– У кого какие мысли насчет того, что нас ждет в третьем акте действа?

– Массированная магическая атака с одновременным наступлением всей массы войск, – тут же ответила Олграна.

Я поджал губы и кивнул. Логично. Сам бы так поступил. А что хуже всего, мы в этом слабы, как ни в чем другом. Так что магическую атаку надо сорвать. Мы, конечно, какое-то время продержимся, но, как известно, с помощью обороны ни одна битва не выигрывается. Тот, кто атакует, обладает инициативой, он более мобилен в выборе средств, в то время как обороняющийся вынужден лишь реагировать на изменение обстановки. В магической схватке так и вовсе любая заминка смертельна.

– Похоже, прекращение обстрела не сильно повлияло на время реагирования, – отметила Тарсарана, – а только подстегнуло. Видимо, почувствовали ловушку там, где ее нет.

– Похоже на то, – кивнул я.

Дроу была права. На нас пошла третья волна. Чуть ли не вся пехота! А под их защитой двигались боевые отряды магов.

– Лапка?!

Оборотница, правильно меня поняв, снова взялась за переговорные амулеты, запросив текущую ситуацию, выслушала ответ, после чего с виноватым видом доложила:

– На позиции только-только выходят первые установки. А считанные единицы вставших на предписанные позиции едва начали готовить к работе. Они не успевают… Остальные выйдут на предельную дальность в течение получаса!

– Ясно, – поморщился я недовольно.

Зверолюди несколько отставали от графика. Ну да, еще ни один план не прошел точно по расписанию… Рельеф местности оказался несколько сложнее. Сказались те самые «овраги», о которых не то чтобы забыли, но недооценили, это факт. И виноват в этом в том числе и я.

– Что ж, кровь из носу, но эти полчаса мы должны продержаться.

Жены почти синхронно кивнули с сосредоточенным видом. Нам вместе предстояло выдержать запредельную по силе магическую нагрузку. Я приготовился сливать им силы ибо они будут держать щиты.

– Одно не могу понять, почему они сразу не нанесли магический удар? – удивился я. – Тогда не понесли бы таких больших потерь в живой силе. Я конечно понимаю, что благородным плевать на простых людей, но даже им должно быть понятно, что чем больше они потеряют плебеев здесь и сейчас, тем хуже им придется у себя дома потом. Кто-то наверняка захочет половить рыбку в мутной воде. Пример разодранных трех королевств должен их отрезвлять.

– На самом деле все просто, – стала отвечать Лития. – Не забывай, что они считают тебя Темным Властелином и не менее темным полубогом, а значит, ждали, что ты, не имея большой армии, применишь магию на основе Хаоса, какое-нибудь супермощное плетение, подобное тому, что погубило армию на выходе из Топи. Ждали, потому и находились в глухой обороне, чтобы помешать тебе сформировать это плетение. А если не получится, то, выдержав первый натиск, нанести ответный удар. Потому первые атаки можно считать разведкой боем, попыткой вынудить тебя показать свою истинную сущность.

– А я все не показывал и не показывал своего кровавого хаоситского оскала, – понятливо хмыкнул я, – вот и вынудил их напасть первыми на магическом поле противостояния.

– Верно.

Магическая атака противника не заставила себя долго ждать. И этот совместный удар сотен сильнейших магов и жрецов был страшен. Только то, что мы готовились к подобному магическому удару заблаговременно, за несколько дней до битвы, разместив перед армией специальные емкие мифриловые амулеты, позволило нам выдержать этот чудовищный напор. И то щиты схлопывались один за другим, а амулеты не только разряжались, но и физически разрушались, не выдерживая нагрузок.

Я вливал энергию в жен, а они уже распределяли наполненные ею амулеты по линиям защиты, выравнивая ситуацию там, где она становилась критической.

Не будь защиты, то место, где сейчас стояла моя армия, в мгновение ока превратилось бы в… даже не знаю во что. В выжженное пятно, присыпанное пеплом. По сути, если перевести эту магобожественную энергию в привычную мне, то можно сказать, что по нам жахнули тактической ядерной бомбой, килотонн так на десять. Теперь понятно, откуда все эти пятна смерти в Проклятых землях взялись.

Жены стояли бледные, выдержать этот напор оказалось нелегко. Зеленоглазка так и вовсе чуть не упала из-за предельного истощения, но я ее успел подхватить.

– Судя по их рожам, они очень удивлены, что мы выстояли, – глухо хохотнула Тарсарана.

– Полностью разрушены почти пятьдесят процентов амулетов, – сказала Олграна, проводя диагностику защитных линий. – Больше тридцати исчерпаны на сто процентов… Еще одного такого удара мы не выдержим.

– Они и не смогут его повторить, – уверенно сказала Алисилиель.

– Нам хватит и половинной мощности… – поморщилась Тамгария.

– Верно, – кивнула гноме орчанка. – Так что не спим, в темпе заряжаем севшие амулеты. Много времени для передышки нам не дадут. Они начали готовиться для второго удара…

И снова я работал основным источником энергии, сливая ее женам, а они в свою очередь сливали ее в амулеты.

«Поднажми, сынок!»

«Жму!»

Выработка маны и впрямь была увеличена, но все равно ее катастрофически не хватало.

– Лапка?

– Двадцать процентов! – через полминуты переговоров выдала она ответ.

– Мало! Они этого даже не заметят, а мы только раскроемся раньше времени! Олграна, мы выдержим второй удар?

– Не знаю…

– Должны, – подарила надежду Лития, поднимавшая зомби. – В первый раз они выложились практически полностью. Во второй раз им такой же мощности никак не добиться…

– Но и у нас со щитами швах! – резонно заметила шаманка.

– Значит, у нас силовой паритет, какой был в самом начале… и все повторится один в один.

– Хорошо бы…

Немного приостановила движение армии врага возобновившаяся стрельба из метательных машин. Но как уже было отмечено, зарядов «артиллеристов» оставалось с гулькин нос, так что особого урона нанести не удалось. Маги опять же постарались нивелировать ущерб, отбивая снаряды.

– Приготовились! – скомандовала орчанка. – Вторая атака!

Несмотря на то что Лития оказалась права, и второй натиск магов и жрецов противника оказался значительно слабее, чем первый, выдержать его оказалось даже труднее. Намного.

Зеленоглазка, Тамгария и Мягкая Лапа упали в обморок, лишившись сил. Как бы не впали в кому… Алисилиель и Тарсарана едва устояли, хотя их тоже шатало, как пьяных матросов. Остальные выглядели немногим лучше.

– Семьдесят процентов щитов в хлам, – хрипло констатировала орчанка, упав на колени и тяжело дыша. – Остальные просели практически до нуля… Третий натиск нам точно не выдержать, даже если он будет всего в одну десятую от первого…

– Лапка! – Я подскочил к оборотнице и влил в нее сил, чтобы она взбодрилась.

«Оживил» остальных.

Началась интенсивная перестрелка между големами-арбалетчиками и магами. Высокие энергии им уже не по плечу, в отличие от жрецов, но вот на простые плетения сил хватало. Так что они начали забрасывать мою армию фаерболами, огненными дождями, ледяными копьями и стрелами, воздушными кулаками, камнями и тому подобной магической гадостью.

Поскольку щиты пока находились в нерабочем состоянии, то все это долетало по назначению беспрепятственно.

Первыми накрыло големов-арбалетчиков, делавших залп за залпом, и те заполыхали как спички. Но это не остановило их, и они продолжали стрелять, даже охваченные пламенем.

Солдаты, конечно, оснащены защитными амулетами, но надолго их не хватит, несмотря на защиту фениксов. Да, я сделал легионам сходный символ по примеру римских орлов, только каждый мой феникс являлся также защитным амулетом, особенно если собраться вокруг него и образовать защитный контур. Но как только мои солдаты вынуждены будут скрестить свои мечи с мечами противника, этот контур начнет разрушаться.

Я так понял, что третий, завершающий удар нанесут жрецы. Зря что ли солдаты распевают религиозные гимны?

Но и мы не бездействовали, проводя экстренную, на пределе сил подзарядку уцелевших амулетов. На какое-то время их должно хватить.

– Готовность сорок процентов! – тем временем выдала оборотница.

– Ничего не поделаешь! Передай приказ на открытие огня! Немедленно! А то пока долетят, от нас уже может ничего не остаться…

– Есть! – по-военному четко отчеканила оборотница и забубнила в переговорный амулет: – Всем огонь по готовности!

Осознавая, что идущим в первых рядах паладинам три сотни наших скелетонов и тысячи две зомбаков – на один зуб, я распорядился Литии послать их к «артиллеристам».

– Зачем? – удивилась гнома.

Остальные тоже неслабо удивились.

– Пусть десантников изобразят… без парашютов. Так у них будет больше шансов хоть кого-то порешить.

Ну что сказать, костяной и зомбо-десант, забрасываемый баллистами, это было что-то с чем-то. Шороху среди плохо вооруженного и оснащенного, мало что умеющего ополчения, плохо прикрытого магически, они навели знатно.

У меня вообще сложилось устойчивое мнение, что эту толпу крестьян взяли исключительно для массовки, а еще точнее, для получения жрецами маны от распевания ими псалмов.

Так что скелетоны и зомби несколько снизили насыщенность манопотока, у жрецов из-за этого что-то не заладилось, что дало нам еще немного бесценного времени.

Но вот скелетонов и зомби порубили, и ополчение продолжило истово молиться, наполняя атакующие плетения жрецов энергией…

– Готовится третий удар! – предупредила Олграна. – Держим! Держим!!!

Натиск жрецов оказался силен. Щиты, которые мы не успели зарядить даже на пятьдесят процентов, сносило, точно фанеру ураганом.

– Ну-у?!! – взвыл я, падая коленями на землю из-за истощения вслед за своими женами. – Где они там?!!

И тут…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51 
Рейтинг@Mail.ru