Перекресток судеб

Евгений Щепетнов
Перекресток судеб

Глава 3

За несколько дней до появления Жересара у Черного города Нед плыл сюда, в родные места, из Шусарда, чтобы перенести Амелу в более надежное убежище и уже затем отправиться на поиски драконов.

– Возвращаемся! – Нед схватился за голову, будто боялся, что та сейчас лопнет, как гнилая тыква. Его трясло – нестерпимо, крупной дрожью, будто он несколько часов пробыл в ледяной воде, и казалось, что сейчас его сердце остановится от невыносимой нагрузки.

– Что? Зачем? – нахмурился Харалд, с испугом глядя на друга. – Что с тобой? Ты синий, как покойник!

– В город, быстрее, Хара! Нужно вернуться, забрать Гиру! Пока она там не померла! Если мне так хреново, что чувствует она? Впрочем, я знаю, что чувствует. Хреново ей. Помирает. Давай скорее, а то поздно будет!

– Говорил я вам, не надо оставлять девицу в городе, – хмыкнул Бордонар, со страхом глядя на Неда, – я же вам говорил, Гира должна быть рядом со своим двойником! Иначе…

– Ничего ты не говорил! – огрызнулся Нед. – Рядом – это как? На каком расстоянии? И с какого хрена она мой двойник?! Я всегда считал, что двойник – это копия! Что я, на бабу похож?! Врежу сейчас тебе, узнаешь, как меня бабой называть!

– М-да… ты поглупел со своей головной болью. Я имел в виду духовного двойника! Вы с ней духовные двойники, связанные между собой каналом между аурами. И вас нельзя разделять на большое расстояние. Видишь, теперь мы знаем предел расстояния. Сколько ли прошли? Двадцать ли, не больше, да? Капитан лучше скажет, ему виднее, но, на мой взгляд, примерно так.

– Ну что вы все болтаете, идиоты?! Кто-нибудь повернет этот демонский корабль?! – простонал Нед. – Изверги!

– Сейчас, сейчас! – Харалд дернул дверь каюты, выскочил, и минут через пять Нед почувствовал, как корабль, накренившись, делает медленный, плавный разворот – назад, к Шусарду.

Еще полчаса он чувствовал, как из головы уходит тянущая боль, как голова будто собирается в единое целое, до того расколотая на мелкие кусочки. Ему было препогано. Теперь Нед окончательно понял – эта «гиря» повисла на его ногах крепко и на неопределенное время. На какое? Он не хотел об этом думать. Не позволял себе об этом думать. Иначе ему захочется освободиться от этой женщины быстро и навсегда, и Нед не хотел проверять – действительно ли он умрет, если умрет Гира.

Нед перелопатил горы рукописей и книг, пока они сидели в Шусарде, искал, как можно освободиться от приворотного заклинания, которое на него наложила магиня, и не нашел ничего, что могло помочь. Оставалось или рисковать своей жизнью, уничтожив магиню, или оставить все как есть, заключив ее под стражу и занимаясь своими делами. И вот – теперь новое известие. Нед не мог заниматься своими делами, если магиня была от него на большом расстоянии. Теперь же стало ясно, на каком максимальном расстоянии она может находиться. И Неда все это совершенно не обрадовало.

– Ведь не тронешь. Не сможешь, – буркнул Харалд.

– Кого? – вырвался из своих раздумий Нед. – А! Понял. Да зло берет, точно. Но и жалко ее. Конечно, не смогу. Юрагор бы смог, я – нет. Хладнокровно перерезать ей горло? Ты думаешь, я не размышлял над этим? И такой вариант рассматривал. Честно говоря – заслужила. Но… не могу.

– Ты всегда был слаб на баб, – ухмыльнулся Харалд. – Хочешь, скажу почему?

– Ну-ка, ну-ка, скажешь? Я, кстати, почему-то считал, что спокойно отношусь к женщинам и не делаю из них божества, – поднял брови Нед. – Давай, выдай свою версию, а я послушаю! Что-то новенькое: Харалд выдает версию, вместо того чтобы запереться в каюте с красивой ардкой и…

– Не заводись, – перебил Харалд. – Да, ты всегда бы лакомым куском для женщин и всегда относился к ним не так, как к другим людям. Ты прощаешь им такие вещи, которые многие мужчины им в жизни бы не простили!

– Пример?! – резко бросил Нед. – По-моему, ты несешь чушь! Только раздражаешь! Пример давай!

– Хорошо. Давай вспомним. Санда, твоя любовь! Как она когда-то тебя женила на себе? Объявила: нажалуется, что ты ее изнасиловал. И что ты? Ты простил ее! Ты на ней женился! И потом, когда она дала свое согласие и вышла замуж за генерала Хеверада, пусть даже и под угрозой смерти. Но вышла! И если бы не ты – спала бы с ним как миленькая и родила бы от него! Не так, скажешь? Ну не хмурься, не хмурься – так оно все и есть. Теперь моя сестренка. Она ведь с ходу на тебя глаз положила. С первой минуты, как тебя увидела. Помнишь, что она сказала? Что ты женишься на ней. И все то время, что мы путешествовали, она целенаправленно загоняла тебя в ловушку, как охотник загоняет зверя. И что, ты этого не знал? Знал. Ты умный парень, ты прекрасно все видел. Но позволил ей себя поймать. А с Гирой? С Гирой вообще смешно! Ты, полудемон, не знал, что с твоей кровью можно творить заклинания высшего уровня?! Что опасно давать кому-то для заклинания свою кровь?! Знал. Но позволил ей взять каплю твоей крови. Почему? Знаешь, почему? Потому, что в ней для тебя объединились две твои женщины – Санда и Амела. Она невероятно красива, шустра, как моя сестричка, и ты в нее влюбился. И как влюбленный осел позволил ей сотворить это с собой! Ну да, да, ты не знал. Но предположить-то мог! Ты же стреляный, битый-перебитый! Влюбился, рассиропился, растекся, как мед по столу, и… тебя сожрали! О боги! Все твои беды в женщинах! Ты побеждаешь демонов, магов, армии, а стоит показаться какой-нибудь красотке с твердой круглой попкой, так ты сразу падаешь на спину и поджимаешь лапки, как жучок гургуля!

– Сам ты гургуля, – усмехнулся Нед. – Кстати, откуда ты знаешь, что ее попка твердая? Уже пощупал, что ли? Скотина ты этакая… жеребец. Да, кстати, ты толковал чего-то про мою психологию и про то, почему я таю перед бабами и не могу дать им отпор. Почему я не поступаю так, как поступил бы «нормальный замарский мужик», и не даю бабам по морде?! И вот еще что – а чью ты версию озвучиваешь? Ни в жизнь не поверю, что это твои умозаключения. Тут попахивает учеными мозгами, заплесневевшими над научными трактатами.

– Вот видишь! Голова у тебя работает! А как бабскую задницу заметишь, так сразу разум теряешь! – хохотнул Харалд. – Ну да, мы с Бордо обсуждали проблему. И я с ним согласен!

– Лекари душ человеческих… хреновы, – хмуро буркнул Нед. – Кстати, радуйтесь, что я от бабской задницы разум теряю, а не от мужской.

– Ага! Нам бы только этого не хватало! Я бы сразу к деду сбежал! – расхохотался Харалд.

Ему вторил принц:

– Спасибо, Нед, что ты не из этих! Я бы тебя не полюбил!

– Тьфу, гадость какая, – сморщился Нед. – Бордонар, ты эту дурь придумал, ты и объясняй, раз начал. Объясните, почему я так падок на баб, прощаю им всякие пакости и… чего там еще? А! Доверчив с бабами. Верю им, хотя верить нельзя. Итак, слушаю. Если объяснение не понравится – я тебе на голову надену помойное ведро!

– А тут нет помойных ведер, – опасливо огляделся принц. – Не буду говорить под лавиной угроз! Ученому невозможно работать, когда ему угрожают всякие солдафоны и черные маги одновременно! Ничего не скажу!

– А демона подсадить в задницу? – вкрадчиво осведомился Нед. – Чтобы он тебе прочистил мозги с тылу? Да ладно, ладно – шучу я. Вроде головная боль прошла… Не представляете, как мне было хреново! И демон не помогал. И не знаю, почему не помогал. Может, и это объяснишь?

– Фантомные боли, – отрезал принц. – Это болит не тело, не мозг – душа болит. Ваши души соединены нитью, и она натянулась так, что чуть не оборвалась. Теперь нить снова расслабилась, и тебе стало легко. А что сейчас делает Гира? Скажи, за все время, пока вы связаны, она ни с кем не занималась любовью? Ты же все чувствуешь!.. И как ощущения? Ну не смотри, не смотри на меня так! Хара, я его боюсь! Глянь, как вытаращился! Демон, ну сущий демон! Ай! Кидаться-то зачем? Тебе, значит, можно шутить, а мне нет? Про фантомные боли – это правда. Это описано в трактатах. Я нашел. Тело у тебя в порядке, болит душа. Демон душу не лечит. Он даже не ощущает, что у тебя что-то болит. Все твои телесные повреждения он восстанавливает – в пределах возможности, конечно. Убить тебя можно, но трудно. А что касается женщин – ты вырос без материнской ласки, и в каждой женщине ты видишь свою мать! Только не набрасывайся на меня с кулаками, ладно? Я не предполагаю, что ты какой-то там извращенец, нет. Говорят, что каждый мужчина выбирает себе женщину, сравнивая ее со своей матерью. Он ищет похожую.

– Чушь какая! – фыркнул Нед. – Я же найденыш! Я никогда не видел своей матери! Как я могу подбирать себе женщину по матери и как я могу видеть в этих женщинах мать?! Ты чего несешь? Ты там не мазисом обкурился?

– К сведению – я никогда не употреблял и не употребляю мазиса! – оскорбленно поджал губы принц. – Он плохо воздействует на ум, потому он не для меня. Что касается женщины-матери – я бы мог тебе прочитать целый трактат по этому поводу, но не буду. Времени жаль. Поверь, все так, как я сказал. Ты в каждой женщине подсознательно видишь свою покойную мать, стосковавшись за годы своей жизни по домашнему уюту, по материнской ласке. И… прощаешь «матерям» все то, что они с тобой творят. Даже Великого Атрока и ее беспутную дочь ты воспринимал не только как врагов. Вот и Гира – она смогла сотворить с тобой эту пакость только потому, что ты…

– Тьфу на тебя! – рявкнул Нед. – Пошли вон отсюда, оба! Не хочу с вами разговаривать! Спать буду! Валите отсюда! И не беспокойте, пока сам не выйду. Гиру тащите на корабль, и сразу отплываем, без команды. Всё, всё, пошли вон отсюда! Надо же такое скотство придумать – я со своей матерью сплю! Да вам башки открутить надо! Гады!

– Да никто не говорит, что ты с матерью… Ой! Ну чего пихаешься?! У тебя кулак-то как железный! Зверюга! Уходим, уходим! Пошли, Харалд, научная мысль всегда подвергается гонению у тупых солдафонов! Ой! Слушай, с тем ли мы дружим? Это надо же – какой злобный тип!

Нед швырнул в дверь снятым с ноги сапогом, но принц Бордонар уже успел скрыться, оставшись без справедливого возмездия.

 

Сбросив второй сапог, Нед улегся на постель, закинув руки за голову, закрыл глаза и задумался: неужели принц прав? Семнадцать лет Нед жил без ласки, без материнского тепла, на положении изгоя. Неужели и правда теперь он пытается восполнить то, что недополучил за годы гонений, сиротской жизни? И утверждение, что он попался, что влюбился в Гиру, – справедливо. И не нужно врать самому себе! Он в нее влюблен, и это притом, что так же влюблен и в Санду, и в Амелу – которой, кстати, обязан до конца жизни. Его жизни. За то, что она спасла эту самую жизнь.

С мыслями о своей несчастной судьбе Нед незаметно уснул. И снова ему привиделась Санда, которая грустно смотрела на него откуда-то издалека, и на ее плечах почему-то лежала земля – она сыпалась с девушки, камешки щелкали о каменный пол, шелестел песок, и Нед с удивлением смотрел, как сыплющаяся земля образует вокруг Санды холмик, засыпавший ее уже выше колен. Нед рванулся вперед, хотел схватить жену за руку, но девушка вдруг удалилась и превратилась в темную точку на горизонте.

Нед посмотрел по сторонам и вдруг заметил, что стоит на огромной ладони, а сверху на него смотрят глаза – гигантские, немигающие. Их было много, много глаз – синие, черные, зеленые, бесцветные. Они смотрели на Неда, разглядывая, как букашку, и он понял – это боги! Боги смотрят на него, и они… они… смеются! Им смешно!

Нед прикрыл глаза, открыл – вокруг стояло множество женщин в белых одеждах. Они были прекрасны, и все похожи на Гиру. Вернее, все эти женщины были Гирой, он знал это и знал, что это еще и Амела, и Санда… Они надвигались на Неда, протягивали к нему ухоженные руки с длинными пальцами, заканчивающимися когтями, как у лесного зверя. Не доходя до Неда пары шагов, все эти «Гиры» вдруг сказали низким, приятным голосом:

– Прости! Прости меня! – и впились в него когтями.

Нед рванулся, отбросил руки женщин и… проснулся.

Рядом на стуле сидела Гира, она смотрела на Неда, страдальчески кривилась и потирала ушибленную руку. Нед тоже почувствовал боль в руке – видимо, девушка дотронулась до него и… получила.

– Кто позволил тебе войти в мою каюту? – резко спросил Нед.

– Я сказала, что ты меня ждешь. Приказал прийти, – грустно сказала Гира. – Прости. Я хотела извиниться. И сказать, что все сделаю, чтобы…

– Я это уже слышал! Все одно и то же! – перебил Нед. – Хватит об этом. Давно на корабле?

– Только что приехала, – оживилась магиня, – якоря подняли, теперь плывем в Черный город. Я чуть не умерла ведь… зря ты меня оставил. Ведь говорила – нельзя меня оставлять! Теперь ты убедился. Прости, но теперь тебе придется везде таскать меня с собой, пока мы не найдем средство разорвать нашу связь. Я предлагаю поговорить, обсудить наши отношения. Ведь мы так и не удосужились это сделать. Если не считать того разговора, когда ты меня разоблачил, помнишь? И с тех пор мы с тобой так и не пообщались. А ведь прошло уже две недели! Или больше? Нед, пойми, мы теперь единое целое, я никогда не смогу причинить тебе зло – ведь тогда я причиню его себе! Я твоя до последней капли крови! Скажи, что ты намерен делать в ближайшее время? Куда направиться? К чему мне готовиться?

– К путешествию, – холодно сказал Нед, садясь на кровати, – я собираюсь лететь к драконам.

– Куда?! – поразилась магиня.

– В Ардию. На поиски драконов. В ледяную пустыню. Так что собирай теплые вещи. И вот что, Гира… ты в курсе, что я чувствую все, что ты делаешь. Как бы тебе это сказать…

– Как есть, так и скажи, – усмехнулась она, щуря умные глаза. – Ты хочешь, чтобы я ни с кем не спала, так? Могу обещать, что не буду спать ни с одним из мужчин – это тебя устроит? Кроме тебя, само собой. Позовешь – я приду и буду с тобой спать. С другими не буду. С тебя я такое обещание не беру. Кстати, забавно ощущать то, что чувствуют мужчины… с кем ты прошлой ночью был? С Хелдой? Очень, очень интересные ощущения.

– Я буду спать, с кем захочу… и тебя не спрошу, – слегка покраснел Нед. – Ты это все устроила, так что теперь терпи. Что касается наших с тобой отношений – раз судьба заставила нас терпеть друг друга, то… в общем, отстань. Будешь работать рядом со мной на общих основаниях. И вот еще что – занятия боевыми искусствами для тебя обязательны. Ты должна уметь держать в руках клинок.

– А я занимаюсь, Хелда говорит – делаю успехи. Она говорит, что у меня врожденное чувство равновесия, я хорошо ощущаю клинок и обладаю быстрой реакцией. Кстати, мне кажется, это передалось от тебя! Я стала быстрее двигаться, мышцы стали сильнее – это точно. Видимо, это результат нашей связи. Когда я тренируюсь, твой организм заставляет мое тело работать так, как если бы я была тобой. Забавное ощущение. Ты еще поспишь или, может, пойдем пообедаем? Капитан сказал, сейчас будет обед.

Гира встала, подойдя к двери, открыла ее, потом полуобернулась к Неду, стоя на фоне голубого неба в полупрозрачном, просвечивающем платье, обрисовывающем ее стройную фигуру, – явно нарочно так встала! Помолчала и, глядя на Неда зелеными колдовскими глазами, сказала:

– Я вечером приду к тебе. Не бери никого из охранниц, я лучше их. И докажу это. Я ведь красивая, правда? Ты ведь хочешь меня, я знаю. И любишь меня. Ты же помнишь, я часть тебя, и тебе от меня ничего не скрыть – плохо это или хорошо. Не надо противиться судьбе и своему разуму.

Гира улыбнулась, облизнула полные губы и неожиданно подмигнула Неду, хмурившему брови:

– Все будет хорошо, конор, я знаю! Ведь я провидица, и очень, очень хорошая. Во всем я хороша!

Она довольно хихикнула и выскочила из каюты, оставив Неда сидеть на постели и чувствовать себя законченным идиотом. Впрочем, он не первый и не последний мужчина, которого коварная женщина обвела вокруг пальца.

Вздохнув и потерев лоб, Нед начал натягивать сапоги – пора было отправляться к обеденному столу… и к своему великому будущему, предсказанному пронырливой, подлой, но… желанной провидицей.

* * *

– Эгей, привет, конор! – Герлат радостно обнял Неда крепкими руками, прижав его к себе. – Наконец-то! Слышал я про твои приключения в Шусарде, гадал – останется город на месте или ты его снесешь! Особенно если с тобой мои ребята! Идите сюда, пакостники!

Маг прижал к себе Игара и Магара, племянников, близнецов и по совместительству белого и черного магов. Похлопал их по крепким спинам, отстранил – и удивленно покачал головой:

– Возмужали, а? Ты что там с ними делал, что они так выросли?! Бил палкой? Или плеткой? Неужто поумнели?

– Нормально, – улыбнулся Нед, – хорошие ребята, молодцы. Они мне помогали. Герлат, это Гира. Гира Ютиран. Магиня.

– Здравствуйте, прекрасная дама! Я вижу, что магиня, – с непонятной интонацией протянул маг. – Странная аура у вас, госпожа Гира. Вы демонолог?

– Хм… нет, – Гира споткнулась о канат, брошенный на пристани, и восстановила равновесие, ухватившись за локоть Неда, – я белый маг, лекарица.

– Белый маг?! – недоуменно протянул Герлат. – Как так может быть? Нед, похоже, тебе придется кое-что мне рассказать, да? Вижу, да. Харалд, привет! Ох и здоров же ты, жеребец! Силен! И с каждым днем все здоровее делаешься! А где черный тип с копьем? Где Васаба?

– Васаба нас покинул, – усмехнулся Харалд, обнимая Герлата. – Нет, нет, живой! Нашел себе богатенькую аристократку и с головой ушел в разврат. Ничего, скоро надоест быть быком-производителем, назад придет. Рассказывай, как вы тут?

– Сам смотри – кипит все! Строится! Бурлит, как в котле! – гордо улыбнулся Герлат. – О! Вот и Устра с Геором! Эй, Устра, глянь, кто приплыл! Она тебя часто вспоминала! Только – тсс! Хочет от тебя ребенка! Только я ничего не говорил!

Нед вдруг почувствовал волну неудовольствия, исходящую от Гиры, и удивленно бросил на нее взгляд – та ревновала! Заметив, что Нед это почувствовал, она незаметно пожала плечами, мол, ну вот так, я что, из железа? Ну и ревную!

– Привет, конор! – Устра обняла Неда и прижалась к нему твердым мускулистым телом воительницы. Она была одета в простые полотняные штаны и белую свободную рубаху, безоружная – не было даже перевязи с мечом, что для ардок совершенно невозможно. Увидеть ардку без меча – все равно как главу города Шусард на балу без штанов!

«Странно! – подумалось Неду. – Нужно будет выяснить, что тут происходит».

– Привет, Нед! – Глава рода Геор пожал его руку воинским приветствием и довольно поправил длинные усы. – Заждались тебя! Ты удивишься, как изменилась деревня!

– Не деревня, – с улыбкой поправил Нед. – Черный город, вот как он теперь называется. Что с крепостью? Построили?

– А ты что, не видел? Ее с моря хорошо видно! – ухмыльнулся Геор. – Стены не заметил? Шел, наверх глядел – боялся, что каменюка со стены свалится? Сейчас я все вам покажу! Стройка идет полным ходом! Эту крепость и стенобитные машины не возьмут! И с моря не взять! Здесь хороший рельеф, резкий уклон к морю, с башен можно обстреливать всю бухту! А пристань видел? Мы ее расширили, строим склады, удлиняем причал!

– Вижу, – кивнул Нед, разглядывая людей, что, как насекомые, облепили берег. – Вообще-то потрясающе, за такое короткое время вы столько сделали! Молодцы! Честно, не ожидал, что так быстро построите.

– А сделать нужно будет еще много, – довольно кивнул Геор, – и, если бы не твои обозы, корабли, если бы не деньги… Все строят, не отлынивают от работы. Понимают: стены – это наша жизнь. Не построим – нас сомнут. Боятся люди и очень надеются на тебя. Ну а так-то – все хорошо. Все здоровы, работают, питаются хорошо. С местными неплохо живем, все довольны. Не без проблем, конечно, – и драки есть, и поединков полно, но бессмысленных смертей нет. И это уже хорошо. Ты где будешь жить – в своем старом доме или в новом? Мы тебе дом построили – каменный! Конор должен жить в самом лучшем доме – чтобы и охране место было, и место под казну, под запасы, под арсенал. Посмотришь?

– Посмотрим. Все посмотрим. Ну что, ребята, пойдемте? – И Нед зашагал от пристани вверх, где на небольшом возвышении виднелись ряды городских домов.

* * *

– Где мы?! Что это за штука?! – голос Гиры едва не дрожал от любопытства, она долго сдерживалась, не спрашивая, но, когда Нед взял Амелу на руки, прижав к себе, как ребенка, и пошел к колонне перемещения, все-таки не выдержала.

– Ты, вероятно, слышала, что мы прибыли в Замар через колонны перемещения, так вот – это одна из них, – пояснил Нед. – Сейчас мы переместимся в заколдованный замок, оставим там Амелу и вернемся назад, в город.

– А что за замок? Ну пожалуйста, расскажи! Ты же чувствуешь – я сгораю от любопытства!

– Чувствую. Но ничего не скажу, – усмехнулся Нед, – сама увидишь. Держись ближе ко мне, не вздумай отойти. Если останешься здесь – мы оба можем погибнуть. Прижмись ближе. Вот так.

– Как родного обняла, – усмехнулся Харалд. – Ну что, готовы?

– Меньше болтай ерунды! – нахмурился Нед, искоса глядя на ухмыляющегося Харалда. – Давай. Готов!

Нед выдернул ключ-кинжал из щели в колонне, Харалд встал рядом и коснулся одной из граней сооружения.

Завертело, закружило, замелькали звезды, и накатила тошнота, прекратившаяся через несколько секунд. Эти секунды были долгими, такими долгими, как жизнь. Может, это были секунды, а может, столетия – в Межмирье нет времени, нет пространства, есть только «сейчас» и нет «вчера» и «завтра». По крайней мере, так говорили древние трактаты Хозяев, построивших эти сооружения.

После долгих раздумий Нед решил переместить Амелу туда, где она будет в безопасности и где о ней позаботятся, – в заколдованный замок. В нем она может лежать тысячи лет и никто ей не повредит. Невидимые слуги будут ухаживать за ее телом, пока не придет тот, кто разбудит девушку, или же пока она не проснется сама. Но доза кальдраны, которую получила Амела, такова, что сон должен длиться долго, очень долго. Сколько? Никто не знал. Знания по этому поводу утеряны в веках.

Нед собирался покинуть Черный город и отправиться на поиски драконов, но боялся оставить Амелу на чье-либо попечение. Он и так уже сто раз отругал себя за то, что не сделал это сразу, – не переместил любимую женщину в заколдованный замок.

Почему он этого не сделал? Ему хотелось, чтобы Амела была рядом, чтобы он в любой момент мог зайти в ее комнату, посидеть возле нее… потрогать за руку. Когда он сидел возле возлюбленной, ему казалось, Амела что-то чувствует, казалось, девушка спит – до него словно доносились отголоски эмоций, будто ей было приятно, что Нед сидит рядом. Вот ради этих минут он и не хотел отправлять девушку под надзор домашних демонов. Ради этих минут, и… чего скрывать – в глубине души таилось недоверие к магическим существам. Кто знает, что те могут сделать Амеле? Вроде бы эти демоны не способны нанести вред человеку, находящемуся в замке, но… но… вот так. Нет веры – и все тут! Демон есть демон!

 

Они обсуждали все это с Бордонаром и Харалдом, и принц долго с пеной у рта доказывал Неду, что, судя по книгам Хозяев, эти демоны совсем даже не демоны, что это магические сущности, души, которые заключены в артефакт, что они никак и никаким способом не могут повредить человеку. Споры длились долго, наконец Нед сдался.

Вообще-то он понимал, что нет лучшего способа обезопасить Амелу, как только заключить ее в замок. И что он не может гарантировать безопасность девушки, отправляясь в дальние края, оставив ее на попечении чужих людей, пусть даже и лояльных подданных. До Амелы могут добраться шатрии секты Ширдуан, чтобы убить или, скорее всего, похитить ее и устроить ловушку Неду. Потому через день после того, как они вернулись в Черный город, все-таки было принято решение переместить девушку под попечительство домашних демонов.

Нед не взял с собой в замок никого, кроме Харалда и, само собой, Гиры, – куда ж без нее? Порывались отправиться в путешествие и девушки охраны Неда – «тени», но он категорически запретил им сопровождать себя. Зачем? Пусть подождут возле колонны, тем более что он долго в замке не задержится.

Вот так Нед и оказался у знакомой колонны в ясный полдень, с Амелой на руках в объятиях Гиры.

* * *

Зал колонн ничуть не изменился за то время, что Нед тут не был. Мерцающий свет колонн, запах как после грозы, чистота и сухой воздух без признаков сырости.

Нед поудобнее перехватил Амелу, которую боялся уронить во время перехода, и негромко приказал, с усмешкой глядя на ошеломленную Гиру:

– Слуги, отнести Амелу в комнату. Впрочем, всех отнести в эту комнату!

Магиня взвизгнула от неожиданности, когда невидимые руки подхватили ее и спутников, подняли в воздух и понесли в коридор. Нед и Харалд плыли рядом – Нед спокойно, сумрачно, Харалд же торжествующе улыбался, будто эти магические фокусы – его заслуга.

Через полчаса Амела лежала на кровати, накрытая белой простыней. Ее глаза были закрыты – как и всегда. Лицо – цвета простыни.

«Статуя. Прекрасная статуя… Что тебе снится в твоем зачарованном сне? Ты не испытываешь боли, сомнений, страданий… даже завидно. Спи себе и спи. А мне – как жить, думать надо! И за тебя думать тоже. И за эту красотку, при взгляде на которую кровь приливает… ко всем частям тела. Ты думаешь, мне легко сдерживаться? Думаешь, я разлюбил тебя? Ошибаешься. Только вот что мне делать со всеми вами? Сбежать бы куда-нибудь подальше и начать все сначала! Только куда сбежишь, когда вы висите у меня на ногах, как камень, и я не могу вас стряхнуть. Да и не хочу стряхивать – я не смогу без вас. Увяз по самое…

Все, милая, прощай. А лучше – до свидания!»

– Я простился. – Нед посмотрел на Харалда, задумчиво наблюдающего за Недом, на Гиру, поглядывающую то на Неда, то на Амелу, то на убранство комнаты, уставленной странной, непривычной мебелью, явившейся из древних веков.

Все здесь было так, как когда-то любили обустраивать хозяева замка, ушедшие в иной мир. Какой? Никто не знал. Бордонар пытался найти упоминание о том, что это за мир, в который ушли Хозяева, но так и не смог. А если уж Бордонар не смог, то Нед и подавно не найдет. У него и времени-то на поиски не было – в замке все свободное время Нед посвящал «общению» с Амелой. Впрочем, он ничуть об этом не жалел. Воспоминания о днях, когда они с Амелой любили друг друга и наслаждались этой любовью, были самыми светлыми воспоминаниями в жизни Неда. Если, конечно, забыть о том времени, когда он женился на Санде…

Еще раз бросив взгляд на подругу, Нед повернулся и пошел к двери. Дело сделано. Теперь – назад. Теперь – на поиски амулета Великого Атрока.

Снова перелет, снова мелькание звезд и жар, обжигающий тело.

В этот раз Нед приземлился неудачно – склон горы принял его не очень ласково, и, приземлившись, он едва не сломал ногу, подвернув ее на камне, впившемся в землю возле колонны. Гира тоже вскрикнула – от боли, и Нед с неожиданным для себя мстительным удовлетворением подумал о том, что, когда ты приковываешься к партнеру запретным заклинанием, получаешь не только приятные ощущения, чувствуя, как тот занимается любовью, но и ощущаешь боль всех его ран. И поделом. Красивые цветы частенько имеют шипы, больно ранящие тех, кто хочет насладиться запахом прекрасных растений…

В замке они пробыли около часа, за это время Нед пристроил Амелу, а еще – заказал демонам запасной ключ к колоннам. Вернее, два запасных ключа. Это следовало сделать еще в первый раз, но… тогда ему было не до того. Теперь Нед исправил свою ошибку.

Демоны доставили ему ключи – они ничем не отличались от того, что когда-то он забрал у высохшей мумии одного из хозяев замка, а вернее – хозяйки. Небольшой плоский кинжальчик из серебристого металла, вернее, предмет, похожий на кинжал. Когда этот артефакт висел на шее, он мало чем отличался от кинжалов, которые носили на своих шеях ардки. Такие кинжалы называли любовными, они показывали статус владелицы. Не носили кинжалов только рабыни. Впрочем, рабам вообще не было позволено иметь оружия. Так что, если в Арде ты встретил человека и у него на поясе нет хотя бы ножа, это раб.

Один кинжал-ключ Нед повесил на шею Гиры – теперь она выглядела как заправская ардка, другой надел Харалд.

– Никому ни слова об этих кинжалах, слышите? Никому! Передвижение через колонны – наш секрет, никому его не раскрывайте.

– Васаба все разболтает, – пожал плечами Харалд, – зря предупреждаешь. Чушь это все.

– Чушь не чушь, но лишнего не говорите – иначе беда, – устало покачал головой Нед. – Впрочем, мы без беды как нищие без вшей. Все, пошли. Хелда, как тут, все спокойно? Чужих не заметили? Лошадок наших там не угнали? Охрану-то оставили?

– Да перестань, – усмехнулся Харалд, – тот, кто попрет коня у конора, долго не проживет! Все боятся тебя как огня!

– Обижаешь, конор, – фыркнула Хелда, – правильно Харалд говорит: тот, кто тронет имущество конора, погибнет!

– На конях-то не написано, что они принадлежат конору, – возразил Нед, отодвигая еловую лапу и с отвращением стирая с лица липкую паутину. – Тьфу, пакость какая! Представляете, а ведь когда-то к колонне вела дорога. Каменная дорога. Колонна стояла внутри здания. Большого здания. Я видел картинку здешнего храма – или как его назвать, этот дворец? Кстати, не храмы это. Более того, я сомневаюсь, что хозяева поклонялись каким-нибудь богам.

– Потому и сгинули! Как без веры? Во что-то же надо верить! Вот боги их и наказали, – тут же откликнулся Харалд. – Да наплевать. Ты лучше скажи – куда мы сейчас?

– За амулетом Великого Атрока. Забыл, для чего мы, вообще-то, сюда собирались? В деревню едем.

– И как ты собираешься его искать?

– Увидишь, – кивнул Нед и, в очередной раз сняв с себя паутину, похлопал прядающую ушами лошадь по гладкому крупу. – Вперед! Нас ждут великие дела!

Они взобрались в седла и поехали по еле заметной тропе, выбитой в лесной хвойной подстилке поколениями каких-то зверьков, перемещающихся по лесу по своим важным делам.

Вдоль тропы все было изрыто – здесь не так уж давно прошли две тысячи ардов, перемещенных сюда Недом. Они спасались от армии, грозившей уничтожить род Геора и Устры. Следы ног, следы волочения – здесь на волокушах тащили раненых – до того места, где могли подойти подводы с лошадьми.

Ехать до крепости недолго, пару часов, и эти часы путники проехали в полном молчании, думая каждый о своем.

Нед думал сразу о многом – о поисках амулета, о будущем путешествии, о Санде, которая лежала за полторы тысячи километров отсюда, и о крепости, которая возвышалась поперек дороги, закрывая бывшую деревню мощным каменным щитом.

Неду понравилось, как спроектировали крепость. Им пришлось собрать лучших зодчих, и те сделали на самом деле прекрасное и очень прочное сооружение. Арды понимали толк в войне и строили хорошие укрепления, ведь вся их жизнь проходила в беспрерывных войнах, и если ты построишь плохую крепость, одним прекрасным утром можешь и не проснуться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru