Международные финансовые отношения (основы финансомики)

Евгений Федорович Авдокушин
Международные финансовые отношения (основы финансомики)

© Авдокушин Е. Ф., 2012

© ООО «ИТК «Дашков и К°», 2012

Предисловие

Финансовый капитал со времени своего появления эволюционировал в ведущую форму современного капитала. В этой форме сконцентрировались многие качества других разновидностей капитала, превратив его в главную силу современной рыночной экономики. В эпоху глобализации финансовый капитал сформировал систему механизмов, которая пронизывает всю хозяйственную жизнь национальных экономик и международные экономические отношения.

Функционируя в мировой экономике, финансовый капитал осуществляет ее финансовизацию (финансиализацию), проявляющуюся в ряде процессов, в которых финансовый сектор начинает преобладать над производственным сектором экономики. Растет разрыв между объективно необходимой ролью финансового капитала по обслуживанию нормальной деятельности промышленного и торгового капитала и его эгоистичной сущностью, нацеленной на самосохранение и воспроизводство.

Формируя и поощряя различного рода финансовые инновации, финансовый капитал использует их креативный характер в основном для собственного развития, активно виртуализирует операции и трансакции, слабо связанные или вовсе не связанные с реальным процессом производства. Однако эта тенденция в развитии финансового капитала не является фатальной, непреодолимой. Финансовый капитал и формируемые им финансовые отношения, как правило, используют пробелы, недоработки, отсутствие соответствующих элементов (а иногда и политической воли) в системе механизмов государственного регулирования. Государственное регулирование деятельности финансового капитала как наиболее мощной формы капитала в эпоху глобализации требует своего постоянного совершенствования, диверсификации и предвидения.

В данном учебном пособии представлен процесс развития финансового капитала в глобализирующейся мировой экономике. Представлена характеристика формируемых им системы финансовых отношений, инноваций разного уровня, механизмов и институтов современной финансомики.

Показана современная реакция общественности на кризисные явления, порождаемые деятельностью финансового капитала. Раскрываются основные пути реформирования деятельности финансового капитала, международной финансовой системы и ее финансовой архитектуры как наиболее мобильной формы ее существования.

Совокупность современных международных финансовых отношений, выступая в форме такого специфического явления, как финансомика, является одной из важнейших составляющих общего курса международных валютно-финансовых и кредитных отношений (МВФКО). Однако в преподавании курса МВФКО именно финансовые отношения либо не включаются в его структуру, либо им уделяется незаслуженно малое внимание: в системе дисциплин о мировой экономике и международных экономических отношениях финансовые отношения в условиях наиболее продвинутой формы глобализации – финансовой – играют весьма важную роль.

Данное учебное пособие нацелено на расширение представлений о системе современных международных финансовых отношений и формирование знаний о таком предмете, как финансомика.

Глава 1. Финансовая экономика в системе новой мировой экономики

Представления о новой мировой экономике, как и о новой экономике вообще, являются достаточно многообразными и находятся в процессе разработки российских и зарубежных экономистов.

Современная мировая экономика может быть охарактеризована как новая мировая экономика, поскольку целый ряд факторов, признаков, устоявшихся тенденций, превратившихся в закономерности, уже превысили тот критический уровень, когда количество переходит в качество и рождается иное явление. Это явление имеет родовые отличия, во многом связано со старой (традиционной) системой, однако по целому ряду признаков может быть признано новым.

1.1. Возрастание роли финансового фактора в мировой экономике

Одним из важнейших отличительных признаков новой мировой экономики является ее финансовый характер, господство международного глобализированного финансового капитала. Глобализация мировой экономики привнесла существенные отличительные признаки в понятие и механизмы финансового капитала, который появился в конце XIX – начале ХХ в. Современный финансовый капитал, который возник под влиянием трех революций конца ХХ в.: научно-технической, информационно-коммуникационной и собственно финансовой революции, представляет собой в отличие от своего в основном национально ориентированного предшественника симбиоз интернационализированного (глобального) промышленного, финансового и интеллектуального капитала. Этот капитал, в котором сплавлены воедино частичные формы капитала с их новейшими механизмами функционирования, предстает как высшая форма и ступень его развития в современных условиях[1].

Со второй половины 50-х гг. ХХ в. роль международных валютно-финансовых и кредитных отношений в мировой экономике меняется как по объему, так и качественно и структурно. В последней четверти ХХ в. происходит взрывной рост финансового сектора мировой экономики. Именно в финансовой сфере процессы глобализации получили наибольшее развитие.

Для финансовой глобализации характерно:

– формирование глобального финансового рынка, глобальной (интегрированной) финансовой системы со своими участниками, финансовыми инструментами, единым информационным пространством и технологиями;

– нарастающая в основном свободная миграция капитала между странами и регионами;

– появление основ системы наднационального регулирования международных финансов.

К числу основных предпосылок этого процесса можно отнести решения Бреттон-Вудской конференции. Другой предпосылкой стали потребности транснационального капитала в интернационализации и глобализации валютно-финансовой и кредитной сферы. Важным фактором формирования особого статуса мировой финансовой сферы стало решение в середине 70-х гг. об отмене фиксированных валютных курсов, что способствовало размыванию границ прежде замкнутых национальных финансовых пространств, стимулировало экспансию иностранного капитала на национальных финансовых рынках.

Существенным фактором глобализации финансовой сферы стала информационно-коммуникационная революция. Компьютеризация, системы электронных счетов и кредитных карт, спутниковая и оптоволоконная связь позволяют практически мгновенно перемещать финансовую информацию, заключать сделки, переводить средства с одних счетов на другие в любые точки земного шара. Это привело к резкому сокращению трансакционных издержек и явилось одним из важнейших факторов образования мирового финансового рынка.

Технологическая революция в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), порожденная развитием научно-технического прогресса (НТП), способствует возникновению и распространению финансовой революции. В ее основе лежит дерегулирование финансовой деятельности и стремительное развитие финансовых инноваций, появление новой отрасли – финансовой инженерии. Так, усиление конкуренции на мировом рынке финансовых услуг вынудило развитые страны пойти в 80–90-е гг. на дерегулирование финансовой деятельности: снятие ограничений с величины процентных ставок, снижение налогов и комиссионных сборов с финансовых трансакций, открытие иностранным банкам доступа на национальный финансовый рынок и др. Как и всякая революция, финансовая революция посредством финансовых инноваций способствует экспансии новых финансовых продуктов, подотраслей, инфраструктур, постепенно формирующих новую финансово-экономическую парадигму – финансовую экономику.

Финансовые инновации, по мнению американского экономиста Фредерика Мишкина[2], можно разделить на три типа в зависимости от причин их появления.

Первый тип – инновации, вызванные изменением спроса клиентов финансовых институтов, т. е. инновации, инициированные спросом на финансовые услуги, например, появление и распространение производственных финансовых инструментов – деривативов.

Второй тип – инновации, связанные с появлением возможностей расширения предложения финансовых услуг, т. е. инновации, инициированные предложением. К ним можно отнести: банковские карты, технологии организации системы банковских платежей (компьютеризированные общенациональные системы валовых расчетов в режиме реального времени и системы использования клиринга, сеть банковских телекоммуникаций SWIFT), дистанционное банковское обслуживание, дистанционный доступ к организованным торгам на фондовом рынке и др.). Такого рода технические инновации способствуют повышению производительности используемых средств в финансовом секторе, снижают издержки проведения финансовых операций, облегчают доступ клиентов к разнообразным финансовым услугам. Однако эти технические возможности используются и при тех финансовых операциях, которые способны привести и зачастую приводят к повышению уровня систематического рынка. Поэтому возможность их негативного воздействия на финансовую стабильность, как правило, связана со способами их использования, мотивами и целями субъектов, совершающих финансовые операции.

 

Третий тип – инновации с целью избежания государственного регулирования. Этот тип инноваций возникает вследствие избыточного, дестимулирующего государственного регулирования на финансовых рынках. Как правило, на определенный период времени (до возникновения кризиса) такие инновации приводят к созданию нерегулируемых секторов финансового рынка и нерегулируемых рыночных субъектов. Например, инвестиционные банки (инвест-компании) – профессиональные дилеры на фондовом рынке США – выполняли ряд функций, сходных с теми, что выполняют банки, однако вплоть до кризиса 2008 г. не входили в сферу ответственности Федеральной резервной системы США, поскольку не имели банковской лицензии (чартера).

Другим ярким примером финансовых инноваций, вызванных стремлением избежать государственного регулирования, является деятельность хедж-фондов на мировом финансовом рынке (подробнее см. ниже). Только мировой финансовый кризис заставил компетентные организации разработать систему мер по надзору за деятельностью хедж-фондов и принципы их регулирования.

Финансовый сектор получает к концу XX в. беспрецедентное развитие и влияние на мировую экономику.

Финансовый сектор мировой экономики включает пять сегментов:

– сделки с валютой;

– международное кредитование;

– торговля акциями и облигациями, а также деривативами;

– международные банковские депозиты;

– торговля международными ценными бумагами.

По динамике развития и масштабам операций эта сфера деятельности за короткий период (10–15 лет) в десятки и даже сотни раз превысила объемы мировой торговли товарами и услугами, международного движения прямых инвестиций. Так, объемы мировой торговли в первом десятилетии XXI в. пока не превышали 17 трлн долл. (по экспорту), а ежегодный объем прямых иностранных инвестиций колебался в пределах от 650 млрд долл. до 1,7 трлн долл. с общей суммой накопленных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) около 10 трлн долл.

В новой мировой экономике финансовый капитал все больше выдвигается на ключевые позиции[3].

1Ф. Бродель считал, что финансовый капитал не высшая стадия, а фаза, регулярно возникающая в конце столетнего цикла. Когда держава-гегемон не может удержаться на гребне торгово-промышленной конкуренции, ее капиталы начинают уходить из материальной среды в финансовую, где обеспечиваются более высокие прибыли. Возникает, по Ф. Броделю, “золотая осень финансов”. Такой подход вполне объясняет ситуацию конца ХХ – начала XXI в., но вряд ли может использоваться для оценки ситуации конца XIX – начала ХХ в.
2Мишкин Фредерик С. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков: Пер. с англ. М.: ИД “Вильямс”, 2006. С. 295.
3По мнению некоторых экономистов, уровень развития финансовых рынков – доля инвестиций, привлеченных с помощью выпуска акций, количество компаний на рынке, объем банковского кредита и др. – только в 90-е гг. существенно превысил показатели 1913 г. См.: Rajan R., Zingales L. The Great Reversals: The Politics of Financial Development in the 20th Century // OECD Economics Department Working Papers. 2000. № 265.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru