Друзья поневоле

Галина Романенко
Друзья поневоле

© Галина Романенко, 2021

ISBN 978-5-0053-5629-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Друзья поневоле

Дружба от не дружбы близко живет.

Пословица

Глава 1. Снежный Буран

Белоснежный миури прошелся по лавке. Встал на задние лапы и поправил передними криво висевшие тушки дичи. Его отец Тантис был Побратимом охотника Эштона Карни. Сын Эштона Рикар и Снежный Буран торговали

«готовой продукцией» в виде тушек птиц и мелких животных. Крупные туши обычно разделывали и сдавали в трактиры. Изредка в лавку попадало мясо оленей и лосей. Тогда хозяйки с громкой бранью носились по лавке, норовя увести кусок поаппетитнее из-под носа товарки. В такие моменты Буран и Рикар метались перед при-лавком, следили чтобы не забыл кто оплатить покупку. Часто им давали в помощь брата Бурана, который больше мешал, чем помогал. Тениз был медлительным тугодумом и приходилось смотреть еще и за ним. Чтобы не отдал неоплаченный товар. Кроме того, в лавке в уголке были развешаны пучки лечебных трав и на маленькой полочке стояли дешевые микстуры. Жена Эштона была травницей и лекаркой. Она приносила в лавку свои травы и микс-туры и устраивала их в уголке. На листике было написано, что от чего и в каких дозах принимать. Продавал их Буран. Рикар читать особо не любил и вникать в названия лекарских снадобий не хотел.

Сегодня особенного наплыва покупателей не было. Рикар принес в большой сумке несколько кусков свежего мяса и повесил их на видном месте. По какой-то причине сей факт прошел мимо пристального внимания местных кумушек и свежее сочное мясо спокойно висело на крюках. Буран прохаживался по лавке, принюхи-вался, не появился ли где предательский душок. Но, нет. Весь товар был свежим. Он кивнул и Рикар, слегка расслабившись, облокотился обоими локтями на стойку. Вдруг Буран насторожился. Повел ушами. И повернул голову к левой стене. Рикар вопросительно на него посмотрел.

– «Сюда идет маг. И он готов применить колдовство. Я почувствовал его Силу, – Буран посмотрел в глаза Рикару и добавил, – положи амулет под стойку. Если он его и почувствует, то лишенный возможности колдовать не сможет оказать на нас ментальное давление».

Здесь уместно небольшое отступление, дабы у читателя прояснилось в голове. Существует амулет, изготовлен-ный из инеита, который гасит любое проявление магии в радиусе своего действия. Последний зависит исклю-чительно от размера кристалла. Размер кристалла определялся возможностями кошелка заказчика. Инеит был редок и амулеты стоили очень дорого. Но они того стоили.

Теперь, что касается Бурана. Снежный Буран принадлежал к миури – расе крупных разумных собак. Их создали маги Большой Академии Магии в Златограде. Экспериментом руководил гном Архивус, бывший в тот момент Начальником этой самой Академии. Маги хотели добавить частичку разума своим любимым собакам, но эксперимент вы-шел из-под контроля, и маги полностью обменялись сознанием со своими соба-ками. Так и зародилась раса миури. Скажу вам по секрету, как собачник. Я жалею, что моя собака не миури. Как бы мы с ней славненько болтали.


Но, все. Мы отвлеклись. Миури вместе с сознанием получили души и магические способности магов и теперь в них вопло-щались души, принадлежавшие раньше представителям самых различных рас. Но они ничего не помнили о своей прошлой жизни. Магические таланты миури тоже получали самые разные и бывало, что далеко превосходили двуногих магов. У Бурана был очень редкий дар. Он чувст-вовал малейшее возмущение магичес-кого фона. Мог почувствовать применен-ную магию, даже если ее источник уже исчез. Такой талант редко находил себе применение в обычной жизни, но иногда, все же, находил.

Итак, Буран почувствовал приближение

мага, который собирался воспользоваться своей магией. А вот для чего? Первая мысль, возникшая в головах лавочников, была о том, что их хотят обворовать или, как минимум, взять товар и не расплатиться. Рикар тихонько положил амулет с инеитом под прилавок и оба поприветствовали вошедших по-купателей. Вошедшие огляделись. Один из них, выглядевший моложе, сказал: – Мы не собираемся ничего у вас воровать. А, как вы догадались, что мы – маги? Ведь я применял магическую Силу минут двадцать назад, когда запускал Ворота.

Буран всмотрелся в говорившего. Он почувствовал, примененную ментальную магию, а вот для чего ее приме-нили, сказать не мог. Старший внимательно посмотрел на миури и сказал: – Мое имя – Авалон Гранье. Я – На-чальник Большой Академии Магии Златограда. Через шесть десятидневок вступительные экзамены. Вот возьми. Предъявишь этот кругляш дежурному на входе, и он подскажет куда тебе нужно обратиться. Я беру тебя на бесплатное место на факультет Ментальной Магии, так что о деньгах не волнуйся. Впервые встретил такое сильное проявление Дара подобного рода. Мне самому интересно, что из тебя может получиться при соот-ветствующем обучении. Если ты, умен и не ленив, то это твой шанс. Не будешь же ты, остаток жизни торговать кроличьими тушками?

Буран отрицательно замотал головой, потом утвердительно закивал и в результате выдал: «– Я очень хочу учиться, но нас у родителей шестеро и… я даже не надеялся. Благодарю вас, господин Авалон. Я обязательно буду на вступительных экзаменах!»

Авалон улыбнулся, потом указал на свежие куски: – А теперь заверните нам это аппетитное мясо, вот деньги и не растрачивайте на нас зря свой амулет. Рикар вручил сверток, принял деньги и начал отсчитывать сдачу. Маги рассмеялись, Авалон отрицательно мотнул головой, и они вышли из лавки. Рикар отделил две монетки и подви-нул Бурану: – Твой доля с той сдачи, что они не забрали.

Миури кивнул, но он явно уже отсутствовал в лавке. Все его помыслы были в Академии, о которой он давно и страстно мечтал, но прекрасно понимал, что ему туда не попасть. Рикар только плечами пожал. Учиться он не любил и не хотел. Освоил письмо, счет и считал, что ему этого вполне достаточно для безбедной жизни. Мечты и чаяния Бурана были для него за гранью понимания.


Глава 2. Гном Торвин из Подгорья Чугунного Лома по кличке «Длинный нос».

Торвин сидел за поворотом длинного коридора и тихонько морщился от боли. Болела задница, принявшая на себя материнский гнев в виде большой и тяжелой чугунной сковороды. Торвин сказал себе, что его здесь не понимают и не ценят. Гном обладал талантом буквально «чувствовать» суть рунной формулы. Нанесенная на любую поверхность она тут же начинала действовать. Очень ценный Дар, который мог бы сделать его уважа-емым и богатым Рунным кузнецом, если бы не одно, «но»! Торвин любил совать свой нос куда не надо и талант свой использовал не на благое дело своего народа, а на собственные каверзы и проделки. Вот и сейчас. Торвин создал поистине гениальное изобретение, которое будучи применено в благих целях имело бы далеко идущие последствия. Длинный Нос нанес на стену возле кухонного воздуховода ма-а-алюсенькие руны. Воздуховоды соединялись между собой, и на кухнях соседей воздуховоды были точь-в-точь такие же. Под различными пред-логами проскользнув на кухни соседок Длинный Нос нанес руны, которые наоборот, передавали звук дальше. Матушка Финрун сначала была очень довольна, когда до ее ушей долетали все сплетни, шептавшиеся на сосед-них кухнях. Но! Этим утром она услышала, как аппетитная вдовушка рассказывала о том, что Айульф помог ей нарубить дров для печки. Все ничего, но он был законным мужем госпожи Финрун и это послужило поводом для крупной семейной разборки. В результате которой папаша Айульф задумался, как бывшая на своей кухне жена могла все это услышать. Осмотрел воздуховод, увидел руны. Дальше путем логических выкладок всплыло имя Торвина, который и расплатился за свой криминальный талант.

Итак, Торвин потирал отбитый зад и строил планы мести. Вдруг до его ушей донесся обрывок разговора:

– … перейдем через Ворота графа Типфейта в Златоград. Как раз успеем вместе с рыбаками свой товар отвезти.

Длинный Нос задумался. Вот он, шанс. У Торвина были карманные деньги, и он решил, что на первое время ему хватит. Главное, успеть на экзамены в Академию Магии. Торвин был уверен, что его талант поможет ему посту-пить. В родном Подгорье ему стало тесно.

Торвин тихонько забрался в телегу, груженную ломами, кирками, лопатами, мотыгами и прочими инструмен-тами для тяжелого физического труда и затаился. На большой чугунный котелок нанес руны, скрывающие его от любопытных глаз. Надел усовершенствованный котелок на голову и затаился, как мышь в амбаре. Побег удался. Прожарившись на летнем солнце почти до потери сознания, гном сполз с телеги и шмыгнул в проулок. Там была тень и возле одного из домов по камням сбегал тоненький ручеек. Вода была прохладная, и наскоро утолив жажду Торвин пошел искать, где находится Академия Магии. Немного побродив, наткнулся на указатель, потом еще на один и потихоньку вышел к огромному зданию, бывшему искомой Академией.

Справился у дежурного в фойе, насчет экзаменов и с радостью узнал, что они завтра утром. Переночевать в фойе ему не разрешили, но гном особенно не настаивал. Чуть отойдя от Академии, он увидел небольшой лесок. Решил, что летом он не замерзнет и вполне может переночевать там.

Эйлир нашел Риэлу. Она была жива, но на сносях. Предстояло пережить еще и это. Отцом ребенка был один из

Утром перекусил захваченными из дома лепешками, напился воды в ручейке и пошел к Академии. Там уже все суетились и бегали. Торвин подошел к дежурному и узнал, куда ему идти. Пройдя по коридору, увидел троих гномов и двух человек. Стал ждать вместе со всеми.

Начался экзамен. Пока остальные демонстрировали свои таланты, Торвин напряженно размышлял. И доду-мался. Взял свой невидимый котелок и выставил его на стол преподавателя. Тот услышал стук, но самого пред-мета не видел. Спросил, как сделал. Торвин объяс-нил. Затер нанесенные руны и нанес руны укреп-ления. Котелок благополуч-но выдержал удар боевой секиры. Преподаватель только головой покачал. Спросил, что он еще может. Торвин подошел к задней стене и нанес на нее нес-колько рун. Стена стала прозрачной и за ней обна-ружилась парочка в весьма интимной позе. Торвин быстренько затер руны. Стена снова приобрела первозданный вид, а поч-тенный преподаватель хмыкнул и зачислил Торвина на вожделенное бесплатное место. Гном облегченно вздохнул. Стоимость обучения в Академии была за гранью его восприятия и осознать такую сумму житель дале-ко не самого богатого Подгорья попросту не мог. Длинный Нос поблагодарил свой талант и смекалку. Он посту-пил в Академию. Теперь, даже если родители его и найдут, то наказывать будет не за что и возвращать блудного сына в семью, где кроме него было еще семеро парней никто не станет.

 


Торвин спустился в фойе Академии, уселся около огромного цветка в горшке и принялся пересчитывать свою наличность. Пояс придется затянуть, но до первого дня занятий, когда можно будет поселиться в общежитии и поесть в столовой, он дотянет. Гном повернул голову и узрел крупного белого пса, который был занят такими же подсчетами.

– Разве собаки учатся в Академии, – не удержался Торвин и брякнул, – ой, извините, если что.

«– Я – не собака. Я – миури. Разумная раса. Ты, наверное, из южного Подгорья? Мы живем в основном на севере Междугорья и южане о нас не знают».

– Да, я с Рыбного Моря из Подгорья Чугунного Лома. Сбежал из дома, чтобы поступить сюда. А ты?

«– Меня пригласил сам господин Авалон, Начальник Академии. Он покупал в нашей лавке мясо и заметил мой талант. Я поступил на бесплатное место. Нас в семье шестеро, так что… А, ты? Ты, поступил?»

– Да, и тоже на бесплатное место. Нас, восемь парней и две девочки. Так что… – Торвин улыбнулся и развел руками.

«– Давай одну комнату на двоих снимем. Самую маленькую и дешевую. Я ведь миури. Могу и на коврике поспать, а тебе кровать нужна. Мы могли бы поохотиться, а тушку отдать за обед. И сами поедим. Я умею охотиться».

Стемнело. Буран сумел придавить молоденькую серну, которую и взвалил на плечи Торвин. Они пришли в трактир. Договорились, что за серну их покормят ужином и сдадут маленькую комнатку на двоих. Жизнь потихоньку налаживалась и появился шанс дотянуть до первого дня занятий.

Глава 3. Марвин Нэш

Марвин сидел в библиотеке, с ногами забравшись в глубокое кресло. Перед ним на большом массивном столе лежали несколько свитков и толстая книга с пустыми листами. Рядом стояла большая чернильница, сделанная в виде пузатой бутылки, из которой торчало длинное черное перо. Марвин только что закончил записывать понра-вившееся ему заклинание в книгу. Ради эксперимента он решил проверить действенность этого самого закли-нания на натуре. Вложив побольше Силы Марвин прочел вслух заученное наизусть заклинание. И стал ждать результата, который не замед-лил сказаться. Посреди библио-теки возник призрак мужчины, одетого по моде позапрошлого века. Призрак «посмотрел», если можно так сказать, на сидевшего в кресле парня и заговорил. В тишине библиоте-ки раздался шелестящий тихий голос: – Ты, на правнука моего похож. Но, ты, не он. Кто, ты? У кого из моих перепуганных до икоты потомков хватило сме-лости сунуть нос в мои свитки.



– Меня зовут Марвин. Я – внук твоего правнука. Я хочу посту-пить в Академию Магии. Учить-ся на некроманта, а мать буб-нит, что лучше идти в школу Меча, как все юноши благород-ной крови. Ну, не хочу я желе-зяками размахивать вместе с кучей придурков, плохо зна-ющих алфавит. Владеть оружи-ем я учусь, тренируюсь регу-лярно, но сделать это делом всей жизни… Не хочу и не буду.

– Хоть у одного характер есть. А, как громко назвали! Не иначе в честь самого Марвина из Рода Серой Совы, от которого мы, якобы, ведем свой Род.

– И здесь вранье?

– Ну, не совсем. Моя бабушка была с ним очень близко знакома. Так что, полностью исключить такую возмож-ность нельзя.

Скрипнула дверь и в библиотеку вошла темноволосая стройная женщина и седой мужчина который, увидев призрак предка, хмыкнул и сказал: – Я же говорил, что из парня будет толк.

– Папа, и ты туда же. Ну, какой из него некромант?! Баловство одно.

– Не скажи, дочка, не скажи. Вызвать призрак моего прадедушки, бывшего самым сильным из известных мне некромантов… И это в тринадцать лет. Решено, парень едет в Академию. Хватит ему за твои юбки держаться. Кроме него у нас еще два оболтуса, которые только и годятся на то, чтобы мечом размахивать.

– Что я слышу?! Внучек, ты хоть на старости лет заговорил, как мужчина. Если парень не поедет в Академию, я вам спать не дам. Моих талантов на это хватит.

– Марвин, иди к себе, – мать предприняла попытку приструнить зарвавшегося отпрыска. Но не тут-то было. Почуяв возможность свободы выбора, парень упрямо замотал головой и остался сидеть в кресле.

– Молодец, парень. Ты – мужчина и сам должен решать свою судьбу. Внучек, как тебя там, проследишь, чтобы Марвин поступил в Академию. Или я вас так отделаю… Вы, у меня забудете, что такое спокойный сон, – призрак резко развернулся, и пройдя сквозь стену, исчез.

Марвин поплотнее утвердил свой зад в кресле и зыркнул на мать. Та, после исчезновения призрака, снова вернула себе привычку командовать сыном, которого считала чем-то вроде своей собственности. Сезен Нэш, Владетельный граф и отец Марвина по совместительству, в семейные дела не вмешивался, считая это обязан-ностью жены. О желании сына поступить в Академию Магии он даже не знал. Поэтому Гила Нэш и считала себя вправе единолично решать судьбу сына. Ее отец, старый Джеффри из Рода Серой Совы, ныне обедневшего, был почетным членом семьи своего зятя, но реального веса его голос не имел. Марвин все это прекрасно знал, поэ-тому свой гримуар далеко от себя не клал и старался держать под рукой.

– Марвин, отправляйся в свою комнату. Через год, ты, поедешь в школу Меча.

– Не поеду, – отрезал сын, почуявший свою Силу, и понявший, что это единственное, на что он может надеяться. Мать резко шагнула к нему, видимо собираясь, как и до этого, оттаскать неслуха за уши. Но не тут-то было. Па-рень быстро произнес какую-то фразу. На Гилу повеяло холодком и за спиной раздался скрипучий голос призра-ка: – Я, Готган из Рода Серой Совы приказываю тебе оставить парня в покое. Или, ты, думаешь, что, выйдя замуж за толстый кошелек приобрела право командовать мужчинами нашего Рода?! Не будет этого! Парень едет в Академию или я твоего простолюдина-муженька вытолкаю вон из своего замка.

Женщина попятилась, покосилась на злорадную физиономию своего строптивого сына и заявила: – Деньги все равно должен дать твой отец. А я позабочусь, чтобы он их тебе не дал! – и вылетела из библиотеки, громко хлоп-нув дверью.

Марвин скорчил рожу закрывшейся двери и пробурчал: – Я на бесплатное место поступлю. Мне хватит моих способностей.

– Я сам буду тебя учить. Чтобы наверняка хватило, – заявил призрак старого некроманта. Марвин довольно улыбнулся и взялся за перо. Записывать новые заклинания.

За последующий год в замке произошло много интересного. По коридорам бесшумно скользили призраки. Однажды на Сезена Нэша налетела огромная серая сова. При попытке ее отогнать сова заухала, прошла сквозь оторопевшего мужчину и с громким уханьем скрылась за поворотом коридора. Сезен пошел следом и увидел посреди коридора большое серое совиное перо. Оно слегка шевелилось на сквозняке. Мужчина взял перо в руку, попытался его получше рассмотреть, но оно вдруг взлетело в воздух и с громким хлопком исчезло.

Его жена теперь без крайней нужды старалась ночью по коридорам сама не бродить. Слуги тоже тихими мышами сидели по своим комнатам. Старого Джеффри призраки и совы не трогали, и он спокойно ходил по естественной надобности в любое время суток. Также спокойно себя чувствовала старенькая нянька Марвина, которую на крутой лестнице даже поддержал под руку галантный призрак в старинном костюме. Однажды, в середине весны, Сезен сидел в кресле в своем кабинете и курил трубку, попивая старое вино. Он был один и наслаждался минутами покоя, которые в многочисленной семье выпадали нечасто. Вдруг в кресле, стоявшем напротив, материализовался призрак некроманта Готгана. Не тратя время на приветствия и разглагольствования, он сказал: – Ну, что, ты готов оплатить учебу своего сына в Академии Магии? Или нужно, чтобы я тебя и дальше сопровождал до ночного горшка? Заодно устраняя своим присутствием возможный запор.

Сезен покосился на призрак, глубоко затянулся, хлебнул вина и сказал: – Я оплачу обучение Марвина, при условии, что с этой минуты, вы, будете тренироваться подальше от моего кабинета.

Призрак поклонился и исчез в стене. Через три месяца Марвин стоял в фойе Академии Магии и спрашивал у дежурного, где проходят вступительные экзамены некромантов. Пройдя в указанном направлении, парень оказался в кучке таких-же, как и он. Через несколько минут начался сам экзамен. Марвин заблаговременно прочел заклинание, отвязывающее призрак от места смерти. Старина Готган материализовался посреди ауди-тории и без обиняков заявил, что Марвин имеет большой потенциал и владеет «неплохими заклинаниями», как он выразился. На вопрос, кто он собственно такой, Готган заявил, что он некромант из Рода Серой Совы. Внук самого Марвина, и это он обучал парня. Преподаватель хмыкнул, посмотрел на странную пару и… принял Марвина, заявил, что он тоже видит потенциал и принимает Марвина в Академию. Правда учиться он будет без своего призрачного наставника. Призрак исчез, а Марвин довольный уселся на свое место. Он все-таки поступил в Академию.

Глава 4. Роковая прогулка

Буран и Торвин первыми вошли в общежитие Академии. Еще бы они не были первыми. Выспавшись за день, гном и миури ровно в полночь спустились в обеденный зал гостиницы, расплатились с хозяином и медленно пошли к зданию Академии. Побродили по ночному Златограду, объяснили задержавшим их стражникам, что они идут в общежитие Академии. Те хмыкнули, но пропустили. Когда небо начало сереть, друзья уже крутились около входа в главный корпус. Дежурный высунул голову в двери и спросил, что им нужно. Услышав, что они первокурсники и хотят попасть в общежитие, направил в нужную сторону. Так, что, как только открылась дверь, Буран и Торвин вошли в здание. Поднялись на третий этаж и увидели открытую дверь под номером «три». Заглянули внутрь. Там было две комнаты. Вторая явно была спальней и в ней стояло четыре кровати. У миури вещей не было, только «парадный» ошейник, одетый поверх повседневного. У Торвина был узелок с запасными вещами и непотопляемый котелок. Он положил их на короткую кровать. На вторую короткую кровать Буран положил свой «парадный» ошейник. Потом гном уселся в кресло, стоявшее напротив входа, а миури улегся рядом на ковре.

Зашумели голоса, раздались торопливые шаги. Учащиеся начали заходить в общежитие. В комнату к друзьям заглянул высокий солнечный эльф и представился: – Эйлир из Рода Белого Легрифа. Я вижу, что вас двое и вы, кажется, заняли короткие кровати. Я хотел бы поселиться вместе с вами, тем более, что длинные кровати свободны.

Дело в том, что из четырех кроватей, бывших в спальне, две были длиннее и шире, а две – уже и короче. Если в

одной комнате селились все ученики, имевшие высокий рост, то приходилось решать вопрос с кроватями. Эльф это быстро понял и решил воспользоваться моментом.

Торвин и Буран переглянулись и кивнули. Длинные кровати им были не нужны, а эльф вызвал симпатию у обоих. Эйлир вошел в комнату, огляделся, потом пошел в спальню, положил свои вещи на одну из длинных кроватей. Вышел в первую комнату и уселся в кресло рядом с Торвином.

– Я так понимаю, что вы Побратимы? – эльф вопросительно посмотрел на гнома, потом перевел взгляд на миури.

– Нет, мы случайно познакомились в фойе, потом вместе сняли комнату… ну, и подружились. Потом решили вместе поселиться, – объяснил Длинный Нос.

– А вы, на каких факультетах? – эльф оказался общительным и любопытным.

– Я, на факультете Рунного Мастерства, – ответил Торвин.

– «А я буду учиться Ментальной Магии. У меня немного необычный Дар. Вот, ты, сейчас пытаешься нас прощу-пать и используешь Заклинание Распознавания Лжи. Это и есть мой Дар. Чувствовать применение Магии», – объяснил Буран.

– А если я уже использовал заклинание, ты, можешь определить какое? – у Эйлира загорелись глаза. Такой Дар он еще не встречал.

 

– «Я точно определяю, что была применена магия, но определить какое именно заклинание использовали могу редко. Поэтому я пришел в Академию», – объяснил миури.

В комнату заглянул довольно высокий парень и сказал: – Вас трое, могу я к вам поселиться? У всех двери закрыты, ваша только открыта.

Эльф, гном и миури переглянулись и синхронно кивнули. Парень вошел в комнату и представился: – Марвин Нэш. Мне куда вещи положить?

– На вторую длинную кровать. Тебе повезло. Гном и миури заняли две короткие. О!!! Простите меня. Я не спросил ваши имена! Еще раз извините мне мою болтливость. Отец не зря меня ругал, – эльф, смутившись, накрутил на палец прядь длинных черных волос, сильно ее дернул, ойкнул и смутился еще больше.

– Торвин из Подгорья Чугунного Лома, – представился гном, – это на Рыбном Море. Рядом и городок есть. Сушеная Тарань называется. И… ну, это… кличка еще у меня есть… Длинный нос. Ну, это, любопытный я. Вот и прозвали.

– «Снежный Буран. Я – миури. Вы, и так это поняли, – миури взмахнул хвостом, – Марвин, а ты на каком факуль-тете?»

– Некромантии и Призыва Духов. Моя мама из Рода Серой Совы, – объяснил парень.

– А чем известен этот Род? – спросил Эйлир, к которому вернулась его обычная болтливость.

– Основатель нашего Рода самый известный из некромантов, Марвин Серая Сова. Меня в его честь дед назвал. Мой дед праправнук Серой Совы, – объяснил Марвин-младший и добавил, – Эйлир, а у тебя какая магия?

– Я тоже на Ментальную Магию поступил, как и Буран. У меня немного получаются иллюзии, могу внушить что-нибудь. Вот Торвину смог внушить, чтобы он нос почесал, а Буран моему воздействию не поддается совершенно.

– «Все миури владеют ментальной магией. Иначе, мы бы даже миску не смогли подвинуть. А я еще и специально тренировался. Сам я не могу кем-то управлять, а вот выставить ментальный защитный щит могу.

В этот момент в коридоре раздался громкий голос: – Я – завуч вашего крыла Сигурд Торсон. Вы, должны слу-шаться меня, как родного папу и даже лучше. Сейчас, вы, прекратите болтовню и пойдете в главный корпус слушать вступительную речь господина Авалона.

После этих слов захлопали двери и раздался шум шагов.

– Пошли, – сказал Марвин и первый вышел из комнаты. За ним выбежал Буран. Торвин и Эйлир замялись в дверях. Каждый старался быть вежливым и пропустить другого. В результате вперед шагнули оба и застряли. Расхохотавшись, все-таки протиснулись и побежали догонять Марвина и Бурана. Так и началась дружба четверых парней, принадлежавших к разным расам.

Сообразительные, талантливые парни оказались большими любителями разных шалостей. Проучившись первый курс без каких-либо приключений, на втором компания отметилась выходкой, надолго запомнившейся всей Академии.

Однажды, дождливым осенним вечером компания сидела около камина и тихонько зубрила домашнее задание. Марвин опробовал заклинание призыва. Посреди комнаты возник дух рослого широкоплечего мужчины. Буран, бросив в его сторону быстрый взгляд сказал: – «На господина Торсона похож. Такой же огромный».

– Вот бы его вместо настоящего Торсона поставить и заставить делать, что мы скажем, – мечтательно пробормотал Торвин.

– Не выйдет. Сразу видно, что он прозрачный. Только девчонок попугать, – разочарованно протянул Эйлир.

– Нужно, чтобы ты, такой большой скелет призвал. Я на него рунную формулу нанесу, и он будет двигаться, —

предложил Торвин.

– Хорошо, пошли на учебное кладбище. В комнате я его никак не призову, – Марвин потянулся за курткой. Через

полчаса перед компанией стоял скелет, при жизни явно принадлежавший рослому широкоплечему мужчине. Парень что-то быстро сказал и все, включая скелет, прошмыгнули в дверь для обслуги.

– «Зачем он вам? Какую пакость, вы, еще придумали»? – рассудительный Буран попытался остановить приятелей.

– Смотри, что будет, – хихикнул Торвин и быстро нанес на берцовую кость скелета какую-то рунную формулу. Скелет резво потопал к выходу из коридора.

– А ну, назад, – рыкнул Марвин и тот послушно застыл на месте. К скелету подошел Эйлир. Замер, сосредоточенно прикрыв глаза. Вокруг скелета заклубилась легкая дымка и вот посреди коридора стоит господин Торсон собственной персоной. Эйлир еще что-то пробормотал и Торсон-два бодро потопал на этаж парней. Вышел на середину длинного коридора, в который выходили двери из всех комнат и громогласно объявил: – Всем выпускникам собраться около кабинета Начальника Академии. Господин Авалон лично будет обучать вас пить не пьянея. Вы – будущие Маги и обязаны владеть таким умением. С собой взять свою кружку.

Пушистая задница Бурна почуяла крупные неприятности, но бросать друзей было не в его правилах, и он сделал вид, что осматривает помещение на предмет использования магии. Это позволило ему задержаться на лестнице, в то время как толпа учеников, возглавляемая мнимым Торсоном, бодро прошлепала к дверям кабинета Начальника Академии. Друзья стояли в первых рядах, поскольку скелетом все же нужно было управлять и далеко отойти они не могли.

Господин Авалон уже собирался идти домой. Время было позднее, секретарь уже ушел и Начальник, самолично заперев дверь своего кабинета, быстрым шагом пересек приемную. До его ушей донесся гомон и какой-то непонятный звон. Выйдя в коридор господин Авалон узрел перед собой толпу будущих магов с кружками в руках. Стояли одни парни, девушек не было.

– По какому поводу собрание? – спросил Начальник. Все недоуменно переглянулись, и староста крыла, выйдя вперед, заявил: – Вы же, сами приказали собраться у вашего кабинета. Вы, будете обучать нас пить не пьянея. – Лицо господина Авалона приняло непередаваемое выражение. Староста не придумал ничего лучшего, как заявить: – Господин Торсон приказал. Да вот и он, сами спросите.

Здесь и задницы Торвина, Марвина и Эйлира почуяли запах паленого. Друзья тихонько растворились в тени длинной лестницы, а скелет потихоньку начал приобретать первозданный вид. Самые сообразительные уже почуяли неладное и тихонько исчезли на той же лестнице. До оставшихся потихоньку тоже начало доходить, что их разыграли и они предприняли попытку тихо исчезнуть. Но не тут-то было. Авалон уже понял, что произошло и потребовал привести к нему авторов идеи. Оставшиеся обалдело переглядывались. Начальник Академии начал подозревать, кто были авторы. Прибежавший на шум дежурный, был отправлен на кафедру Некромантии. Через несколько минут пришел завкафедрой и отправился вместе со скелетом на академическое кладбище. Тот же дежурный был послан за Торвином, Марвином и Эйлиром. Последние успели переодеться и шмыгнуть в постели. Буран уже давно лежал на ковре около камина. Невзирая на изумленные физиономии, друзья были доставлены к начальству. Буран пошел вместе со всеми. Из солидарности.

Господин Авалон сказал, что прямых доказательств у него нет, только подозрения. Но, еще одна такая шутка, и шутники могут вылететь из Академии. Друзья притихли и третий курс все проучились без приключений. За это время Эйлир успел влюбиться в красавицу-эльфийку, учившуюся на Боевого Мага. Марвин обхаживал девушку, учившуюся на лекаря. Торвин никого не обхаживал. Гномок в Академию родители не посылали, а с девушками Длинный Нос флиртовать не рисковал. С эльфийками, тем более. Буран был в единственном экземпляре и поневоле все свободное время посвящал библиотеке. В которой откапывал много интересного и не жалел об отсутствии дамы.

Так они и доучились до диплома. Мелкие шутки были, но до вмешательства господина Авалона дело не доходило. Торсон, будучи завкафедрой Боевого Мастерства, парням спуску не давал и отыгрался за шутку по полной программе, хотя это и пошло парням на пользу. Бурана он иначе, чем хвостатый лентяй не называл и заставлял бегать по кругу с секирой в зубах. От подобных тренировок плечи «лентяя» раздались, грудь стала шире и рослый миури производил весьма серьезное впечатление. Особенно когда демонстрировал пасть, усеянную длинными и острыми клыками.

Наступил Месяц Цветов. Впереди замаячили выпускные экзамены и долгожданный диплом. Был свободный день последней десятидневки. Компания выбралась в Златоград. Побродить по городу, развлечься. Эйлир и Марвин были со своими девушками. Торвин и Буран шли позади всех. Забрели на окраину, Мышиную Горку, как ее называли. Дальше начиналась березовая роща и, собственно, заканчивался город. За рощей было только небольшое селение.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru