Мусорщик

Евгений Сергеевич Яцыков
Мусорщик

Пролог

Прохлада утреннего воздуха отдавала ознобом в теле. Холодно не было, но и приятным это чувство явно назвать было нельзя.

Спутник этой проклятой планеты освещал голубым холодным светом всё вокруг. Его безобразное лицо, созданное из рельефа и испещрённое краторами, с холодной улыбкой смерти взирало свысока на пустынный пейзаж планеты.

– Блядь… – с трудом прошипел Денис и попытался улыбнуться.

Перспектива дальнейшего развития его жизни стремилась остановиться на этом самом моменте. Смерть была рядом, а ждать помощи на этой никому не известной планете было неоткуда. Выжженная климатом земля под его телом размокла от крови и превратилась в грязную кашу. Одежда тоже была ей залита, добавляя дискомфорта к и без того жгучей боли от раны зифийского клинка в грудной клетке. Внутренние органы, по ощущениям, задеты не были, но, судя по количеству потерянной крови, был задет какой-то большой кровеносный сосуд.

– Идиоты… – тяжело, еле слышно выдавил он из себя.

«Хорошо иметь в команде небольшой процент идиотов, которым хватает ума доверить убийство человека дилетанту», – подумал Денис.

Слабая улыбка снова посетила его лицо.

* * *

Вживлённый ещё в период Галактической войны, длившейся полвека, имплант медицинской поддержки медленно, но верно делал своё дело, затягивая раны и частично восстанавливая потерю крови. Данный прибор, можно сказать, был уникальным в своём роде, так как являлся прототипом для нового поколения таких же. Он даже не был из первого поколения, так как их производство сразу же запретили после неудачного использования в военных действиях из-за побочного эффекта, проявляющегося в разного рода деформациях тканевых структур организма-носителя. Проще говоря, при ранениях, вместо того, чтобы лечить бойцов штурмовых отрядов, он за небольшой промежуток времени превращал их в нечто, в груду уродливой мышечной массы. ИМП, вдобавок ко всему, явно что-то делал с мозгом несчастных, так как раненые соратники по оружию буквально через пару минут после мутации бросались на тех, с кем совсем недавно вместе шли на штурм.

Странность первой версии ИМП состояла в том, что проблема мутации затрагивала не всех. Существовал ничтожно малый процент тех, кому повезло не обратиться, хотя везение это или нет – вопрос сомнительный. Уникальные попали в руки военных медиков, которые тщательно и с пристрастием их препарировали, дабы узнать секрет везунчиков.

В военное время были все методы хороши, лишь бы склонить чашу весов на свою сторону. Каждая из сторон не гнушалась использовать человеческие ресурсы как средство достижения своих целей во всех возможных смыслах.

Денис знал всё это не понаслышке. Подопытный номер нуль, а впоследствии – «нулевой», так его называли в военной медицинской лаборатории медперсонал, а потом и сослуживцы. Денис был первопроходец, первый, кому был вживлён ИМП. Гнетущее чувство вины за то, что он стал причиной множества смертей своих боевых товарищей, бременем лежало на сердце и периодически давало о себе знать. Если бы только он был не уникальным, всех этих бессмысленных смертей можно было избежать.

Имплант отнимал много сил. Восстановление тканей производилось за счёт ресурсов организма, малоиспользуемых тканей, а также инородных тел, попавших в организм при его повреждении. Пули, куски ткани от одежды, осколки от гранат и другие инородные тела рассматривались нанитами не иначе как строительный материал. Маленькие механические бестии использовали всё, что считали лишним в организме. Сослуживцы Дениса время от времени шутили, что можно остаться без члена, если не использовать его достаточно часто. Вспоминая прошлое, Денис отключился.

* * *

Тело вздрогнуло, приведя его в сознание. Сон явно пошёл его телу на пользу. Он раздвинул пальцами дыру в футболке и посмотрел на рану. Кровотечение прекратилось, так как рана затянулась, оставив небольшой шрам. Наниты не восстанавливали первоначальные параметры тканевых структур полностью при дефиците строительного материала, но при его пополнении обязательно это делали.

Взглянув на часы, Денис отметил, что прошло примерно три часа с момента, как его уже бывшая команда мусорщиков предала и бросила здесь подыхать. Причиной тому стал неплохой улов импульсных мин – весьма дорогая вещь на чёрном рынке. Выручки бы хватило, чтобы жить минимум полгода в своё удовольствие и ни в чём себе не отказывать.

Обнаружить обломки военного транспорта в этом секторе было несомненной удачей. Тем более учитывая тот факт, что уже несколько месяцев вся команда жила, так сказать, «на подсосе».

Стоило заподозрить неладное ещё в тот момент, когда, увидев содержимое выловленных ящиков, Раин и Олег странным образом переглянулись. Их глаза горели, а во взгляде было что-то неуловимое, но явно угрожающее.

Находку отметили по-королевски. Денис изрядно напился и отключился, а проснулся от того, что в голову ему упирался холодный ствол ультразвукового резака. Без разговоров сильным рывком Раин выдернул за шиворот куртки Дениса из-за стола, за которым он заснул, и потащил в сторону выхода из корабля. За ними следовал Олег с револьвером и, не скрывая удовольствия, улыбался. Олег был странным типом, которого Денис сравнительно недавно нанял в команду. Он любил огнестрельное оружие, которое уже больше века не использовали, считая морально и технически устаревшим. Олег никогда не расставался со своей пушкой, иначе это оружие назвать было нельзя, и всегда ухаживал за ним, как за девушкой со странным именем – Магнум. Эффективность данной игрушки Денис никогда не видел, но сомнений в её смертоносности и мощи не испытывал. Дуло револьвера было поистине впечатляющего размера. Каждый раз, смотря на него, Денис думал о том, что при виде столь впечатляющего размера мужского прибора любая шлюха в космопорту слюной бы изошла. Эта мысль вызывала улыбку, и он не отказывал себе в удовольствии подшучивать над Олегом, что пушкой он компенсирует недостаток размера причинного места, чем ввергал команду в восторг.

* * *

Раин выволок Дениса из корабля и, бросив на обожжённую землю, отошёл немного в сторону. Олег вышел из корабля вслед за ними. Лицо его по-прежнему сияло от удовольствия.

Неподалеку от трапа стояли Киса и Джейн. Джейн с безразличием взирала на происходящее, как будто это её не касалось и совсем не заботило. Она в целом была холодным человеком, бывшая наемница, что с неё взять. Киса стояла, отвернувшись и обхватив себя руками, не желая лицезреть развернувшуюся сцену. Ей было всё это не по душе, и она всячески старалась овладеть своими эмоциями. Псионики от природы все такие – гиперчувствительные.

Денис не спеша начал подниматься на ноги, но внезапно подлетевший Раин ударил его рукоятью резака по затылку. Тупая боль пробила голову навылет, и Денис упал на колени.

– Сидеть, сука! – проорал Раин.

Олег не спеша подошёл к Денису и присел на корточки.

– Денис, пойми меня правильно. Я не имею ничего против тебя, – он выждал паузу. – Кроме того, что ты есть.

Олег улыбнулся от того, что, как ему казалось, он удачно пошутил.

– Нам с тобой не по пути. Денег и так мало, а ты нас постоянно нагреваешь. Мы тут, – он снова помедлил, – уже с командой моего корабля посовещались и решили, что отныне будем делить всё поровну.

Слово «моего» было особенно выделено интонацией восторга и ликования.

– Решение было принято единогласно. Правда, наша Кисуля немного играла в несознанку, но в итоге, как видишь, приняла правильное решение и теперь практически полностью полноценный член команды. Ты спросишь, почему практически полноценный?

Денис молчал, да ответа и не требовалось.

– Для того чтобы стать частью нашей дружной семьи, ей требуется всего-то тебя прикончить.

Улыбка Олега была похожа на оскал.

– Киса, – достаточно громко произнёс Олег.

В этот момент Киса вздрогнула всем телом, как будто от удара током. Она медленно повернулась и посмотрела на Дениса.

Киса была довольно привлекательной особью женского пола. Она была именно особью, так как не принадлежала к человеческому роду. Шиару – так назывался её народ. Что-то среднее между человеком и животным семейства кошачьих. Стройное тело, большие, горящие и словно гипнотизирующие глаза с характерным желтоватым окрасом роговицы, впечатляющая грудь, стройные ноги и совершенно очаровательный пушистый хвостик. Тело её везде, кроме лица, было покрыто мелкой лоснящейся шерстью. Хотя, везде или нет, Денис наверняка не знал, потому что проверить это ему, как он планировал, так и не удалось. Между ним и ей явно что-то происходило, а возможно, это были его домыслы и он выдавал желаемое за действительное. Отчасти за свой внешний вид и отчасти потому, что её настоящее имя было весьма трудно выговорить, за ней закрепилось прозвище «Киса».

Джейн с всё тем же безразличием отодвинула край кожаной куртки, вытащив рукоять зифийского клинка, и, не смотря в сторону Кисы, небрежно протянула ей. Немного помедлив, та бросила взгляд на Раина, на что тот, в свою очередь, решительно кивнул. Она взяла клинок и неуверенной походкой направилась к Денису.

Когда до Дениса оставалось не более трех метров, Олег встал и повернулся к ней лицом.

– Ты же знаешь, как с этим обращаться, милая?

За спиной Кисы раздался смешок наёмницы.

– Много ума не требуется! Меховой шарик справится!

Раин бросил твердый взгляд на Джейн, и та умолкла.

Освобождая Кисе путь, Олег отошёл в сторону, а она приблизилась на расстояние шага к своей цели.

Денис поднял голову и посмотрел в глаза Кисы. Даже на пороге смерти её глаза завораживали и притягивали, он не в силах был оторвать от них взгляд. Звук создаваемого лезвия клинка не заставил его опомниться – он полностью был захвачен притяжением её взгляда.

Зифийский клинок представлял собой рукоять, полую внутри и заполненную мелкой металлической пылью, а сама рукоять по факту была индукционной катушкой и при включении клинка из пыли формировала лезвие. Звук при этом был похож на приглушённый шум листвы деревьев. Магнитные поля жёстко удерживали структуру лезвия, делая его во много раз прочнее стали и при этом настолько острым, что он свободно входил в плоть просто под своей тяжестью.

 

Киса некоторое время смотрела на Дениса, после чего в его голове, как будто эхо, отражающееся от стенок в огромном пустом помещении, раздался голос:

– Прости меня. Больно не будет.

Она свободно использовала телепатию и могла общаться с любым разумным существом на его языке непосредственно через мысли.

Резким движением руки она вогнала клинок в грудь Дениса. Больно не было. Гипнотическое состояние, в которое Денис погрузился, сделало его нечувствительным.

Киса сделала пару шагов назад. Несколько секунд она смотрела на Дениса, а затем, развернувшись, пошла в сторону трапа. По пути она выключила клинок и отпустила его. Рукоять выскользнула из её руки и упала на землю. Через мгновение силуэт Кисы скрылся внутри корабля.

Оставшиеся участники пьесы, проводив взглядом Кису, обернулись и посмотрели на Дениса. Он по-прежнему сидел в той же позе и смотрел куда-то в пространство перед собой. Кровь обильно истекала из его тела, что было видно по пропитанной ею одежде.

Голова Дениса кружилась, а зрение стало стремительно сужаться, превращаясь в туннель. Казалось, это состояние длилось вечно, но прошло всего несколько секунд. Мыслительный процесс полностью замер, глаза наполовину закрылись, и Денис рухнул на бок, ударившись головой о землю. Сознание отключилось.

Олег растянулся в широкой улыбке.

– Конец! – констатировал он, окинув взглядом оставшихся присутствующих.

Раин посмотрел на наёмницу и твердым голосом произнёс:

– Уходим!

Все трое вошли в «Страйкер» – корабль, владельцем которого ещё недавно был Денис. Раин шёл последним и, закрывая шлюз, в последний раз взглянул на неподвижно лежащее тело бывшего работодателя.

Рёв двигателя взлетающего корабля заполнил местность, а через минуту исчез вместе со «Страйкером», скрывшимся из виду.

Глава 1. Без вариантов

Денис попытался встать, и ему с трудом это удалось. Пройдя пару шагов, головокружение заставило его присесть возле небольшого обломка горной породы, торчащей из земли, оперевшись на него спиной. Рана давала о себе знать непрерывным зудом. Сильно хотелось есть. Это был один из эффектов работы ИМП.

Он обвёл взглядом местность перед собой, состоящую в основном из выжженной земли и камней, простирающейся от места его нахождения и насколько хватало возможностей зрения видеть в голубом свечении. Растительности вокруг не было, что удивляло, так как дышалось без дискомфорта, не считая раны в груди. Намеков на то, что планета обитаема хоть какими-то существами, также не было. Денис сделал заключение, что, видимо, днём на этой планете преобладают высокие температуры, не оставляющие надежд на существование.

– Время прикидывать шансы, – произнёс Денис и принялся обшаривать одежду.

В кармане куртки был найден «Шахтёрский координатор» – прибор для оценки параметров любых молекулярных структур, будь то состав воздуха или горных пород, со встроенным фонариком и функцией ориентирования на местности. Он также годился для сканирования содержимого закрытых контейнеров, чем весьма помогал в работе мусорщика.

В нагрудном кармане была обнаружена фляга с виски, которую Денис наполнил буквально накануне. Она была полная, прикладываться к ней с того момента ему ещё не приходилось.

– Замечательно… Сдохну без головной боли и с праздничным настроением.

Денис открутил крышку и сделал пару небольших глотков, затем закрыл и положил обратно в карман. Спиртное было кстати по двум причинам…

Во-первых, похмельный синдром давал о себе знать и явно не шёл на пользу настрою и общей координации, а во-вторых, это был строительный материал для ИМП. Но злоупотреблять алкоголем явно не стоило из-за жажды, появляющейся впоследствии.

Проверив карманы штанов, Денис извлёк на свет зажигалку и пару кредиток. Денис усмехнулся.

– Навряд ли тут поблизости есть магазин.

Зажигалка проследовала в тёплый карман, а кредитки выброшены за ненадобностью.

Глядя на них, Денис немного помедлил, а затем подобрал и сунул в карман со словами:

– Хер с ним.

На месте взлёта корабля осталась характерная отметина на земле, зона, очищенная от пыли, и немного придавленная поверхность. Он смотрел на это место, погрузившись в свои мысли, пока не заметил в горке пыли часть рукояти зифийского клинка. Поднявшись, Денис направился в его сторону.

Подняв клинок и отряхнув от пыли, он произнёс:

– А вот это отличный подарок судьбы! Спасибо, Киса.

Рукоять клинка исчезла в недрах внутреннего кармана. На поясе по-прежнему висел чехол с хорошо сбалансированным перочинным ножом внутри. Подарок сослуживца Лианы, его бывшей, если можно так сказать, боевой подруги, с которой у Дениса были весьма тесные любовные отношения. Он считал, что этот нож приносит ему удачу, но сложившаяся ситуация по всем параметрам указывала на обратное.

Инвентаризация была проведена, и пришло время решить, что делать дальше.

Судя по тому, насколько сместился спутник за время его отключки, на этой планете сутки длились примерно тридцать девять часов, а до рассвета оставалось не более шести. Что будет с рассветом, было неизвестно, да и проверять особо не хотелось. Организм вместе с нанитами требовали еды и воды, да и выспаться было бы совсем не плохо.

Денис огляделся ещё раз в поисках каких бы то ни было объектов, способных предоставить укрытие. Сдаваться без боя не было чертой его характера.

Пристально всматриваясь в залитый голубым светом ландшафт, Денис увидел какое-то пятно, отличающееся едва уловимой повышенной яркостью. Зафиксировав на нём взгляд на некоторое время, стали просматриваться очертания. Сам объект казался намного крупнее, чем показалось на первый взгляд. По всей видимости, эта поверхность отражала голубой свет спутника и из-за этого особо не выделялась на общем фоне.

Расстояние до объекта Денис оценил в девять или десять километров. В текущем его состоянии маршрут должен занять около четырёх часов.

Вариантов не было. Взглянув на прощанье на место взлёта корабля, он двинулся в сторону своей надежды на выживание.

Шаги давались с трудом, тело было как будто сковано невидимой и весьма тяжёлой цепью. Сухая земля то и дело проваливалась под ногами. Несколько раз по пути он наступал в ямы, заполненные пылью и от того плохо различимые, проваливаясь в них по колено.

В очередной раз провалившись в такую же скрытую яму и чуть не упав, Денис со словами: «Неее… На хер всё!» – достал из кармана Координатор и включил фонарик. Он не хотел использовать его ранее, так как заряд аккумуляторов не вечный и что-то ему подсказывало, что зарядить его в ближайшее время не выйдет.

Луч ударил по полутьме, и Денис направил его на яму, из которой только что выбрался. От неожиданности увиденного он чуть не обделался и тут же отскочил, забыв о своём состоянии. Пыль была живая и реагировала на свет.

При попадании света от фонаря на пыль она приходила в движение и будто перемешивалась. Это выглядело весьма жутко, но в то же время завораживающе. Денис продолжал светить на эту массу, и через время данная субстанция начала закручиваться в воронку, сужающуюся в направлении дна ямы. Когда её формирование закончилось, всё замерло. Она была диаметром около полуметра у поверхности ямы и не больше десяти сантиметров у её дна. Стенки воронки, на которые попадал свет, казались гладкими, а противоположные – ребристыми. Диспозиция менялась в зависимости от того, куда направлялся луч. Кроме того, пыль начала странным образом отражать свет. Воронка как будто направляла свет вглубь себя.

Денис взял небольшой лежащий поблизости гладкий камень и бросил в воронку. Ничего не произошло, и он решил посмотреть поближе, направив луч фонаря вглубь неё. Стоило ему только приблизить лицо, как что-то с большой скоростью вылетело из воронки, просвистев рядом с ухом, едва не набив горе-исследователю второй фонарь в дополнение к уже имеющемуся в руках.

Денис отпрянул от воронки.

– Твою мать! Давай, убей себя ещё эмпирическим путем. Натуралист херов! – выругался он.

Немного отдышавшись, Денис посмотрел на время – прошло примерно два с половиной часа. Он поднялся, подобрал и выключил фонарик. Взглянув на то место, где несколько мгновений назад была воронка, он обнаружил только мирно лежащую пыль. Жизнь на планете явно присутствовала, а произошедший случай намекал на то, что если Денису удастся выжить, то скучать не придётся. Под поверхностью планеты что-то присутствовало, и, похоже, это что-то было живым.

«Скорее всего, есть и другие существа, и, как любым существам, им нужно чем-то питаться. Возможно, они съедобные», – подумал Денис.

От этих мыслей ему захотелось есть ещё больше, а в животе как-то неприятно потянуло.

– Эх… Хороший бы биотуалет получился из этих воронок! – пошутил Денис, улыбнувшись.

* * *

Он шёл, вглядываясь в землю под ногами, лишь изредка включая фонарик, когда сомневался в наличии пылевых ям. Необходимость разглядывать маршрут осложняла и без того не быстрое передвижение. Объект, к которому Денис следовал, заметно увеличился в размерах и приобрёл более чёткие очертания. Светился он заметно сильнее, но не голубым, как изначально казалось, а лиловым светом. Размер объекта в ширину в обозримой его части достигал, по ощущениям, ста метров и метров двадцать в высоту.

Денис снова посмотрел на часы – идти оставалось не больше получаса.

«Скорей бы! Копыта уже не держат!» – подумал он.

* * *

Мысли о случившемся сегодня не покидали Дениса практически всё время пути. Он пытался проанализировать и понять, в чём виноват и как мог допустить такое развитие событий.

Предположительно всё началось в тот момент, когда погиб Лео. Команда тогда состояла из Дениса – техника, владельца «Страйкера» и организатора команды, Раина – его помощника, который был хакером по призванию и мог взломать любую компьютерную систему, его брата Лео – бортового медика, способного с помощью пинцета и пипетки вставить тебе имплант в такое место организма, о котором ты даже не догадывался, Джейн – наёмницы, превосходно владеющей любым видом оружия и несколькими видами боевых единоборств, и Кисы – псионика с весьма неплохим потенциалом.

Команду «Страйкера» нанял тогда один весьма мутный заказчик на поиск и доставку груза из сектора, имеющего плохую репутацию. По его словам, грузовой караван, следовавший через этот сектор лет семь назад, был атакован пиратами и практически полностью был уничтожен. Спастись удалось двум транспортным судам из двенадцати. Конвой каравана за полчаса был полностью разбит вражескими звеньями истребителей.

Караван вёз груз, нужный заказчику, но в судах, которым удалось спастись, его не было. До недавнего времени никто не рисковал соваться в этот сектор, чтобы пошарить среди космического мусора, так как он был под полным контролем пиратов, но обстоятельства изменились, и о пиратах давно никто не слышал. Ходили слухи, что они сменили сектор или перебили друг друга в попытках завладеть большей территорией. Эти парни не очень дружные, слухи вполне могли быть правдой.

Рассказать о грузе заказчик отказался, мотивировав это тем, что команде ничего не угрожает, так как груз заберут на границе сектора, ещё до зон патрулирования Галактического альянса. Габариты груза были небольшие, и это сильно осложняло операцию. Мелкие объекты сложно найти сканерами, особенно если вокруг хватает хлама, состоящего из частей космических кораблей, метеоритов и ещё бог весть чего.

За работу платили хорошие деньги, и это вполне оправдывало риск. Вдобавок ко всему, всё, что команда могла найти, помимо обозначенного груза, оставалось ей. Это, бесспорно, был плюс, но шансы того, что пираты не подобрали всё, что не было прибито гвоздями, стремились к нулю.

Полученный задаток практически полностью ушёл на оснащение экспедиции. Пополнив запасы провизии, медикаментов, вооружения и обновив оснастку корабля, команда выдвинулась в пункт назначения – сектор RT-2209. Спустя девять суток «Страйкер» достиг межпространственного портала, ведущего в целевой сектор. Странным показалось то, что эти ворота никто не охранял. Обычно такие порталы патрулирует звено истребителей или крейсер, а тут никого. Отсутствие патруля облегчило команде жизнь, так как позволяло без лишних расспросов, досмотров и задержек скакнуть в подпространство.

* * *

Через двенадцать часов портал выплюнул корабль на другой стороне. Пространство рядом с порталом было мертво, сканеры корабля не фиксировали никакой активности в радиусе их действия.

 

– Тебе не кажется, что всё идёт слишком гладко? – спросил Раин Дениса.

Денис помедлил и сказал:

– Крайне. До места нападения на караван три часа пути. Сканируйте пространство на предмет массивных объектов всё время пути. Джейн, проверь готовность турели.

Киса нервно взглянула на него.

Денис уловил её напряжение и добавил:

– Будем надеяться, что нас не посетят стервятники, но лучше быть готовыми. Расходимся! – скомандовал Денис.

В каюте остались только Денис и Раин.

– Не просри транспортники, хрен знает, как их размотало по сектору. Был бы один, а так целых десять. Мать их…

– Не ссы! Не просрём! – широко улыбаясь, ответил Раин.

Его настрой и улыбка невольно заставили Дениса улыбнуться в ответ.

Денис оставил его и отправился в медицинский отсек к Лео. Тот его давно просил пройти обследование, но Денис постоянно это откладывал, аргументируя отказ какими-то нелепостями. Он вообще считал, что обследование требуется, только если у тебя что-то не так с организмом, а не потому что нужно.

Лео пялился в монитор, разглядывая какие-то непонятные графики. Денису вообще казалось, что тот живёт за этим монитором, так как, когда бы он ни зашёл к нему, он практически всегда сидел за ним. Звук открытия автоматической двери не заставил оторваться Лео от монитора.

– Проходи, Денис, будь как дома, – пошутил он. – Всё же поддался моим уговорам?

– Ну а как же иначе? Ты же мне весь мозг изнасиловал! – ответил Денис.

Лео повернулся на кресле лицом к Денису и уставился на него. Повисла неловкая пауза, после чего Лео произнёс:

– Ну, и чего ты стоишь как не родной? Снимай трусы, знакомиться будем! – после этих слов оба засмеялись.

Денис разделся и зашёл в камеру медицинской диагностики. Дверь камеры с шумом закрылась, и во встроенном динамике раздался голос Лео:

– Хорошо устроился? Сейчас ты немного полетаешь.

– Ты только палец мне в задницу не суй, пока я летаю! – пошутил Денис.

– Не стоит так волноваться, я же врач. Всё в медицинских целях и во благо пациента! – парировал тот.

Лео выставил режим полной диагностики, и силовые поля подняли в воздух тело Дениса, а камера начала заполняться газом, который через пару мгновений отключил его сознание.

* * *

Прошло некоторое время, прежде чем Денис начал просыпаться. Его тело по-прежнему висело в силовом поле. Голова кружилась, а тошнота подступала к горлу. Он с трудом открыл глаза. Увидев в окне камеры лицо Лео, он произнёс:

– Так хреново, как с тобой, мне ни с кем не было!

– Да и ты, знаешь, как сексуальный партнер тоже не проявлял чудес акробатики! – парировал Лео.

– В задницу мне заглядывал? – не унимался Денис.

– А как же! Мы же как-никак партнёры! Расслабься, сейчас полегчает, – произнёс Лео и нажал что-то на пульте.

Бодрость, прилив сил, энергии и трезвость ума мгновенно сменили все негативные симптомы процедуры пробуждения ото сна. Денис чувствовал себя даже ещё лучше, чем до обследования. Силовые поля начали слабеть, опуская его на пол камеры, пока не исчезли вовсе, дверь с шумом отворилась.

Денис вопросительным взглядом смотрел на Лео. Тот явно понял причину недоумения пациента и, пожав плечами, флегматично произнёс:

– Чего? Всего лишь небольшое усовершенствование камеры диагностики, – он помедлил и добавил с улыбкой: – За твой счёт, разумеется.

Развернувшись, Лео проследовал к своему монитору и продолжил, не ожидая никаких комментариев:

– Ты в норме, отклонений в работе организма нет. Можешь собой гордиться. Не забудь, что следующий анальный тест через месяц. Я скину тебе напоминалку.

Раздался голос из бортового коммутатора:

– Ден, срочно подойди, на радаре явно какая-то срань.

– Иду. Хорошо, что не на толчке сидел, – пробухтел Денис в пространство перед собой и, попрощавшись с Лео, направился на мостик.

* * *

Раин начал говорить, как только Денис вошёл:

– Воткнись в радар. Какой-то массивный объект, но, судя по последней карте данного сектора, это не астероид. Объект сохраняет молчание и не движется.

– Да уж, для транспортника тоже великоват, – ответил Денис.

– Думаешь, база пиратов? – спросил Раин.

– ХЗ! Но я уверен, что проверять это мне не хочется. Даже если это база пиратов, то, судя по отсутствию активности, с ней что-то не так, иначе бы стая жизнерадостных и дружелюбных истребителей уже спешила нас поприветствовать. Возможно, с их радаром что-то не так. Не будем испытывать нашу удачу и обшивку корабля на прочность.

– Меняем курс. Обогни по дуге это чудо на пределе действия нашего радара. Если и пропустим часть транспортников с другой стороны, то, если не найдем нужный объект, на обратном пути обогнём с другой.

– Хорошо, командир, – ответил Раин.

Покинув мостик, Денис отправился в свою каюту, войдя в которую, он уютно разместился в кресле. Его явно что-то терзало, но мысли скакали как блохи в «блошином цирке» и не давали сосредоточиться.

– Выключить свет и вывести изображение ближайшей звёздной системы, – отдал команду бортовому компьютеру Денис.

Свет погас, на мгновение каюта полностью погрузилась в темноту, затем на стене возникло изображение ближайшей к кораблю солнечной системы. Четыре массивные планеты с огромным солнцем в центре завораживали.

Денис часто использовал этот приём для расслабления. Мысли упорядочивались и начинали течь свободно и умиротворяюще.

Дверь каюты отворилась, и в неё вошла женская фигура. Это была Киса. Сомнений в этом Денис не испытывал. Только она точно знала, где и кого можно найти на корабле.

«Псионные способности – поистине потрясающая вещь», – пронеслась мысль в его голове.

Кроме того, только Киса позволяла себе входить в его каюту без соблюдения правил этикета и даже один раз застала его в чём мать родила. Тот случай её нисколько не смутил и ничего не поменял в её привычках, да и что он мог изменить, она же не из людей.

– Ты спишь? – шёпотом спросила Киса.

– Ты же знаешь, что нет, – ответил Денис.

– Это хорошо, – ласково промурчала она.

В полумраке она приблизилась к нему вплотную, после чего присела возле его ног и положила голову на его колени. Денис положил руку на её голову и начал легонько поглаживать, как делал уже не раз. Её короткая шёрстка была мягкой и нежной на ощупь, гладить её было очень приятно. Иногда она начинала мурчать, видимо, от удовольствия, но, как правило, это продолжалось недолго. У её вида это действие считалось нормой только при глубокой связи между особями разного пола, если по-простому, то между любовниками.

Казалось, что тишина длилась целую вечность. Внезапно Киса её прервала:

– Мне не нравится этот рейд, что-то идёт не так. Я чувствую это… Чувствую, но не могу ничего точно определить. Мои пси-способности ухудшились пару недель назад, и я не понимаю причины.

– Ты говорила с Лео об этом?

– Нет, он же не специалист по моему виду.

– Наши виды очень похожи. Кроме того, псионики встречаются и среди людей. Лео – отличный специалист, – Денис помедлил и продолжил: – Во всяком случае, в заднице он знатно ковыряется.

– Что ты имеешь в виду? – Киса приподняла голову и посмотрела на Дениса.

– Ничего, просто шучу, – с улыбкой ответил он. – Покажись ему, ладно?

– Как скажешь.

Она снова положила голову ему на колени и замурчала.

* * *

Денис открыл глаза. Изображение солнечной системы по-прежнему проецировалось на стену, а вот Кисы, что уже не удивляло, не было. К столь странным взаимоотношениям он уже привык. Приходы Кисы были регулярными, но в последнее время она что-то зачастила.

– Сколько я проспал? – задал вопрос бортовому компьютеру Денис.

– Два часа семнадцать минут, – ответил тот.

– Пора бы проведать Раина, – буркнул себе под нос Денис и отправился на мостик.

На мостике всё было тихо, не считая храпа бдительного наблюдателя, похожего на звук перфоратора. Он спал, откинувшись на кресле.

Денис подошёл к нему, наклонился и поцеловал в лобик, после чего ласковым приглушённым голосом произнёс:

– Как тебе спалось, милый?

От неожиданности Раин подскочил как ошпаренный и, выпучив глаза, выпалил:

– Ден, твою мать! Чё за херня?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru