Со смертью наперегонки

Гай Юлий Орловский
Со смертью наперегонки

Глава 5

Когда Страг впервые подрался, ему было пять лет. Тогда ему дали обжаренную куриную ногу, но запах мяса учуял щенок и попытался отобрать.

Сначала мальчик испугался. Стоявшие рядом Ковмак и Эрих с интересом наблюдали, как пятилетний мальчишка сначала неуклюже закрывается от собаки, что с рычанием старается вырвать курятину. Но потом трусость уступила место злости. Мальчик стал неуклюже бить щенка по морде, а когда тот укусил за руку, отбежал. Подобрав с земли камень, он изо всех сил бросил в четвероногого обидчика.

Страг промахнулся, камень шлепнулся рядом. Но щенка убрал Ковмак. Он увидел в мальчишке бойца, в груди шевельнулось удовлетворение – не зря спас от смерти. Забрав куриную ногу, Ковмак бросил ее собаке. Страгу принес ломоть мяса побольше. Лицо и руки мальчика были в царапинах, но глаза удовлетворенно светились.

Воспоминания промелькнули перед Страгом за секунду, и тут же Кузнечик атаковал. Поединщик ушел от удара ногой, провалил прямой кулаком. Первые несколько секунд он изучал стиль противника. Кузнечик лихо бил ногами – с разворота, с боку, махами снизу вверх, при этом издавая боевой клич. Вместо кулаков бил ребром ладони, использовал тычки пальцами. Однако Страг все это легко проваливал. По сравнению с противниками, которых он «укладывал» в цирке на представлениях, эльф выглядел просто танцором.

Выждав, пока Кузнечик нанесет очередной красивый, но непрактичный удар, Страг увернулся, зашел с боку. Левая рука врезалась в корпус, кулак правой угодил Кузнечику в лицо. Эльф упал, из носа текла кровь.

Он сделал попытку подняться, но Страг ногой сбил неудавшегося противника обратно на доски моста и ударил еще пару раз. Больше тот не вставал.

– Неплохо, хоть и грубовато, – произнес Келприд.

Маг стоял рядом, все так же неподвижно. Девушка отняла от губ свирель, и из звуков остался только шум бегущей внизу под мостом воды.

– Следующий бой! – произнес принц.

Маг вновь начертал в воздухе символы. Страг моргнул. Когда он разомкнул веки, вокруг белел… заснеженный лес. Было зябко, но не слишком. Потертая куртка из кожи не давала замерзнуть.

Келприд сидит поодаль на резном троне из дерева. Маг стоит рядом с ним, как верный пес. Сидевшая там же Миранда устремила глаза на Страга. Взгляд княжны уверенный, видимо, в его победе не сомневается. Остальные эльфы расположились поодаль. Поединщик заметил на их лицах недовольство, видимо, потому, что он уже уработал Кузнечика. Да и победа далась легко. Однако расслабляться не следует.

Приземистый и широкий в плечах Медведко стоял напротив Страга, в той же одежде, в какой тот его увидел в первый раз в лесу, – штаны из зеленой ткани, кольчуга поверх рубашки из кожи. Сверху – зеленый плащ. В лесу зеленая одежда помогает маскироваться. Но это в настоящем лесу. А эти заснеженные деревья вокруг тоже иллюзия. Страг это чувствовал, как бы глаза ни старались убедить в обратном.

Медведко приблизился шагов на десять, резко прыгнул вперед. Он вмиг оказался рядом. Поединщик увернулся от удара правой, но попал под кулак. Ударил в ответ, почти не глядя. У эльфа под глазом теперь алеет кровоподтек, быстро налился сине-черным. Отойдя на пару шагов, он мощно ударил с разворота ногой, но удар не достиг цели.

Оба бойца выглядели крепкими, примерно одного роста. Медведко не стоит на месте, словно пытаясь ввести противника в заблуждение, не дать предугадать следующую атаку. Страг пытается двигаться в такт, но постоянно сбивается.

Поединщик шагнул ближе, дождался, пока эльф «раскроется». Тут же ударил апперкотом. Послышался хруст, Медведко выплюнул крошки разбитых зубов.

Бросившись к Страгу, обхватил руками и принялся сдавливать. Поединщик боднул его в лицо. Высвободил руку, ухватил эльфа за затылок. Удар головой теперь был сильнее. Медведко разжал захват, отшатнулся. Нос напоминал разбитую сливу, губы кровоточили.

Страг ударил его в зубы. Затем снова блокировал встречный удар. Ладони поединщика с силой обрушились противнику на уши. Перед Страгом уже стояло фактически чучело – оглушенный Медведко больше не нападал.

От удара ногой с разворота эльф отлетел в белевший рядом сугроб. Вылез облепленный снегом, тяжело ловя ртом воздух, и сел, не в силах подняться.

Келприд поморщился и поднялся с резного трона.

– Ты неплохо дрался, человек, – сказал он. – Увы, боевые навыки моих воинов оставляют желать лучшего.

Принц хлопнул в ладоши. Маг снова начертал что-то в воздухе, и Страг ощутил на лице теплый ветерок, ушей коснулся шум прибоя.

Поединщик огляделся. Над водой с криками летают чайки. Волны разбиваются о валуны, на песчаный берег летят брызги. Рядом белеет башня маяка. Над морем зависло наполовину погруженное в воду багровое солнце.

Келприд стоял в нескольких шагах от поединщика. На нем легкая рубаха и свободные штаны изумрудного цвета. На груди под рубахой – шнурок, но что там, не видно. Страг решил, что это талисман. Восстанавливающий силы или защищающий от опасного заклинания. А может, портрет возлюбленной. Но почему-то в последнее верилось с трудом.

Поединщик машинально нащупал на груди подаренный матерью камень.

Страг сосредоточился на поединке. Глаза застилала усталость – он всю ночь провел на ногах. Он понятия не имел, для чего нужны все эти смены декораций, зачем одно место для боя сменяется другим. Он предпочел бы драться прямо там, в ночном лесу, где, к слову, скоро уже должно рассвести.

Миранда теперь сидела на табурете одна, рядом с ней маг, что производит смену мест боя. Он так ни разу и не снял капюшон. Остальные поодаль, притихли в ожидании. Этот поединок должен решить все.

* * *

С первого же удара Страг понял, что легко не отделается. Келприд обладал неимоверной силой, хотя худого телосложения и мускулатурой не выделялся. Первым же ударом он сбил поединщика с ног. Миранда тихонько ахнула.

Страг поднялся. Принял стойку, чуть выждал. Принц играючи провалил его нападение, кулак прыгнул вперед. В зубы Страга врезалось тяжелое. Вторым ударом его отбросило назад. Подсечка. Земля вдруг оказалась совсем близко, ударила по спине и плечам. Напоследок дала пинка под зад.

Он поднялся, и тут случилось невероятное. От Келприда отделился слабо различимый силуэт. Поединщик сначала решил, что показалось.

Силуэт тут же оказался рядом и обхватил парня со всех сторон. Страг тщетно сопротивлялся его железным объятиям. Наконец хватка разжалась, странная тень отпустила. Поединщик заметил только смазанное движение – тень вновь схватила его, играючи приподняла на высоту человеческого роста и бросила на землю.

Эльфы затаили дыхание. Миранда нервно кусала губы – со стороны Страга поднимало и бросало что-то невидимое. Это добавляло бою остроты и вселяло в княжну страх.

Поединщик поднялся. Дыхание тяжелое, в груди будто кипит смола. Тень куда-то пропала. Поединщик бросился на Келприда.

В ответ принц обрушил удары – один за другим, одиночные, серии. Бил руками и ногами. К разбитым губам Страга добавился нос, противно ныла челюсть, под глазом темнел кровоподтек. Келприд бил столь быстро, что Страг не успевал блокировать. Его навыки против принца не работали, словно он не был одним из лучших поединщиков в цирке, который уделывал противников выше и крупнее себя.

Тело весило целую тонну. Все вокруг качается и кружится, Страгу казалось, что он на лодке посреди шторма. Он из последних сил заставлял себя стоять на ногах. В голове билась мысль: Келприду кто-то помогает! Либо маг, либо…

От неожиданности он замер, едва не пропустив прямой в лицо. Шнурок у него на шее! Там, скорее всего, амулет силы и неуязвимости. А никакой не портрет возлюбленной.

Келприд атаковал резко, напористо. Видимо, решил с ним покончить. Страг нырнул под атакующую руку. Ладонь метнулась к груди оппонента, пальцы нащупали под рубахой угловатое и твердое. Поединщик с треском сорвал амулет, оторвав и лоскут рубахи. Ромбовидный камень вспыхнул у него в кулаке. Тотчас он почувствовал прилив сил, руки перестали дрожать, плечи распрямились.

Принц поменялся в лице, но кулаки и ноги Страга уже действовали будто сами по себе. Изумленные зрители видели только его смазанные движения и как отшатывался от ударов принц, не успевая блокировать. Грудь поединщику жгли два амулета – его собственный и трофейный. Похоже, силы двух волшебных камней слились воедино. Это оказалось весьма кстати.

Подойдя к измотанному принцу с рассеченной бровью, Страг резко присел и с разворота подсек. Противник рухнул. Страг опустился возле него. Занес кулак для финального удара.

«Не утрать я амулет, то бился бы до последнего» – это Страг прочел у Келприда в полных ненависти глазах. Поединщик опустил руку и встал.

– Бой окончен, гвоздь мне в пятку.

Отобранный амулет упал в снег рядом с щекой принца.

Прилив сил от волшебного камня был такой, что Страг уже не чувствовал сонливости. Поединщик моргнул и увидел, что вокруг снова лес. Маг перестал творить иллюзии, похоже, признанные сбить Страга с толку и заставить проиграть. В реальном мире уже рассвело, пробудились и начали заливаться трелями птицы. Ветви деревьев покачивались от ветерка, сквозь них просвечивало солнце. В ноздри ударил насыщенный запах хвои.

– Ну что, ведите к своим старейшинам, – буркнул Страг.

Эльфы стояли, не двигаясь и глядя ему за спину.

– Ты оскорбил меня снисхождением, человек.

Страг обернулся. Келприд отряхнул кольчугу, рука смахнула травинки со штанов.

Он поколебался, потом поднял на Страга глаза.

– Однако я дал слово. Поэтому ты свободен. И твоя женщина тоже.

– Я не его женщина! – надменно сказала княжна и не спеша, с достоинством подошла к поединщику.

– Если рассчитываешь, что я отдам свой камень, – сказал поединщик, – то зря.

– Оставь себе. Если ты добыл леомун неправедным путем, добра он не принесет.

– Как нам выйти с ваших заколдованных земель?

 

– Леомун, – сказал Келприд, – укажет дорогу.

Он коснулся амулета на груди поединщика, словно отдавая леомуну распоряжение, и камень послушно засиял. Но что-то в улыбке принца казалось подозрительным.

Глава 6

Туман вместе с эльфами остался позади. Страг и Миранда шли через лес, наслаждаясь утренним воздухом. Деревья вокруг массивные, пятеро не обхватят. Они расступаются, давая дорогу, смыкаются за спиной, провожают взглядами из-под ветвей. В воздухе раздаются птичьи голоса – поют, чирикают, заливаются мелодичной трелью.

Склон великой горы Долгон заставлял идти едва заметно вверх. Так можно идти днями, а если от основания, то и неделями. И все будет казаться, что движешься по прямой – настолько Гора огромна. Подкидыш раньше об этом не задумывался. Многие в королевстве Хеймдар, где гастролировал цирк Ковмака, и не знали, что живут на склоне великой Горы. Пределы королевства покидают единицы, большинство рождается и умирает, прожив отмеренное, не видя, как живут на соседних землях.

Поединщик то и дело поглядывал на горизонт. Там, скрытая облаками, виднелась вершина. Он подумал, что оттуда все города и села вокруг, должно быть, выглядят крошечными, а их жители – муравьями. Однако поединщика это не останавливало. Чтобы достать противоядие, он был готов залезть на любую гору, спуститься в любой провал, пусть тот и ведет в преисподнюю. Чтобы выжить, он был готов на все. Это казалось странным – смерть в бою его не пугала. Но умирать вот так, от яда, он не хотел.

Страг уже некоторое время ощущал голод, но мог бы потерпеть, если бы не спутница. Миранда идет бледная, глаза норовят закрыться. Усталость коварно пытается сбить с ног, но девушка упорно сопротивляется.

– Хватит, – сказал он, озираясь, – устроим привал.

Этих мест он не узнавал, хотя объездил весь Хеймдар вдоль и поперек. Должно быть, леомун вывел их из закрытого мира эльфов намного дальше, чем то место с туманом, где был входной портал. Это было только на руку.

Страг взял Миранду за руку, но та вырвала из его пальцев ладонь и обожгла его высокомерным взглядом. Страг махнул рукой, давая понять, что нужно сойти с тропы, и двинулся в заросли. Княжна вяло отправилась следом.

Поединщик продирался сквозь заросли впереди, иногда ломился через кусты. Девушка тащилась позади. Он мельком заметил огромный, вросший в землю камень. Из-под покрывавших его вьюнков и мха на поверхности виднелись какие-то руны. Но поединщик прочесть их не мог.

Заросли кончились, Страг вышел на открытое пространство. Всюду под ногами еще влажная от росы трава. У дальнего дерева журчит ручеек.

Подойдя и опустившись на колено, поединщик принялся жадно пить с обеих ладоней. Плеснул немного в лицо – это освежило. Пригладил мокрыми руками короткие растрепанные волосы.

Миранда попила совсем чуть-чуть. Ей хотелось одного – уснуть прямо здесь, словно это не трава в лесу, а перина в замке, куда сможет вернуться еще не скоро. Если вообще сможет… Надо решить, что делать дальше. Как свершить месть так, чтобы не оскорбить богов…

– Ты так и не сказал, куда держишь путь, холоп. – Девушка посмотрела на спутника. После того как он отбился от трех эльфов, чем вновь спас ее жизнь, княжна стала проявлять чуть больше уважения. – Не может быть, чтобы ты бродил бесцельно. Ты – беглый? Кто твой хозяин?

Страг подавил рвущуюся наружу злость – ишь, приняла за беглого раба! Разве у меня на лбу клеймо?! Дура, хоть и княжеского роду. Но потом решил, черт с ней, гвоздь мне в пятку! Женщина все-таки, какой с нее спрос. В конце концов, пока что идем вместе. Он указал на затянутый облаками горизонт.

– Мне надо на вершину Долгона. Очень скоро туда упадет нечто. Мне нужно это подобрать.

Девушка посмотрела с недоверием.

– Как это – упадет? Магическое, что ли?

Поединщик подумал: какого черта? Пусть знает. В его положении неплохо иметь рядом кого-то, кто сможет помочь, если возникнет необходимость. Хоть подаст фляжку с лечебным отваром, если что.

Он рассказал про яд и показал заживший порез на ладони. Рассказал про Золотой Талисман.

Княжна покачала головой.

– Сочувствую тебе, – сказала она. – Уверена, ты преуспеешь, хоть и неблагородного происхождения.

– Разве преуспевают только благородные? – огрызнулся он.

– А как же. Крестьянам только бы вспахать свое поле, поесть да напиться в стельку. Холопы живут одним днем. Склонять голову перед превратностями судьбы – у них в крови. Но ты молодец, что не сдаешься. Боги благоволят к несправедливо обиженным!

Поединщик промолчал. Что-то его удержало, и он не сказал, что он несправедливо обижен как раз благодаря богам.

– Я хочу отомстить за Бармиса, холоп, – сказала Миранда твердо. – Ты должен мне помочь!

– Хватит называть меня так, – огрызнулся поединщик. – Мы не в твоем дворце!

Княжна его проигнорировала.

– Ты должен мне помочь с помощью этого твоего Талисмана. Дама, тем более княжеского рода, просит о помощи! Ты не можешь отказать!

Страг не ответил. На лице ясно написано, что он думает по этому поводу.

– Они убили единственного дорогого мне человека! Сами боги велят отомстить!

– А я думал, боги велят всем друг друга прощать. Подставлять сначала щеку, а потом и другие места, – сказал Страг с сарказмом.

Миранда поджала губы.

– Мое право мести священно, холоп! – произнесла девушка высокомерно, глаза сверкнули решимостью. – Ты поможешь или нет?

– Если возьму тебя с собой, ты станешь делать то, что я говорю. Не будешь донимать вопросами и спорить.

Миранда, помедлив, кивнула.

– Не будешь постоянно тыкать, что ты княжна.

– А ты, когда добудешь Талисман, вернешься со мной в замок, и мы свершим месть!

– Заметано.

Девушка вяло улыбнулась. Страг заметил, что даже это получилось у нее иначе, чем у простых девушек, которых он знал: кухарок, ткачих и прочих крестьянок. Миранда, даже усталая, сохраняла надменные облик и взгляд.

– А теперь не знаю, как ты, – сказала она, – а мне нужно поспать.

Страг помедлил, но потом подстелил свою куртку, и Миранда тотчас уснула, повернувшись на бок и подтянув ноги к животу.

«Хоть и высокомерная, – подумал поединщик, но все-таки женщина. Им нужен комфорт. Лучше выспится, меньше будет бурчать и вкуснее приготовит еду».

Достав из кармана три металлических шарика, он принялся крутить в ладони и размышлять. Как быть дальше? Он пообещал взять ее с собой. Но мало ли что пообещал женщине!

В мысли закрались сомнения. Одному до вершины Горы намного быстрее и легче. Так что же делать? Вывести Миранду из леса в какой-нибудь город? Хотя поиск города тоже потребует времени, а терять его сейчас он не мог… Похоже, все-таки придется идти с ней. Но она может еще десять раз передумать – женщины часто говорят одно, думают другое, а делают третье. Поэтому Страг предпочел бы идти один либо в компании мужика. Женщины – существа непостоянные. С ними надо настороже, у них вечно меняется настроение. Да и передумывают частенько. Спутники из них ненадежные. Если только княжна сама не захочет уйти, взяв на себя все вытекающие последствия и риски. Что вряд ли.

Размышления завели Страга в тупик. Убрав шарики обратно в карман, он глянул на спящую девушку и отправился в чащу добыть дичь.

Голод усилился, да и княжне не помешает еда, когда проснется.

Внезапно поединщик споткнулся, не дойдя до деревьев, хотя земля под ногами была ровная, как стол. Он только сейчас обратил внимание на шум в висках. Его снова охватывал жар. Видимо, после того как в Страга влилась двойная порция энергии из амулетов, он под эйфорией не заметил, что симптомы отравления вернулись.

Жар пока что легкий, но скоро усилится. Поединщик достал из-под рубахи бутылочку с отваром волшебника, потряс, но она была пуста. В прошлый раз – Страг отлично помнил! – еще оставалось на пару глотков. Какого черта?!

В памяти всплыла странная улыбка эльфийского принца. Маг, что был с Келпридом, наколдовал, и зелье исчезло. Другого объяснения быть не может!

«Все-таки отомстил за проигрыш, гвоздь мне в пятку!»

Единственный выход – сварить зелье самому. Чем скорее, тем лучше.

* * *

Поединщик примерно знал, о какой траве говорил чародей: с красно-голубыми цветами, на листьях – желтые узоры. Собирать ту, что растет в тени. Это растение называют Сигизмундова трава. Откуда такое название, он не знал. Зато помнил, что отвар возвращает к жизни смертельно больных, умирающих от ран или самых сильных ядов. Про цветок и как приготовить лекарство Страгу рассказал старик, которого он спас в одной из богатых усадеб.

В тот раз хозяйская стража, развлекаясь, спустила на старика собак. После вмешательства Страга воины недосчитались зубов, а самому назойливому он сломал руку. Старика звали Хавдрий, и хозяин велел оставить его в покое. Провинившихся воинов послал чистить свинарник. Но и Ковмаку велел убрать свой «собачий цирк» прочь с его земли.

Ковмак оставил цирк на ночлег недалеко от усадьбы. Страга тихонько разыскал спасенный им старик. В благодарность поведал про Сигизмундову траву. Хавдрий сказал, что ушел из усадьбы, где был плотником. Но так же сведущ в целебных травах.

«Лучше умереть голодной смертью в лесу, – сказал он, – чем тебя скормят псам».

Красно-голубые цветы и желтые узоры на листьях… Страг принялся высматривать под ногами и вокруг в траве и кустах нужное растение. Тут есть все, что угодно: желтеет чистотел, алеют ягоды земляники, разросся лопух с широкими листьями и еще какая-то трава. Но той, что нужно, нигде нет.

Солнце тем временем поднималось все выше. Воздух погрелся. У Страга усиливался жар.

«Неужели яд со временем действует быстрее? А если не успею сварить зелье? Что тогда?!»

Сигизмундова трава… Сигизмундова трава… Тело затопила болезненная слабость, он ощутил головокружение. Только бы успеть, лихорадочно думал он, съем эту траву сырой, без отвара!

Поединщик упорно не хотел сдаваться. В обморок падать не имел права, ведь на лесной прогалине ждет княжна. К тому же она спит, а значит, беззащитна… Как он вообще мог уйти, не разбудив ее?!

Страг уже лежал на траве, солнце заслоняют раскидистые ветви. Его бросает то в жар, то в холод. Сердце стучит так, что грудь едва не разрывается.

Поединщика поглотило забытье. Когда над ним склонился смутно различимый силуэт, промелькнула мысль: «Вот и моя смерть».

* * *

В рот влили горячее и обжигающее. Проглотив и едва не поперхнувшись, Страг снова уснул.

Когда проснулся, то почувствовал, что слабость отступила. Где-то рядом успокаивающе журчал ручей.

Он открыл глаза и сел. Солнце было уже высоко, он заслонил рукой глаза. Когда они привыкли, поединщик осмотрелся. Кто-то заботливо положил его на подстилку из прутьев и травы у деревянного шалаша. Полог из шкур оказался приоткрыт. Над костром кипит котелок, Страг чувствовал знакомый горький запах. Он нашел в себе силы подползти ближе.

За спиной хрустнула ветка.

– Сигизмундова трава. Горькая, зараза, но на ноги поставит любого.

Страг сделал усилие, встал и обернулся. У сосны стоял старик. Черная с сединой борода практически до глаз, так что лицо выглядит отталкивающе. Он бросил возле костра охапку хвороста.

– Тебе повезло. Правда, эта трава помогает лишь временно.

Голос казался Страгу знакомым. Он как следует всмотрелся.

– Дед Хавдрий? Ты, что ли?

Старик прищурился. Он где-то уже видел этого здоровяка с перебитым носом и проникающими в самое сердце зелеными глазами. Глядя на его уши, можно было подумать, что один из его родителей – эльф.

– Ты – тот парень, что спас меня от псов.

– Страг. Это мое имя, дед Хавдрий. Как ты здесь оказался?

Старик присел возле котелка, взял лежавший рядом деревянный ковшик. Зачерпнув кипящего отвара, протянул поединщику.

– Выпей еще.

Поединщик послушался. Чуть выждал, пока остыло. Остатки пришлось выплюнуть – горчило в этот раз много сильнее. Старик протянул ломоть хлеба и луковицу.

– Ты меня спас, старик, – сказал Страг, принимаясь за еду, – но как ты узнал, что мне нужно?

– Ты все время бубнил: «Сигизмундова трава, Сигизмундова трава». Я держу ее засушенной вместе с прочими.

– Спасибо, дед Хавдрий.

– Просто Хавдр. Не люблю, когда называют дедом или стариком.

– Как скажешь. – Страг закинул в рот остатки луковицы, и лук захрустел на крепких зубах. Повернувшись к ручью, он зачерпнул ковшиком воду и принялся запивать. – Как ты тут оказался?

– Помнишь, я приходил к тебе в цирк?

– Ну да.

Старик перелил остатки отвара в глиняную фляжку и отдал ему. Затем принялся мыть котелок в ручье.

– Ну вот тебе и все – в усадьбу я не вернулся. В лесу оно спокойнее, проще. Опасность от зверей есть, зато никто не спустит на тебя псов. – Дед кивнул на фляжку с отваром. – Пей, когда почувствуешь, что начинается слабость. Даже не будь в тебе яда, все равно, когда вымотаешься, этот отвар придает бодрости и сил.

 

Страг благодарно кивнул, фляжка устроилась за поясом.

– Ты не сказал, куда держишь путь, – заметил старик.

Чувствуя себя должником, поединщик решил рассказать.

– На вершину Долгона.

Хавдр улыбнулся.

– Неужели больше нечем заняться?

– Туда упадет Золотой Талисман, – сказал Страг, пытаясь представить, как он выглядит. Будет это крупный предмет из золота или небольшой камень, как тот, что на шее. Можно будет его унести в кармане или придется тащить в руках. – Он меня исцелит.

– Про Золотой Талисман ходят легенды, – кивнул старик. Наполнив котел из ручья, он развел костер на месте прогоревшего и подвесил котелок на колышках. – Говорят, он исполняет желания. Дарует ум, красоту, долголетие. Может вернуть даже молодость. – Он рассмеялся. – Но это только легенды. Я в них не верю, зато люблю послушать.

– У меня нет выбора.

Дед понимающе кивнул.

– Лет сорок назад я бы составил тебе компанию. Теперь я слишком стар.

Сходив в хижину, старик вернулся с пучком трав, парой морковок и картофелин.

– Самое время подкрепиться. Как насчет супчика?

– Благодарю, мне пора в путь. Со мной девушка, я оставил ее одну.

– Иди по прямой, – указал Хавдр на тропинку за ручьем среди деревьев, – у кривого дуба свернешь влево. Там я тебя нашел.

Вскинув на прощание руку, Страг пошел в указанном направлении. В правой ладони он вращал металлические шарики.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru