Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Георгий Лопатин
Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Глава 3

Кирилл. Он же Киррал. Оказывается, давно уже двенадцатиженец, а он и не знал!

Предыдущее наше общее собрание вышло откровенно пустым. Я ознакомил жен с данными разведки и высказал предположение, что вскоре в который раз стоит ждать незваных гостей. Мы немного посудачили и ни к чему конкретному не пришли. Все и так понимали, что неприятности неизбежны, и особо не расстроились. Даже в каком-то смысле испытали облегчение.

Опять-таки, дергаться, в силу неясности угрозы, было рановато. К чему готовиться, если неизвестно, что тебе будет противостоять? Вот как узнаем, тогда и начнем необходимые телодвижения…

Единственным положительным моментом стало только то, что мне выразили вотум доверия искренней верой в меня, что выразилось в приливе сил, так что захотелось гору свернуть. Зеленоглазка прямо так и сказала – дескать, мы в тебя верим, и ты придумаешь, как справиться с новой напастью.

Мне бы ее веру…

Второе заседание обещало стать более предметным из-за полученных новых данных.

Собрались все, за исключением богини красоты, но она вообще редко посещала наши посиделки, хотя ее статуя стоит в зале, так что явиться она может в любой момент по собственному желанию или по зову, если ее присутствие действительно необходимо.

Да, ту статую из Проклятых земель я оприходовал и поставил в своем замке в малом зале, где мы проводим совещания. В храм же даровал свою поделку, и хоть я не скульптор, но закладка богини и гномье чувство камня позволили мне сделать настоящий шедевр, что-то типа известной статуи Афродиты. К тому же во время освящения храма в момент воплощения в своей статуе Арсилена «допилила» ее до безупречности.

– Встреча между главой ковена магов и верховным жрецом Трасскора состоялась три дня назад, – взяла слово Ссашшиллесса. – О чем именно шла речь и какое решение было принято, доподлинно выяснить не удалось, но то, что они о чем-то договорились, придя к некоему общему знаменателю, нет никаких сомнений. Об этом можно судить по косвенным признакам. Так, маги успокоились, а вот жрецы, наоборот, зашевелились, как пчелы в растревоженном улье. Активизировались жрецы в главных столичных храмах, стали активно проситься на приемы к королям. Думаю, все уже поняли, что против нас собирают мощную военную коалицию.

– Все как всегда, – хмыкнула Мягкая Лапа.

– Не думаю, что ошибусь, если скажу, что против нас объявят Поход Очищения, – согласно кивнув, продолжила вампиресса. – За эту версию говорит все. Из-за Неназываемого мы для них – воплощение самой Тьмы и Хаоса. Так что нас решат раздавить раньше, чем мы усилимся.

– Ясно… – пробормотал я.

– И на этот раз решить все «ядерным взрывом» вряд ли получится, – со вздохом сожаления сказала Олграна.

Прошлый взрыв ей понравился.

– Тем более что они вряд ли попрутся единой толпой, – кивнула Лития. – Все яйца в одну корзину больше складывать не станут.

– Меня больше волнует то, чем опасны жрецы, – сказал я. – С обычной армией мы еще можем справиться, на то у нас есть свои пять легионов пехоты, казаки, плюс големы – железные и деревянные. Опять же, скелетоны. Я уже молчу про «катюши»… Маги тоже более-менее знакомые противники, и как с ними бороться, мне в общих чертах ясно. А вот чего ждать от жрецов?

– Жрецы сильны силой своего бога, – сказала суккуб Хайллейса, имеющая опыт «общения» со жрецами. – Они будут усердно молиться и атаковать нас всякими божественными проклятиями, усиливать пробивную силу оружия, против которого магическая защита бессильна. Трасскор – бог сильный, так что и проклятия в нас будут лететь не слабые. Собственная защита у них тоже на высоте, и опять-таки, магические плетения пробивают их с меньшей эффективностью. Мифрил и хладное железо тоже будут уже не столь эффективны, как с магическими щитами.

Я поморщился. Мифрила явно не хватало. Все, что Олграна получала, а получала она по-прежнему не сильно много – до десятка килограммов за камлание, – шло на создание второй версии ШаРа, почти полностью состоявшего из мифрила, сырого и преобразованного, то есть сверхпрочного (а преобразование уменьшало объем сырого в четыре раза), с минимумом деталей из иного материала. Божественность божественностью, но и бога, если сильно захотеть, можно грохнуть, тем более такого слабенького и неполноценного, как я. Так что защита в битве нужна серьезная, как физическая, так и магическая.

Преобразовывать мифрил научилась Лития. После того как окончательно вернулась в разряд живых, а не оживала с помощью моей крови, она овладела этим разделом магии. До нее преобразованием занимался покойный архимаг Тарногар.

– Еще серьезную проблему будут представлять паладины – жрецы-воины. Эти ребята, прочитав соответствующую молитву и приняв эликсир, могут на равных биться с сильными демонами или высшими вампирами. Отходят после битвы долго, но это уже другой вопрос.

– И сколько всей этой братии к нам припрется? Я уж молчу о простых магах и тем более об армии обычных солдат, – уныло спросил я, осознавая истинный масштаб проблемы.

– Нам хватит за глаза, – сказала вампиресса. – Если в цифрах, то до тысячи сильных жрецов и десяти тысяч паладинов.

– М-мать… Это полная… ну вы поняли, что.

Жены невесело усмехнулись.

Я потрясенно покачал головой. Цифры дико удручали. Даже обычная армия в таком количестве – это серьезная сила, а в таком «божественном» виде так и вовсе…

– Хай, ты сказала, что сильные демоны могут на равных биться с паладинами? – с надеждой обратился я к демонессе.

Ведь у нее армия из пятидесяти тысяч демонов. Даже половины (что-то нужно оставить на охране домена) более чем достаточно, чтобы покрошить всех паладинов и жрецов. Даже на магов хватит.

– В принципе, я готова призвать свой легион. И более того, мои соседи тоже будут рады принять участие в походе! – игриво махнула хвостиком суккуб. – Столько дорогих и вкусных душ плененных магов и жрецов!

– Не самая удачная идея, – покачала головой Алисилиель. – Без привлечения армии демонов у тебя еще будет шанс как-то разрулить ситуацию с людьми и договориться. Первая же битва с твоим личным участием покажет, кто есть кто, они убедятся, что в тебе нет Тьмы и силы Хаоса.

– Но это не значит, что они от нас отстанут, – сказала Зеленоглазка.

– Это так, – кивнула эльфийка, – но, по крайней мере формально, они вынуждены будут отменить Поход Очищения. Часть королевских армий уйдет обратно. Одно дело – религиозный поход, и другое дело – просто война, в которой им практически нет смысла и которая чревата большими потерями, когда разбредутся жрецы и солдат некому будет защищать, кроме магов. Но вот стоит только появиться демонам нижних планов, как ходу назад не будет. Армию демонов объявят армией Тьмы, и тебе придется либо биться до конца, стирая с лица земли все королевства людей, становясь истинным Темным Властелином, либо бежать из этого мира. Более того, должна тебя предупредить, если ты все же призовешь ее армию на помощь, эльфы ударят тебе в спину…

– Гномы тоже присоединятся к людям, – хмуро кивнула Тамгария.

– А дроу, пожалуй, тебя поддержат! – улыбнулась Тарсарана. – Выступят против светлых эльфов.

– Как и орки помогут против гномов, – усмехнулась Олграна. – На ушастую не смотри. Гоблины слишком дикие, чтобы к кому-то присоединиться сознательно. Хотя если эти дикие орды удастся организовать, то…

– Нет, этот вариант нам не подходит, – остановил я эти моделирования союзов. – Начинать вторую мировую войну и заливать кровью этот мир я не собираюсь…

– Жаль, – с разочарованным видом вздохнула демонесса. – Могли бы здорово повеселиться и неплохо прибарахлиться.

– Меня из-за этих жрецов, а также из-за моего непростого статуса обладателя божественной искры беспокоит то, как поведут себя боги. Не вмешаются ли в разборку?

– Лично не вмешаются, – прозвучал чарующий, бесконечно прекрасный голос. – Если не призовешь демонов и не начнется борьба всех против всех, как в прошлую Войну.

Это материализовалась из статуи богиня красоты Арсилена.

Пройдя вперед, она села на пустующий, специально предназначенный для нее стул.

– Боги не вмешиваются напрямую в дела смертных. Как не стану вмешиваться и я. Даже не просто потому, что не хочу, а просто не могу. Извини…

– Я понимаю.

Да и чего тут не понять? Богиня красоты и война – вещи вообще несовместимые. К тому же она все еще слаба по божественным меркам. Опасность развоплощения от недостатка силы исчезла, мои подданные, особенно женская ее часть, быстро оценили полезность богини и молились очень фанатично. Богиня их не разочаровывала и большую часть полученной энергии возвращала в виде маленьких чудес, одаривая своих последовательниц исправлением некоторых недостатков их внешности.

Это не значит, что вся женская часть моих подданных стала королевами красоты, но откровенные уродства сглаживались. Кроме того, богиня пластической хирургии время от времени проводила своеобразную лотерею и превращала какого-нибудь гадкого утенка в прекрасного лебедя, как в случае с первожрицей. Это становилось широко известным явлением, что еще сильнее подогревало к ней интерес и заставляло молиться еще жарче. В общем, богиня пока что активно нарабатывала авторитет и сил особых не имела.

Да и как вообще может богиня красоты участвовать в войне? Ее паладины будут рубить врага, применяя особо красивые пируэты?! Смешно…

– Но это не значит, что они не станут действовать руками своих последователей, когда обратят на тебя свое внимание.

– С этого места поподробнее, пожалуйста, – встрепенулся я.

– Увы, на данный момент я ничего сказать не могу. Я вообще удивлена, что тебя как рассара до сих пор не взяли в оборот. Ты слишком лакомый кусок для любого бога.

– Хм-м, – нахмурился я. – Никак, задумали что-то пакостное?

– Все может быть…

Становиться игрушкой богов в их играх остро не хотелось.

 

– Так в чем же дело? Почему до сих пор не задействовали?

– Я вижу только одно объяснение: боги, как и люди, довольно долго не суют свой нос в грязные чуланы. А именно таким чуланом выступают Проклятые земли, возле которых ты живешь. Опять же, ты сильно не светился… так что вполне возможно, что они о твоем существовании до сих пор не в курсе. Но после сражения со жрецами они обязательно обратят взгляд на этот кусочек своего дома.

– Драку с Неназываемым ты считаешь не сильной засветкой?! – удивился я.

– Нет… – не слишком уверенно сказала Арсилена. – Я, как могла, прикрыла вашу схватку, иначе заметили бы и меня, чего мне пока тоже не сильно хочется. Так что ваша драка выглядела как срабатывание какой-нибудь сильной аномалии. Для богов это все равно что мышь, которая попала в капкан в чулане. Сразу смотреть не побегут… Боги вообще не любят лишний раз дергаться.

– Понятно. Впрочем, отсутствие внимания со стороны богов нам много не дает. Скоро они так или иначе сунут к нам свои носы. Чего тогда нам стоит ждать?

– Тебя постараются заполучить для своих внутренних интриг.

– В качестве кого?

– Да кого угодно. Начиная от первожреца для местной паствы, а может, и первого среди равных, и заканчивая посланцем в другие миры, то есть кем-то вроде проповедника. Это если тебя заполучит в свое пользование сам Трасскор. Я полагаю, ему тут тесновато, и он давно хочет расширить свое влияние на другие миры.

– На фиг, – чуть не сплюнул я. – Меня эти роли как-то не греют. Я не собираюсь стучать лбом об пол, восхваляя кого-то, даже наиглавнейшего среди главных. Да и бегать по другим мирам, навязывая людям и прочим разумным нового бога, меня тоже не прельщает. Я, конечно, люблю бывать в новых местах, но предпочитаю оставаться хозяином самому себе, а не быть мальчиком на побегушках. Есть какие-то способы уклониться от такой чести?

– Просто отказаться. Но…

– Ох уж эти вечные «но». Так что?

– Хм-м, боги бывают болезненно обидчивы. И ладно, если от «чести» откажется простой смертный… хотя это само по себе невероятно, чтобы смертный отказал богу. Другое дело, если им откажет кто-то вроде тебя.

– Будут мстить?

– Да. Более того, в твоем случае дело даже не в оскорбленном чувстве собственного достоинства, сколько в опасении, что тебя сможет все же перетянуть на свою сторону кто-то другой. Страсти разгорятся нешуточные. Никто не потерпит такого усиления конкурента, по крайней мере, без торга. Сильным это не нужно.

– А посему да не достанешься ты никому, – понятливо кивнул я.

– Верно.

– И что теперь мне делать?

– Как вариант, куда-нибудь сбежать и сидеть в новом мире тише мышки…

– …потому как и в других мирах есть боги. И никто не даст гарантии, что там не будет еще хуже, – продолжил я.

– Именно.

– А есть миры без богов? – с надеждой поинтересовался я.

В принципе, идея сделать ноги не вызывала сильного отторжения. Это не родина, а значит, не предательство и не дезертирство. Особенно если забрать с собой всех жен и детей. Уверен, что большая часть подданных также уйдет за мной, им такая родина, где их презирают, желают убить или поработить, до фонаря.

Но в этом и есть основная проблема. Перетащить такое огромное количество народа – сотни тысяч подданных – в другой мир непростая задача. Уйдет слишком много сил и времени. Я просто не успею их всех переправить на новое постоянное место жительства в сколько-нибудь разумные временные рамки. У межмирового портального камня весьма ограниченная пропускная способность, не больше полусотни разумных за раз. Потребуются годы на эвакуацию… а их у меня нет. Кроме того, еще нужно грузы переправить, не голышом же их в чистое поле выбрасывать. А оставлять тех, кто тебе доверился, как-то мерзко. Сам себя уважать перестану.

– Без богов? Есть, конечно, но это, как правило, умирающие миры… те еще местечки.

– Все так плохо?

– Хуже некуда. По сути, это что-то вроде одной большой Проклятой земли. Всякие твари, нежить, нечисть, опасные магические аномалии, общий негативный психологический фон… я уж молчу про отвратительный климат с непредсказуемо меняющейся погодой. В общем, в таких мирах не живут, а выживают. Ну и прячутся…

– Бр-р… – передернул я плечами, представив себе картинку.

Вот дать название городу – тут у меня с фантазией не очень, но визуальное воображение развито богато.

На фиг!

– Последний вариант точно отпадает. Подданных туда не потащишь – проклянут. Тем более детей. А в одиночку вечно прятаться невозможно. Быть добровольным изгнанником как-то не в кайф.

– Почему в одиночку? – насупилась Зеленоглазка. – Я последую за тобой, куда бы ты ни пошел!

– Спасибо, дорогая, я ценю это. А как насчет тебя? – вернулся я к общению с Арсиленой. – Раз уж мы с тобой так прекрасно ладим…

– Увы, но я как раз одна из тех немногих божественных сущностей, коим ты как рассар совершенно не требуешься.

– Жаль… Но ты сказала: «как вариант». Значит, есть еще какие-то возможности?

– Есть, – улыбнулась богиня.

– И?

– Самому стать богом.

– Кхе-кхе, – поперхнулся я.

Нет, я, конечно, знаю, что у меня есть такая возможность, но как-то до сих пор всерьез ее не рассматривал. По крайней мере, не в ближайшем будущем, а лет так тысяч через десять…

– Хм-м, даже если я прямо сейчас решу стать богом, то у меня вряд ли что получится. Слишком мало времени на перерождение. Нет достаточной энергии веры… И даже если вдруг каким-то чудом мне удастся полноценно обожествиться, то вряд ли я смогу противостоять даже самому слабому из ныне существующих богов. Так что, увы, этот вариант не проходит. В перспективе неплох, но прямо сейчас не реализуем.

В зале повисла тишина. Вариантов решения проблемы никто не видел. Даже Шизофрения, ибо молчала в тряпочку.

– Кстати, Кирьиил, почему ты не представишь нам свою старую новую подружку? – со смешком спросила богиня красоты.

– Что еще за старая новая подружка?! – изогнув правую бровь, уставилась на меня Олграна. – Тебе что, нас мало?!

Вслед за орчанкой на меня под заливистый смех богини требовательно посмотрели все остальные жены, и взгляды их не обещали ничего хорошего.

Тьфу ты, мысленно сплюнул я.

– Какое мало?! – взвыл. – Много!!!

Отнекиваться не стал. Все равно докопаются! Только хуже будет.

– И кто же она? – спросила Зеленоглазка, постукивая пальцами по столу.

«Шиза, сможешь проявиться?» – поинтересовался я, будучи уверен, что богиня не стала бы меня так подставлять, если бы это не было возможно. И кстати, за что она так со мной?! Разве что просто разрядить тягостную обстановку…

«Вполне… – откликнулась мой ангел-хранитель. – Только недалеко от тебя».

«Далеко и не надо. Встань рядом».

«Хорошо».

В следующий момент слева от меня возникла мерцающая фигура, не то привидение, не то голограмма. Мой ангел-хранитель расправила крылья, представ во всей красе.

– О-о! – невольно выдохнули жены.

Да, Шизофрения по красоте вполне могла соперничать с Арсиленой.

– Представляю вам Шизофрению! Не хихикать! Именно она является рассарской сущностью, а заодно на полставки работает моим внутренним голосом, а в качестве хобби – моим ангелом-хранителем.

– Здравствуйте… – прошелестел голос моей ангелессы.

– Как говорит Кийррейл, нашего полку прибыло! – хохотнула под общий «фырк» суккуб.

«Демоница и ангелесса… да в одной постели, это, наверное, будет что-то с чем-то!»

Да уж…

Я невольно представил себе эту картинку. Аж дух захватило.

«Стоп!» – возопил я мысленно. А это кто сейчас во мне говорит?!

Но никто не отозвался.

Хм-м… Наверное, мой настоящий внутренний голос прорезался. Нет, я однажды точно с этими голосами с ума сойду…

Глава 4

Арсилена. Богиня красоты

Решения, каким образом, по выражению Кирьиила, разрулить ситуацию без кровопролития, найти не удалось. По всему выходило, что война будет, и очень кровавая. И если мы не нашли выхода из такой мелочной ситуации, то тем более не смогли определиться с тем, как действовать, когда на него обратят внимание другие боги, а то и сам Трасскор. Да и что тут можно сделать?..

Даже мне его внимание тоже привлекать как-то не хочется. Сделать меня своим воплощением он уже не сможет, но вот сделать своей любовницей может попытаться.

И в этом заключается еще один, гораздо более опасный пласт проблемы для Кирьиила, о котором я ему не рассказала. Зачем его зря напрягать? Сможет разобраться с первым уровнем задачи – второй решится сам собой. Ну а на нет…

Поток маны от веры шел стабильным потоком, и как же приятно купаться в потоке этой энергии после тысячелетий забвения!

Но пришло время для еще одного чуда преображения.

Кого бы взять?..

Я присмотрелась к возносящим мне сейчас молитвы.

Пожалуй, вот ее… Не только она молится, но и ее мать за нее просит. Красивое подношение в виде розы из разноцветных листьев, опять же, сделано своими руками, а не куплено, что ценнее.

Да уж, не повезло девчушке по жизни, более гадкого утенка представить трудно… Бр-р… Как там говорит Кирьиил? Во сне увидишь – не проснешься… Точнее не придумать.

Сколько же намешано крови в этой бедняжке?! Гномская, орочья, гремлинская, человеческая, гоблинская, даже от оборотней есть. И все очень сильно сказались на внешности самым отрицательным образом. И хоть бы одна чья-нибудь доля в плюс сыграла! Что ж, начнем…

Так, убираем повышенную мохнатость от оборотней, оставив пышную гриву волос. Превращаем гоблинские ухи в симпатичные ушки, подправляем орочью челюсть, уменьшая нижние клыки (остальные зубы тоже выправляем), будет просто скуластой, что тоже красиво. Делаем курносый носик из этого гремлинского крючка. Прибавим на пару размеров объем груди, а то даже не видно ничего… Чуть увеличим рост и уменьшим гномью массивность в кости, глазки чуть побольше, реснички погуще… еще по мелочам вроде переделки когтей в ногти. Зеленовато-бежевый цвет кожи оставляем, ведь цели переделывать девчушку в человека нет. В перспективе это будет новая раса, вобравшая в себе все лучшее от других как внешне, так и внутренне…

Готово!

Девушку в храме закружили радужные искры, а когда они истаяли, все увидели результат моей творческой работы.

Ну вот, какая обаяшка-симпатяшка получилась! Любо-дорого посмотреть! Теперь отбоя от парней у нее не будет. Еще даже пожалеет, что так сильно похорошела, хи-хи!

– Развлекаешься? – прозвучал чей-то насмешливый голос в моем домене.

Я резко развернулась к незваному гостю. Что поделать, я еще не могу сделать личное пространство недоступным для других, более сильных богов. Все ресурсы уходят на создание не столько непроницаемого, сколько скрытного пространства, так требуется меньше сил. Но, как видно, и маскировка оказалась не на высоте.

Гостя я узнала – бог войны по имени Камерол. Да и как не узнать, если он до Войны делал постоянные попытки ко мне подкатить, но не люблю грубиянов, так что он постоянно был в пролете.

– Привет, Камерол. С твоей стороны такое появление не слишком учтиво. Мог бы и постучать.

– Разве я когда-то был учтив?! – искренне удивился бог войны.

Подтверждая свое реноме, он без спроса создал трон на моей поляне, прямо на том месте, где я совсем недавно приятно проводила время с Кирьиилом, и уселся в него.

– Ну да…

– Галантности требуй от этого недомерка Палания, покровителя музыки и искусств, – презрительно сплюнул бог войны. – Хотя вряд ли он даст тебе то, что может дать только настоящий мужчина по сути, а не только по названию.

– Не думала, что он выживет.

– Да, едва не загнулся, но ему повезло занять правильную сторону, плюс смертные его выходили, рисуя картины и придумывая музыку со стихами, каждый старался запечатлеть Войну, – фыркнул Камерол. – Рад, что ты тоже уцелела, хотя все уже думали, что тебя развеяло.

– Я тоже этому безмерно рада. Давно за мной подсматриваешь?

– С момента смерти этого самодовольного недоумка Неназываемого от руки твоего любвеобильного любовника. Кое-кто ему даже завидовать начал!

Я напряглась. Оказывается, с этим Неназываемым не все так просто. И если подумать, то глупо было полагать, что сущности такого уровня останутся без внимания даже на задворках мира. Просто я убедила себя, что Проклятые земли – это настоящая дыра мира, куда никто не заглядывает, а значит, и я по примеру этого мерзкого гада могла оставаться незамеченной. Не вышло.

Точнее, все так и есть, просто там кто-то проворачивал темные делишки именно по той причине, что туда никто не смотрит.

– И как ты только можешь делить его с остальными смертными?!

– Не твое дело.

– Не мое. Хотя не прочь был бы сделать это дело своим!

 

– Закатай губу обратно, – усмехнулась я. – Он, по сути, спас меня от развоплощения. Это дорогого стоит. Он мог потребовать от меня все что угодно за такую услугу.

– И что же он потребовал?

– В том-то и дело, что ничего. Хотя люди обычно ждут награды за любое свое действие, даже если не говорят об этом.

– Хм-м…

– Так что тебе ничего не светит.

– Решила сама его наградить своим вниманием и в перспективе поднять его до своего уровня? Не слишком ли щедро?

– Не твое дело.

– Как хочешь, не мое, так не мое, – пожал плечами Камерол с потемневшим лицом. – Только потом не жалуйся, что никто не защитит бедную слабую девушку… Твой любовник в делах божественного порядка этого сделать точно не сможет, – пакостно осклабился бог войны.

«Так, похоже, у них что-то намечается серьезное», – подумала я. Вот и какие-то мутные игрища с Неназываемым, этим расчленителем, вели. Кстати, о Неназываемом…

– И почему же я могу встать не на ту сторону? – решила я начать издали.

– Потому что рано или поздно тебя заметит Трасскор и решит заполучить себе. Богиня любви за эти тысячелетия уже порядком наскучила ему, а с женским полом, как ты сама знаешь, не ахти, а после той Войны и того хуже стало. Ты пропала, Ллос изгнали, хотя, между нами, особым почитателем ее плетки никто не был, хе-хе. Розалинду и Сириану вообще развеяли…

– Очень интересно…

По сути, Камерол в свойственной ему манере чуть ли не прямым текстом объявил, что среди богов существует заговор против Трасскора.

– С чего вы решили, что именно ваша сторона верная? Ведь, как я поняла, ваш проект с Неназываемым, при помощи которого вы каким-то образом хотели изменить расстановку сил, приказал долго жить, причем он оказался очень слабым.

– Это так, Неназываемый оказался неудачным вложением сил, а главное, на него ушло слишком много времени, – скривился, как от кислого, Камерол и, самодовольно осклабившись, добавил: – Но теперь у нас есть другой вариант, гораздо более жизнеспособный.

– И какой же? – спросила я, уже в принципе догадываясь, на кого эти заговорщики положили свой поганый глаз.

– Твой любовник! Рассар, получивший от тебя божественную искру, которую мы не догадались изначально вложить в нашу бойцовую собачку. Подтянуть его до необходимого уровня будет гораздо быстрее, проще и надежнее, чем Неназываемого. Он и сделает всю работу им же убитого полубога.

– На что вы вообще рассчитывали с тем ненормальным?! Даже в пик своей силы он не смог бы серьезно противостоять Трасскору.

– От него это и не требовалось. Зачем нам такой сосед психопат? Неназываемый, хорошенько накачавшись жертвенной силой, должен был напасть на Трасскора в самый неожиданный момент и хорошенько его приложить, серьезно ослабив, и при этом погибнуть сам. А дальше уж…

– Понятно. Как только всю эту вашу возню не заметил сам Трасскор и не надавал вам по ушам? – удивилась я.

– Проклятые земли хорошо маскировали нашего бойцового пса, да мы сами прилагали все усилия для маскировки, а у нас, сама понимаешь, возможностей больше, чем у тебя. Ну и самое главное, Трасскору сейчас не до Даронара.

– То есть?

– Наш вожак решил попробовать стать межмировым богом. Сейчас пытается закрепиться в соседнем мирке.

– Ясно… Только ошиблись вы маленько с выбором мальчика для битья.

– В чем?

– Кирьиил не пойдет у вас на поводу и точно не станет усиливаться за счет жертвоприношений, чтобы потом выступить в качестве смертника. Ведь он это все прекрасно поймет, как и то, что если даже ему каким-то чудом удастся выжить в битве с Трасскором, вы его добьете.

– А куда он денется?! – раскатисто засмеялся Камерол. – Ольер Светозарный тоже отказывался, также все прекрасно понимая, но все-таки стал Неназываемым. А на твоего Кирьиила рычагов воздействия еще больше! Десятки таких маленьких, но очень действенных рычажков! Я уже молчу про тех, кто эти рычажки воспроизводит. Не надо быть богиней любви, чтобы понять, что своих жен и детей он подставлять под удар не станет и сделает ради их безопасности все что угодно, вплоть до того, что пойдет на смерть. У него нет выбора.

– Как низко вы пали, что пользуетесь такими грязными методами принуждения… – презрительно скривилась я.

– Боги всегда правы. А что касается твоего любовника, то он и так получил слишком много для простого смертного. За все надо платить… Тем более что у него еще будет почти сотня лет жизни. Точнее, он будет жить до момента, пока не появится Трасскор. А появиться он может и через тысячу лет.

– А еще он может появиться в следующую секунду.

– И такая вероятность есть, – не стал отрицать бог войны, недовольно поморщившись, ибо эта вероятность не так уж мала, и в таком случае все их планы пойдут прахом. – В любом случае, сколько-то времени у него будет. Кроме того, когда бы Трасскор ни вернулся, завтра или через тысячу лет, появится он до предела измотанным, и вот тогда наступит звездный час твоего любовника.

– Одного не могу понять, почему ты мне все это рассказываешь? – удивилась я. – Ведь я не в вашем стане. Даже наоборот…

– А куда ты денешься?! – хмыкнул бог войны. – У тебя просто нет выбора. Или ты переходишь на нашу сторону и воздействуешь в нужном ключе на своего любовника, или…

Камерол встал с трона, и в его руках материализовался огромный сияющий двуручный меч с волнистым лезвием.

– Интересно, что по этому поводу сказал бы Фрейд?.. – хмыкнула я. – Впрочем, тут и гадать нечего, и так все яснее ясного…

– Кто это еще такой? – нахмурился Камерол, почувствовав издевку в моих словах. – И что тебе ясно?

– Психиатр…

Я послала Камеролу основные постулаты фрейдизма, в частности выделив взаимосвязь больших мечей с… впрочем, боги могут себе сделать любой размер, но сама мысль верная. Бог войны комплексует по поводу того, что не он главный на нашем Олимпе, а хочется восседать на самой вершине.

Идиот.

Интересно, кто же его в действительности надоумил на эту авантюру с заговором? Даже такая подготовка не в его излишне прямолинейном стиле… если он не поумнел за прошедшие тысячелетия. Слишком уж грубо и ненадежно, все на живую нитку схвачено.

Но что-то не похоже, чтобы он сильно поумнел. Как был прямолинейным самовлюбленным болваном, так и остался. Такие не учатся. А значит, его направляет кто-то поумнее. Кто? И зачем? Действительно ли его решили посадить на самый верх, чтобы и дальше манипулировать им, или же целью заговора является сам Камерол, и его решили тупо подставить? Камерол слишком груб и мог отдавить кому-то любимую мозоль. Той же Малаине – богине страсти и желаний, довольно стервозной дамочке. У них всегда были напряженные отношения.

В общем, многое непонятно. Вполне возможно, что это чья-то месть по отношению именно к верховному. Тоже кого-то не слишком умного, но у кого все же хватило ума прикрыться богом войны и остаться в тени. Уж больно сильно прижал Трасскор остальных богов. В качестве иллюстрации истинного положения дел выступает тот факт, что количество храмов, посвященных Трасскору, больше, чем храмов всем остальным богам вместе взятым. А у кого-то и вовсе нет собственных храмов, а довольствуются лишь местом в общих храмах всех богов. Опять же не во всех таких «коммунальных» храмах представлены все боги. А значит, боги сидят на голодном пайке.

Хотя не удивлюсь, если объектом мести являются сразу оба. Удастся побить Трасскора – отлично, не удастся – тоже неплохо, получит по самое не балуй бог войны.

А чтобы узнать, что к чему и почему, надо выбираться из добровольного заточения и с головой окунаться в смердящий водоворот божественных интриг.

– Не зли меня, Арсилена… тем более в такой ответственный момент. Итак, твое решение? Ты с нами или против нас? В этот раз тебе точно не удастся отсидеться в стороне, сославшись на нейтралитет, чтобы в последний момент перебежать к сильнейшему. Не наступай на одни и те же грабли дважды, дорогая. Прошлое твое стояние в стороне тебе чуть не вышло боком.

– Ты не оставил мне выбора, Камерол, и я, как слабая женщина, подчиняюсь грубой силе, – сказала я покладисто, опустив глаза.

– Сразу бы так, – усмехнулся он.

А что делать? Этот мужлан и впрямь мог меня с легкостью убить, чтобы я не побежала к Трасскору и не сдала их всех с потрохами. Но даром им это не пройдет. Я еще не знаю, что именно сделаю, но точно отомщу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51 
Рейтинг@Mail.ru