Litres Baner
Со смертью наперегонки

Гай Юлий Орловский
Со смертью наперегонки

Глава 3

– Не знаю, что ты натворила, – сказал он, освобождая девушку от веревок, – но самое время исчезнуть.

– Оставь меня, холоп. Я никуда не пойду! – Миранда опустилась на колени возле мертвого юноши. Лицо ее было бледно, по щекам катились слезы. Тот лежал на траве, голова – в луже крови. Лунный свет серебрил все вокруг, придавая лицу убитого неземной оттенок. Миранда провела рукой по его затылку, гладя рассыпавшиеся по плечам волосы.

– Бармис, – шептала она. – Бармис…

– Всеотец Шалтан и весь сонм богов, примите его дух и проводите в чертоги бессмертия, – прошептала она, закрыв глаза. – Да будут мир и все существа такими, какими вы хотите их видеть. Пусть все подчиняется вашей воле.

Звук охотничьего рога прозвучал ближе. Страг уже слышал топот коней.

– Этот отряд наверняка побольше первого.

«Черт, и зачем я в это полез?! – думал он, злясь на себя. – Мне нужно топать за Талисманом! Но не бросать же теперь эту девчонку…»

– Ему уже не помочь, – сказал Страг с нажимом. – Если не хочешь назад туда, откуда сбежала, уходим. Немедленно, гвоздь мне в пятку!

Девушка молчала. Черты ее лица сделались тверже, рука поднялась к лицу и вытерла глаза. Глянув на своего спасителя, заметив сросшийся после переломов нос, простую рубаху и куртку, утвердилась в мысли, что перед ней обычный простолюдин. Его слегка заостренные оттопыренные уши навели на мысль, что перед ней эльф, но она ее отогнала – эльфы красивые. А этому парню до красоты далеко.

– Если ты не осведомлен, невежда, – сказала она, – я Миранда, дочь Алшада Герольского – владельца княжества Ландор. Пусть отец и ушел к богам неделю назад, никто не смеет мне говорить, что делать или в какую сторону идти. Если прикажу, ты должен мне служить! Это понятно?

Страг напряженно смотрел в просвет среди деревьев, откуда все ближе раздавался топот копыт. Уже отчетливо виднелось пламя факелов.

Пока что его и княжну укрывали деревья. Поединщик удовлетворенно отметил, что всадники первым делом направились к затухающему костру – его видно издалека.

– Если ты не слышишь, княжна, за тобой едут. Хочешь остаться? На здоровье! А у меня полно дел.

Страг повернулся и зашагал прочь.

– Постой! – Девушка двинулась за ним следом, чуть ускорив шаг, но все равно не бежала. Поединщик поморщился – могла бы и побыстрее. – Хорошо, сейчас разумнее отступить! Но ты будешь делать то, что велю я! Это понятно?

– Тише ты!

Страг бросился бежать, почти без шума. Княжна принялась догонять. Полы платья то и дело цеплялись за кусты.

– Ты же легко разделался с теми, – сказала на бегу Миранда, – неужели не управишься с этими?

– Я и с теми-то драться не хотел.

Княжна ахнула, в аристократических глазах мелькнуло изумление:

– Ты разве не собирался меня защищать?!

Сзади послышалось ржание коней, донеслись крики. Обернувшись, поединщик увидел, что преследователи соскакивают с седел: деревья стоят плотно, всюду кустарник в человеческий рост – пройдет только пеший.

Четверо остались с лошадьми, остальные – Страг насчитал десятерых – идут рассредоточенной группой. В руках блестят клинки, воины с треском проламываются сквозь кусты. Еще немного – и нагонят беглецов. Луна им в этом помогает.

Миранда уже тяжело дышит. Страг потащил ее за руку.

Впереди между деревьями струится туман – он отчетливо виден благодаря лунному свету. Поединщик надеялся, что в тумане преследователи их потеряют. К тому же там будет шанс перебить их по одному.

Из-за дерева неожиданно выпрыгнул воин. Страг резко парировал выпад мечом и уложил его ударом в голову.

Появились еще двое. Поединщик отбил пару выпадов, быстро ударил в ответ. Воин отшатнулся. Из пробитой груди хлынула кровь с пеной – должно быть, попал в легкое.

Второй успел только раз ударить ножом, но мимо. Он тут же согнулся от мощного толчка. Добив бедолагу в голову, Страг потащил Миранду вперед.

Десять шагов… Пятнадцать… Их со всех сторон облепил влажный туман. Он напоминал огромный бело-серебристый саван, вот только на собственные похороны Страг пока не собирался. Не раньше, чем пройдет отпущенная неделя.

Воины некоторое время стояли перед стеной тумана, размышляя, стоит ли нырять в эту белесую неизвестность – слишком опасно. Однако, переглянувшись, они вспомнили выражение лица лорда Шангера, нового правителя княжества Ландор, разъяренного, что невеста сбежала из-под венца. Вернись они сейчас, без девушки, им несдобровать. К тому же желание отомстить за смерть товарищей на поляне было слишком сильным.

Переглянувшись, солдаты двинулись в окутанное туманом пространство. Руку каждого оттягивал обнаженный клинок.

* * *

Страг чувствовал – с этим туманом что-то не так. Камень на груди потеплел. Такого раньше не случалось. К тому же он начал едва заметно светиться.

– Что происходит? – спросила Миранда шепотом. Залитый лунным светом туман оседал на лице капельками влаги. – Боги милосердные, мне кажется, на нас кто-то смотрит!..

Страг жестом велел замолчать. Отбросив со лба прядь волос, Миранда отметила, что ее новый сопровождающий как сжатая пружина – вот-вот сорвется, появись сейчас кто у него на пути. Девушке было не по себе. Казалось, кто-то незримый смотрит на нее поверх натянутого лука. Одно неверное движение, и ей конец. И этому здоровяку с зелеными глазами и уродливыми ушами тоже.

Невдалеке слева кто-то вскрикнул. Страг чутко повернул голову, но все вокруг скрыто туманом.

Девушка хотела было спросить, что это было, но не стала. Не хватало, чтобы этот мужлан заметил ее страх. Он – простолюдин, она – княжеского рода. Нельзя показывать свои чувства, если они вредят репутации и княжескому достоинству.

Еще один короткий крик прозвучал рядом.

Кто-то в тумане убивал их преследователей. Страга это вполне устраивало. Но был и другой момент – его с Мирандой могут запросто убить тоже.

Он дал себе слово избавиться от общества княжны при первой возможности – в провожатые не нанимался.

«Выведу на безопасное место, а дальше пусть топает сама».

Поединщик, крепко держа руку спутницы, двинулся вправо.

Раздался лязг сталкивающихся клинков, оборвался криком. Еще один. Страг подсчитал, что преследователей осталось шестеро.

– Да что происходит, холоп?! – спросила Миранда. – Их там кто-то убивает, да?

– Да, – огрызнулся поединщик. Это барское обращение начинало надоедать. К тому же он всю жизнь провел в цирке, и холопом его никто никогда не звал.

Девушка охнула.

– Да, но кто?

– Откуда мне знать!

– Куда ты меня втащишь? Нам нужно выбираться из этого тумана! Это моя княжеская воля!

Страг едва сдержался, чтоб не сказать, куда эта рыжая может засунуть себе эту княжескую волю. Мало того что спас и рисковал за нее жизнью, так теперь должен выслушивать высокомерные упреки.

– Без тебя разберусь.

– Пока ты «разберешься», нас убьют! Ты обязан меня слушать!

Страг вдруг остановился. Миранда тоже замерла за спиной. Из-за завесы тумана прямо перед ними, шатаясь, вышел воин со стрелой в шее. Он хрипел, тщетно пытался ее вытащить. Кровь заливала на груди кожаный панцирь.

Парень рухнул на колени, опрокинулся на бок и больше не двигался.

* * *

Миранда стояла, в ужасе прикрыв рот ладошкой, глаза широко раскрылись. Второй раз за этот вечер кровь и смерть рядом во всех подробностях.

Девушка почувствовала рвотный позыв, но сдержалась – все-таки дочь князя, хоть и покойного, место которого тут же силой занял племянник. Она княжна без наследства. Чувство собственного достоинства заставило взять себя в руки. Тем более рядом мужчина, хоть и простолюдин. Не хватало еще, чтобы счел ее слабой и безвольной.

В детстве ныне покойный – убитый на охоте кабаном – старший брат как-то увидел, что Миранда испугалась и едва не напустила под себя, заметив в своей комнате мышь. Почти год после этого брат донимал насмешками, а иногда и подбрасывал мышей и крыс. Это запомнилось на всю жизнь, и Миранда дала слово, что больше издевательств и насмешек со стороны мужчин не потерпит. Строгость и дистанция – единственная линия поведения, приемлемая с этими самовлюбленными животными. Разве что так вести себя будет муж, но Миранда просила в молитвах, чтобы боги послали такого спутника, который не станет смеяться или притеснять.

Страг кивнул спутнице.

– Пошли:

– Он мертв… ведь так?

– Да нет, просто прилег отдохнуть.

– Перестань издеваться, холоп!

– А ты не говори глупостей, – и добавил презрительно: – Княжна.

* * *

Туман возвышался огромными стенами, которые, казалось, упирались в самое небо. Казалось, они затерялись в лабиринте, где бесконечное множество поворотов и переходов, но напрочь отсутствует выход. Страг потерял счет времени.

Странно, но чутье, благодаря которому он прежде ни разу не терялся в лесу, его теперь подвело. Он не мог даже сориентироваться по обонянию – из тумана со всех сторон шел одинаковый запах влажной земли и леса. Камень на груди оставался теплым и едва заметно светился. Страг пообещал себе выяснить, что это за камешек такой, когда выберется из этого тумана, избавится от девчонки и добудет Золотой Талисман, о котором говорил волшебник. Как его… Глумдар! Главная задача сейчас – остаться в живых.

Внезапно он замер, Миранда, не заметив, налетела на него сзади. Впереди возвышался прямоугольный каменный столб. Страг изумленно взъерошил волосы.

Еще несколько осторожных шагов вперед. Миранда, затаив дыхание, следовала по пятам. Поединщик слышал, как испуганно стучит ее сердце.

Перед ними стоит, врытая в землю, каменная плита-алтарь. Вокруг – широкие, неровно отесанные каменные столбы. Только эти поменьше. На плите лицом вниз лежит здоровяк. Четыре стрелы торчат из спины, одна вонзилась в ногу. Белоснежное оперение еще одной виднеется сзади на шее.

 

Прямо перед алтарем лежит еще один. Но этот выглядит по-другому – на голову выше воина, что распластался на плите. Светлые волосы разметались по земле. Аристократичное лицо с орлиным носом и заостренными ушами застыло предсмертной маской. В груди торчит рукоять короткого меча, которые поединщик видел у преследователей.

Страг узнал эльфа. Поединщик несколько раз видел их среди зрителей во время цирковых представлений. Но этот выглядит иначе. Кожа бледнее, на лбу сияет татуировка – что-то вроде горизонтальной восьмерки. На нем расписанный рунами кожаный доспех, который не защитил от меча.

– Кто это? – спросила княжна, до той минуты молча смотревшая на камни вокруг.

– Похоже, на твоих преследователей напали эльфы.

В тумане раздался едва слышный шорох. Короткий меч будто сам прыгнул в ладонь поединщика.

Они вышли со всех сторон одновременно. Рослые, на кожаных доспехах светятся руны. Двигались легко и грациозно, точно кошки. Обычный человек не услышал бы их приближения, но Страга выручил превосходный слух.

В руках эльфов – натянутые луки. Они взяли Страга и Миранду на прицел. В проникавшем сквозь туман свете луны зазубренные наконечники стрел выглядели зловеще.

Эльф с серебристыми пластинами на доспехах, в отличие от остальных – видимо, старший, – посмотрел на убитого сородича. Остальные тоже смотрели на труп, на их лицах читались скорбь и гнев. Они обменялись короткими фразами, которых ни Страг, ни Миранда не поняли.

Княжна прежде видела эльфов всего пару раз и очень давно. Ее поражала их красота, однако было в ней что-то нечеловеческое, холодное. Эти заостренные уши, миндалевидные глаза. Нет, с людьми ей намного уютнее, они свои.

– Брось оружие! – велел старший эльф уже на понятном языке. – Или убьем вас обоих.

Страг помедлил, но подчинился.

– Нож бросай тоже.

Поединщик бросил нож на траву рядом с мечом.

– Убить чужаков! – сказал старший эльф на своем языке. Страг немного понимал этот язык: когда-то в цирке был поединщик эльф. Он продержался полгода, пока Блайвор не забил его до смерти на арене. – Наверняка смерть Эрвана – их рук дело. Или их товарищей, что вторглись на нашу землю, клянусь небом и звездами!

Страг понимал, что не успеет убить и одного из этих существ: его и Миранду утыкают стрелами, едва он шевельнется, и сделают это с радостью. Но сдаваться просто так не собирался.

На лбах всех пятерых он заметил такую же горизонтально восьмерку, как у убитого. Она вспыхнула ярче у эльфа, который отдал приказ. Его соратники натянули тетиву. В тот же миг на груди поединщика засветился подаренный матерью камень.

Старший вскинул ладонь.

– Стойте! Клянусь небом и звездами – неужели у него?..

Опустив луки, воины смотрели, как вожак подошел к человеку, что закрывал собой рыжеволосую женщину. Протянув руку, вожак раздвинул края куртки и коснулся камня. Под пальцами проступила горизонтальная восьмерка.

– Магический камень эльфов, – произнес он и посмотрел в глаза поединщика. Дальше он снова перешел на язык людей этой части мира: – Это же леомун! Духи небес, тебе повезло. Пока не выясним, кто ты и где взял камень, придется оставить вас в живых! Идите за нами.

Миранда испустила вздох облегчения.

Эльф одарил Страга хмурым взглядом.

– Если окажется, что ради леомуна ты убил эльфа, легкой смерти не жди.

Глава 4

Их снова вели сквозь туман. Перед собой Страг видел спины воинов, у каждого на плечах перевязь с мечом, чтобы сразу удобно выхватывать. Рукояти рифленые – скользить в ладонях не будут. Позади, стоило оглянуться, тоже шли эльфы. Лица хмурые, не спускают глаз с него и княжны.

Портал – среди каменных столбов, где лежал их убитый сородич, – остался позади. Годвир – вожак заградительного отряда – и его воины провели через него пленников. Где они теперь оказались, Страг не знал – вокруг тоже туман, снова пахнет лесом, под ногами хруст упавших веток.

Миранда идет рядом, стараясь не показать свой страх. К тому же княжна уже порядком устала – лицо бледное, в глазах налились кровью прожилки. Идет медленно, но соответствуя высокому статусу княжны – изо всех сил делает вид, что еще полна сил и может вот так идти всю ночь. Да и этот холоп Страг не должен видеть ее страх и усталость.

Вскоре эльфы остановились. Туман редеет, вокруг просматриваются деревья, кусты, зеленые пятна ковра из травы. На мгновение Страг подумал: а не хотят ли эти парни их сейчас зарубить – это проще, чем вести в селение. Однако вожак этого маленького отряда вытащил из-за пазухи два шелковых мешочка.

– Наденьте. Вы не должны видеть дорогу.

– А если откажемся? – буркнул Страг.

– Тогда убьем прямо здесь. А твой леомун передадим старейшинам. Вместе с твоей головой!

Один из эльфов вышел вперед. Он не сводит со Страга взгляд, пальцы поглаживают на поясе рукоять меча. От взгляда его хмурых зеленых глаз на миг сделалось неуютно. Этот здоровяк с перебитым и сросшимся носом ему неприятен. Его уши напоминают эльфийские, да, но до красоты эльфов ему далеко.

– Может, так и поступим, Годвир? – Его миндалевидные глаза прищурились. – Он же с теми, кто убил Эрвана. И эта девчонка тоже. Напрасно мы ведем их в селение, клянусь небом и звездами!

Взгляд Страга полыхнул возмущением.

– С теми, кто убил того эльфа, мы по разные стороны. Его крови на мне нет, гвоздь мне в пятку!

Вожак смотрел на него, размышляя. Страг выдержал этот высокомерно-оценивающий взгляд.

– Убил он Эрвана или нет, – сказал Годвир наконец, – мы это выясним. Пусть решают старейшины, Кайг. К тому же если у него леомун, то, возможно, он друг. А друзей эльфы не убивают.

– Надень этот мешок, холоп, – мягко велела, почти что попросила Миранда. – Если ты готов красиво погибнуть в бою, то я нет. Я велю тебе слушать меня. – В голосе угадывалась дрожь, хоть она и тщательно старалась это скрыть. – Сейчас не время для упорства.

– Послушай женщину, – усмехнулся Кайг. – Она дело говорит.

Страг поморщился, но принял из рук эльфа мешочек и надел на голову.

– Слово чести, что не стану смотреть, куда вы нас ведете, – сказал он. – Если кто попробует завязать этот мешок у меня на шее, тому я шею сверну!

Миранда быстро посмотрела на эльфов, потом на Страга. Годвир нехотя кивнул.

– Да будет так, человек. Мы верим тебе на слово.

Кайг посмотрел на старшего с несогласием, но тот спокойно встретил его взгляд.

Миранда последовала примеру спутника. Завязывать мешок на шее тоже не стала, чтобы не унижать свое княжеское достоинство.

* * *

Они шли еще некоторое время. Страг не мог видеть местность, но по запахам догадался, что – среди леса. Ушей Страга вдруг коснулся топот. Звук нарастал, приближался. Его захлестнула тревога, он быстро сорвал с головы мешок. Миранда сделала то же самое. Княжна внешне старалась сохранять спокойствие, но Страг видел – у нее трясутся поджилки.

В руках эльфов заблестели мечи. Они обеспокоенно переглядывались. Рев повторился.

Через залитый луной лес ломилось нечто огромное. Скрытый туманом зверь несся в их сторону – Страг не был уверен, наскочит оно прямиком на них или промчится стороной.

Рев раздался такой, что заложило уши.

Топот становился ближе и громче. Что-то громко треснуло. Животное налетело на дерево, понял Страг. Миранда вздрогнула. Топот возобновился, зверь побежал дальше. Прямо на них.

Он выметнулся на открытое пространство, с треском ломая кустарник и молодые деревца. Зверь громадный – ростом с человека. Массивное туловище блестит чешуей. Четыре мощных лапы. Голова наклонена к земле, с каждой стороны мощный рог, которым можно пробить насквозь быка. Красно-желтые глаза яростно сверкают.

Зверь снова взревел, огромное тело метнулось вперед. Эльфы бросились врассыпную, избегая мощных лап и рогатой головы. Миранда с криком побежала прочь.

– Назад! – крикнул Страг, но девушка даже не обернулась.

Поединщик кинулся вдогонку. Пробежал совсем немного, но тут земля позади задрожала. Мельком увидев живую громаду с огромными зубами, он кувырком ушел в сторону. Зверь пронесся мимо.

Миранда забежала в рощу. Зверь издал голодный рев. Остановился, пытаясь определить, где спряталась добыча. Зарычал тише, двинулся вперед, нюхая раскрашенный светом луны воздух.

Рядом столбом застыл один из эльфов, самый молодой. Судя по трясущимся рукам и шоку на лице, мало что повидавший, на службе совсем недавно. Они все стояли, будто ничего не собирались предпринимать. Страг раньше много раз видел подобный ступор – в него впадали охваченные страхом новички на арене.

Выхватив меч у недотепы-эльфа, он бросился на помощь княжне.

Воспользовавшись, что зверь перешел на шаг и теперь идет, принюхиваясь и высматривая, Страг обогнал его по дуге и оказался в роще первым.

– Миранда!

– Я здесь!

Ноги сами понесли Страга на голос. Как со дна колодца доносились голоса эльфов, но Страг их едва слышал. Он изо всех сил высматривал девушку. Рядом, за деревьями, с рычанием рыскал зверь.

От широкого дуба впереди отделился женский силуэт.

Раздался громоподобный рев. Сквозь деревья проломилась громадная туша зверя. Миранда закричала – и замерла от ужаса, не в силах пошевелиться.

Поединщик бросился вперед, прямо между зверем и девушкой. Упал спиной на траву, выставив и крепко держа над собой меч. Громадная туша с четырьмя лапами и хвостом пронеслась прямо над ним, лишь чудом не затоптав. Клинок вспорол белесое брюхо. Страгу едва не вырвало руки, но за меч он держался до последнего.

Зверь бежал дальше, клинок увяз в его окровавленных кишках. Он вдруг резко замедлил ход и, сделав несколько неуклюжих шагов, рухнул на траву, загоняя меч глубже в себя.

Всклокоченный Страг поднялся. Медленно подошел, с трудом двигая свинцовые от усталости ноги. Рука выдернула окровавленный меч. Острый клинок рассек воздух, рогатая голова отделилась от туловища и откатилась по траве.

* * *

Где-то рядом заржал конь. На поляну из рощицы выехали эльфы. Но не те, что вели их с Мирандой под конвоем.

Лошади под ними крупные, ухоженные. Страг рассмотрел их как следует. Тот, что впереди, явно главный. Лицо властное, хоть и с виду немногим за двадцать. Орлиный нос, серые, как весенний лед, глаза. С плеч спадает расшитый золотом плащ. Одной рукой он держал поводья, другой – небольшой заряженный арбалет. Наметанный глаз Страга сразу определил лорда. Свита из семи эльфов держалась позади, в руках тоже готовые к стрельбе арбалеты.

– Кто посмел убить гиорта, в которого я хотел пустить стрелу лично? – вопросил эльф.

Он холодно оглядел собравшихся. Взгляд уперся в Страга, скользнул по испачканной кровью куртке, мечу в руке. Обратил внимание на стоявшую рядом Миранду. Рыжие волосы девушки разметались по плечам, на платье кое-где налипли травинки.

Вперед выступил Годвир.

– Простите, ваша светлость! Гиорта убили случайно. Мы не собирались мешать охоте!

Принц посмотрел на Страга.

– Годвир, почему ты ведешь по нашим землям людей?

Эльфы заградотряда переглянулись. Поединщик сделал шаг вперед. Миранда держалась рядом. Испуг сошел с лица, она вновь стала княжной, властной и уверенной в себе. Но, понимая, что сейчас властность лучше не выказывать, предпочла промолчать.

– Твой зверь встал поперек дороги, – сказал Страг громко, так, что все повернулись к нему. – Пришлось зарубить.

Высокомерный эльф спешился.

– Почему у пленника меч?

– Ваше высочество… – начал Годвир.

Тот жестом велел замолчать. Подошел ближе и теперь с интересом рассматривал Страга.

– Ты сумел в одиночку убить гиорта. Похвально. – Эльф указал на леомун. – Откуда у тебя это?

– Ты принц, да? – спросил Страг вместо ответа.

– Это его высочество Келприд, ничтожный червь! – с жаром проговорил Годвир. – Упади перед ним на колени!

Глядя на принца, Страг саркастически улыбнулся, но встать на колени и не подумал.

– Так где ты взял леомун… мм… как тебя?

– Страг. И меня ведут к вашим старейшинам. Им я ответить обязан. А тебе – нет. Надоело отвечать каждому любопытному.

Миранда метнула в спутника испепеляющий взгляд, мол, какого черта, из-за тебя нас, чего доброго, убьют прямо здесь!

Эльфы притихли от такой наглости. Трое потащили из ножен мечи.

Губы Келприда раздвинулись в холодной улыбке. Однако принц поднял руку, призывая поданных остановиться.

– Решим дело поединком, – предложил он. – Ты сражаешься с двумя моими воинами. Положишь их – против тебя выйду я. Победишь меня – даю слово, тебя отпустят. Если выиграю я, ты мой раб до конца жизни. Согласен?

Страг смотрел на принца, словно пытаясь прочесть его мысли. Перспектива драться с хорошо подготовленными эльфами не радовала никак. Это отличный способ расправиться с ним, не приводя к старейшинам в этом их тайном селении. К тому же тогда этот чертов принц заберет подаренный матерью камень, который они все называют леомун. Нет уж, черта с два, подумал Страг. Он вспомнил, что в его крови плещется яд, постепенно выжигая все: если не отыскать Талисман, так и так жить всего неделю. Однако по сути выбора нет. Легче драться с тремя, чем противостоять всем эльфам, кто сейчас вокруг. Им только дай повод. Поединщик кивнул.

 

– Выбирай двоих.

Келприд улыбнулся. Принцу не хотелось отдавать приказ просто застрелить этого человека из арбалетов. Поединок всегда изящнее. К тому же это шанс для его личной свиты показать эльфам заградотряда свое превосходство.

* * *

Вперед вышли два эльфа. Один высокий. Светлые волосы изящно удерживаются у плеч заколками. Вроде бы по-женски, но, если присмотреться к суровому лицу, широким плечам и рукам со сбитыми костяшками, понимаешь, что заколки на волосах всего лишь прихоть. На самом деле это опытный и умелый боец.

Второй полнее и ниже ростом. Выглядит добродушным простаком. На губах беспечная улыбка, будто драться на смерть для него все равно что развеять скуку. Волосы короткие. Нос картошкой перебит. Рана почти свежая, значит, дрался недавно и, скорее всего, с кем-то из своих, предположил Страг. В бою, когда войско на войско, редко доходит до длинных рукопашных поединков. Там идут в ход стрелы, мечи или копья.

За рост и телосложение Страг назвал для себя первого эльфа Кузнечик. Второго – Медведко. Оба в зеленых маскировочных плащах поверх легких кольчуг.

Они положили арбалеты на землю, оставив на поясе меч и кинжал. У Страга в руках – только испачканный кровью клинок.

После расправы с гиортом поединщик чувствовал усталость, во рту было сухо, будто там вовсю палило солнце. Страг сделал глоток из фляжки, что дал волшебник. Целебный отвар окатил рот горечью, но поединщик ощутил прилив сил.

Тронув его за локоть, Миранда указала вперед. Из-за спин воинов вышла закутанная в плащ неприметная фигура.

«Маг, – предположил он, чувствуя укол внутри, – значит, поединок все же честным не будет».

Страг посмотрел на принца, Кузнечика и Медведко. Остальные расступились, образуя широкий круг для боя.

Но все это было зря. Маг начертил в воздухе один за другим два символа, и лес вокруг них пропал.

Все вокруг поменялось. Поединщик обнаружил себя на деревянном мосту. Пальцы судорожно вцепились в перила. Он разжал их и огляделся.

Снизу шумит река, рядом до самого неба возвышаются горы. На пиках догорают вишневые отблески заката. Рядом на высоте моста – дом на сваях. Принц эльфов сидит на резном деревянном троне в беседке у дома. Маг с ним рядом, лицо скрывает капюшон.

На скамейке возле них сидит девушка в цветном халате. Пальцы бегают по отверстиям поднесенной ко рту свирели. Над водой несется мелодичный звук, как бы смягчая ее шум и нежно с ним переплетаясь. Миранда – рядом с принцем, а остальные эльфы поодаль на берегу, возле бамбуковых строений рыбацкой деревушки.

«Никогда еще не дрался под музыку», – подумал Страг с мрачной иронией. Все происходящее выглядело странным спектаклем.

На другом конце дощатого моста он увидел Кузнечика. Тут в ряд могли пройти трое, места для боя достаточно. Страг понимал, что это морок. Оставалось неясным, ради чего это все. Разве не легче подраться в лесу, где они были сначала? Без мага и этой, пусть и красивой, иллюзии?

Келприд хлопнул в ладоши, и Кузнечик двинулся вперед, со стуком шагая по доскам моста.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru