1972. Родина

Евгений Щепетнов
1972. Родина

В общем – я от нее отстал. Если бы было что-то на самом деле важное – скорее всего она бы мне сказала. А если они и обсуждают мужчин, которых они имели… или которые их имели? Неважно… В общем – если разговор даже обо мне – да мне плевать. Пусть обсуждают. Мне нечего стесняться, и в постели – тоже. Если и не размеров негра из порнофильма, то не посрамлю род Карповых – это на сто процентов.

Вот так теперь и живем – втроем, не муж и жены, и не совсем начальник и подчиненные. С утра ездим на студию звукозаписи, потом домой, и… я пишу книгу. Вернее – диктую. Два часа в день на книгу – это много. Как минимум половину авторского листа за день – как нечего делать. Завидуйте, хейтеры будущего! Писайте кипятком, кидайтесь прошлогодним дерьмом! Да, я умею писать быстро и хорошо.

* * *

Этим утром я проснулся с ощущением праздника. Двадцатое апреля 1972 года, четверг. Весь народ страны в поте лица зарабатывает свой кусок хлеба (время десять часов утра!), а я валюсь на кровати, потягиваюсь и смотрю в окно. Кстати, пора бы уже и кондиционеры поставить – на кухню и в спальню. Скоро жара начнется. Конечно, в высотке это не так заметно, стены толстые, но… привык я к холоду во время жары и своим привычкам изменять на намерен. А на улице уже двадцать градусов! Теплынь! Солнце! Травка зеленеет! Ночью еще холодно, да, но днем уже просто лето.

Через два дня, двадцать второго апреля, в день рождения Ленина, мне будут вручать знак лауреата Ленинской премии. И на книжке Сберегательной кассы у меня прибавится еще десять штук денег. Это неплохо, хотя денег у меня и без того – куры не клюют. Миллион с чем-то там на книжке Сберкассы, и еще столько же (или даже побольше) – «чеками» Внешпосылторга. За эти чеки можно покупать в сети магазинов «Березка», и кстати сказать – есть у меня такая мысля́ – надо спихнуть чеки по любой разумной цене. Если все пойдет так, как планируется – скоро этими самыми чеками можно будет растапливать печи. Исчезнут «Березки», как исчезли они в моем времени, в моем мире. Эти магазины могут существовать только в условиях тотального дефицита. А когда каждый может купить все, что угодно… ну, тут понятно.

А пока что я сложил эти бумажки в сервант, и теперь они лежат там, увязанные ровными пачками. И пусть лежат. На днях придумаю, кому их сплавить. Мне такое количество чеков не нужно. Пустая бумага. Но если их продать – дадут они раза в два больше, чем их номинальная стоимость.

Вообще-то уголовщина чистой воды – спекуляция валютой. Как ни странно, эти самые чеки, или боны – они в Союзе приравнены к валюте, и за продажу их на сторону можно получить реальный срок. И очень даже серьезный. И нужно ли мне это?

Жаба душит? Да черт с ним, с этим миллионом… Вон, Ольге можно машину купить. Насте бонов дать. Аносову. А можно и просто сдать назад в банк и обменять на рубли один к одному. Нет, не пропадут… А лезть в уголовщину стремно – всемирно известному писателю.

– Ты проснулся? – Ольга отдернула шторы, приоткрыла окно и в него полился свежий воздух вперемешку с городским шумом – Погодка-то, поет! Может сходим, погуляем?

– У меня есть лучшее предложение – может съездим? – улыбнулся, отбрасывая одеяло и садясь.

– Да мы и так видим жизнь только из окна автомобиля! – сделала грустное лицо Ольга, и вдруг встрепенулась – На кадиллаке?! О господи! Всю жизнь мечтала проехаться по нашим улицам на кадиллаке! Поехали! Ураа! А куда поедем?

– В Переделкино. Посмотрим на стройку. Улицы высохли, тепло, солнце – верх откроем!

– С открытым верхом… ооо… ааа! – застонала Ольга, изображая высшую степень удовлетворения, то бишь – оргазм.

– Беги, собирайся. И Насте скажи – скоро поедем.

– А позавтракать?

– Ну так… пару бутербродов. Потом в ресторан заедем, в «Узбекистан».

– Ура! Настя, Настя! Поехали! Собирайся!

Ольга умчалась, а я побрел в ванну, шлепая босыми ногами по паркету. Полы были идеально чистыми – Настя абсолютно, просто патологически чистоплотна. Любая соринка вызывает у нее можно сказать неадекватную реакцию – схватить и в мусорное ведро! Я как-то не выдержал, и спрашиваю: «– Насть, ведь ты лазила по джунглям, в грязи, немытая неделями! Пиявок с себя снимала! Одежду не меняла тоже неделями! Откуда у тебя такая патологическая любовь к чистоте?

Настя посмотрела на меня серьезно, своим странным взглядом – будто видит она не меня, а что-то за мной, что-то, прячущееся в тенях, и чуть улыбнувшись, ответила: «Потому и люблю чистоту, что неделями и месяцами валялась в грязи. Это, понимаете ли, прививает любовь к чистоте. Начинаешь люто ненавидеть грязь

Мы собрались за час. Пока я позавтракал, пока девчонки оделись – вот час и прошел. А мне одеваться особо и нечего – свитер, джинсы, джинсовая куртка. Я себе не изменяю, наряд простой и… по нынешним временам вполне даже презентабельный. В Советском Союзе джинсы – что-то вроде фетиша. Или идолища поганого. На него молятся толпы и толпы молодняка, не понимая, что не в джинсах счастье. И даже не в их количестве. Вот получили мы джинсы в конце восьмидесятых, в девяностые… много получили, и не только джинсов. И что? Счастливы стали?

И колбасы стало много – да только ее есть невозможно. И сосиски в каждом киоске, да только они из бумаги. И машины теперь в каждом доме, и не по одной – а счастье где? В машинах?

Когда гурьбой выходили из квартиры, едва не наткнулись на женщину, выходившую из лифта. Она даже чуть вздрогнула, когда я подошел к ней справа и поздоровался:

– Здравствуйте, Галина Сергеевна!

– Ой! Миша, вы меня напугали! – засмеялась она – Я так задумалась, что совсем потерялась в своих мыслях.

– Простите! – улыбнулся я, взял ее руку и поднес к губам. Он смущенно отдернула укрытую тонкой нитяной перчаткой сухую, сильную руку балерины:

– Ох, Миша! Вы как всегда невероятно галантны! Но я этими руками трогала дверные ручки, а они могут быть покрыты болезнетворными микробами!

– Микробы не выдержат вашего сияния, великая балерина! – торжественно заявил я – Они сразу умрут в мучением, поскребывая своими лапами по металлу дверных ручек!

– Фу! Я так и представила умирающих зверюшек-микробов! – звонко расхохоталась Уланова – Миша, вот умеете вы владеть словом, да и все тут!

– Как настоящий писатель, да? – ухмыльнулся я.

– Ага, точно! – снова рассмеялась балерина, и тут же поприветствовала моих спутниц – Оленька, привет вам! Давно не виделись! О! Представьте меня этой прекрасной девушке! Милая, вам никто не говорил, что вы красавица? Горячие мужчины не пристают? Вы просто мечта джигита!

– Постоянно пристают – с легкой улыбкой ответила Настя – Но обычно все заканчивается малыми травмами. Максимально – сломанная рука.

– Вот это да! – искренне восхитилась Уланова – И кто эта прекрасная незнакомка, друзья?

– Это моя домработница Настя – определил я статус моей «Бриджет», и тут же с усмешкой добавил, косясь на бесстрастное лицо Насти – А еще, она моя телохранительница. Хранит мое тело от голодной смерти и всяких других напастей.

– Да, Миша – с непонятной интонацией протянула Уланова – Умеете вы окружать себя красотой! К вам красивые женщины так и липнут!

– А еще Настя хорошо поет, играет на гитаре и вместе с Олей записала несколько песен. Бэк-вокалистка, или как у нас говорят – на подпевке. Кстати, скоро выйдут два диска с нашими песнями, я вам обязательно подарю!

– Обязательно, Миша, обязательно! – серьезно кивнула Уланова – Это настоящая музыка! Я хочу, чтобы у меня были ваши песни. Вы еще пишете песни?

– Честно сказать – пока ни до чего – признался я – Записали песни, параллельно книгу дописывал, новую начал… не до написания новых песен было. Сегодня вот решили устроить прогулку по городу, в ресторан сходить, просто погулять. Может, за город съездим. У меня там дача строится, хочу посмотреть, что там происходит.

– Дача? В Переделкино? – удивилась Уланова – Это не про вашу дачу там ходят легенды? Сломали старую дачу и на ее месте построили что-то эпическое, средневековый замок! Днем и ночью работают, как муравьи! Все гадают – что это может быть, правительственный объект? А это вы там дачку себе строите… ну и ну…

– Только – тссс! Ладно? Не хочу, чтобы лишние знали. Это я вам, по свойски, а то слухи пойдут. Что касается насчет скорости постройки – деньги решают все. Я же не бедный человек, вот и строят быстро.

– Ага… военные строители – усмехнулась Уланова – Но да ладно, ваше дело. Вы будете отбиваться от завистников, так что вам и придумывать. Ну что же – удачного вам похода! Отдыхайте! Я тоже сегодня отдыхаю, но для меня лучший отдых – посидеть в кресле с книжкой. До свидания, друзья!

Уланова помахала нам рукой, мы дружно простились и я нажал на кнопку лифта, который уже успел уехать вниз, пока мы беседовали. Лифт приехал через минуту, лифтер приветливо поздоровался, едва не взяв под козырек (все лифтеры, сторожа и консьержи в этом доме или бывшие менты, или военные).

А вот менты взяли под козырек – те, что сидят на входе. Интересно, какие здесь обо мне ходят легенды… с удовольствием бы послушал эту «Калевалу».

Уже когда подходили к гаражу, вдруг подумалось – черт подери, а ведь аккумулятор может быть и разряжен! И что тогда делать? Машина простояла месяц без движения!

Но беспокоился я напрасно. Умели делать вещи в семьдесят первом году! Пыльный, и будто уснувший навсегда кадиллак завелся с пол-пинка и тихо, грозно зарокотал, зашелестел могучим движком. Да, эти машины сто очков вперед дадут машинам из двухтысячных! Эти делались так, чтобы на них ездили несколько поколений владельцев, не то что одноразовые как пипифакс «тачанки» будущего!

– Грязная какая! – поморщилась Ольга и вздрогнула, когда из-за ее плеча раздался хрипловатый мужской голос:

– Пыль летит! Замучила совсем! Давно не ездили, вот и грязная! Здравствуйте! А я-то думаю – посмотрю, кто и чего тут ходит? А это вы!

 

Сторож, само собой. Я уже видел его.

– А это мы – улыбнулся я, и протянул руку – Здравствуйте. Вот, решили покататься. Погода шепчет!

– Точно! Шепчет! Наливай и пей! – хохотнул мужчина и заговорщицки подмигнул – Хотите помыть машину?

– Эээ… честно говоря – нет! Холодно и грязно! – слегка растерялся я, не поняв, но сторож улыбнулся:

– Да нет! Не сами! Я щас покричу пацанам, подрабатывают на мороженое. За трешку они вам все машину вылижут! Только надо будет отъехать – я покажу место, куда. Вымоют, не пожалеете!

– Хорошая тема! – кивнул я – кричите. Девчонки, подождем немного? Зато на чистой машине поедем!

«Девчонки» конечно же были не против, так что уже минут через двадцать нашу машину со всех сторон оглаживали три пары рук. Мальчишки лет четырнадцати от роду работали споро, аккуратно, со стиральным порошком и губками. Молодцы. Вымыли и снаружи, и сиденья протерли – все, как положено. Машина сияла чистотой и просто-таки просилась в дорогу!

– Спасибо! – кивнул я старшему, худому жилистому парнишке, его звали Витькой – Держи пятерку!

– О! Ништяк! Пятерик! Спасибо! – радостно кивнул парнишка, и вся троица унеслась в сторону Москва-реки, болтая пустыми ведрами, на краю которых висели мокрые тряпки. Вот такой бизнес советского времени.

Мы погрузились в наш кадди, и медленно, плавно поехали вдоль по набережной Москва-реки. Погода достаточно теплая, но все-таки не лето, потому пришлось все-таки поднять боковые стекла.

Ох, кадди! О таком космическом корабле не может мечтать ни один советский человек! Простой человек никогда не сможет его купить только потому, что ни денег не хватит, ни привезти такое чудо не позволят.

Чиновник, даже крупный, не купит «кадиллак» потому, что это будет сочтено нескромностью, да и опять же – откуда деньги?

Цеховики… ну эти бы наверное купили – чтобы выехать на дорогу где-нибудь в Ереване, под восхищенные возгласы менее удачливых соседей. Но кто же им его продаст?

Эта машина в 1972 году на самом деле чудо инженерной мысли. Восьмилитровый движок мощностью в четыреста сил, подсветка порогов для ночи, автоматическое включение фар в темное время суток, круиз-контроль, автоматическая коробка передач, климат-контроль! В 1972 году – климат-контроль! Крыша открывается автоматически – нажал кнопку, и… рраз! Готово! Ремни безопасности – их начнут ставить в СССР на все автомашины только в 1979 году. А тут уже есть! В общем – нельзя сравнить ни с одной машиной сделанной здесь, в этой стране. Танки мы делаем лучшие в мире, а машины у нас как были, так и есть – полнейшее дерьмо.

Помню шутку еще советских времен: «Если тихой майской ночью загнать «жигули» в лес, то прислушавшись, можно услышать, как они гниют». На мой взгляд, единственной удачной машиной советского автопрома была «нива», да и у той «косяков» выше крыши. Впрочем, и удачной ее можно назвать только с большой натяжкой. Ломучая, жрущая бензин, неудобная. Единственное достоинство – хорошая проходимость.

Мимо нас проносились машины, люди в которых сворачивали себе шеи, выглядывая в окно. Когда обгоняли троллейбус – весь народ выставился в окошки, показывая на нас пальцами. А мы ехали – важно, спокойно, вроде как ничего не замечаем! В этом времени иномарка – это нечто подобное летающей тарелке, спустившейся с небес, но еще и кабриолет?! Это я даже и не знаю, с чем сравнить. Чудо! Настоящее чудо! Кадиллак!

– Я чувствую себя голой! – пробормотала румяная Ольга, нарочито глядя перед собой, на дорогу – Они меня рассмотрели во всех подробностях и даже заглянули мне под одежду! Давайте закроем верх? Что-то мне не по себе.

– А мне нравится! – внезапно высказала свое мнение Настя, которая обычно помалкивала – Хорошо!

Я обернулся к своей домработнице, и увидел, что она закрыла глаза и улыбается тонкой, едва заметной улыбкой. Верх ее коротких светлых волос развевает ветерок, который проносится над головой, а лицо жадно ловит солнце. Да, ей явно было хорошо.

Грохот. Авария! Мотоциклист на мотоцикле с коляской загляделся на нашу машину и сходу врезался в стоявшее у обочины такси-москвич.

Я притормозил, остановился на обочине, проехав место аварии, заглушил машину и выскочил, крикнув девушкам:

– Сидите! Я посмотрю, что там и как! Вдруг помочь надо!

Мотоциклист сидел на земле, обалдело смотрел по сторонам, хлопая ресницами, а возле него стоял и виртуозно матерился водитель такси, глядя на разбитый габаритный фонарь и на помятую крышку багажника.

– Мать твою…! У тебя глаза повылезали, дол… б ты…?! – и все в таком духе. Мотоциклист не отвечал, видимо находясь в шоке, и я тут же спросил, подойдя поближе и осматривая его со всех сторон:

– Ты цел? Ничего не сломал? Скорая не нужна?

– Вроде цел… – поморщился мотоциклист – Только ушибся. Засмотрелся на это чудо без крыши, вот и влетел… Извини, браток! (это он таксеру) Давай договариваться! Виноват, чо уж там! Оплачу, гайцев не зови!

Я не стал ждать, чтобы узнать, как они там договорятся, пошел к машине. Цел – да и слава богу. А когда подошел, обнаружил возле машины толпу зрителей, собравшуюся буквально за считанные минуты. Люди стояли от машины шагах в трех и обсуждали ее технические особенности, жадно разглядывая внутренности кадди и сидящих в нем девушек. И что еще заметил – народа прибавляется, как если бы с горы по мокрому снегу пустили маленький снежок. Через минуту по склону уже скачет здоровенный снежный шар, который способен поглотить человека, и не одного.

Надо было быстренько отсюда валить, потому что люди переходили улицу и шли к машине, чтобы как следует поближе ее рассмотреть. Эдак, через пять минут мы окажемся в тесном кольце зевак, и чтобы покинуть место парковки придется приложить немалые усилия. Любопытный у нас народ, да, но тут случай особый, и я их понимаю. Белый кабриолет, «кадиллак», в 1972 году, за железным занавесом – это просто фантастика!

Прыгнув на водительское сиденье я под внимательными взглядами толпы, состоявшей уже не менее чем из тридцати человек завел двигатель, поставил рычаг включения коробки передач в положение «Драйв», машина всосала в себя воздух, как бегемот перед погружением на дно озера Танганьика, и белым кораблем двинулась вперед, отпугивая с дороги «москвиченка», катящегося чуть левее, и газ-69 со ржавой, облупившейся задней дверцей, на которой отсутствовало запасное колесо. Я добавил газу и «кадди» рванул вперед как торпедный катер, едва не прокрутив под собой свои большие колеса. Но не прокрутил, ибо привод у него передний, а могучий движок придавливает шины к асфальту своим совсем даже немаленьким весом. В этом времени блоки движков еще не дурацкий одноразовый силумин. Здесь – честный чугун, который вполне спокойно можно проточить на многих и многих ремонтах. Весит – как чугунный… хмм… движок.

Мда… понты требуют жертв! Хотел попонтоваться, прокатиться по Москве на белом «кадди», вот теперь терпи! Посмотрел на девчонок – они, как ни странно, улыбались. По-моему это в крови у женщин – любовь ко всеобщему вниманию.

– А нас фотографировали! – расслабленно улыбаясь сказала Ольга, оглаживая волосы на голове. Ветер поверх лобового стекла едва касался ее волос на макушке, а вот Насте доставалось побольше.

– Кто фотографировал?! – насторожился я, сразу посерьезнев и соображая, во что это все выльется.

– Корреспондент – так же томно сказала Ольга – Вроде как Вечерней Москвы… или Известий… не знаю. Он людей растолкал, кричал, дайте дорогу корреспонденту! И давай нас щелкать.

– И ты не сказала? – поморщился я.

– А что бы ты сделал? Убил бы его? Разбил бы фотоаппарат? Да пусть фотографирует… мы что, украли чего-то? Скрываемся?

Я хмыкнул и ничего не ответил. И правда – а чего сделаешь? Пленку если только выдрать. Но это скандал, еще и милицию вызовут. Отобьемся, конечно, но зачем нам такая скандальная репутация? Черт бы с ними… щелкоперами!

Дальше, дальше по улицам города! Рвемся за город!

Впрочем «рвемся» сказано слишком уж пафосно и не соответствующе действительности. «Рваться» особо и не приходится. Машин – просто смешное количество! Как в Москве двухтысячных ночью под утро. Да и эти из смешного количества – оглядываясь на нас тут же убираются с дороги – не потому, что пугаются, в этом времени еще не научились бояться дорогих машин, вернее, их «содержимого» – просто притормаживают, и начинают разглядывать белую диковинку, сияющую лаковым покрытием. Походит на то, как если бы по морю плыл линкор в сопровождении толпы кораблей охраны – эсминцев и крейсеров.

Я даже слегка раздосадовался – ну дикая же картина! Только представить – по проспекту несется белый кадиллак, за ним, запрудив дорогу, стая машин всех видов и расцветок – штука двадцать, не меньше! И никто не обгоняет – все или сзади, или норовят пристроиться рядом!

В общем – я вдавил педаль газа в пол, «кадди» утробно засопел, взвыл кик-дауном и рванул вперед, отрываясь от своего эскорта. За считанные секунды мы набрали скорость сто пятьдесят километров в час, оставив позади стаю преследователей.

И… по закону подлости – менты! Бегут с палочкой! Неужто, радар?! В 1972 году – радар?! Точно. Их как раз с этого года и ввели у гаишников.

Подтормаживаю, останавливаюсь у обочины. Мой «экскорт» наконец-то догоняет меня, машины медленно проезжают мимо, некоторые паркуются у обочины и выходя из машины начинают стягиваться к месту происшествия.

– Нарушаете, товарищ! – лихо вскидывает руку к виску молодцеватый молодой лейтенант, и тут же глаза его расширяются, как если бы он увидел нечто совсем удивительное – Товарищ Карпов! А я вас сразу и не узнал!

– Богатым буду – улыбаюсь я и протягиваю лейтенанту приготовленные заранее «права» и регистрационный талон.

– Да что вы… не нужно! Вы это… поосторожнее! – сбивчиво говорит лейтенант, жадно разглядывая внутренности машины и сидящих в ней девушек – А то ненароком в аварию попадете!

– Убегал от них, лейтенант! – я показываю на остановившиеся машины и на собирающуюся рядом толпу – народ как с ума сошел! Гнались за мной, как на кольцевых гонках! В кои века выехал с моим… хмм… рабочим коллективом выехать покататься, отдохнуть, и видите, как оно вышло? Извините, впредь буду соблюдать правила.

– Да уж… пожалуйста, соблюдайте! – повышает голос лейтенант, и подмигнув мне, громко кричит – Товарищи! Чего собрались! Чего нарушаете?! Освобождайте дорогу, а то сейчас прав лишитесь! Ну-ка, разбежались все!

Как ни странно, народ слушается, и толпа медленно начинает рассасываться. Лейтенант улыбается и тихо говорит:

– Красивая машина. И… коллектив ваш красивый! Счастливой дороги, товарищ Карпов! А книжки у вас классные! Я по блату достал, так ночь не спал – все читал! Вот откуда вы все это берете?! Описываете так, будто сами там и были!

– А я и был – меланхолично поясняю я – Просто перенесся сюда из мира магии. Я ведь колдун…

Лейтенант ошарашено на меня смотрит, потом понимает и смеется:

– Шутите, да? А не подпишете мне книжку? У меня в машине есть!

– Тащи, лейтенант – киваю я – Подпишу, конечно.

Лейтенант рысью бежит к желтому патрульному москвичу, и вот уже в его руках первая книжка серии «Нед». Авторучка у лейтенанта нашлась (само собой, а чем протоколы писать?), и я пишу на корочке книги: «Александру Денисову от автора, с уважением. Москва, 1972 год» И подпись. Лейтенант в восторге, говорит, что коллеги обзавидуются! Мы «ручкаемся», я сажусь за руль и еду дальше, думая о том, что наверное зря все-таки поехал на кадиллаке. Уж больно хлопотно получилось!

Теперь я не превышаю, и на двух попавшиеся по дороге постах ГАИ милиционеры только провожают меня взглядом и показывая вслед нам пальцами. Эскорт тоже рассосался, хотя отдельные машины все-таки тащатся рядом и в кильватере, но уже не так надоедают, как раньше. Ну и слава богу… а то уж очень стало напрягать.

Выехали загород, понеслись по трассе. И та же история – люди оглядываются, смотрят, как на летающую тарелку. Ох, нет… для меня это слишком, не люблю я лишнего внимания окружающих. Инстинкт кричит: «Прячься! Маскируйся! Не высовывайся

К стройке подъехать не сумели. КПП! Солдат с автоматом наперевес вышел из будки:

– Стой! Дороги нет!

– Парень, вообще-то там моя дача – попробовал я подергаться. Но парнюга с погонами ВВ только дернул автоматом:

– Проезжайте назад! Дороги нет!

Достаю удостоверение, которое взял на этот случай:

– Смотри сюда! Дай проехать!

– Ничего не знаю! Назад!

– Позови старшего! – пытаюсь я утихомирить постового, но он снимает автомат с плеча и передергивает затвор:

– Назад!

– Эй, малыш! – слышу я знакомый голос, смотрю вправо и вижу улыбающуюся улыбкой Медузы Горгоны Настю – Убери автомат! Тебе полковник КГБ предъявил удостоверение! Как ты смеешь направлять на него оружие?! Старшего сюда, быстро!

 

– Стоять! Стрелять буду! – в глаза постового плещется безумие. Ощущение, что он совсем спятил – и в самом деле, почему бы ему не позвать старшего? Телефон в будке есть, я вижу провод брошенный по столбам вдоль дороги.

– Ладно, пусть будет как ты хочешь – вздыхает Настя, и ее рука выбрасывается вперед! Автомат схвачен за ствол, движение, и он уже в руках девушки! Еще одно молниеносное движение, и приклад врезается в челюсть парня. Глаза его закатываются, он оседает на землю.

– Вот так… – удовлетворенно выдыхает Настя – смеет направлять на вас оружие, придурок!

Она берет парня за шиворот одной рукой и легко, как сумку с картошкой, заволакивает часового в его будку. Бросает парня на пол, привычно-ловко отщелкивает магазин «калашникова», выпускает его из рук, передергивает затвор, и отправляет автомат следом за магазином и вылетевшим из патронника патроном. Готово.

– Я сейчас подниму шлагбаум, вы проезжайте. Потом поставлю на место! – так же бесстрастно-спокойно как обычно сообщает Настя и я двигаюсь к машине. Секунды, и кадиллак уже за шлагбаумом. Еще несколько секунд, и Настя уже в машине, сидит, как ни в чем не бывало. Будто минуту назад не уложила на землю здоровенного вооруженного бойца.

Впрочем, ехать нам было совсем недалеко, дорога кончалась через четыреста метров возле здоровенного вагончика-бытовки, покрашенного в зеленый цвет – как и все автомашины с кунгами, стоявшие возле него. От КПП, где сейчас мирно «спал» тупорылый постовой их не было видно – прикрывали деревья.

Людей я не видел – до тех пор, пока из вагончика не высунулся парень в солдатской форме, вытаращил глаза, замер на месте с открытым ртом и снова исчез за дверью. И тут же из вагончика полезли солдаты – человек десять, не меньше! С автоматами наперевес! Рожи озабоченные – ну как же, шпионы прикатили прямо на секретный объект, да еще и на типичном шпионском агрегате – кадиллаке! Впрочем, скорее всего они не знали марку машины, но то, что машина иностранная – тут никаких сомнений не было.

– Стоять! Стрелять буду! Стоять…! Стрелять…! Стоять…!

Вот мать-перемать… эдак порешат прямо на месте, и фамилии не спросят!

– Оля, выпусти меня – спокойно сказала Настя. Дело в том, что для того чтобы выйти из двухдверного кадиллака с заднего сиденья нужно обязательно выйти переднему пассажиру. Или водителю. Тогда спинка откидывается и пассажир сзади нормально вылезает. Ну… условно-нормально. Потому что протиснуться в щель между сиденьем и бортом не так уж и просто, тем более что мешает ремень безопасности – его надо отстегнуть. Впрочем – можно и через борт, когда открыт верх.

Все время, пока происходил процесс извлечения Насти из салона машины, солдаты с живым интересом наблюдали, как вылезла вначале одна девушка – в короткой юбке и красивой блузке, копия актрисы из «Кавказской пленницы», Натальи Варлей (а ноги у нее лучше, чем у Варлей – стройнее и длиннее!), а потом высоченная, но не менее красивая блондинка в брючном серо-голубом костюме, под которым угадывалось стройное тело со всеми выпуклостями в нужным местах. Блондинка спокойно одернула модный пиджак, потом протянула руку вперед и показала солдатам что-то красное, какую-то книжицу:

– Здравствуйте. Я офицер Комитета государственной безопасности. Пригласите вашего старшего. Лучше офицера.

– Он на объекте! – растерянно сказал сержант, стоявший впереди, и опустил ствол автомата.

– Пожалуйста, посмотрите мое служебное удостоверение – Настя шагнула вперед и почти ткнула в лицо сержанта этим самым удостоверением – Нет, руками не берите. В руки не дается. Итак, вызовите сюда старшего. Скажите, что приехал начальник объекта для ревизии процесса строительства.

– Есть! – сержант отдал честь, и крикнул в толпу – Гусаков, Малыгин, быстро за полковником и майором! Слышали, что сказано?! Быстро! А вы, товарищи, побудьте здесь. У нас приказ – никого на объект не допускать, ни при каких обстоятельствах.

– Это потому вы все скопились в дежурке, а на КПП оставили одного олуха? – осведомился я, вылезая из машины – Это что за несение службы? Это что за сброд такой?

– Нормальный сброд – угрюмо буркнул сержант – А что такого-то?

– Что такого?! – взбесился я – А какого черта вы на пост поставили идиота, который вместо того, чтобы сообщить о приехавших на объект людях начал целиться в нас из автомата? Вместо того, чтобы просто позвонить! А вы? Все влезли в вагончик, и сидите в нем, чаи гоняете? Вот же сволочи! Вас можно было бы там запереть и сжечь всех, до одного, скоты вы чертовы! Ну, я вам устрою, ослы вы навуходоносорские! Фамилия, быстро!

– Нечипорук… сержант Нечипорук! – совсем уже помрачнел сержант – Товарищ…

– А тебе не надо знать, какой я товарищ! Тем более, что тебе я не товарищ! – отрезал я.

– Что тут происходит? – прозвучал командирский басок, и пред моими очами появился человек с майорскими погонами. Он выглядел по домашнему – пуговица рубашки расстегнута, галстук болтается между полами расстегнутого кителя, на штанах, давно требующих глажки – наколенные пузыри. Мужику лет сорок с небольшим, и похоже что остаток лет до пенсии он решил провести с комфортом и в покое. То бишь с водкой. Пахло от него свежим спиртным, а глазки блестели так, будто он только что плакал над погибшей комиссаршей из «Оптимистической трагедии».

– Кто такие?! Кто разрешил допустить гражданских на охраняемый объект?! – гаркнул майор, и не обращая внимания на шагнувшую к нему Настю, приказал – Взять под стражу шпионов! Связать! Сообщить в особый отдел!

– Майор, вы….

– Молчать! – майор аж покраснел от натуги, икнул, и до меня донеслась волна запаха лука и водки. Похоже, что его только что оторвали от обеда.

Солдаты обступили нас со всех сторон, двое попытались ухватить Настю под руки, и тут же отлетели от нее, как сбитые кегли. Она не применяла специальных приемов, не била в хитрые места – это было похоже на то, как если бы некая толпа идиотов-охотников решила взять, да скрутить медведя. Или даже нет – помню, читал: Джеральд Даррелл описывал, как вез на грузовом самолете молодого самца гориллы. Подростка. И тот каким-то образом умудрился выскочить из клетки. Так вот несколько здоровенных взрослых мужиков по сто килограммов весом разлетались в стороны, будто куклы – отброшенные рукой горилленка.

Она была невероятно быстра. Вот только что солдаты берутся за ее руки, и через долю секунды – громкий стук, как палкой по дереву. Такой звук возникает, когда стукается один череп о другой. Содержимое черепов сотрясается, что неминуемо вызывает классический нокаут.

А потом пошла потеха – еще секунда, и снова валятся два солдата, Настя двигается дальше, но смотреть на происходящее мне было некогда – пришлось поработать и самому. Майор, придурок, вцепился мне в левую руку, а сержант Нечипорук – в правую, повиснув на мне мертвой тяжестью. Через мгновение сержант полетел на землю, а майор получил хороший такой апперкот в солнечное сплетение, после чего согнулся вдвое и вывалил на дорогу весь свой недавно поглощенный обед.

Я мельком на него посмотрел, увернулся от удара прикладом и отправил в нокаут очередного нападавшего. Посмотрел по сторонам – все, тихо.

– Настя, вяжи их! – приказал я, увидев рядом с вагончиком кучу гнутой алюминиевой проволоки – штык-нож возьми у кого-нибудь из них, и вяжи. А я этим придурком займусь!

Я с размаху поддал ногой в живот поднимающемуся на ноги майору, и тот свалился на бок, дергаясь и снова пытаясь поблевать. Кстати – я заметил у него на поясе кобуру, и то, что рука шалуна тянулась именно к ней. Пришлось забрать у него оружие и сунуть в карман – обычный штатный «макаров».

На увязку пленников ушло минут десять – достаточно быстро, если учесть количество народа. Штык-ножи кромсали грязную, испачканную землей проволоку (И откуда они ее выдрали?! Видать экскаватор зацепил. Или тюки какие-то увязаны были?), а мы споро, в три пары рук вязали бедолаг. Но вот, все было закончено. Я заглянул в вагончик – и в самом деле, вся эта орава сидела и пила чай. Открытые банки с тушняком, хлеб, лук, сало, конфеты. Где-то рядом видать разжились, у селян? Впрочем – мне это не интересно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru