Убийство в поместье

Фиона Грейс
Убийство в поместье

ГЛАВА ШЕСТАЯ

С метлой в руках Лейси подметала пол магазина, гордым арендатором которого она теперь являлась, и ее сердце пело.

Она никогда прежде такого не чувствовала. Словно она полностью контролировала свою жизнь, и будущее принадлежало ей. В голове роились мысли и уже вырисовывались большие планы. Она хотела превратить большую подсобку в аукционный зал в честь своего отца, который так и не воплотил свою мечту в жизнь. За время работы на Саскию она посетила несметное количество аукционов (что примечательно, в роли покупателя, а не продавца), но была уверена, что справится с этим заданием. В конце концов, у нее не было опыта в управлении магазином, и вот она здесь. Да и к тому же, все стоящее дается нелегко.

В этот момент она заметила человека, который проходил мимо и вдруг резко остановился, глядя на нее через окно. Она отвлеклась от уборки, надеясь, что это Том, но поняла, что человеком, стоящим перед ней, как вкопанный, была женщина. И не просто какая-то женщина, а знакомая Лейси. Худая, как трость, в черном платье и с такими же длинными темными вьющимися волосами, как у Лейси. Это была ее злая сестра-близнец – продавщица из соседнего магазина.

Женщина ворвалась в магазин через переднюю дверь, которая была не заперта.

– Что вы здесь делаете? – требовательно спросила она.

Лейси прислонила метлу к прилавку и уверенно протянула женщине руку.

– Я Лейси Дойл. Ваша новая соседка.

Женщина уставилась на протянутую руку с отвращением, будто она была покрыта червями.

– Что?

– Я ваша новая соседка, – повторила Лейси с той же уверенностью в голосе. – Я только что подписала договор аренды.

Женщина выглядела так, будто ей только что влепили пощечину.

– Но…– пробормотала она.

– Это ваш магазин, или вы просто здесь работаете? – начала Лейси, пытаясь привести опешившую даму в чувство.

Женщина кивнула, будто находилась в трансе.

– Мой. Я Тарин. Тарин Магвайр.

Затем она вдруг потрясла головой, будто пытаясь преодолеть удивление, и заставила себя приветливо улыбнуться:

– Как чудесно иметь новую соседку. Отличное место, не правда ли? Уверена, плохое освещение также сыграет вам на руку: оно скрывает потрепанность.

Лейси сдержала возникшее удивление. За годы общения с пассивно-агрессивной матерью она научилась не поддаваться на провокации.

Тарин громко засмеялась, словно пытаясь сгладить оскорбительный комплимент.

– Так расскажите мне, как вам удалось арендовать это место? Я слышала, Стивен решил продать его.

Лейси лишь пожала плечами.

– Решил. Но потом передумал.

Тарин выглядела так, словно съела кислый лимон. Ее взгляд метался по всему магазину, а нос, который она уже второй раз за день высокомерно задрала перед Лейси, казалось, устремлялся все выше к потолку по мере того, как отвращение Тарин становилось все более и более заметным.

– Ты собираешься торговать антиквариатом? – добавила она.

– Так точно. Мой отец занимался этим, когда я была ребенком, так что я иду по его стопам в знак уважения.

– Антиквариат, – повторила Тарин. Очевидно, мысль об антикварном магазине по соседству с ее шикарным магазином модной одежды не прельщала ее. Она смотрела на Лейси, как ястреб. – У тебя же есть разрешение на такую деятельность? Приехать из другой страны и открыть магазин?

– С нужной визой, – холодно объяснила Лейси.

– Очень…интересно, – ответила Тарин, по всей видимости, очень тщательно подбирая каждое слово. – Я о том, что когда иностранец хочет получить в этой стране работу, компания должна представить доказательства, что никто из местных не подходит на эту должность. Я просто удивлена, что такие же правила не применяются при открытии собственного дела…

Презрение в ее голосе становилось все более очевидным.

– И Стивен сдал его тебе, чужестранке, просто так? После того, как магазин освободился всего два дня назад? – натянутая вежливость, которую она старалась проявить, казалось, стремительно сходит на нет.

Лейси решила не поддаваться на провокации.

– Мне просто повезло, правда. Стивен оказался в магазине, когда я осматривалась. Он был потрясен тем, что старый арендатор бросил его и оставил после себя уйму долгов, и, думаю, звезды сошлись. Я помогаю ему, он помогает мне. Должно быть, это судьба.

Лейси заметила, что лицо Тарин приобрело пунцовый оттенок.

– СУДЬБА? – завопила она, перейдя от пассивной к выраженной агрессии. – СУДБА? Я много месяцев назад договорилась со Стивеном, что если магазин освободится, он продаст его мне! Я хотела расширить свой магазин таким образом!

Лейси пожала плечами.

– Что ж, я его не купила. Я арендую его. Уверена, он помнит о планах и продаст его вам, когда придет время. Просто еще не время.

– Не могу поверить, – вопила Тарин. – Ты врываешься сюда и вынуждаешь его сдать магазин в аренду? И он соглашается за каких-то пару дней? Ты ему угрожала что ли? Или заколдовала его?

Лейси стояла на своем.

– Спросите его сами, почему он решил сдать магазин в аренду мне, а не продать его вам, – сказала она, а сама подумала: «Может, потому что я хороший человек?»

– Ты украла мой магазин, – закончила Тарин.

Затем она стремительно покинула магазин, взмахнув своими длинными темными волосами и хлопнув за собой дверью.

Лейси поняла, что новая жизнь будет не такой безмятежной, как она надеялась. И что ее шутка о том, что Тарин – ее злая сестра-близнец, на самом деле была небезосновательной. Что ж, есть способ это исправить.

Лейси заперла дверь магазина и, пританцовывая, направилась вниз по улице к парикмахерской, и вошла внутрь. Парикмахерша, рыжеволосая женщина, лениво листала журнал, видимо, в перерыве между клиентами.

– Могу я чем-нибудь помочь? – спросила она, глядя на Лейси.

– Пришло время, – решительно сказала Лейси, – время постричься коротко.

Это была еще одна мечта, на воплощение которой ей все не хватало духу. Дэвиду нравились длинные волосы. Но она не собиралась ни секунды больше быть похожей на свою злую сестру-близнеца. Время пришло. Время резать. Время попрощаться со старой Лейси. Теперь у нее новая жизнь, и она будет следовать новым правилам.

– Вы уверены, что хотите короткую стрижку? – спросила женщина. – Кажется, вы настроены решительно, но я должна спросить. Не хочу, чтобы вы пожалели.

– О, я уверена, – ответила Лейси. – Сделав это, я воплощу уже третью свою мечту за последние пару дней.

Лицо женщины расплылось в улыбке, и она взяла ножницы.

– Хорошо. Да будет хет-трик!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Вот так, – сказал Айван, вылезая из тумбочки под раковиной на кухне. – Эта протекающая труба больше не доставит вам хлопот.

Он встал, намеренно поправляя край своей помятой серой футболки, которая задралась, обнажив его белесое пузо. Лейси вежливо притворилась, что не заметила.

– Спасибо, что так быстро починили ее, – сказала Лейси, благодарная за то, что он был ответственным арендодателем, который чинил все, что ломалось в этом доме, – а такого уже было немало – да еще и так быстро.

Но она также чувствовала свою вину за то, что так часто вызывала его в дом на утесе; этот путь верх по склону был нелегким, а он был уже немолод.

– Хотите чего-нибудь выпить? – спросила Лейси. – Чай? Пиво?

Она уже знала, что он ответит отрицательно. Айван был робким, и всегда казалось, что ему неудобно. Но она все равно спрашивала.

Он улыбнулся.

– Нет, нет, все в порядке, Лейси. У меня сегодня вечером дела. Как говорится, покой нам только снится.

– Мне ли не знать, – ответила она. – Я пришла в магазин в пять утра, а домой попала только в восемь.

Айван нахмурился.

– В магазин?

– О, – удивленно сказала Лейси. – Я думала, что упоминала об этом в тот раз, когда вы приходили устранять засор. Я открываю антикварный магазин в городе. Сняла пустое помещение у Стивена и Марты, в котором раньше был магазин садоводческих товаров.

Айван выглядел ошеломленным.

– Я думал, вы в отпуск приехали!

– Так и было. Но потом я решила остаться. Не конкретно в этом доме, конечно же. Как только он вам понадобится, я найду себе что-нибудь другое.

– Нет, я заинтригован, – ответил Айван, который был в полном восторге. – Если вам нравится здесь, живите на здоровье. Я вам не слишком мешаю, путаясь под ногами со своими ремонтами?

– Мне это нравится, – с улыбкой ответила Лейси. – Мне все равно немного одиноко.

Это было самое сложное при отъезде из Нью-Йорка; дело было не в месте и не в квартире или знакомых улицах, а в людях, которых она оставила.

– Наверное, мне стоит завести собаку, – добавила она с улыбкой.

– Я так понимаю, вы еще не познакомились с соседкой? – сказал Айван. – Милая женщина. Эксцентричная. У нее есть собака, колли, чтобы овец загонять.

– Я познакомилась с овцами, – сказала Лейси. – Они приходят в сад.

– Ах, – сказал Айван. – Должно быть, в заборе дыра. Я посмотрю. Но все же, женщина, живущая по соседству, всегда не прочь зайти на чай. Или пиво.

Он подмигнул по-родительстки, что напомнило ей об отце.

– Правда? Она будет не против, если какая-то случайная американка появится на пороге?

– Джина? Нет, конечно. Она обрадуется! Зайди к ней. Уверен, ты не пожалеешь.

Он ушел, и Лейси направилась к соседскому дому, последовав его совету. Хотя «соседством» это можно было назвать с большой натяжкой. Дом находился не менее чем в пяти минутах ходьбы по скалам.

 

Она добралась до коттеджа, который был таким же, как и тот, который она арендовала, только одноэтажным, и постучала в дверь. С другой стороны послышалась возня: собака принялась скрестись, а женский голос велел ей перестать. Затем дверь приоткрылась на несколько дюймов. Через отверстие выглянула женщина с длинными волнистыми седыми волосами и невероятно детскими для ее возраста чертами лица. На ней был шерстяной кардиган цвета сомон, который прикрывал длинную юбку в цветочек. Черно-белая бордер-колли отчаянно пыталась протиснуть свою морду перед ней.

– Будика, – сказала женщина собаке, – убери свой нос с дороги.

– Будика? – спросила Лейси. – Какое интересное имя для собаки.

– Я назвала ее в честь мстительной королевы-воительницы, возглавившей восстание против римлян и спалившей Лондон дотла. Так чем я могу помочь тебе, дорогая?

Лейси сразу же почувствовала симпатию к женщине.

– Я Лейси. Живу в доме по соседству и решила, что следует представиться, раз уж я здесь надолго.

– По соседству? В доме на утесе?

– Верно.

Женщина расплылась в улыбке. Она широко распахнула дверь и свои объятия.

– Ох! – воскликнула она голосом, полным радости, стискивая Лейси в объятиях. Будика места себе не находила, и стала прыгать и лаять. – Я Джорджина Викерс. Джордж для близких, Джина для друзей.

– А для соседей? – шутливо спросила Лейси, наконец высвободившись из крепких объятий женщины.

– Лучше Джина, – женщина взяла ее за руку и потянула. – А теперь заходи! Давай, давай! Я поставлю чайник.

У Лейси не оставалось выбора, кроме как поддаться и войти. И хотя она еще не понимала этого, «я поставлю чайник» станет фразой, которую ей придется слышать очень часто.

– Можешь в это поверить, Бу? – сказала женщина, спеша по коридору с низким потолком. – Наконец-то у нас есть соседка!

Лейси последовала за ней на кухню. Она была почти вдвое меньше ее кухни, с темно-красной плиткой на полу и большой барной стойкой по центру, занимающей большую часть пространства. Рядом с раковиной большое окно открывало вид на лужайку, пестрящую цветами, позади которой виднелся океан с его неугомонными волнами.

– Вы содержите сад? – спросила Лейси.

– Да. Это моя радость и гордость. Я выращиваю все виды лечебных цветов и растений. Как знахарка, – она ухмыльнулась собственной шутке

– Хотите попробовать? – она жестом указала на ряд янтарно-желтых бутылок, доверху наполненных самодельными средствами, на хлипкой деревянной полке. – У меня есть лекарства от головной боли, колик, зубной боли, ревматизма…

– Ох… Лучше чай, – ответила Лейси.

– Значит, чай! – воскликнула эксцентричная женщина. Она метнулась в другой угол кухни и взяла из буфета две чашки. – Вам какой? Английский завтрак? Ассам? Эрл Грей? Леди Грей?

Лейси и не представляла, что их есть столько видов. Ей стало интересно, какой она пила с Томом на их «свидании». Тот был восхитительным. Подумав об этом, она предалась воспоминаниям.

– Какой их них традиционный? – растерянно ответила Лейси. – Тот, который пьют со сконами?

– Это «английский завтрак», – ответила Джина, утвердительно кивнув.

Она взяла из буфета баночку, достала два пакетика и бросила их в чашки из разных наборов. Затем она наполнила чайник водой и поставила на огонь, после чего повернулась к Лейси с горящими глазами, в которых читался неподдельный интерес.

– Итак, расскажи мне, – сказала Джина, – как тебе Уилдфордшир?

– Я была здесь раньше, – объяснила Лейси. – Приезжала на отдых, когда была ребенком. Мне здесь очень понравилось, и я хотела узнать, будет ли здесь так же волшебно и в этот раз.

– И?

Лейси подумала о Томе. О магазине. О доме на утесе. Обо всех воспоминаниях об отце, которые всплыли, будто пыль, которую не смахивали на протяжении двадцати с лишним лет. На лице возникла улыбка:

– Еще как.

– И как вы оказались в доме на утесе? – спросила Джина.

Лейси обиралась было рассказать историю о случайной встрече с Айваном в «Коуч Хаусе», но чайник начал громко свистеть, заглушив ее голос. Джина подняла палец, показывая, чтобы Лейси «запомнила эту мысль», и пошла к чайнику; Будика все время вилась у ее ног.

Джина налила кипящую воду в чашки.

– Молоко? – спросила она, глядя через плечо; очки ее запотели.

Лейси вспомнила, что Том ставил перед ней небольшой кувшин с молоком.

– Да, пожалуйста.

– Сахар?

– Если так его пьют.

Джина пожала плечами.

– Тут уже кто как привык. Я пью с сахаром, но, возможно, ты и так уже слишком сладенькая?

Лейси хихикнула.

– Если вы будете с сахаром, то и я буду.

– Ладненько, – сказала Джина. – Один или два кусочка?

Лейси изумленно вытаращила глаза.

– Я и понятия не имела, что сделать чашку чая – это такой сложный процесс!

Джина захохотала, словно ведьма.

– Это целое искусство, дорогая! Один кусочек считается довольно благородным тоном. Два – гораздо менее изысканным. Три? Ну, здесь мы называем это чаем строителя, – она сделала серьезное лицо, а затем снова захохотала.

– Чай строителя? – повторила Лейси. – Нужно запомнить.

Джина закончила приготовление чая, положила выжатые пакетики на гору других использованных пакетиков в блюдце возле чайника и поставила чашки на расшатанный кухонный стол. Она села, бросила кусочек сахара в чашку Лейси, перемешала и придвинула чашку поближе к Лейси.

Лейси с благодарностью взяла ее и отпила. Это очень напоминало чай, который ей приготовил Том, но немного крепче и с небольшим налетом, однако этого хватило, чтобы пробудить в ней вызывающие трепет воспоминания.

Будика устроилась в ногах у Джины и радостно виляла хвостом.

– Итак, ты рассказывала мне, как оказалась в Уилдфордшире, – напомнила Джина, возвращая разговор к моменту, на котором его грубо прервал чайник.

– Развод, – сказала Лейси, будто сорвала пластырь.

– О, дорогая, – сказала Джина, нежно похлопывая ее по ладони. – Я тоже через это прошла. Тяжелое время. Но это было еще в девяностых, заметь, так что у меня была уйма времени, чтобы справиться с этим.

– Вы никогда больше не выходили замуж? – спросила Лейси, слегка выпучив глаза, представив, что останется одинока на протяжении следующих тридцати лет и станет еще одной Джиной.

– О господи, нет! Это было облегчением, дорогая, – сказала Джина. – Мой муж был таким же, как все мужчины: незрелым маленьким мальчиком в деловом костюме. Если тебе интересно мое мнение, лучше и вовсе не выходить замуж! Ценность брака сильно преувеличивают.

Лейси не смогла сдержать улыбку.

– У вас были дети?

– Только сын, – ответила Джина, глубоко вздохнув. – Он выбрал военную карьеру. К сожалению, он погиб во время действительной службы.

Лейси ахнула.

– О, мне очень жаль.

Джина улыбнулась через грусть.

– Он был бодрым малым, – затем она оживилась. – Но хватит об этом. Как тебе чай? Не такой, как вы пьете в Америке?

– Вкусный, – ответила Лейси, делая очередной глоток. – Успокаивает. Но я не думаю, что так уж благородна.

Она добавила еще один кусочек сахара.

– Так лучше.

Теперь он был похож на тот, который делал Том. Лейси улыбнулась про себя, думая о том, когда им выпадет шанс встретиться вновь.

– И как долго ты планируешь снимать коттедж у Айвана? – спросила Джина.

– Пока не знаю, – объяснила Лейси. – Я открываю в городе магазин. Антикварный магазин.

– Правда? – воскликнула Джина.

Она была очень любезной, будто ей на самом деле было очень интересно узнать больше об этой странной американке, появившейся у нее на пороге.

Лейси кивнула.

– Это моя давняя мечта. У моего отца был такой, когда я была маленькой. Так получилось, будто звезды сошлись.

– Это Вселенная, однозначно, – сказала Джина. – Она показывает тебе, что к чему. Говорит тебе, что ты там, где должна быть.

Лейси улыбнулась. Ей нравилась эта мысль.

– А где ты планируешь закупать товар? – спросила Джина.

– Я много работала с антиквариатом в фирме по дизайну интерьеров, на предыдущем месте работы, – объяснила Лейси. – У меня есть огромный список магазинов и контактов в Великобритании. Все, что мне нужно, – это машина, и я буду колесить по стране, формируя запас и ассортимент. Оценивать товар я, конечно, буду с позиции дизайна интерьеров, поскольку я это умею.

Джейн подняла бровь.

– Я правильно услышала? Ты собираешься делать закупки под носом у своей старой компании?

Лейси засмеялась.

– Все не так! У Саскии есть контакты антикваров, которые могут раздобыть особые предметы – конкретные вазы, предметы искусства, мебель, – все, что вписывается в ее особое видение. А я больше заинтересована в покупке товаров, которые мне нравятся, связанных элементов, которые клиент может комбинировать на свое усмотрение. Кроме того, я лично работала с ними. Моя старая начальница была таким драконом, она даже не знала, как зовут добрую половину поставщиков. Я считаю их своими.

Она снова рассмеялась, в этот раз от радости, вызванной мыслью о том, чтобы лично с ними встретиться, сообщить им, что она теперь сама по себе. Хотя ее семья была немногословной, она знала, что большинство людей в бизнесе обрадуются за нее. Никому из них не нравилась Саския!

Джина выглядела впечатленной.

– Если тебе понадобится компания в одной из твоих поездок в Лондон, я с радостью поеду с тобой. Я так давно не видела город.

Лейси не могла представить, как эта женщина, одетая, как тряпичная кукла, гуляет по улицам Мейфера в своем лоскутном одеяле. Но ей нравилась ее компания, да и всегда приятно, когда кто-то есть рядом.

– Буду рада, – сказала она с улыбкой. – Завтра я отправлюсь на рынок подержанных автомобилей за городом, затем – прямиком в Лондон. Хотите со мной?

– С радостью! – восторженно сказала Джина.

– Тогда договорились, – ответила Лейси.

– А теперь допивай, – воскликнула Джина. – Я должна познакомить тебя с овцами.

Допивая свой чай, Лейси не смогла сдержать смех, а затем последовала за женщиной, которая уже рванула к двери. Ей правда нравилась Джина и ее беззаботное отношение к жизни, и она чувствовала, что они отлично поладят.

*

Они перешли от чая к крепким напиткам. Лейси не успела и глазом моргнуть, как наступила ночь.

– Пойду-ка я спать, – спешно сказала она, осознав, который час. – Завтра много дел. Я заберу вас в обед?

–Жду с нетерпением, – ответила Джина.

Лейси вышла и направилась домой, слегка захмелевшая от алкоголя, выпитого с милой Джиной. Она подружилась с женщиной, в этом она была уверена.

Плюхнувшись на кровать, Лейси услышала, как ее телефон запищал. К ее удивлению, это было электронное письмо от Дэвида.

Она села в кровати, протирая глаза, будто не веря, что это реальность. Она не общалась с Дэвидом напрямую с тех пор, как он ушёл из их квартиры, хлопнув перед ней дверью.

Слегка дрожащими руками она открыла сообщение.

Лейси, до моего сведения дошло, что ты покинула страну и уволилась. Я более чем уверен, что это детская попытка с твоей стороны избежать выплаты супружеской помощи. Довожу до твоего ведома, что скоро с тобой свяжется мой адвокат.

Лейси закатила глаза и плюхнулась обратно в кровать, провалившись в изнуренный, хмельной сон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru