Litres Baner
Со смертью наперегонки

Гай Юлий Орловский
Со смертью наперегонки

Глава 7

Вернувшись на прогалину, поединщик увидел, что девушки нет. На траве валялась куртка, которую он стелил Миранде перед уходом.

Надев ее, Страг встревоженно огляделся. Трава примята, след ведет к деревьям в той стороне, откуда они пришли.

Среди деревьев след читался труднее. Тем не менее Страг смог его распознать. Миранду уводили небрежно, совсем не скрываясь. Где примята трава, где обломана ветка. Даже обнаружился почти цельный отпечаток подошвы сапога. Все это заканчивалось у камня с рунами. Мох покрывал его почти целиком. Те, кто забрал Миранду, словно вошли с ней внутрь и дальше – под землю.

Страг дотронулся до камня, ощутил запах сырости. От камня исходит легкий, но частый стук. Словно это огромное, торчащее из земли сердце леса. Стук завораживал. Казалось, он исходит из самой земли. Поединщик невольно нагнулся, чтобы приложить ухо и убедиться.

Плечи молниеносно обвил крепкий плющ. С пронзительным звуком стебли с камня, точно змеи, обивали Страга за руки. Он почувствовал, как сдавило ноги, обвились вокруг спины. Невероятно длинные, прочные.

Он тщетно пытался освободиться. Стебли, точно канаты, тянули пойманную жертву к камню. Страг запоздало заметил, что обнажились пятна засохшей крови и почти выветрившийся скелет зверька. Похоже, камень употреблял в пищу все, высасывая из зверей живительные соки и кровь.

Он уперся руками, но к ладоням словно приклеились пиявки. По коже пробежал холод.

Канаты-стебли натянулись сильнее, поединщика бросило вперед. С большим трудом он отодрал от камня кровоточащие ладони. Теперь он уперся в твердое локтями, зелень на камне оказалась в опасной близости от лица. Стебли плюща и мох словно бы ожили. Два стебля вытянулись и, коснувшись подбородка, стали продвигаться вдоль его горла.

Точно змеи, обвились вокруг шеи. Страг не заметил, как там начал светиться висевший на шнурке леомун. Один из стеблей случайно коснулся волшебного камня. В уши ударил громкий писк. Стебель вмиг почернел и скукожился. Натяжение ослабло, и плющ отпустил.

Страг осмотрел руки – на внутренней стороне ладоней множество мелких порезов. Они уже покраснели и кровоточат. Руки болят и чешутся.

Поддавшись импульсу, Страг снял с груди леомун и легонько сжал в левой руке. Облегчение наступило мгновенно, раны стали затягиваться. Когда на левой остались лишь шрамы, он переложил камень в правую.

Помедлив, Страг приложил леомун к его поросшей мхом поверхности камня, что едва его не сожрал.

Треснуло, словно раскололся громадный арбуз, – камень разделился, и половинки поползли в стороны, открывая уходивший вниз проход. Ноги коснулись скрытых во тьме ступеней, поединщик стал осторожно спускаться. Леомун освещал ему дорогу.

* * *

Ступени узкие, света леомун давал немного. Далеко вверху раздался скрежет, что-то стукнуло. По звуку похоже, что закрылся проход.

Поединщик не паниковал – к этой двери у него теперь есть ключ. Страг пообещал себе, что когда эта история с Золотым Талисманом закончится, то найдет мудреца или просто какого-нибудь знатока магических амулетов, чтобы тот рассказал о подаренном матерью леомуне подробнее.

Вскоре необходимость в освещении отпала. С грубо обработанных стен на него взирали металлические держатели с факелами. Мерное пламя давало достаточно света. Страг убрал леомун, и тот вновь устроился на груди под рубахой.

Все указывало, что вскоре он встретит людей или каких-нибудь подземных жителей. Может, гномов. В груди шевельнулось нехорошее предчувствие. Вряд ли Миранду пригласили на праздник.

Внутри поединщика шла борьба. С одной стороны, он злился, что отвлекается от пути к Талисману. С другой – он не мог бросить женщину, которая ему доверилась. И не важно, что княжна и высокомерная – с тем же успехом Миранда могла быть селянкой.

Лестница сузилась, превратилась в чуть наклоненный спуск без ступеней. Под ногами Страг начал замечать квадраты, на которые поделен пол. В каждом красовалась красная пентаграмма.

За ближайшим поворотом вдали стали заметны громадные ворота. Примерно в два человеческих роста.

Раздались шаги, навстречу кто-то шел. Страг быстро отступил к стене за выступ. Шаги были тяжелые, неторопливые. Им в такт раздавалось хриплое дыхание.

Поединщик прикинул, что сюда идет существо либо высокое и тучное, либо… о втором варианте думать не хотелось. Вряд ли это гном.

Он десять раз пожалел, что оставил Миранду на прогалине. Надо было не давать ей уснуть, а вести дальше, пусть даже ценой ругани и криков. Все равно вежливость долго сохранить не удастся, крики для женщин просто один из аргументов в споре. Но хоть не пришлось бы спускаться сюда!

Страха поединщик не чувствовал. Рассудок говорил, что одного, пусть даже очень большого противника, если это человек или эльф, он одолеет. Но как быть, если за теми воротами их десяток или сотня? Как скоро он сможет вызволить княжну? А вдруг там вообще нечисть.

Шаги приближались, Страг отчетливо слышал хриплое дыхание. Кто-то рычал, как если бы шел человекоподобный зверь. Поединщик машинально взялся за торчащий из стены камень, и тот вдруг с хрустом остался у него в руке.

Он и не заметил, что резко наступила тишина.

Перед ним вдруг возникла рогатая морда. Зверь с козлиной мордой взревел, но поединщик быстро выбросил вперед руку. Кулак смачно врубился в нос. Звериная морда окрасилась кровью, но тот обеими руками схватил Страга за воротник куртки и поднял. Ноги поединщика болтались на уровне темно-красного торса врага. В следующий миг он рухнул вниз. Каменный пол больно ударил по плечам и спине.

Коридор огласился победным ревом. Козел шагнул к Страгу, но тот изловчился и ударил по ногам. Зверь устоял, замешкался. Поединщик мгновенно вскочил и принялся лупить зверя кулаками. Будь перед ним человек, от таких ударов бы давно отправился к праотцам, но козлу они смертельны не были.

Зверь со стоном согнулся от удара в пах. Кулак врубился ему в глаз, разбивая сосуды под кожей. В ответ мощный удар отбросил Страга к стене. В ушах поединщика звенело, будто от ударов ведра по сковородке. Морда козла вновь оказалась рядом. Он чувствовал горячее дыхание зверя. Ребра сдавило так, что вот-вот лопнут. Страг нащупал на полу оброненный камень. В удар он вложил все силы…

Зверь покачнулся, хватка разжалась. Страг ударил снова. Он продолжал колотить, пока не почувствовал, что взбивает кровавое месиво. Зверь пал, а камень в руке поединщика сделался красным от крови.

Шатаясь, он поднялся, не чувствуя сил драться с кем-то еще. Сквозь шум в голове упорно пробивалась мысль: как вызволить Миранду, если ее окружают монстры, подобные этому?! Он и близко не сможет подойти, пока разберется с одним, его сразу же убьют остальные.

С места, где он стоял, хорошо видны ворота, покрытые рунами и злобными мордами нелюдей. По самому центру проходит та же заточенная в круг пентаграмма, что он видел на полу, только раз в десять больше.

Створки распахнулись, и в коридор выплеснулась толпа существ со звериными головами. Они огласили коридор ревом, потрясая трезубцами, тесаками, сжимая палицы.

Поединщик зло и беспомощно огляделся – для драки никаких подручных средств. Этот бой будет последним. И даже не бой – его растопчут мимоходом, не снижая скорости.

Неожиданно на стене голубым светом обозначился дверной проем. В следующий миг он увидел тоннель с тусклым светом в самом конце. Не задумываясь, Страг бросился туда, в последний миг скрывшись от бегущих на него звероподобных существ.

* * *

Проход закрылся, крики тварей с той стороны отсекло. Он оказался в узком темном коридоре. С дальнего конца льется тусклый свет. На расстоянии вытянутой руки виднеются контуры стен.

Глядя на выступающие из них углы камней, Страг медленно пошел вперед. После боя с козломордым ноют ребра, руки и ноги налились болезненной тяжестью. В животе – пусто. Хочется поесть, а потом прилечь на пару часов, дать избитому телу отдых. Но отдых сейчас – непозволительная роскошь.

Темнота закончилась, он вышел в просторный зал. Над головой – высокий каменный свод. С потолка вниз смотрят выступы, похожие на здоровенные сосульки из камня. Упади такая на голову – вобьет ее в самые плечи.

– Проходи, воин, – услышал он голос и повернулся.

За столом восседает старик в синей мантии. Белая как снег борода покоится на груди, касаясь кончиком страниц лежащей перед ним книги. Еще один стол рядом заставлен ретортами и колбами. На третьем – над огнем в котелке закреплен металлический сосуд. Там клубится зеленоватый дымок.

У стены – деревянный стол, по краям сложенные стопками книги. От стен исходит свет, словно где-то внутри магические светильники.

У стены поединщик заметил шкаф без дверец. Полки завалены хламом – там и свитки, и причудливой формы сосуды, и какие-то коробки из дерева. Под книгами поблескивают металлом какие-то предметы. Магические артефакты – решил Страг.

– Здравствуй, отче, – произнес поединщик, подходя ближе. – Кто ты?

– Дюрангаш к твоим услугам.

– Диковинное у тебя имя.

– Так, так, – сказал дед, пропустив мимо ушей замечание и глядя на запыленную куртку и усталое лицо гостя. – Ты все же управился с тем дормом, что вышел на тебя из ворот.

– Ты про того с козлиной мордой? Да, попотеть пришлось. – Страг все еще глазел по сторонам. – Ишь сколько у тебя книг.

– Сам-то читать умеешь?

Страг покачал головой.

– Спасибо, что открыл мне проход.

Старик поднялся. На него упал свет, стало видно бодрое, изрезанное морщинами лицо, чуть согнутую спину. Он делал шаги с трудом, хоть и без посоха.

– Так ты волшебник?

– Он самый, – кивнул Дюрангаш. – Постигаю истину, изучаю мир.

– И в чем же истина?

– В том, что ты едва не потерял единственную жизнь, дерясь за девчонку, которая тебе в тягость.

Страг усмехнулся. Все это пустой треп.

 

– Что ж не наколдовал здоровья, старик? Или, там, вечной жизни. Ты еле ходишь. Дунь на тебя – рассыплешься.

Старик ответил холодным взглядом.

– Абсолютное здоровье от меня пока что закрыто. Как и бессмертие. Для них нужно накопить энергию, изучить заклятия.

– Ты книжный червь, – сказал Страг с неодобрением. – Сидишь в этой пещере, не видишь ни людей, ни солнечного света.

Накатывала усталость, он запустил руку за пазуху, чтобы достать флягу с лечебным зельем. Однако ее там не было.

«Вот черт. Неужели потерял?! Теперь придется варить заново».

– Давно ты здесь? – поинтересовался Страг.

Старик заглянул в кипящий сосуд, кивнул сам себе, мол, готово, и жестом заставил огонь в котелке погаснуть.

– Достаточно, чтобы почти узнать то, что продлит мне жизнь, – сказал он.

Поединщик с интересом оглядывал каменные стены. Поодаль стоит деревянное ложе с подушкой и аккуратно сложенным одеялом. Он отметил, что старик любит порядок. Однако сейчас занимало другое – как поскорее вызволить Миранду.

– Помоги мне, старик, – сказал он, поколебавшись – все-таки просить помощи не хотелось, но выбора не было. – Моя спутница пропала, и я…

– Она в местном подземелье. Раз уж ты спросил, там царствует могучий темный лорд. Демоны и мелкая нечисть у него в подчинении. Как я слышал, лорд возжелал найти женщин, чтобы развлекать подданных и рабочих… ну, ты понимаешь. По ночам они крадут девушек в окрестных деревнях. Княжна Миранда просто оказалась не в нужном месте не в то время. Ее схватили, не выходя на убийственный для них солнечный свет.

Страг представил, как на Миранду набрасывается козломордый, словно тот и не лежал с пробитой головой в коридоре, и такие же уродливые твари, рвут на ней платье и по очереди потешаются. В груди у него что-то сжалось.

«Я не должен был оставлять ее одну».

Страг сидел в раздумьях, сжимая и разжимая массивные кулаки.

– Не беспокойся, – сказал маг. – Мысли этих примитивных существ просто разлиты в воздухе. Если я правильно уловил их намерения, у тебя еще пара часов. Пока что нечисть занимается повседневной работой. Отдыхать они будут позже.

– Я должен ее спасти.

– Для начала поешь. Драться с такой оравой, не подкрепившись, не стоит.

Страг решил, что волшебник прав. Хоть кусок в горло не лез, но в желудке чувствовалась пустота. К тому же во время боя должна работать и голова, а на голодный желудок он соображал плохо.

Маг повел рукой, и в пещере появился уставленный блюдами стол. Поединщик потянул носом – запахло жареным мясом со специями, только что с горячих углей. Руки сами ухватили большой ломоть. Он принялся жевать, отхлебнул из стоявшего рядом кувшина. Сладкий узвар из ягод и трав остудил горящий от приправ язык.

Дюрангаш смотрел с усмешкой, потом взял из глиняной миски виноградную гроздь и принялся неторопливо жевать.

– Ты ведь ищешь Золотой Талисман, я прав?

Страг кивнул.

– Откуда знаешь?

– Я умею читать мысли. Цель твоего путешествия как на ладони. И твой смертельный недуг тоже. При этом ты рискуешь жизнью ради женщины, которую даже толком не знаешь.

Поединщик снова сделал глоток.

– Женщин и слабых в беде бросать негоже.

Старик кивнул, этот воин прост как валенок. Желтоватые пальцы в морщинах положили в рот еще пару виноградин.

– Я слышал про Талисман уже давно. Многие пытались его найти. – Он усмехнулся. – Ни один не вернулся. Говорят, этот Талисман наделяет владельца безграничной силой, дарует бессмертие и вообще выполнит любое желание. Но я в это не верю. Если все желания человека начнут исполняться без труда, то он превратится в ленивую свинью. Чтобы что-то получить, надо это заработать. Согласен?

– Согласен, – кивнул Страг.

Съев еще немного мяса, он по примеру старика закинул в рот горсть винограда. Утер рукавом рот.

Увидев, что гость закончил насыщаться, Дюрангаш повел рукой, и стол исчез. Вновь они сидели в пустой пещере с парой приспособленных для магических исследований столов.

– Я почти нашел способ, как продлить жизнь и без Талисмана. – В голосе старика прозвучала гордость. – Правда, для совершения обряда недостает ингредиента. Как назло, его трудно найти.

Страг понимающе кивнул.

– Желаю тебе удачи. И спасибо за хлеб-соль! Теперь выпусти меня.

– Брось, что ты сможешь против нечисти? Один все равно не выстоишь.

– Что-нибудь придумаю.

Старик нахмурился, потом по губам скользнула улыбка, и Страгу она не понравилась.

Он вдруг почувствовал, как руки сковало. Ноги оставались свободны, но поединщик не мог ими шевелить.

– Ты что творишь, старик?!

Дюрангаш сделал толкающий жест, и Страга плавно отнесло по воздуху к столу с металлическим сосудом. Теперь, когда его поднесло ближе, он увидел внутри густую изумрудную жидкость.

– Видишь ли, недостающий ингредиент – это кровь бесстрашного воина, – пояснил волшебник. – Как видишь, я не зря тебя впустил. Даже пришлось покормить – кровь сытого человека лучше работает.

В ярости, что его провели, как ребенка, Страг рванулся в надежде освободиться. Невидимые путы держали крепко. Он вдруг почувствовал, как могучая сила переворачивает его вниз головой – прямо к сосуду, где бурлит изумрудная жидкость.

В руке старика появился нож, и Страг похолодел. Умирать даже не в бою, а как свинья, с которой спускают кровь… Уж лучше было погибнуть от рук козломордого!

– Так, так, так! Что это у нас? – воскликнул маг. – Неужели эльфийский леомун?

Камень свешивался с груди поединщика прямо перед лицом мага, и тот его с восторгом рассматривал.

– Чудеса! Всегда мечтал изучить магию эльфов, – засмеялся Дюрангаш. – Они держат ее в секрете, их артефакты ни выменять, ни купить.

Лезвие перерезало шнурок, и камень упал в изрезанную морщинами ладонь.

Коснувшись кожи, он вспыхнул ярким светом, и маг закричал. Из-под леомуна шел дымок – он прожигал руку старика. Волшебник в изумлении таращился на собственную ладонь, которая, вопреки его отчаянному желанию, сжималась в кулак. Дюрангаш закричал снова, теперь еще громче. Руку раздирала страшная боль.

Наконец камень перестал его мучить, пальцы разжались, и амулет выпал. В центре ладони алеет сильный ожог. Стукнувшись об пол, леомун запрыгал по полу.

Сковывающие Страга путы исчезли. Он рухнул на пол. Быстро поднялся, подобрал леомун и надел обратно на шею.

Старик сидел, опиравшись спиной о стол, баюкая обожженную ладонь. Лицо бледное, взгляд отупевший от боли и шока.

Когда Страг подошел, он поднял голову.

– Как мне помочь княжне? – спросил поединщик.

– Иди и погибни красиво, – процедил маг.

Присев на корточки, поединщик схватил его за обожженную ладонь. Боль была такая, что маг заскулил.

– Повторяю: как помочь княжне? У тебя наверняка есть заклинание или артефакт! Не мешкай, а то я испробую весь арсенал известных мне пыток, и ночь тебе покажется бесконечной!

Старик посмотрел на него в ужасе.

– Ты не сможешь так поступить!

– Поверь, я не злой. Но есть моменты, когда я могу забыть про жалость, если того требует дело.

Дюрангаш издал высокомерный смешок и отвернулся.

Разозленный Страг уже начал оглядывать обжитую часть зала в поисках прутьев, щипцов или еще чего-нибудь подходящего. Пытать, ясное дело, не собирался, просто припугнул. Но на Дюрангаша это, как видно, не подействовало.

– Ладно, – сказал вдруг Дюрангаш. – Я тебе помогу.

– Не надолго же тебя хватило, – буркнул поединщик. – С чего мне тебе верить?

– Да просто жаль твою подругу. Пропадет ни за что.

– Ладно, – кивнул Страг, все еще ожидая подвоха. Хотелось прибить этого подлого старика, но в глубине души понимал: убивать безоружного – не по-мужски. Недостойно. Мелькнула мысль: может, сунуть ему в связанные руки нож – для успокоения совести, а уж потом и прикончить?

– Подойди вон к тому шкафу. – Маг кивнул Страгу за спину.

Тот пару секунд испытующе смотрел на старика, затем повернулся и подошел к стене, где темнел небольшой шкаф.

Взгляд заскользил с полки на полку. Время идет, Миранда все еще в плену нечисти. С каждой потерянной минутой шансы ее вызволить все меньше.

– Шкатулка на нижней полке, – подсказал Дюрангаш, – там критогерские письмена. Открой.

Страг наконец увидел небольшую деревянную шкатулку, на крышке и стенках нарисована непонятная вязь.

Крышка поддалась не сразу. Тугие петли тихо скрипнули. Внутри поблескивает медальон. Потемневший круг из золота поделен на сегменты. Медальон покрывают странные рисунки – то ли буквы, то ли магические знаки. На каждом сегменте по маленькому замысловатому символу.

Поединщик глянул на мага, тот ободряюще кивнул. Его внезапная доброта выглядит весьма подозрительной. Может, это ловушка? Однако мысль, что это поможет спасти Миранду, настойчиво бьется в голове, точно рыба в сетях.

Из амулета тонкой струйкой потянулся дым. Проникнув под рубаху, он, словно змея, стал ввинчиваться под кожу. Поединщик замер.

Тело начало трансформироваться. Голова принялась меняться. С треском вытянулась шея. К изменившимся ногам, теперь похожим на огромные птичьи, упали клоки волос с головы. Рубашка, штаны и куртка лопнули от разросшихся по всему телу мышц. Грудь вздулась, превратившись в две мощные пластины.

Перед Дюрангашем теперь стояло массивное существо, помесь человека и зверя. Кожу покрывают роговые пластины. В рогатом черепе желтым огнем вспыхнули глаза. Прорвав кожу на спине, мощные кожистые крылья с грохотом сшибли шкаф и стоявший рядом стол. Об пол со звоном бились склянки, смешиваясь с книгами и свитками в общем беспорядке. Золотой медальон на груди горел багровым огнем.

– Будь ты проклят, сопляк! – вскричал Дюрангаш и засмеялся. – Амулет на обратную трансформацию не настроен! Ты будешь ходить в этом уродливом облике, пока тебя не отыщет смерть!!

Маг смотрел с триумфом, в груди его бурлила гордость – всегда мечтал увидеть этот амулет в действии. Однако на задворках тлел страх: что, если этот воин теперь решит ему отомстить? Смерти избежать не удастся. Но он утешался тем, что этот парень никогда уже не вернет себе человеческий облик.

Демон простер руки. Сорвавшееся с пальцев облако пламени проделало в стене дыру. Тяжелой поступью, словно привыкая к новому телу, он двинулся туда. Из коридора донесся рев, затем хлопанье крыльев. Казалось, про старика он забыл.

Демон мчался к воротам подземелья.

Глава 8

Темный Лорд неспешно обходил свои владения. Подземелье, когда-то состоявшее лишь из Сокровищницы и зала, быстро расширилось. Двигаясь в теле грунтха, рабочего с крысиной головой, в которого лорд мог вселяться, когда была необходимость в воплощении, он с одобрением осматривал многочисленные помещения и коридоры.

Здесь тебе и тренировочные залы, и теплицы с грибами, и скотные дворы, оружейные. К нему на службу через Портал приходит все больше нечисти. Сокровищница, где среди колонн лежит гора золота и драгоценностей, тоже разрастается. Есть чем платить всем жалованье и на что любоваться, когда все остальное надоедает. Вид золота поднимает Темному Лорду тонус и возвращает веру, что демоны, грунтхи и прочее отребье у него на службе все же небезнадежны.

Теперь лорду служат даже крылатые демоны, правда, пока слабые, но для этого и есть тренировочные залы. Там совершенствуют боевые навыки воины, черти, фавны и рабочие, наращивают мускулы. Все это на случай, если в подземелье вторгнется возжелавший дармового золота рыцарь.

Стычки происходят просто. Демоны, рабочие и простые воины наваливаются разом и оглушают. Затем тащат рыцаря в Пыточную и там развлекаются по полной. Инструментов там много, и жаровен хватает. Много уже черепов и доспехов неудачливых искателей сокровищ развешено по стенам подземелья или выброшено за его пределы.

Как раз вчера через Портал прибыл крылатый демон седьмого уровня по имени Вардал. Массивный, в плечах косая сажень, едва не задевает потолок коридоров. За спиной крылья, но умеет перемещаться и магическим путем, не зря же он седьмого уровня, а не, скажем, третьего или пятого. К тому же демон это вам не какой-нибудь боевой черт. Один демон, как известно, троих чертей стоит.

Лорд свернул в зал рядом с Сокровищницей. Мимо протопали двое рабочих, пролетел демон-муха. Остановившись у большой клетки, лорд принялся рассматривать заточенных в нее людских женщин. Их сегодня притащили с поверхности. Молодых только несколько, черти напутали и притащили пару пожилых. Лорд наградил чертей затрещинами. Ничего, пожилые сгодятся тем, кто работал на этой неделе хуже всего. А лучшим достанутся молодые. В конце концов, нечисть нуждается в ласке, ничуть не меньше людей.

Рыжеволосую в зеленом платье лорд уже мысленно отметил для себя. Как только ее доставили, ее высокомерный и упрямый взгляд поменялся, и теперь рыжая дева смотрит по сторонам не так гордо. В глазах появился страх, и это правильно – люди должны бояться. Страх – это форма уважения.

 

Темный Лорд остановился. Он ощутил резкий всплеск магических сил. Словно бы только что где-то возле подземелья воплотился могучий демон или схожее по уровню мощи существо.

«Может, кто-то заблудился в порталах?»

Но такого раньше не случалось.

Со стороны ворот донесся грохот. Лорд повернул крысиную голову грунтха, в чьем теле пребывал.

«Неужто рыцарь?!»

Но рыцарей Темный Лорд всегда чуял заранее. Да и ломятся они со второстепенных входов. Что-то здесь не так.

Снова удар. Ворота с грохотом рухнули, прокатился сигнал тревоги – черти дудели в Горн. Послышался топот множества бегущих ног. К выбитым воротам, бросая все дела, бежали работники, демоны и прочие воины подземелья.

Покидать тело грунтха лорд пока не спешил, в нем горело любопытство. Быстро размяв тренированное тело, нанеся пару ударов по воздуху, Темный Лорд направился к воротам. В конце концов, даже если тело, в котором он сейчас, убьют, самому лорду все равно ничего не угрожает – в случае смерти он возродится в соседнем мире, откуда и управляет подземельем.

* * *

Быстро освоив новое тело, Страг сметал всех, кто вставал на пути. Массивные ворота рухнули со второго удара. Из-под упавших створок раздались крики и вопли – кого-то придавило. Могучий демон с рогами и кожистыми крыльями за спиной помчался по широкому коридору. Желтые глаза зорко смотрят в темноту. Укрепленные на стенах факелы Страг непроизвольно сшибает, оставляя на стенах бороздки от крыльев.

Навстречу прыгают низкорослые с головами крыс. Пытаются нападать и козломордые твари, как та, что он убил в коридоре. Они цепляются за руки, и Страг порадовался, что из одежды только прикрывающая чресла повязка – остальное пришло в негодность после трансформации. Будь на нем рубаха, уже цеплялись бы за рукава.

Вместе с козломордыми нападают и существа с телами людей и головами свиней, львов, ящеров. Тех, кто подбегает слишком близко, Страг с размаха рубит шипами на тыльной стороне ладоней. В тех, кто на расстоянии, пускает из рук столбы огня, пламя разливается вокруг пылающими лужами.

Подземелье стало похожим на преисподнюю. Всюду разорванные и обугленные тела звероподобных существ. Не сумел выжить и Темный Лорд. Мгновенно сгорев, он вернулся в свой мир и принялся наблюдать за происходящим издалека. Смотрит, как необычный крылатый демон идет по его кропотливо построенному подземелью и убивает всех на пути. Демон необычен тем, что с виду он только третьего уровня. Но по мощи он дотягивает до пятого. Всего несколько залов – тренировочные и бараки – отделяют его от Сокровищницы. Рядом с ней – клетки с пленницами. Скорее всего, пришел за золотом, ибо ради женщин ни один демон воевать не станет.

* * *

Страг не хотел оставлять врагов за спиной, поэтому сжигал всех. Он увидел, что с противоположного конца тоннеля навстречу несется крупный черт. Массивное, увитое мускулами тело, рогатая голова. Руки и ноги – толщиной с деревья.

Поединщик ударил огнем. Враг замедлил ход, но все еще приближался. В него снова впились струи пламени и жгли, пока объятый пламенем черт не рухнул на пол, источая запах горелой плоти.

Из двери слева раздался рев, на Страга бросился демон. Поединщик быстрым ударом отсек ему голову.

Воцарилась тишина. Поединщик перестал исторгать огонь. Осталось разыскать княжну. Он прислушался. Где-то недалеко прогрохотали шаги. Стена в паре метров обрушилась, и в проем неуклюже вошел демон. На голову выше поединщика, крупнее и шире в плечах. Два кожистых крыла сложены за спиной. Заметив врага, Вардал угрожающе зарычал. Поединщик решил не церемониться. Ударил в противника огнем. Пламя вилось вокруг Вардала, но урона не наносило.

Противник шагнул навстречу, удары похожих на кузнечные молоты кулаков посыпались на Страга, как из мешка. Он с трудом уворачивался. Изловчился, выбросил руку вперед. Кулак метнулся к звериной морде Вардала. Демон перехватил руку. Играючи поднял поединщика к потолку, и тот почувствовал, насколько твердый в подземелье пол, если на него упасть с высоты.

Тут же поднялся. Удар демона пришелся мимо. Он врезал Вардалу в челюсть. Однако тут же отлетел от толчка. Под спиной на полу звякнуло. В свете факелов Страг увидел блеск золота. Золото и драгоценные камни тут щедро рассыпаны по плитам пола среди державших потолок колонн.

Страг поднялся. Тут же ударом поединщика бросило на кучу бесполезных сокровищ. Он проехался лицом по каким-то кубкам, груде монет и перстней. Рука машинально что-то схватила – то ли короткий меч, то ли кинжал. Пальцы крепко стиснули рукоять. Не раздумывая, Страг ударил демона в грудь.

Вардал замер. В наступившей тишине поединщик слышал свое надсадное дыхание. Как завороженный, он смотрел на дымок, что поднимался от торчавшего из груди кинжала.

«Серебро!»

Протянув руку, Страг вытащил окровавленный кинжал и вонзил снова. Теперь уже сильнее.

Демон занес руку для удара, но она дрогнула и… стала медленно превращаться в дым. Вардал взревел, чувствуя, как его могучее тело испаряется – часть за частью. Когда исчезли ноги, еще живой торс с головой беспомощно рухнул на рассыпанные золотые и серебряные монеты. На рогатой морде читались отчаяние и страх. Демон взревел громче. Часть дыма коснулась золотого диска на груди Страга и впиталась.

Наконец все стихло. Поединщик стоял один в Сокровищнице. Он порадовался, что тут нет зеркал – отражение самого себя ему бы сейчас ох как не понравилось. На стенах мерно горят факелы, свет падает на сваленное в кучу золото, заставляя его и драгоценные камни блестеть.

Только теперь, в наступившей тишине, Страг понял, что из соседнего зала доносится приглушенный женский плач. Поведя широкими, как дверь, плечами, поединщик двинулся туда, понимая, что, пока он в облике демона, девушки вряд ли обрадуются. Главное, чтобы не испугалась Миранда. А еще Страг хотел поскорее вернуть себе человеческий вид.

* * *

Когда он вошел, пригибаясь под низкой аркой прохода, плач стих. Темноту разгоняют закрепленные на стенах факелы. Девушки смотрят на демона в ужасе, две женщины постарше упали в обморок.

Красноватая кожа Страга лоснится на круглых, как морские валуны, плечах. Выпуклые пластины мышц на груди перетекают в четкие кубики на животе, ниже – набедренная повязка из ткани и мускулистые ноги. Все не так страшно, если бы не уродливые кожистые крылья за спиной, рога и горящие желтым огнем глаза.

При виде него девушки сгрудились в центре просторной клетки. Страг заметил, что места там еще много: видимо, Темный Лорд собирался посадить туда еще несчастных женщин. Кстати, где же сам лорд? Бой с демоном вымотал поединщика, все тело ноет, будто таскал каменные глыбы. На ногах он держится в основном за счет силы воли – с удовольствием бы рухнул на пол и уснул прямо здесь. Но на него смотрят девушки – это раз. Он все еще во вражеском подземелье – это два, надо скорее вернуться в человека. И три – нужно освободить Миранду и убедить, что он тот самый Страг, что спас ее в лесу.

Клетка в полтора человеческих роста в центре зала окружена колоннами. Замка на клетке нет, двери тоже. Поединщик оглядел клетку снизу доверху, краем глаза замечая испуганные взгляды пленниц. Лишь Миранда смотрит смелее других.

Металлические прутья оказались толстыми, тем не менее стоило потянуть и приложить усилие, как два сразу лопнули. Дальше легче – Страг взялся за еще один прут, на шее вздулись вены, он уперся ногами в пол. Прут начал гнуться, а потом с громким треском разломился, открывая выход.

– Вы свободны, – прохрипел Страг и не узнал свой изменившийся голос, – бегите!

Девушки молча не спускали с него глаз, все еще не веря. Наконец одна из них, высокая, в желтом сарафане, осторожно вышла первая.

– Туда! – Страг указал в сторону выхода. – Путь свободен!

Девушки волной хлынули из клетки, стремясь скорее оказаться подальше от этого ужасного места.

Миранда вышла последней. Даже сейчас, напуганная и уставшая, она держит спину по-княжески прямо и с вызовом смотрит на странного демона в набедренной повязке. От ее взгляда не укрылись глубокие царапины и синяки на его могучем торсе. На груди меж двумя пластинами мышц – на цепочке угловатый, покрытый копотью и запекшейся кровью диск из золота. Второй амулет – простой темный камень с изображением горизонтальной восьмерки – показался Миранде знакомым. Но этого просто не могло быть. Неужели это?..

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru