Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

Георгий Лопатин
Потрясатель: Божественный уровень. Схватка за Даронар. Потрясатель вселенной (сборник)

С этим расследованием я почти упустил из виду крупнейшую битву со времен Войны! Это же надо, поразился я результатам сражения, – союз королевств, обладающий столь подавляющим превосходством во всех позициях, в какую ни ткни, проигрывает этому недобогу! Совсем воевать разучились?! Если проиграете, то так вам и надо!

Хорошая, кстати, эта придумка – управляемые элементалями деревянные трубы с магической начинкой – оценил я по достоинству новое оружие. Просто, дешево и эффективно…

Против кого там, кстати, мой первожрец сражается, что ему требуется так много моей Силы?

Ну да, мог бы и не смотреть – Кирьиил. С кем еще он мог схлестнуться?!

Я вселился своей частичкой в первожреца, превратив его в своего аватара.

– Ну, давай посмотрим, чего ты стоишь! – прорычал я и атаковал.

Не прошло и нескольких мгновений битвы, как ко мне стала прорываться Арсилена. Вот вечно эти женщины мешаются в самый ответственный момент… За своего любовничка беспокоится.

Я впустил ее в свой домен, продолжая схватку.

– Чего тебе?

– Что ты творишь?! – налетела она на меня с кулаками.

Да уж, богиня красоты прекрасна во всех своих проявлениях. Не то что ее товарки, отвечающие за страсть и любовь.

– Убиваю твоего любовничка!

– Зачем?!

– Отличный повод от него избавиться и заполучить тебя! Кстати, неплохо держится…

– А как же ваш план?! Если ты его убьешь, то некому будет напасть на Трасскора!

– В Тартар этот план! – отмахнулся я от нее. – Я решил не участвовать! Потому и убиваю твоего любовничка.

– Но Трасскор узнает о заговоре и не пощадит никого! Тебя он убьет первым!

– Я сам сдам всех заговорщиков! – усмехнулся я. – Скажу, что участвовал в нем только для того, чтобы выявить всех членов группы.

– А ты уверен, что будешь первым?! Неужели ты думаешь, что тот, кто это затеял, не предусмотрел и такого варианта?!

– Проклятье… ты права. Тот, кто все это замутил, очень предусмотрительная сволочь и вполне может выйти сухим из воды, – сплюнул я. – Как же мне хочется добраться до этой гниды и разрубить ее на тысячу кусочков!

– Ты сможешь добраться до этой гниды, только если будешь действовать согласно плану, а для этого Кирьиил должен жить. Его смерть сразу покажет главному заговорщику, что ты решил выйти из игры, и он нанесет удар. Я не удивлюсь, если он имеет возможность связаться с Трасскором, чего не можешь сделать даже ты…

– Как же он умудрится объяснить, что я убил того, кто должен был напасть на верховного?

– А я почем знаю?! – взвизгнула Арсилена. – Но будь уверен, чистым тебе все равно из этой ситуации не выйти. Трасскор, может, и не станет мстить сразу, но затаит обиду и нанесет удар, когда ты будешь ждать этого меньше всего.

– Ненавижу заговоры, – раздраженно ответил я. – Ничего не понять, не ясно, кто есть кто… Другое дело честная битва на поле боя: вот рядом с тобой плечом к плечу стоят свои, а вот перед тобой стоят враги. Ладно, будет жить твой любовничек, по крайней мере до момента встречи с Трасскором, не трясись… Даже помогу.

– О чем ты?

– Ему, для того чтобы сделать следующий шаг в своем развитии, нужно явить чудо перед толпой, чтобы они поверили в него не только как в хорошего правителя и защитника.

Я сосредоточился на схватке. Уйти надо красиво, ведь все поняли, что я вселился в своего первожреца, а значит, мое поражение должно даться противнику очень дорого и в то же время показать, что я был сильнее, просто так распорядилась судьба. А с ней, как известно, не спорят даже боги.

– Так и быть, живи… – словно сплюнул, сказал я недобогу и, как бы поскользнувшись на кирасе погибшего паладина, густо облитой кровью, пропустил удар в голову, но и сам в последний момент всадил меч в грудь Кирьиилу. – Можешь не благодарить…

Кирилл. Попаданец, реально чуть не скопытившийся во второй раз

Наша схватка с первожрецом бога войны стала неоправданно затягиваться. Мои жены завалили уже по десятку и больше паладинов и жрецов и бессчетное множество простых солдат, а я все с одним противником справиться не мог. Потому начал взвинчивать темп атак, используя вампирскую сверхскорость, помноженную на полубожественную суть, что увеличило мои возможности на порядок. Эта тактика дала свои плоды. Наздор, как видно, чуть растерялся; он, несмотря на то, что черпал силу своего бога, едва успевал отразить мои выпады. Оно и понятно: одно дело заемные силы, и совсем другое – когда используешь свои.

А если так?!

Р-раз, и я превратился в туман. Попытаться осушить первожреца нечего было и думать, сквозь щит веры не пробиться, но я мог появиться в любом месте, и я появился у него за спиной, использовав этот прием как аналог телепортации, поскольку классический телепорт первожрец мог исказить и сбить.

Но Наздор не зря был первожрецом – он почувствовал, где я воплотился, и отклонил мой выпад. Впрочем, сделал это недостаточно резво, и мой клинок пробился сквозь оборону и с противным скрежетом оставил на доспехе первожреца длинную борозду, частично даже порезав сталь, словно кожу. Еще немного, и достал бы до плоти…

Я продолжил подобные эксперименты, то и дело обращаясь в туман и появляясь то тут, то там, нанося стремительные удары, время от времени оставляя на доспехах первожреца вмятины и порезы.

Нельзя сказать, что он не приноровился. Две трети моих атак, если не больше, проходили впустую, но я чувствовал, что каждый следующий удар приближает мою победу. В конце концов, я скоро оставлю его без нательной защиты, от доспехов рано или поздно останутся одни лохмотья, и тогда один удар решит исход схватки.

Наздор это тоже понял, и в момент, когда мой клинок впервые познал вкус его крови, протиснувшись в одну из ранее проделанных в доспехе брешей, первожрец в отчаянии воскликнул:

– Призываю тебя, господин, и смиренно вручаю в твои руки свою жизнь!

И вот мой удар, который должен был поставить точку в нашей битве, пронзив первожреца насквозь, соскользнул с обновившихся доспехов.

– Ч-черт… ядрена кочерыжка… – выдохнул я потрясенно.

Предо мной стоял уже не первожрец, а аватар бога войны.

– Ну, давай посмотрим, чего ты стоишь! – с ненавистью прорычало воплощение бога войны.

Ё-моё!

На меня обрушился чудовищный по своей частоте и силе град ударов. Ни о какой контратаке не могло быть и речи. До этого момента лишь слегка помятый Наздором мифриловый щит стал в буквальном смысле течь у меня в руках, превращаясь непонятно во что. Божественная сила в чистом виде есть божественная сила. Против нее мало что можно противопоставить, только такую же божественную силу.

Похоже, Камерол решил меня реально грохнуть! Весовые категории у нас несовместимы. И это непонятно, ведь тогда план с низвержением Трасскора рухнет. Но спросить у бога, что да как, да почему, у меня просто не хватало дыхания.

«Кирьиил, держись! – прозвучал в голове голос Арсилены. – Я сейчас разберусь…»

И правда, пару мгновений спустя натиск аватара бога войны несколько снизился.

То ли богиня красоты забыла отключить нашу связь, то ли наоборот оставила ее специально, но я слышал разговор между Арсиленой и Камеролом. И не только слышал, но и участвовал в нем: мысли, которые возникали у меня в голове, озвучивались Арсиленой. Только непонятно, пользовалась она этими своего рода подсказками или же это было для нее так же очевидно.

– …Даже помогу.

Этот момент вкупе с поганой улыбкой бога войны мне сильно не понравился. Даже несмотря на то, что я вроде как перешел в наступление… понятно, что бог войны позволил мне атаковать.

– О чем ты? – хором спросили я и Арсилена.

– Ему, для того чтобы сделать следующий шаг в своем развитии, нужно явить чудо перед толпой, чтобы они поверили в него не только как в хорошего правителя и защитника. Так и быть, живи… – словно сплюнул, сказал он.

Аватар якобы неловко поскользнулся на кирасе погибшего паладина, густо облитой кровью, и пропустил мой удар в голову, но и сам в последний момент всадил меч мне в грудь.

– Можешь не благодарить… – гадко смеясь, сказал Камерол не то Арсилене, не то мне, а может, сразу нам обоим.

– Хэрк… – харкнул я густо кровью.

– Кирриэл! – бросилась ко мне Зеленоглазка. – Не умирай!!!

Остальные жены тоже кинулись ко мне.

Оказывается, битва на время моей схватки с аватаром бога войны остановилась.

Но после такой взаимной «аннигиляции» обе стороны молчали.

– Что он имел в виду?.. – спросил скорее мысленно я, обращаясь к богине красоты.

Но Арсилена почему-то не ответила.

– Попробуй обратиться в туман, – посоветовала вампиресса.

– Не получается… – прохрипел я, продолжая густо выхаркивать кровь.

Сознание стало быстро затуманиваться, я уже практически не соображал. Жизнь быстро покидала меня всасываясь в этот чертов жреческий меч и все мои способности, что рассарские, что полубожественные ничего не могли этому противопоставить. Лишь то, что жены одна за другой сливали мне остатки своих Сил поддерживало меня, но это ненадолго.

– Ему мешает меч, – сказала дроу. – Надо его вытащить, и тогда…

– Нет! – тут же вскрикнула Алисилиель, протиснувшись к моему телу и наскоро обследовав меч первожреца. – Стоит его вытащить, и он вытянет жизнь Кирилэля! И способность лича ему на этот раз не поможет…

Вдруг Шизофрения расправила свои серебряные крылья и взмыла в воздух. Сделав вираж, она полетела над полукровками, выкрикивая через каждые сто метров, чтобы услышали все:

– Ваш король тяжело ранен, но жив! Чтобы он спасся, ему нужна ваша вера!

Меня как током шибануло! Раз, второй, третий… с каждым разом все сильнее и сильнее. В какой-то момент меч первожреца выбило из меня, словно пробку из бутылки с шампанским, и тут наконец я услышал голос богини красоты, которая буквально кричала мне:

– Обратись в чистую энергию! Не в вампирский туман, а именно в энергию!

 

– Как?! Я не знаю…

– Доверься своим инстинктам!

И я доверился им. Все произошло как-то само собой, секунда – и я растворился, став энергитической сферой.

– Ну и каково быть богом? – послышался голос Арсилены.

– Не знаю… непонятно как-то…

– Тогда возвращайся в привычную телесную форму. Ты пока слишком слаб, чтобы находиться в таком состоянии долго.

– Так я что, теперь настоящий бог, а не факир на час, как тогда?! – воскликнул я.

– Я же сказала… впрочем, понимаю твое состояние.

– Но… богам же нельзя вмешиваться в мир простых смертных, – удивился я.

– Тебе пока еще можно. Ты еще не полноценный бог, а так, мелкий божок, или сильный дух, это как тебе больше нравится. Слишком мало тех, кто тебя признал богом. Много сомневающихся…

– Ну, это мы поправим!

– Вот когда поправишь, и у тебя появится свой домен в астрале, тогда прямое вмешательство в мир смертных станет чревато для твоей сущности, да и для мира тоже.

– И когда же он появится, домен этот?!

– Всему свое время. Возвращайся…

И я вернулся. Раз – и я стою здоровый и полный сил. Даже доспехи без вмятин и пробоин.

– Гарем! Гарем!! Гарем!!! – заскандировали мои солдаты, точно болельщики на стадионе, узрев мое воскрешение.

Еще несколько мгновений, и они с криками рванули в атаку на все еще превосходящего их по численности противника.

Впрочем, противник оказался полностью деморализован. Сначала якобы Темный победил аватара бога войны, что само по себе просто невероятная вещь, а потом оправился от смертельной раны, и как оправился! Неудивительно, что они окончательно пали духом и в панике бросились бежать, бросая оружие и амуницию.

Глава 12

Кирилл. Местечковый божок

Далеко убежать остатки вражеской армии не успели просто потому, что физические возможности человека ограничены, а солдаты и без того изрядно устали. Страх, конечно, придает сил, а для знатных и богатых сил добавляют амулеты или эликсиры, но не до бесконечности же. Черная Молния опять же перегородила путь к дальнейшему отступлению, так что люди скопились на небольшом поле, располагавшемся рядом с долиной, где произошло такое грандиозное сражение, что даже аватар бога войны принял в нем участие.

– Остается только пожалеть, что короли, как только увидели, что дело пахнет керосином, тут же свинтили, – горестно вздохнул я, разглядывая перепуганную толпу с вершины сопки. – Уж я бы с ними потолковал о контрибуции.

– Да, большой выкуп могли бы получить, – согласилась со мной Зеленоглазка.

– А что мешает поговорить с ними чуть позже? – удивилась вампиресса.

– Действительно, куда они на фиг денутся с подводной лодки?!

– Могут в другой мир сбежать, возможности у них есть, – напомнила Лития.

– Ну и скатертью дорога.

– Так они же с сокровищницами своими сбегут! – не согласилась со мной Зеленоглазка.

– Это да. Сами пусть сваливают, а золотишко с камешками пусть дома оставляют. Сашуль, сможешь этот момент проконтролировать?

– Вполне, – кивнула вампиресса.

– Вот и отлично…

В центре поля кучковались жрецы и паладины. Мало их осталось.

Отдельно объединялись маги. Этих уцелело еще меньше.

Некоторые командиры по их примеру начали собирать своих солдат, но боеспособных отрядов осталось очень мало.

– Вообще-то короли мне требовались больше как свидетели, – улыбнулся я.

– Одно другому не мешает! И денег много не бывает, – сказала Зеленоглазка.

– Тоже верно. Ладно, думаю, пора начинать, пока они не полезли, как тараканы, во все щели. Не уследим. Олграна, давай, – кивнул я.

Шаманка начала камлать, и над центром поля стала формироваться дымовая сфера.

Люди, естественно, заволновались и подались во все стороны, наверняка думая, что это какое-то заклинание для того, чтобы убить их всех. Маги, вместо того чтобы попробовать развеять заклинание, до предела усилили свою защиту, впрочем, как и жрецы, плюнув на остальных людей.

Пока кто-нибудь отважный (всегда найдется идиот) не вмешался в процесс, который потом придется начинать заново, я поспешил успокоить людей, сказав так, чтобы могли услышать все, благо божественные возможности это уже позволяют:

– Не бойтесь, эта структура не причинит вам вреда. Она нужна лишь для того, чтобы меня все увидели.

Я, наверное, мог бы снова превратиться в чистую энергию и самостоятельно зависнуть над полем, но не хотелось сильно рисковать. Вдруг у кого-то из магов или жрецов найдется сильный артефакт старых времен, под завязку заполненный маной, и он им решит в меня жахнуть?!

Сфера наконец сформировалась, обрела вид куба с чуть выпуклыми сторонами, на которых появилось мое изображение, транслировавшееся с зеркала-видеокамеры, также созданного шаманкой. Такой вот а-ля телевизор. Олграна придумала его, чтобы транслировать фильмы с ноутбука для гномов-гастарбайтеров. Им вечерний досуг после тяжелого трудового дня после строительства Гаремника, а нам лишние монетки. Да нет, ничего такого… показывали им простые художественные фильмы, а не из серии три икс. Переводчиком выступала Тамгария. Хотя уже были мысли устроить передвижную киноустановку по гномьим пещерам. Это же сколько золота удастся заработать!

– Вас обманули, люди, я не Темный – ни Властелин, ни полубог. По крайней мере, полубог точно не темный. Маги и жрецы, которые находятся среди вас, подтвердят, что в этой битве, унесшей столь чудовищное количество жизней ваших товарищей, не применялось ни одного заклинания на основе сил Тьмы и Хаоса. Впрочем, я понимаю, что жрецы и маги скажут обратное и пообещают представить доказательства… А потому, чтобы прояснить все до конца и поставить точку в этом вопросе, я готов пройти проверку на Тьму прямо здесь и сейчас. И проведет ее не кто-нибудь, а первожрец верховного бога Трасскора Геркаренон Гносс. Ваше преосвященство, прошу вас…

Я повернулся и призывно махнул рукой стоящему под охраной Малыша и Голиафа первожрецу.

Тот, весь в антимагических цепях и под прицелом пары древних амулетов, сохранившихся от ликвидационной группы магов (а то кто знает эффективность этих цепей в отношении жрецов), подошел ко мне.

– Ваше преосвященство, если поклянетесь именем своего бога не причинять мне и всем, кто меня окружает, вред, я вас освобожу без всякого выкупа. Ваше решение?

– Клянусь именем Трасскора не причинять тебе и твоему окружению вреда.

Вокруг первожреца вспыхнуло сияние, а это означало, что клятва принята.

Вампиресса тут же сняла с пленника цепи, а Лития вернула ему все его жреческие прибамбасы, которые отняла Косточка.

– А теперь, на виду у всех, проведите проверку моей принадлежности к Тьме. Но опять же сначала поклянитесь именем своего бога, что делаете это не по принуждению, а о результатах проверки скажете правду, одну только правду и ничего кроме правды, и пусть ваш бог покарает вас страшной смертью, если вы солжете.

Первожрец с недовольным видом повторил вторую клятву, которая также была принята.

– Тогда приступайте. Или вам нужны помощники? Тогда призовите их… кто остался.

– Один справлюсь.

Первожрец стал читать молитву, делать пассы руками, окатывая меня Силой, и прочее в том же духе. Продолжалось это таинство минут десять.

– Каков же ваш вердикт, ваше преосвященство? – спросил я, видя, что Геркаренон Гносс молчит, только жует губами с недовольным видом.

– В тебе нет Тьмы…

– Отлично!

– Но как же так?! Этого не может быть! – воскликнул первожрец. – У нас неопровержимые доказательства, что ты…

– А может, не я?

– А кто?!

– Кто-то другой. Маги действительно погибли от руки Темного, его еще звали Неназываемым. Может, слышал о таком?

– Н-нет…

– Тем не менее, этот так. Раньше в замке обитал Темный, но он посмел захватить в плен моих жен, за что и поплатился. Я убил его. А вы, не разобравшись, решили, что он – это я, и пошли войной. Кстати, раз уж разобрались, что я не Темный, то претензий ко мне вроде как нет? Ведь так?

– Нет…

– «Нет» означает «да, остались», или «нет, не остались»? – решил я уточнить, а то еще устроят казуистику, знаю я этих деятелей: скажут одно, думают второе, а делают третье.

– Нет значит нет, – прошипел первожрец.

– Замечательно! А что с Походом Очищения, раз уж выяснили, что все чисто? А то я лично не помню, чтобы звал уборщиков…

Первожрец совсем скуксился и выдавил:

– Объявляю Поход Очищения ошибочным…

Что тут началось!

Толпа с минуту стояла в абсолютной тишине, переваривая услышанное, а когда до всех наконец дошло, что они зазря проливали свою кровь, как-то разом взорвались проклятиями. И ладно бы только кричали, так там мочилово началось. В общем, уцелевшим в битве жрецам и паладинам не повезло. Против толпы этим ребятам нечего было противопоставить. Так же, как молитвы паствы усиливали их, проклятия – ослабляли. Палка о двух концах. Мало кому удалось вырваться. Считанным единицам.

Я посмотрел на осунувшегося Геркаренона. Это был его конец. Во всех смыслах.

Да уж, мужику можно только посочувствовать. Заварил такую кашу мирового значения, и нате… И ладно бы он дал это признание после победы надо мной, желательно легкой, на какую, собственно, и надеялся, а еще лучше – получив при этом богатые трофеи, в этом смысле чего только стоят мифриловые наконечники и прочее. Но вот сказать такое после поражения, да еще столь разгромного, когда от полумиллиона осталась едва ли треть, а то и меньше, это как серпом по одному месту. Если проблем можно было ждать только от простых людей, с этим еще можно было бы справиться – задурить голову плебеям, откупиться богатыми дарами от властьимущих, – но ведь претензии к своему первожрецу возникнут у самого Трасскора, когда он вернется и обнаружит такой провал, ведь вера в него пошатнется. Вот от кого не спрячешься…

Попал мужик, ничего не скажешь.

– Кстати, надо воспользоваться этой победой не только как банальным сбором трофеев, но еще и в политико-божественном смысле, – сказал я, обратившись к женам. – Это я о том, что в королевствах надо запустить информационную кампанию по дискредитации богов, как Трасскора, так и Камерола. Это на тебе, Сашуль.

Вампиресса, хищно улыбнувшись, кивнула.

– Сделаем в лучшем виде!

– Не сомневаюсь. По сути, это и есть наш основной результат, главное завоевание битвы. Так что упустить такую возможность ослабить двух сильнейших богов Даронара никак нельзя.

До остальных тоже дошла вся глубина… того места, в которое попали эти два бога. Уж с моими знаниями черных пиар-технологий опустить рейтинг богов среди электората ниже плинтуса не составит больших проблем. О, что мы им устроим!!!

Мое внимание вновь привлек первожрец. Он так и продолжал стоять на одном месте статуей самому себе – с поникшими плечами и упавшей на грудь головой.

Сжалившись над поверженным врагом, я ему даже сделал предложение:

– Могу помочь сделать ноги.

Он непонимающе уставился на меня, потом посмотрел на свои ноги и с подозрением спросил:

– Зачем мне делать ноги? У меня вроде свои есть…

Стоявшие рядом жены тихо захихикали, и Лития пояснила:

– Киррил имеет в виду, что он может помочь вам сбежать, как я поняла, в другой мир. В Даронаре вам ловить нечего… то есть не спрятаться.

– Эм-м…

Предложение первожреца явно заинтересовало: он как никто другой понимал, чем ему грозит сложившаяся ситуация.

– Верно. Как раз через некоторое время собираюсь заглянуть в один мирок, так что могу прихватить и вас с собой. И будем надеяться, что Трасскор сейчас не там.

– Кхе-кхе… – закашлялся первожрец. – Спасибо, это очень ценное предложение…

– Так что?

– Я подумаю.

– Думайте.

Больше нам здесь делать было нечего, и мы вернулись в долину, от края до края усеянную телами, особенно густо в восточной части, где, собственно, и произошли основные стычки.

Я даже не захотел возиться с выкупами. С простых солдат, тем более ополченцев, взять нечего, кроме их жизней. Но этот товар сильно упал в цене: Лития и Олграна набрали такое количество душ, что больше некуда.

Что касается рыцарей и прочих благородных, то их уцелело не так уж много. К тому же большая часть из них не блещет богатством. Содержать их опять же надо, причем не в скотских условиях, чего я им предложить не мог за неимением необходимых условий. В общем, сплошная возня и трата времени, а мне в ближайшее время будет не до того.

Пользуясь тем, что в долине после сражения оказалось просто огромное количество маны смерти, принялась за волшбу Лития. Первым делом она подняла несколько тысяч тупейших зомби, и те начали стаскивать тела погибших, предварительно избавив их от железа, в огромную яму, какую по просьбе лича сотворила Олграна, наподобие той, в которой когда-то «родилась» ЧМ.

 

– Это ж какой тогда костяной дракон получится?! – воскликнул я, соотнеся нынешнее количество мертвых тел с количеством погибших орков, когда Лития сделала свою Черную Молнию (а она немаленькая вышла). – Даже страшно представить его размеры и мощь!

– Нет, костяного дракона я делать не стану. Зачем мне два?

– Чтобы маленьких костяных драконят делали! – хохотнул я. – Будет у меня авиация! Большие – бомбардировщики или десантные, маленькие – истребители и штурмовики. Детишкам, опять же, развлечение.

Некромантка захохотала. Ее поддержали остальные жены.

– Нет, плодиться они не смогут…

– Жаль, – притворно вздохнул я. – А я уже размечтался.

– Хотя, в принципе, я могу сделать до сотни небольших костяных дракончиков-истребителей. Но ты уверен, что они нам действительно нужны?

– Нет. Тем более что, как я понимаю, их эффективность сомнительна.

– Верно. Атакующие и защитные свойства их будут слабыми, так что их сможет без особого напряжения сбить простой магистр и средних сил жрец. Овчинка выделки не стоит.

– Облом. А что же тогда?

– Подниму армию скелетонов. Только не тупых и слабых костяшек, какие пали сегодня, а рыцарей смерти… ну, пусть не рыцарей, а капитанов, – чуть поморщившись из-за того, что прихвастнула, поправилась Лития.

Тут даже мне понятно, что для поднятия рыцаря смерти нужна душа с сильным даром. Лития, конечно, их много набрала, но вряд ли достаточно для создания целой армии.

А капитаны другое дело. Хватит обычных душ, усиленных магией.

– Чтобы было лучше понятно, по своим возможностям они ничем не будут уступать, как ты выражаешься, терминаторам.

– И сколько их будет?

– Тысяч десять-пятнадцать, а если повезет, то и все двадцать.

Я присвистнул. Пятнадцать-двадцать тысяч костяных терминаторов – это здорово!

– Если потянешь на двадцать, то лучше поднимай пятнадцать, но пять тысяч сделай всадниками. Лошади, как я понял, особо много энергии при подъеме не требуют.

– Договорились, – кивнула Лития.

– Спасибо!

– Да не за что!

А если учитывать, что новый урожай целлюлозных терминаторов поспевает (если надо, то Дрианда их хоть завтра заставит поспеть), и шаманка оснастит их душами, благо их теперь в достатке и можно не жалеть, то получается, что численность неживой армии я уже восстановил.

Над деревянными големами поставлю Малыша и Голиафа.

С живыми, правда, не очень… Потери, особенно среди казаков, оказались весьма серьезные. Легионы тоже сильно потрепало, много убитых и почти все ранены, чуть ли не половина тяжело. Хорошо, если от пяти легионов останется четыре.

Жены, после дополнительной подпитки от меня, принялись за лечение солдат, поскольку целебные амулеты тем не всегда могли помочь. Так что традиционная медицинская помощь иногда действенней магического вмешательства.

Самые тяжелые случаи приходилось решать мне, благо в энергии недостатка не было. А все благодаря тому, что все селения по амулетам связи были уже извещены о великой победе, и это вызвало бурю ликования у моих подданных. И как результат – мне сильно перепало маны веры, потому как в донесениях особо указывалось, чтобы благодарили меня любимого, и не ради удовлетворения моего тщеславия, а исключительно для дела.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51 
Рейтинг@Mail.ru