Я не исследователь, отведи меня в церковь

Евгения Пустынская
Я не исследователь, отведи меня в церковь

Гулять мы собирались с особой тщательностью. Не для того, чтобы красоваться перед кем-то. Это было для нее, для деревни. Чтобы она запомнила нас красивыми на весь год, до следующей встречи. Костер был как никогда огромным. Перед ним, прямо на траве, мы играли в карты на желания. После каждого раунда проигравший исполнял коварные планы победителей. Наступить в коровью лепешку голой ногой, спуститься к реке и звать русалок. От смеха у меня болел живот, и макияж расплылся от слез. В четыре утра мы захотели есть. Пошли к Лизе. Тихонько пробрались на кухню и умяли огромную кастрюлю супа из кабачков. Расстались в семь утра.

–Папа! Папа!! – шепотом мы будили его.

–Вставай, мы пришли.

–Ага…Хорошо, – папа в темноте побрел к выходу.

–Не влепись в косяк, – напутствовала я.

Обычно когда мы приезжаем, папа освобождает в доме место и спит на летней кухне. Сейчас он ждал нас в комнате и караулил сон Агаты. Видимо уснул. Я забралась под одеяло. Приятная истома охватила тело, голова тяжело ударилась о подушку.

Никто не придет, никто не спасет. Завтра разлука меня с тобой ждет.

Эпилог

Все хорошее когда-то заканчивается. Наш летний отпуск пролетел очень быстро. Пора собираться на Юг. Добровольная тюрьма, в которую мы сами себя заключили. Или такова жизнь?

Пришла наша компания попрощаться. Лица у ребят хмурые, несмотря на солнечный день. Тревожно так. Не пришел лишь Ярик. Видимо на покос с родителями уехал. Да разве это важно сейчас. Папа вынес сумки за ограду. Ребята вызвались помочь. Каждый взял что мог. Мы пошли к реке, чтобы погрузить все в лодку.

Ярик стоял к нам спиной на небольшом холме перед речкой. Засунув руки в карманы джинс, он смотрел вдаль.

–Идите вперед. Догоню вас, – сказала я. Кристина и Агата кивнули, и взяв у меня сумки, они вместе с остальными начали спускаться по холму.

Я подошла к Ярославу и встала рядом.

–Не думала, что ты придешь.

–Тоже не думал, – он повел плечами. – Так получилось. Когда снова приедете?

–Через год, – по крайней мере, я надеялась на это.

–Ясно, – буркнул он, поворачиваясь ко мне. Ярик смотрел себе под ноги, я смотрела на него. Его длинные ресницы отбрасывали на щеки невесомые тени. Белая кожа залилась лихорадочным румянцем. Он поднял голову. Что это? Я как будто впервые видела его. Брови вразлет, прямой аккуратный нос, пухлые губы. Не просто симпатичный. Красивый. Вырастет и превратится в обалденного парня. Это уж точно. Ярослав смотрел прямо в глаза. Мальчик, тебе точно десять? Я оглядела его с ног до головы. Худенький, подтянутый, невысокого роста.

–Ты пялишься, и мне двенадцать, – хмыкнул он.

–Сам же пялишься, – парировала я. – Что? Двенадцать?! Читаешь мысли?

–У тебя привычка вслух рассуждать. Да, двенадцать. А что?

–Эм…ты так молодо выглядишь, – растерялась я. – То есть я старше тебя на четыре года, а не на шесть лет. Вот почему…

–Только не надо мне нотации про подростковый возраст читать, – резко перебил Ярик. – Дело не в этом.

–Просвети меня, – я иронично вскинула бровь.

–Ты хорошая.

–Я? Ошибочка вышла – сложив руки на груди, прочистила горло. Как неловко.

–Не притворяйся. Я же все видел.

–Видел что?

–Как ты сморишь на всех. Так по-доброму.

–Просто у меня большие глаза, – отшутилась я. – Даже если и так, хороших много. Да и вообще о чем сейчас речь? Ты ребенок еще.

–Дети растут быстро, – он тяжело вздохнул. – Лучше пойду.

Я схватила Ярика за руку.

–Подожди ты, не психуй. Скажи то, что хочешь, а то потом жалеть будешь. Не хочу чувствовать себя виноватой.

Он сжал мои пальцы.

–Один раз я прочитал книгу, как женщина полицейский дружила с подростком. Мы не можем так? Разве мы не можем просто дружить? – всхлипнул мальчик.

–Боже, хочешь повторить сюжет? Хорошо, давай дружить.

Надо заканчивать с этой демагогией. А то скоро лодка без меня уплывет.

–Правда? – ладошкой Ярик вытер слезы.

–Мне пора, – я притянула новоиспеченного друга к себе и обняла. – Будь молодцом. Слушайся маму, учись хорошо. На следующий год приеду, проверю. Понял?

Тот согласно закивал.

–И еще,– я сняла с себя медальон в виде звездочки и повесила ему на шею, – не плачь больше, лучше сияй, как звезда.

Дальше все было как во сне. Вот как во сне переправляемся через речку. Как во сне садимся в автобус и машем папе из окна. Как будто сквозь вату мне слышится голос Вадима, он тоже поехал домой. Я не обращаю внимания. Автобус тронулся. Мы приникаем к окну. Видим, как папа украдкой вытирает слезы. Наши глаза стараются запечатлеть все-все. Почему так тяжело? Почему хочется умереть? Одни сплошные почему.

Едем по полю, и мне кажется, что каждое деревцо, каждый листик шепчет вслед до свидания. И такой ласковый ветер врывается в открытые окна, ласково треплет наши волосы. До новых встреч.

–Вадим, а сколько лет Ярославу?

–Двенадцать исполнилось, а что?

Даже счастье бывает грустным. И сейчас. Ведь это было слишком здорово.

Не давай обещаний

Я обязательно вернусь

Туда, где ветер ласково хохочет,

Туда, где сердце покидает грусть,

И речка камешки щекочет.

Вернусь.

А можно, навсегда останусь?

Информация по обложке: для подготовки обложки издания использована художественная работа автора.

Рейтинг@Mail.ru