Волею случая

Евгений Косенков
Волею случая

– Вон туда, на траву, к кустарникам, дойдёшь? – Валера, не дожидаясь ответа, бросился обратно в салон.

Молодая женщина с ребёнком лежала попёрек сидений. Мальчик лет трёх молча наблюдал за Валерой.

– Ничего не болит? – спросил он.

– Нет, – шёпотом ответил тот.

Осторожно освобождая ребёнка из крепко сжатых рук женщины, он увидел, как на её лице начал расплываться синяк.

«Сильно чем-то приложило».

– Как тебя зовут?

–Селёжа, – ответил малыш тем же голосом.

– Беги вон туда, где дядя сидит, а я твою маму принесу. Обгонишь меня?

Мальчик кивнул и побежал в указанное место. Женщина оказалась лёгкой, и Валера захватил и её сумочку. Несколько пассажиров пришли в себя и самостоятельно покинули салон.

Задняя часть «Икаруса» была деформирована, именно оттуда доносились охающие звуки. Мужчина лет сорока оказался зажат между развернувшимся сиденьем и стенкой автобуса.

– Как это тебя угораздило?

Красное от напряжения лицо, безвольно болтающаяся рука.

– Слышишь меня? Моргни, – сказал Валера, тронув мужчину за плечо.

Веки тяжело закрылись и открылись.

– Рёбра сломаны и рука?

Веки опять опустились и поднялись.

– Что-нибудь еще сломано?

В этот раз взгляд остался немигающим.

– Можешь ещё немного потерпеть? Выведу старушку, какой-нибудь инструмент найду, а то так просто тебя не вытащить отсюда.

Мужчина моргнул.

– Держись, постараюсь быстро.

Валера подхватил старушку пошел с ней, с трудом удерживая её, потому что она оступалась и падала. Вдруг он увидел разгоревшееся пламя. ЗиЛ уже горел. Значит, времени оставалось совсем немного. Надо торопиться. На обратном пути к автобусу какой-то парень вцепился в руку и постарался задержать Валеру.

– Дурак, сейчас все взорвётся! Ты погибнешь! Идиот!

Валера стряхнул его, как нечто ненужное, схватил брошенную до этого монтировку и нырнул в салон.

– Держись, друг! – как можно веселее крикнул он мужчине.

Под сиденьем водителя обнаружился домкрат.

В ходе небольших манипуляций получилась своеобразная распорка. Валера обратил внимание на то, что совсем не боится взрыва и действует спокойно, хладнокровно. Будто выполняет свою привычную, делаемую уже не раз, работу. Мужчина глазами стал показывать на огонь и мычать.

– Вместе уйдём! – Валера посмотрел в обречённые потухшие глаза, не переставая заниматься делом. – Слышишь? Уйдём только вместе!

В какой-то момент мужчина вскрикнул и стал медленно оседать. Валера, стоя на колене, подхватил его.

«Нести придётся на руках. На плечо не закинешь, рёбра сломаны»,

С трудом поднялся на ноги. Слегка потемнело в глазах.

«Мужик сознание потерял. Тем лучше».

Добрался до выхода в переднюю дверь, так как не открывалась задняя, была деформирована. Едва успел сделать шаг на спасительную ступеньку, как раздался взрыв, и их обоих с силой швырнуло вперёд. Приложившись об асфальт, Валера не отключился и, не замечая ушибов и ссадин, вскочил и потянул травмированного мужчину на обочину. Но его кто-то вежливо отстранил и заставил пойти рядом без ноши. Мужчину уложили на носилки и понесли к машине «Скорой помощи».

«Пожарные приехали. И «Скорая», – отрешённо подумал он, глядя в землю прямо перед собой.

Медсестра что-то спрашивала у него, заглядывала в глаза, смазывала раны зеленкой. Но Валера её не слышал.

«Я ехал за грузовиком и должен был оказаться на месте Волги», – неожиданно мелькнула догадка.

Взгляд скользнул по горевшим автомобилям, его машине, торчащей задней частью из кювета, пожарным, медикам, спасённым и задержался на мальчике Серёже.

Тот во все глаза смотрел на него. Валера поднял руку и помахал ему, улыбаясь.

– Всё будет хорошо, – крикнул он. – Ёжики пушистые…

Постарался встать, но внезапная боль пронзила тело, и он, заваливаясь на пытавшуюся удержать его медсестру, провалился в темноту.

Сильный удар откинул его к стене. Неудачно приложился плечом. Появилась боль, но пока терпимая.

«И куда нас занесло на этот раз?»

Валера поднял глаза. На него смотрел высокий абрек с кинжалом на поясе, в военной разгрузке, с чёрной бородой и злыми глазами.

–Руський, ты – труп! Ми просто будем тебя убивать.

– Звериная сущность – убивать себе подобных. Хотя, нет. Звери убивают, когда хотят жрать, а тебе подобные – для развлечения.

Удар пришелся по рёбрам. Валеру скрутило. Боль была невыносимая.

– Аслан, оставь его, – раздался скрипучий голос. – Нам его еще на видео снимать.

– Убить мало.

– Убьешь! Только сделаешь на видео. Ты понял меня?

– Да мне разницы нет.

– Эй! Руський! Вставай! Чего разлёгся? В могила лежать будешь!

Валера с трудом встал, опираясь на стену. Второй мало чем отличался от первого. Разве только не было кинжала на поясе, да на голове – бандана цвета хаки. Хотя ещё и виден приклад автомата за спиной.

– Борис! – крикнул боевик в бандане.

Тут же появился небольшого роста мужичок в потёртой кожаной куртке. Суетливо поставил треногу, водрузил на неё профессиональную видеокамеру. Проделал какие-то манипуляции и преданно посмотрел на главного.

– Готов, – пискнул мужичок.

– Хорошо.

–Руський. Чё у тебя в сумке? Наркотики?

– Посмотри, если хочешь, – ответил Валера.

«Прежний хозяин тела это знает. Спросили бы его».

– Дерзкий? Да? – усмехнулся главарь. – Открывай свой сумка!

Валера, пошатываясь, подошёл к сумке. Открыл и стал доставать вещи. Сменное бельё.

– Наркотики спрятал! Где? Говори! А то резать буду, как свинья!

– Ты кроме, как резать, вообще ещё что-нибудь умеешь? – Валера с усмешкой посмотрел на главаря.

Глаза боевика злобно засверкали.

– Ты отброс! Второсортный руський!

– Марат, можно я его? – первый боевик оскалился, глядя на Валеру, доставая из ножен кинжал.

– Погоди, Аслан, успеется. Он должен просить о пощаде. Валяться у нас в ногах. Лизать сапоги.

– А кинжал в задницу для острых ощущений не воткнуть? А то мечты зашкаливают, – Валера выпрямился и твёрдо смотрел в глаза боевика.

– Борзый? – злобно ухмыльнулсятот. – Неверный, где твой крестик?

Валера нащупал его на груди левой рукой, сжал в кулак.

– Что, в православную веру перейти хочешь?

– Ты труп, руський! Ты мертвый труп! Понял! – неожиданно закричал главарь, брызгая слюной. – Голову отрежу, как барану!

Валера автоматически отряхнул грязный, видавший виды, джинсовый костюм.

«Похоже, мне придётся принять смерть. Мученическую».

От мысли, что будут резать шею ножом, передёрнуло и бросило в жар.

– Снимай крестик, кидай на пол, топчи, – главарь с нескрываемой ненавистью смотрел на свою жертву. – Сделаешь, жизнь дам!

–Уроды Богами не бывают. Жизнь он даст, – произнёс Валера и сплюнул себе под ноги.

Аслан выхватил кинжал и отсёк ему кисть правой руки. Валера закричал от боли. Даже тошнота подошла к горлу. Из глаз брызнули слёзы.

– Научись разговаривать со старшими, шакал! – выпученные глаза боевика были налиты кровью.

Прижав левой рукой правую руку, Валера сквозь плотно сжатые зубы процедил:

– Ты падаль, которую рано или поздно на земле зачистят.

Удар под дых сложил Валеру пополам. Аслан зашёл сзади, ударил под колено, схватил за волосы.

– Ори, свинья! – кинжал коснулся холодным лезвием разгорячённой кожи шеи.

– Страшно, шакал? – закричал главарь. – Ми тебя не звали на нашу землю. Ты сам пришёл.

Лезвие двинулось, и острая боль пронзила тело.

«Не кричать! Только не кричать! Немного выдержать!»

Кровь хлынула из разрезанного горла. Булькая, толчками рвалась наружу. Всё стало мутнеть и исчезать.

«Вот и всё…»

Главарь упоенно смотрел на теряющего сознание и жизнь парня.

– По сторонам смотри! – резкий окрик заставил Валеру осмотреться.

Молодой парень с айфоном недовольно вскинул руки, изобразив на лице чувство брезгливости.

– Понаехали тут, чурбаньё!

Очередным подарком судьбы стало попадание в тело дворника. Потребовалось немного времени для осмысления произошедшего.

«Хоть не стреляют, и на одной руке висеть не пришлось».

Валера осторожно продолжил сметать метлой осенние жёлтые и красные листья с тротуара. Солнце слепило, настолько оно было ярким. Наблюдая в процессе работы за прохожими, он пропустил момент, когда к нему подошли четверо крепких парней с ненавидящим взглядом в спортивных, плотно обтягивающих икры ног, штанах, в темных лёгких куртках.

Валера напрягся и сразу оценил ситуацию. В руках двоих было по кастету, а у третьего сверкнул нож.

«Они пришли убивать».

Выражения лиц говорили об этом. Отпор он им постарается дать, конечно, но кондиции тела, в которое его перекинуло, могут и не потянуть той подготовки, что была у Валеры.

–Чё, чмурло, смотришь? Чурбан недоделанный. Все беды России из-за таких уродов, – сквозь зубы процедил высокий парень с кастетом на правой руке.

–Уроды есть и в России, – ответил Валера, услышав глуховатый старческий голос. – Эти уроды передо мной.

Парни опешили от столь наглой выходки.

–Узбечина, тебя вежливости не учили?

– С быдлом вежливость является лишней, – усмехнулся Валера, удобнее перехватывая черенок метлы.

– Всё, сука, конец тебе, – просвистел высокий и замахнулся для удара.

Верхушка черенка в одно мгновение поразила первого противника в лоб, выводя его из строя на какое-то время. Следующей жертвой стал парень с ножом. Тут, оказалось, посерьёзней. И вроде размах небольшой, а удар в ухо пришёлся удачно. Паренёк потерял не только нож, но и ориентацию в пространстве, развернувшись резко назад, наткнулся на скамью и перелетел через неё. Третий, получив удар под колено, завыл от боли, наклоняясь к ноге. Дополнительный удар он получил ботинком в лицо. Четвёртый и рта раскрыть не успел, а возможно, и понять не сумел, что произошло за несколько долей секунд.

 

Валера скорчил страшную гримасу и замахнулся на него метлой. Скорости покидания поля схватки мог бы позавидовать любой легкоатлет. Пришедший немного в себя высокий парень поправил кастет и, сверкая наливающимися прямо на глазах двумя фингалами, решил исправить ситуацию.

– Оно тебе надо? – с насмешкой спросил Валера.

От прежнего лоска и решительности не осталось и следа. Часто моргая, парень рассеянно оглянулся. Прохожие небольшими группами смотрели бесплатное представление.

– Я этого так не оставлю, черножопый. Убью!

Валера резко подскочил к нему, вывернул руку, сорвал кастет и прижал парня коленом к тротуару.

– Запомни, урод. Вторая попытка будет последней в твоей никчемной жизни. Я запомнил ваши морды и при приближении ко мне пущу вас в расход. Уяснил?

Парень что-то прошипел.

– Уяснил, спрашиваю? – дёрнул руку Валера так, что тот взвизгнул.

– Понял я, понял, – запричитал нападавший.

Валера решил помочь встать ему на ноги, действуя больше на автомате.

– Сзади, дед! – крикнул кто-то.

Валера, мгновенно сгруппировавшись, не оглядываясь, присел и ушёл в сторону.

Тот, который перелетел через скамейку, попытался достать его ножом. Неожиданный уход из-под удара сделал жертвой встающего на ноги дружка убийцы. Нож вошел под левую лопатку до самой рукояти. Толпа разом вскрикнула, и словно исчезли все звуки в округе. Наступила тишина. И в этой тишине особенно жутким являлся удивлённый взгляд высокого парня с медленно стекленеющими глазами и растерянный вид убийцы, глядящего во все глаза на своего бывшего товарища.

Валера присел прямо на тротуар и отрешённо смотрел по сторонам. В груди кольнуло, и сердце словно сдавило железным обручем. Правая рука дёрнулась к левой стороне груди, но остановилась на полпути. Тело повалилось на бок, и сознание медленно выключилось.

Рейтинг@Mail.ru