Превышение скорости

Галина Игоревна Куриленко
Превышение скорости

Что-то где-то звенит…. Звонок в дверь? Меня нет дома. Я ушла, улетела, умерла…  Настойчивый же  кто-то! Иеговисты-пацифисты или очередной дилер-киллер будет всучивать мне чудо пылесос?

Поднявшись с дивана, укутавшись в плед, Наташа  нехотя поплелась открывать дверь. На пороге  стоял мужчина приятной внешности,  с папкой в руке и внимательно, не стесняясь, рассматривал её.

– Наталья Станицкая?  Я следователь областной прокуратуры Гайворонский  Александр. Можно войти?– Гость показал удостоверение.

Она посторонилась, опустив голову,  и впустила его в дом.  Мужчина вошёл, огляделся и, повернувшись к ней,  сказал.

– Я веду проверку расследования гибели вашего мужа Станицкого Алексея.

– Боже, три месяца прошло…  Три. Неужели нельзя оставить меня в покое?

– Я понимаю, что Вам нелегко. Но это не моя блажь. Я направлен областной прокуратурой для определения дальнейшей судьбы возбуждённого городской прокуратурой дела по факту гибели вашего мужа. Ознакомившись с имеющимися материалами в деле,  я должен уточнить кое – что, осмотреть место происшествия, задать  Вам несколько вопросов. Вы не против ответить на них?

Наташа  тяжело вздохнула, пожала плечами, указала рукой на кресло у журнального столика.

– Чай, кофе?

Следователь  постарался скрыть своё удивление радушием или формальной вежливостью хозяйки на фоне явного недовольства и  кивнул в знак согласия.

– Да. Спасибо. Чай.

– Сахар, лимон?

– Да.

Сбросив с плеч плед на диван, хозяйка  ушла на кухню и через несколько минут вернулась в комнату с подносом, на котором стояли две чашки душистого чая, сахар и вазочка с печеньем.  Поставила  его на журнальный столик, взяла одну из чашек и села, напротив на диван, обхватив чашку ладонями, словно, пыталась согреться. На улице была макушка лета , июль.

– Простите, лимона нет. Задавайте ваши вопросы. – Произнесла раздражённо, едва слышным  голосом.

– Давайте Вы расскажете мне события того  дня, когда погиб ваш муж, а потом я задам вопросы, если потребуется.

– Я рассказывала уже неоднократно. Хорошо. Расскажу , если надо… – Наташа сделала глоток горячего чая, продолжая греть ладони о чашку, откинулась на спинку дивана и заговорила.

– В тот день в конце апреля мы с Лёшей были приглашены на день рождения к его другу, который живёт на соседней улице. Это была пятница. Я работаю в отделении банка , управляющим. А Лёша редактором местной газеты. Рабочий день не нормированный. То я задерживаюсь, то он приходит позже. Поэтому договорились, что после работы забежим домой переодеться, когда освободимся и встретимся у Брагиных, у именинника. Я так и сделала , переоделась и отправилась в гости, надеясь, что муж уже там. Но его там не было. Не пришёл он туда и позже.

Она  замолчала, сделала ещё большой глоток, не выпуская чашку из ладоней.  Смотрела на  чайную поверхность, словно видела там происходящее в тот страшный день.

– Когда он не пришёл в гости и через три часа, я  пыталась дозвониться к нам, но телефон не отвечал. Я пошла домой, чтобы понять – почему он не пришёл поздравить друга? Думала, что скорее всего ,что-то на работе пошло не так и он не смог вырваться. Когда я подошла к дому, то увидела , что в холле горит свет, входная дверь приоткрыта, а на полу у двери лежит Лёша….

Наташа  замолчала. Поставила чашку с остатками чая рядом,  укуталась снова пледом, словно её знобило, и снова в ладони, как спасательный круг, взяла уже остывшую чашку.

– Можно я осмотрю дом? – Она  пожала плечами.

Следователь осмотрел холл, место у двери. Подошёл к лестнице.

– Что у вас на втором этаже? Спальни? Можно взглянуть?

Он медленно поднялся по ступенькам, остановился наверху, внимательно  осматривая ступеньки, перила, стену.  Спустился.

– Этот дом куплен вами совместно?

– Да . Мы его купили год назад. С деньгами помогли родители Лёши. Они живут на Севере, состоятельные. Теперь я должна продать его и вернуть им деньги. Так будет правильно.

– Простите за вопрос. Но я должен его задать. Ваш брак был удачным? Просто я видел ваши фото до замужества . – Александр указал на каминную полку где стояли фотографии в рамках. – И фото замужем спустя год, два?  Вы сильно изменились внешне. Простите, не в лучшую сторону.

– Наш брак был удачным. Просто, переезд из областного города в провинцию, смена обстановки, всё новое  – статус, работа, друзья, дом… Может это и стало причиной изменений в моей внешности? Или Вы хотите спросить – убила ли я своего мужа из-за неудачного брака? – С вызовом спросила Наташа, подняла глаза и не мигая смотрела на следователя. – Нет! Я его не убивала.

– Успокойтесь. Я ни в чём Вас не обвиняю.  Дверь была открыта, но из дома ничего не пропало? Не было беспорядка, разбросанных вещей?

– Ничего не пропало, и вещи все были на своих местах.

– А что вы думаете о смерти мужа? Кто мог сломать ему шею? У него были враги? Может по профессиональной деятельности?

– Лёша был не конфликтным. О его работе мы мало говорили.  Не думаю, что он мог кого-то довести до его убийства.

Задав ещё несколько ничего не значащих  вопросов, поблагодарив за угощение и потраченное время , предупредив, что может зайти ещё «на чай», следователь Гайворонский Александр Николаевич ушёл. Наташа  снова легла на диван и погрузилась в полусон. Ей не хотелось возвращаться в реальность. Завтра утром её поднимет необходимость идти на работу в банк. А пока – нора, берлога, отключенный телефон и дверной звонок.

…..

Александр Гайворонский был опытным следователем. Опытным, умным, скрупулезным профессионалом. А ещё у него был «нюх», интуиция. Ему отдавали дела с не раскрытыми преступлениями  местными следователями. Он,  как последняя инстанция,  решал –  стоит ли продолжать  расследование или не тратить  ресурсы на заведомый  «глухарь». Иногда, преступление раскрывалось в ходе  проверки ним хода следствия , свежий взгляд  позволял увидеть те мелкие, не замеченные раньше, улики, которые заставляли пойти другим путём и выйти на преступника.

Рейтинг@Mail.ru