Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Георгий Лопатин
Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Глава 8

Кирилл. Властелин, но не Темный. Даже полубог, но опять-таки к Тьме отношения не имеющий, вот только это еще надо как-то доказать остальным, а они те еще Фомы неверующие. А посему, если не доходит через голову, придется объяснять через другое место

То, что я смог выставить против объединенной группировки противника, выглядело откровенно слабо, я бы даже сказал, жалко. Дело даже не в более чем пятикратном превосходстве врага в численности – это, как показал мой опыт, особой роли не играет, – а в неизвестной кратности превосходства в качестве. Так что если показатели привести к единому знаменателю, то можно смело говорить о двадцати-, а то и тридцатикратном превосходстве противника.

А тут еще орки, уже согласившиеся выставить на моей стороне в общей сложности два десятка тысяч ятаганов и даже успевшие получить задаток, узнав, сколько приперлось по мою душу народу, оценили кислые перспективы на победу (так что в тупости их никак не обвинить), резво развернули своих быков и были таковы. Деньги вожди, понятное дело, возвращать не стали. Решили, наверное, что после битвы требовать с них неустойку за неисполнение контракта будет просто некому. Скоты.

Зеленоглазка за это (даже не за то, что сбежали, а за то, что не вернули деньги) на орков очень сильно обиделась и возмущенно выдала:

– Если они не отдадут деньги, да еще с компенсацией… в стопроцентном размере, я… я даже не знаю, что с ними сделаю!

– О, я тебе подскажу, что с ними можно сделать! – тут же отреагировала дроу Тарсарана, кровожадно усмехнувшись, и оглушительно щелкнула хлыстом. – Они не то что в стопроцентном размере пожелают расплатиться за свое предательство, а в стократном и будут считать, что еще легко отделались! Ибо за такие подставы жизнь с особым мучением отнимают!

– Это точно, потому что я вырву их жалкие трусливые души! – рыкнула Олграна, тряхнув гулко зазвучавшим бубном.

– А я тебе в этом помогу, – присоединилась к орчанке Лития, чуть приподняв посох, и в пустых глазницах черепа в его навершии алчно вспыхнул красный огонь.

Все остальные также поддержали идею мести за невыполнение обязательств в силу своих возможностей и пристрастий. А возможностей у жен много, а пристрастий и того больше! В общем, скоро к оркам нагрянет стая жаждущих крови, очень голодных песцов.

А вот моя армия бежать никуда не собиралась, я говорю, понятное дело, о разумных, а не о големах и скелетонах, эти в принципе без моего приказа шагу не сделают. И не потому, что бежать бойцам, по сути, некуда, как говорится, позади самое дорогое – задница, а потому что солдаты верили в то, что я, как и всегда, выйду победителем.

И эта вера придавала мне сил, причем не каких-то там эфемерных, сиречь моральных и типа духовных, а самых что ни на есть реальных. Меня прямо-таки распирало от божественной энергии, ибо вера шла не только от солдат, но и от простых жителей моего королевства, которые в буквальном смысле молились на меня, ибо прочие боги были у полукровок не в почете, и единственный, на кого они реально могли надеяться, это я.

Казалось, что я могу свернуть горы!

Может, и мог бы, кто знает? Какую-нибудь маленькую горку-холмик, может, действительно был способен перевернуть. Все-таки я не полноценный бог, а только лишь учусь им быть, хе-хе… Так что столь глупо расходовать силы и менять окружающий ландшафт в мои планы, конечно, не входило.

Сейчас, находясь на фронте, получая энергию веры, от которой едва не «сносит крышу», я всерьез задумался о божественной «профессии», раз уж так принято получать специализацию. Почему бы не получить предназначение Защитника?

«Решил стать покровителем адвокатов?» – съерничал сынок.

«Типун тебе на язык!» – мысленно воскликнул я. Хотя почему бы и не покровительствовать защитникам, честным и неподкупным, защищающим невинных?

Вариант со Спасателем и даже Спасителем как-то не совсем годится, так как спасти от какой-то смертельной (или несмертельной) опасности всех, кто ко мне обратится с молитвой в самый последний момент, просто нереально. А раз так, то паства быстро во мне разочаруется, и, как результат, поток маны быстро оскудеет.

Вариант с Защитником более гибок. Хотя бы тем, что о защите просят, как правило, заблаговременно, а не когда уже жареный петух клюнет и сделать уже ничего нельзя.

Защитником еще можно быть на бытовом уровне, защищать от всяких проклятий и несчастных случаев, стихийных бедствий. Притом защищать как непосредственно разумного, так и его имущество. С имуществом, правда, придется больше работать жрецам, а то на фиг они тогда будут нужны?

Осталось только продумать механизм обратной связи для предупреждения посвященного об опасности – будет ли это внутренний голос или же видение наяву, может, вещий сон, какое-то природное знамение, вроде перебежавшей дорогу черной кошки, или все сразу в зависимости от серьезности опасности и времени, когда она может проявиться.

И чем больше и искреннее молится посвященный, тем более явственно и заблаговременно ему даются намеки.

«И как ты за всеми уследить собираешься?» – поинтересовался Спартак.

«Мн-да, это проблема, – согласился я. – Объем обрабатываемой информации окажется немаленьким, и с каждым годом будет становиться все больше».

Перед глазами всплыла картинка из фильма «Брюс всемогущий», когда главного героя, исполняющего работу бога, всю его квартиру и жену облепило листками бумаги с просьбами.

Ему и то проще было, нужно только отвечать на молитвы или не отвечать, а не предвидеть развитие событий для каждого верующего. А этих развилок в зависимости от каждого действия может быть тьма тьмущая! Ой, мать!!! Даже у богов головы не резиновые! Как же тут за всем уследить?!

«Может, тогда взять дополнительную профессию? – прозвучало предложение Спартака. – Хоть, как я понял, это и не приветствуется, но если очень нужно, то можно».

«И чего предлагаешь?»

«Прорицание».

«Быть еще покровителем оракулов?»

«Угу».

«Как-то эти профессии мало соотносятся друг с другом, – засомневался я. – У богов вторые специальности обычно близки к основной. Хотя почему бы и нет? Если вспомнить, чему покровительствовали боги древней Греции, то некоторые моменты друг с другом вообще никак не соотносятся. Взять того же Аполлона, тоже, кстати, покровительствовал предсказателям и одновременно поэтам, музыкантам и актерам. Где тут логическая связь? Нетути».

«Вот именно. А тебе предсказательство для дела основной функции защитника нужно. Но все же остается вопрос, как углядеть за всеми. Посвященных будет много тысяч! А в перспективе мног миллионов!».

«Разберусь… Бог я или не бог?! То есть, когда-то стану им… Я человек технически развитого мира! Неужели не придумаю какую-нибудь… божественную программку слежения и автоматического оповещения? Да запросто! Лишь бы подключиться к божественному астралу, этому суперкомпьютеру, а уж программку написать, как два пальца об асфальт!»

«Ну-ну…»

«Что ж, с этим разобрались, – отмахнулся я от скептического отношения. – Осталось придумать, как выполнять свою функцию защитника в более глобальном плане. Как сейчас, например, когда на твой дом вот-вот обрушится война. Ведь станут молить о защите, и не ответить будет трудно. И самому вмешаться уже будет нельзя…»

«Мн-да. Проблема…»

«Разве что через своих паладинов-защитников? Придавать им сил…»

«Верно! А если все же не сумеют, то что ж, и боги не всемогущи, как говорится, и на старуху бывает проруха!»

«Вроде того, – согласился я. – Жаль только, уже сейчас не могу никого в паладины посвятить. Ибо еще не совсем бог, а потому просто некого из-за отсутствия посвященных мне верующих. А то чувствую, что уже сейчас мог бы десятку-другому придать сил… хотя с подходящими воинами тоже есть некоторый напряг».

Не желая выступать в качестве инициатора сражения, что только укрепит всех во мнении, что я нехороший и вообще гадкая бяка, ждал, пока неприятельская армия «несунов света» и «чистильщиков тьмы» не выстроится в боевые порядки, хотя нанести по ним удар прям руки чесались! Это могло бы принести победу, но, увы, не решило бы всех проблем, а только бы усугубило их.

Тем не менее, решив соблюсти приличия, по всем местным правилам, послал переговорщика – специально модернизированного под эту функцию Малыша. Я мог слышать и видеть все, что слышал и видел он, а также говорить его устами.

Мелкий макет моего будущего ШаРа-2 вышел на середину поля и остановился. Но вместо ответной делегации рядом с ним упал огненный фаербол. Если бы я не предположил чего-то подобного и не защитил моего переговорщика, то от него осталась бы только кучка золы. А так Малыш, окутавшись защитным полем, врубил реактивные движки в ногах и взмыл в воздух ракетой. Пролетел по баллистической траектории и мягко приземлился возле своего большого брата-близнеца.

«Надо было их иначе назвать», – заметил мой сынок в этот момент.

«Как?»

«Как в фильме “Близнецы” звали героев Шварценеггера и Денни де Вито».

«Точно! – согласился я. – Это было бы логичнее. Что ж, если переживут эту битву, в чем я признаться сильно сомневаюсь – переименуем».

– Что ж, они показали свои намерения более чем доходчиво, – сказал я окружавшим меня женам.

Впрочем, они это и сами прекрасно понимали и давно готовились.

Я, надев на голову шлем с золотой короной (для этой битвы мне изготовили новый доспех в готическом стиле с гербом в виде золотого феникса во всю грудь), проскакал перед войском на своем Зайчике – боевом оркском быке. Толкать воодушевляющую речугу по примеру своих оппонентов я не стал, ее мало кто услышит, просто помахал солдатам рукой и несколько раз выкрикнул, чтобы услышали все:

– Верьте, и мы победим! Победа будет за нами! Враг будет повержен!!!

Этого хватило. Бойцы восторженно заорали, затрясли щитами, стуча по ним мечами, чем подняли невообразимый гам. Ну и поток маны еще больше усилился, что, собственно, и требовалось. Сил мне очень скоро понадобится просто невообразимое количество.

 

– Пли! – отдал я приказ в передатчик, вернувшись на холмик в тылу армии, на котором расположились мои жены и с которого открывался отличный вид на поле предстоящего рубилова.

Метательные механизмы тут же запустили в сторону противника свои «подарки». Артподготовка началась, провоцируя противника на более активные действия, выходя из глухой обороны в атаку. А все потому, что мои «гостинцы» не простые снаряды, пусть и зачарованные, а с добавлением мифрила. То есть горшки с нефтью были опутаны алюминиевой проволокой, зачарованной на пробитие магических щитов. То же самое со снарядами к стрелометам. В связи с этим Литии пришлось хорошо помотаться на Волге, чтобы привезти в достаточных количествах земляное масло и переработать его в напалм.

Если маги рассчитывали, как привыкли ранее, сдержать первый натиск, то они оказались очень удивлены, когда первые снаряды с легкостью пробили их щиты и сразу убили несколько солдат. Тут и там в порядках вспыхивал огонь, сопровождаемый дикими криками боли.

Стрелы, также оказавшиеся с еще более неприятным сюрпризом, пробив тела солдат насквозь, оставляли в них замагиченные Дриандой семена ядовитого плюща. Попав в питательную среду, поглощая остатки жизненных сил жертвы и впитывая питательные элементы, содержащиеся в телах, семена мгновенно развивались в полноценные растения, буквально разрывая свою «клумбу» на ошметки, словно погибший проглотил активированную гранату. После чего лианы стремительно опутывали соседних солдат, и смерть их была не менее мучительной и ужасной, чем от огня.

Так, от одного горшка с напалмом или стрелы с семенами ядовитого плюща погибало минимум десяток солдат, плюс не меньше десятка получали ранения. Дальше уже все зависело от степени тяжести раны и от того, какие у бойца имелись при себе амулеты. А амулеты у солдат, как правило, не ахти какие эффективные.

Второй залп получился не менее опустошительный, чем первый. Маги на этот раз попытались сбить летящие снаряды боевыми плетениями: воздушными кулаками, фаерболами и прочими заклятиями, но мифриловая защита игнорировала подобные попытки. И снова ни один снаряд не пропал зря, сея смерть и страдания.

На этот раз командующий понял, что только зря теряет солдат, причем не только в смысле утраты бойцов, но и в том, что они стремительно теряли боевой дух, видя что их маги ничего не могут противопоставить нашим атакам и защитить их. Он не выдержал и скомандовал атаку.

На меня двинулась масса, равная численности всей моей армии. Причем в ней присутствовала основная ударная сила – паладины двух сильнейших богов Даронара, коим предстояло лишить меня моей основной силы – големов, будь то железные или деревянные, и отчасти скелетонов. С последними могли сражаться на равных обычные профессиональные солдаты.

Впрочем, это никак не повлияло на скорострельность моей «артиллерии», и потери противника продолжали расти, пусть и не так быстро, как в самом начале.

Все же им удавалось сбивать часть снарядов, посылая контрснаряды в физическом воплощении, вроде ледяных копий, водяных линз и просто камней. Другое дело, что на дальних дистанциях еще попасть надо, а со снайперскими качествами у магов оказалось не то чтобы очень, так что как минимум половина «гостинцев» добиралось до адресатов.

Архимаги пытались сами переквалифицироваться в тяжелую артиллерию и уничтожить мои метательные машины, посылая особенно большие огненные фаерболы и сосульки, но мои жены очень постарались оснастить их просто непробиваемой магической защитой на основе всё того же мифрила. Олгране пришлось поработать как никакой другой моей жене. Впрочем, я ей все возместил с особым старанием в десятикратном размере. Она осталась довольна, хе-хе…

– Почему ты медлишь с обстрелом? – удивилась Алисилиель.

Эта тема была ей по понятным причинам очень близка. К слову сказать, она занималась обучением лучников. Но еще ни разу не отозвалась о своих учениках одобрительно.

– Они давно в зоне поражения големных арбалетчиков!

Да, в составе големов действительно есть тысяча арбалетчиков, вооруженных двухлуковыми арбалетами, дающими полуторную дальность по сравнению с обычными.

– Как показал опыт прошлой схватки с людьми, этот маневр не сработает, – ответил я. – Прибережем на вторую волну. Там и жрецов меньше будет. А так только драгоценные стрелы потеряем. У меня для них другой сюрприз есть.

По моему сигналу вперед выехали… тачанки. Десять повозок развернулись и ка-ак застрекотали из пулеметов!

Я приложил бинокль к глазам, ожидая увидеть, как пули косят врагов, но фига с два! Погибшие и раненые, конечно, были, но, увы, мало!

Пули с каплей сырого мифрила на самом наконечнике пробивали магические щиты на раз, на что их, собственно, и зачаровывали. Строй солдат просто замерцал от вспышек срабатывающих защитных амулетов… А вот против обыкновенных ручных щитов и доспехов они оказались бесполезны. Пули отлетали от намоленной амуниции паладинов, как от стены горох!

Не успели мои пулеметы растратить и треть боеприпасов, как свое веское слово сказали маги и жрецы. В тачанки полетели огненные шары, но не зря же они маневренные, фиг попадешь… Впрочем, враг все равно заставил замолчать пулеметы, жрецы прогнали элементалей огня. Именно они отвечали за испарение воды, и именно это мгновенное испарение и являлось толкающей силой, а не порох. С порохом шутки плохи…

– Облом… – чуть приуныл я. – Что ж, запускаем план «Б».

Вообще-то он предназначался для следующего раза, но ничего не попишешь, придется менять все на ходу.

Да уж. К чему-чему, а к моему второму сюрпризу атакующие были точно не готовы. Маги и жрецы защищали идущих плотным строем солдат, сомкнувших щиты так, что даже щели между ними не оставалось – по крайней мере, первые ряды паладинов. Защищали практически от всего: вражеской магии всех видов и направленности, возможного обстрела, – но к тому, что я приготовил, они оказались не готовы.

– Старт! – скомандовал я, когда первые ряды паладинов с криками-молитвами вырвались вперед, набрасываясь на изготовившихся к бою железных големов.

Стоящие за спинами терминаторов деревянные големы, следуя моему приказу, ракетами стартовали ввысь.

Да, я этих своих деревяшек немного модернизировал по примеру «железного человека», приделав к ногам небольшие ракетные ускорители, способные дать небольшой реактивный импульс, которого хватает лишь для подъема голема на два-три десятка метров и переместить по горизонтали метров на сто. Этого оказалось более чем достаточно, чтобы девять тысяч деревянных големов, то есть все, за исключением стрелков из арбалетов, в считанные секунды всепожирающей саранчой обрушились на плотный порядок людей.

Кого-то они пришибли одним своим весом, рухнув с высоты пятиэтажного дома и переломав им все кости. С мягкой посадкой, как и с аккуратностью, у них было, прямо скажем, не очень, падали как придется… Впрочем, им самим это оказалось совсем не страшно: железное дерево весьма прочно, плюс они еще дополнительно зачарованы на прочность, тем более плоть людей смягчила удар. Вскочив в одно мгновение, четверорорукие големы начали вертеться каруселью смерти, буквально перемалывая в фарш профессиональных солдат.

Профессиональные солдаты хороши в строю, а вот если строй рушится, то их уровень как индивидуальных бойцов оставляет желать лучшего. А именно это и произошло, противник оказался внутри построения, да еще почти неуязвимый для честного железа. Да и нечестное, то есть зачарованное мало чем помогало, как и амулеты.

Особенно во всей красе себя показал Голиаф. Полноразмерный макет ШаРа-2, в который подселили душу с даром, вооруженный зачарованным мифриловым мечом, по максимуму защищенный амулетами от магических атак, стал самым настоящим охотником за магами и жрецами. Он передвигался по вражеским порядкам, охотясь за магами и мимоходом втаптывая в землю простых бойцов, точно каких-то букашек. Неудивительно, что после такого простые солдаты дрогнули и бросились спасать свои жизни бегством, оставив паладинов, жрецов и магов наедине с ужасными големами, которые почти не пострадали.

Правда, терминаторам за тот короткий промежуток времени, пока шло это месилово, досталось изрядно. Практически треть железных големов успели пустить на металлолом. Они, правда, тоже сумели хорошенько обагрить свои мечи и топоры кровью врагов. Впрочем, в их задачу на первых порах входило только выстоять перед паладинами и не допустить этих маньяков до полукровок.

А дальше паладинам, магам и жрецам устроили веселую жизнь.

Железные плавились, деревянные горели, но они все же выполнили поставленную задачу и практически уничтожили первую, самую опасную волну противника, буквально расплющив врагов как между молотом и наковальней.

– Пли!

Тысяча стрелков спустила зачарованные стрелы. Оставшиеся в живых паладины, жрецы и маги сильно потратились в этом бою, защитные амулеты значительно просели и потому не очень-то спасали от выстрела практически в упор. Тем более что по одной цели приходилось по два-три болта.

Чудом выжившие после первого залпа паладины, маги и жрецы не стали ждать второго и бросились прочь.

Первый раунд за мной.

«А сколько их будет всего?!»

Да фиг его знает…

– Гарем! Гарем!! Гарем!!! – начали восторженно скандировать мои солдаты, увидев массовую смерть и позорное бегство сильнейших бойцов человеческих королевств, и не просто солдат регулярной армии, а паладинов верховного бога Трасскора и бога войны Камерола.

Меня снова с головой накрыло мощным потоком маны веры.

Жены, услышав это, захихикали.

– Признавайтесь, кто из вас ввел в обиход этот клич?! – возмущенно воскликнул я, обернувшись к ним. – Кого выпороть как сидорову козу шипастой хворостиной?!

– Тогда я! – тут же вызвалась в виновницы Тарсарана, сделав шаг вперед. – Выпори меня! Я очень плохая девчонка!

Я только хмыкнул. Любит дроу это дело… плеточки, кляпы, наручники и прочие штучки из той же оперы.

Жены засмеялись еще громче.

– Ну и зачем?

– А почему бы и нет? – усмехнулась Тарсарана. – Какой-то общий для всех клич все равно требовался, а этот ничем не лучше и не хуже любого другого. Ну и просто прикольно!

– Тоже верно, – согласился я со вздохом. – Теперь уже все равно не переделать…

Как-то момент с кличем не пришел мне в голову. А подсуетился бы, то не получилось бы этого непотребства… Но, увы, всего не охватить. И эти тоже хороши, прикололись. Одно хорошо, никто не знает истинного значения этого слова – «гарем»… Беда в том, что все тайное рано или поздно становится явным. Станет известно и это…

Ну да ладно, что случилось, то произошло, а что будет потом, то случится потом, а сейчас нужно смотреть за тем, что происходит сейчас. Ну и загнул… сам с трудом разобрался.

– Так что, будешь наказывать? – не унималась дроу. – Или ты только грозиться да обещать горазд, а как до дела доходит – в кусты?!

– Тьфу ты!

А в данный момент во вражеском стане царил некоторый раздрай. Все прекрасно видели бесславную гибель первой волны, и повторять ее судьбу никто желанием не горел, и потому медлили, пытаясь разобраться, что произошло, и выработать новую тактику. А сделать это под постоянным обстрелом как-то затруднительно, с мысли сбивает, заставляет делать ошибки, на что, собственно, и расчет.

Кстати, от десяти тысяч големов – девяти тысяч деревянных и тысячи железных после схватки в строю осталось чуть больше трех сотен целлюлозных и чуть меньше сотни терминаторов. Все-таки паладины и жрецы с магами хорошо поработали, сильные бойцы, этого у них не отнять.

Обслуживающий персонал уже бежал на поле боя, чтобы утащить наиболее целых и отремонтировать часть в полевых условиях. Так что можно было рассчитывать на сотню-другую деревянных и двух-трех десятков железных через полчаса работы. Лишними точно не будут, ведь паладины погибли далеко не все, даже если не считать сбежавших. Их там еще тысячи три, не меньше.

Не забыли мои команды и о сборе наиболее ценных трофеев. Причем главным для нас было даже не имущество – мечи, доспехи, амулеты и еще какая-то мелочевка, – а души…

Так что отдельная группа работников, состоящая в основном из гремлинов и гоблинов, а также их смесков (мелких, ни на что другое почти не пригодных), сноровисто искала среди груды тел раненых. Найдя, их вязали и быстро тащили к нашему холму, где Олграна и Лития сноровисто изымали ценный ингредиент.

То еще зрелище, надо признать… не всякий выдержит. Даже мне, уже многое повидавшему и ко многому привыкшему, стало как-то не по себе, то и дело ком к горлу подкатывал. Можно, конечно, более… гуманным способом обойтись, но он требует гораздо больше времени, а его-то как раз и нет, вот-вот вторая атака начнется.

 

Конечно, далеко не все души удавалось изъять, особенно это касалось жрецов и паладинов. Боги позаботились о защите душ своих посвященных. Но вот с простыми солдатами и магами никаких проблем не возникло. Так что бубен шаманки и посох некромантки пополнялись новыми пленниками, чтобы однажды послужить нам верой и правдой в качестве подселенцев в новых големов, рыцарей смерти и еще кого-нибудь…

А из тел убитых вражеских воинов Литией готовились простейшие зомбаки, пополнявшие ряды скелетонов. Все шло в дело.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51 
Рейтинг@Mail.ru