Одиночество

Галина Игоревна Куриленко
Одиночество

Она шла по краю дороги, и дождь шёл рядом с ней. Мерзкий,  холодный, норовящий забраться под куртку, стекая по шее . Примета сработала  – оставь дома зонтик, отстегни капюшон, обуй туфли вместо сапожек ( весна, ведь, на дворе) и  обязательно пойдёт дождь. А сегодня ещё и с мокрым снегом! Она остановилась, достала из сумочки сухой носовой платочек, вытерла лицо, отвернувшись от струй дождя, наклонив голову. Вытерла, чтобы хоть на мгновение ощутить блаженство   тепла. Она замёрзла, очень замёрзла… А идти ещё долго.

Сзади показался свет фар. Она резко отступила вправо из-за страха оказаться под колёсами и нежелания попасться на глаза водителю проезжающего автомобиля. Ночью по обочинам дорог «порхали», только, ночные бабочки в поисках заработка и приключений. Она же не подходила под это определение ни по возрасту, ни по складу характера. Автомобиль проехал на большой скорости мимо, а она поспешила снова стать на твердь асфальта, так как рисковала потерять туфли в топкой жиже обочины.

Вышла, потопала ногами, пытаясь сбить прилипшую грязь.

– Глина. Так просто не отлипнет. – Услышала она рядом и вздрогнула от неожиданности.

Легковушка, пронёсшаяся, только что мимо , теперь стояла поблизости с раскрытой передней пассажирской  дверью. Водитель, высунувшись из своей двери по пояс, поторопил.

– Давай садись быстро.

– Нет, я не сяду! Я не эта…. Не та… Короче, Вы ошиблись, езжайте дальше.

– Дура, околеть хочешь? Садись, давай, не та-не эта! Там разберёмся.

 Тон его был  грубовато категоричным, не терпящим возражений. И вместе с тем внушающим доверие. Она  попыталась возразить спасательным, как ей казалось, аргументом – грязная обувь. На что получила грубое.

Рейтинг@Mail.ru