Я не исследователь, отведи меня в церковь

Евгения Пустынская
Я не исследователь, отведи меня в церковь

Мы возвращались домой. Было по пути с Витькой. Шли по разные стороны дороги. Я и он презрительно сверлили друг друга взглядами.

–Слушай, хочешь? – не удержалась я. Сейчас или никогда. В последний раз.

–Чего хочу? – приостановился он.

–Съесть мои грязные носки! – заржала я и кинулась наутек.  С перекошенным лицом Витька бросился за мной, но Агата перегородила ему дорогу, расставив руки.  Издалека показав этому гаду нелицеприятные жесты, я продолжила бежать.

Глава 16

Вражеский стан, мины над головой

Смеркалось. Меня потянуло на творчество. У нас в семье все хорошо рисуют, но в этот раз захотелось вложить свои мысли не в рисунок, а в стихотворение или песню. С воодушевлением сев за дело, я минут пять созерцала вид из окна. Иногда первые строчки даются трудно, а иногда наоборот.

Я обязательно вернусь….

А дальше мыслей просто не было. Пустое дело, когда хочется, но не можется. Затем мои небывалые мысли перетекли в другое русло. Я-ро-сла-вввв. Какими восхищенными глазками она на меня сегодня смотрел, что стало как-то не по себе. Еще и Вадим удрал, как последний трус.  Мы решили никуда не ходить сегодня, а как следует резануться в картишки.

Следующий день начался сюрпризов. Во-первых, когда мы пошли на речку, то встретили мать Левки и Ярика, теть Аню. Она сказала грозным таким голосом:

–Ты развращаешь моего сына!

–Кого из них? – невинным голосом поинтересовалась я.

–Ой, да не бери в голову, – засмеялась т. Аня. – Это я так. Пусть лучше Ярик с вами гуляет, чем с пацанами шляется. А еще Левке говорю, мол, сходи ты уже, погуляй с девчонками, то скоро твой младший брат тебя перещеголяет.

–Безусловно, естественно, полностью согласна, – я закивала головой. Уф! Какое облегчение, что не поднялся скандал.

Вся наша бесшабашная компания купалась без лишних приключений. Никаких неудобных ситуаций не возникало. Мое настроение от этого возросло в геометрической прогрессии. Но случилось во-вторых. Как без этого. Именно в тоже самое место, где купались мы, привалило все огромное семейство теть Райи. Пришли ее взрослые сыновья со своими женами и детьми. Во главе всех – Витька. Он, типа, показывал лучшие места на речке. Приперлись…

Вадима и Ярика как ветром сдуло. Дежавю вчерашнего дня. Видимо у них развился инстинкт.

–Валим отсюда, – сквозь зубы процедила Кристина, глядя на потных мужей. Конечно, если останемся, они на нас пялиться будут. Неприятно.

–Да, мелкие, собирайте манатки, – отдала я приказ.

Уже  поднимались по угору, как Савва вдруг поднял что-то с земли и кинул в собравшуюся Витькину родову. Это нечто, похожее на картонку, со свистом пролетело над головой Витькиного дяди. И в этом нечто мы разглядели, к всеобщему ужасу нашей компании, засохшую коровью лепешку. Витькин дядя рассеяно огляделся, тут его взгляд сфокусировался на нас.

–Дёру, дёру, дёру! – Ирка скачками помчалась по угору. Мы поспешили последовать ее примеру, хотя сами сгибались от смеха.

Вечером я гуляла с Яриком в обнимку. Если так можно сказать. В обнимку, нет, просто смилостивилась и  положила одну руку ему на плечо. Мне стало его жалко. Так неприкрыто над ним издевался его старший брат! Кстати, Левка присоединился к нам, хоть и  ненадолго. Без сомнения, такая прогулка доставляла мне массу неудобств. Ирке нравился Ярик, и она страшно ревновала его ко мне, а меня к нему ревновал Савка, а еще около нас постоянно терся маленький Андрей и что-то кумекал про себя. Плюс приходилось замедлять шаг, чтобы Ярик успевал. Он вцепился в мою куртку мёртвой хваткой и даже не думал отпускать, шепча мне, где быть осторожнее, когда на дороге попадались кочки. Глядя сверху вниз на светлую макушку, я потрепала мальчишку по волосам.

А если честно, мне было все равно на эти детские хитросплетенные отношения. Ярослав – маленький супергалантный джентельментик. С него пример еще всем парням надо брать. Естественно, вся ситуация была ненавязчивая и шутливая. Или только мне так казалась?

Мы пришли к Лизе. Она захотела одеться потеплее.

–Пссс…Пойдем со мной, – маленький Андрюшка потянул меня за руку.

–Ммм, пойдем, – я мило улыбнулась. Андрюшка завел меня на задворки.

–Дай, я шепну, – он встал на цыпочки.

–Ок, – все еще улыбаясь, я наклонилась к нему.

–Давай поцелуемся.

Сердце мое ушло в пятки. Господи! Да за что это мне! Так, надо что-то срочно придумать, не обидеть ребенка. С перепугу я наплела, что мы с ним брат и сестра, поэтому нам нельзя целоваться и так далее. Я с натянутой улыбочкой подошла к девчонкам. Хоть и просил меня маленький Андрей ничего не говорить, но здесь такая ситуация.

–Короче, он хотел, чтобы мы поцеловались, – промямлила я. Меня подняли на смех.

–Крепись, чувак! – Кристина сочувствующе похлопала меня по плечу.

Весь оставшийся вечер я вела себя как робот – ни шагу в сторону. Меня одолевали глубокие думы. Как до этого додумался маленький мальчик? Что такого Ярик сказал Андрюшке? О чем разговаривают мелкие в наше отсутствие? Что, блин, происходят вокруг меня?

Глава 17

Треугольный путь, пора заморозить сердце

Остальные дни пробежали, как один. Каждый день мы собрали ягоды и травы. По маминой просьбе, не по своей воле. Лето в деревне чудодейственно. Глаза блестят, прыщей как не бывало, кожа загорелая, как у шоколадки. Смотришь в зеркало и прям любишь себя глазами.

Наступил традиционный предпоследний день лета в деревне. По традиции, сложившейся за несколько лет с нашего переезда в город, в такой день мы встаем очень рано. Вот и сейчас встали в десять утра. На столе уже стоял легкий завтрак: толченная картошка и салатик с помидорами, укропом и зеленым луком со сметаной, чай, варенье из ревеня. Все так, как обычно, легко и непринужденно. А в душе уже зарождается пустота и еще что-то похожее на звенящую тишину.

–Надо покутить, – Кристина хлебнула чай.

–Предлагаю сейчас переплыть речку, набрать лилий и гулять до шесть утра, – сразу же предложила я свой план.

–Идет.

–А я? На сплав не возьмете? – Агата умоляюще посмотрела на меня. Да, именно на меня. Я более уступчивая, добрая и мягкохарактерная что ли. При других я тщательно это скрываю. Веду себя развязно да и вообще. Агата знала свое дело. Сплав это ее мечта. Но она еще слабачка. Это ведь будет не просто сплав, а «треугольный путь». Сначала подняться в верховья реки, оттуда переплыть речку, потом переплыть обратно и попасть в исходную точку купания.

–Нет, – твердо сказала я. – Мы через речку поплывем. Что если тебя унесет к порогам? Короче, нет!

Агата все поняла. Думаю, ей не нравилась перспектива оставаться с мелкими и Иркой на берегу. Эти прилипалы, наверное, уже на речке. И Агата немного недолюбливала Ирку за болтливость, надоедливость и  наигранную крутость. Сама я плыву через речку раз третий. Уже года два не плавала. Будет небольшой стресс, но это того стоит.

Отвели Агату на наше, излюбленное табором теть Райи, место. Сами пошли вверх по реке. Вадим заартачился и остался с мелкими. Вот позорище. Лиза пошла с нами. Шли мы долго, минут двадцать точно. Нашли удобное место для отплыва. Нам говорили, что сюда периодически выходят медведи. Но кого это волнует?

Тихим сапом мы подплыли к середине реки. Я поняла, что силенок за учебный год у меня поубавилось. Чтобы немного отдохнуть, перевернулась на спину.

–Быстрей! – крикнула мне Кристина – А то  к порогам отнесет!

Легко говорить! Она-то спортом занималась весь год. А Лиза полная, ее далеко не отнесет. Ооу, а меня несет по течению, как щепку. Все попытки продвинуться хотя бы на метр вперед были тщетны. Речка в деревне такая широкая, что когда стоишь на одном берегу, на другом человек кажется жучком.

Первой к берегу прибилась Кристина, в метрах семи от нее – Лиза. А меня, как барахтающегося свиненка, неумолимо несет к порогам. Прощайте друзья, не поминайте плохим словом…

–Женя, вставай на ноги!! – орали девчонки и бежали по берегу вслед за моей тушей.

–Здесь глубл…– захлебнулась я водой.

–Вставай!!!

Как удивительно, но опустив ноги, я почувствовала дно. Уффф! Будто понос, и ты вовремя добежал до туалета.

–Мы же кричали тебе встать на ноги, – ругала меня Кристина.

–Я думала, что там глубоко.

–Если бы ты была гномом, тогда глубоко, да.

–Вот ты паникер, – Лиза развела руками. – Мы же первые приплыли, поэтому и кричали, что не глубоко.

–Поняла, поняла. Больше так не буду.

Мы прошли сквозь кустарник, и вышли на огромную поляну, усыпанную лилиями. Набрали по маленькому букетику. Все-таки жаль было срывать такую живую красоту. Взяв в зубы букеты, отправились обратно. Кристина гребла одной рукой, в другой были ракушки, обещанные Агате. Мы проплыли мимо островка, нас с улюлюканьем встретила малышня. Первой, даже грубя одной рукой, приплыла Кристина. Угадайте, кто приплыл последним?

Я вылезла на берег. Все взгляды устремились в мою сторону. Савва смотрел гордо, Андрюшка оценивающе (ему шесть!), у Ярика и Вадима отпали челюсти. Кажется, это было неспроста. На мне был голубой купальный лиф и в тон ему голубые обтягивающие шорты. Все это выгодно подчеркивало фигуру. Не в пример мне, Лиза и Кристина купались в легких майках и бриджах.

Кинув бутылку с песком в воду, я тут же прыгнула следом. Чье-то тело бултыхнулось рядом. Вода немного исказила пропорции тела и лица Вадима. Я засмеялась, весь кислород пузырьками вышел из легких. Мы вынырнули на поверхность. Захватив побольше воздуха, мы нырнули снова. Началась борьба за бутылочку. Мне удалось одержать верх. С победным кличем подняла бутылку над головой и бросила подальше. Толпа ринулась за ней. В шесть вечера мы разошлись только для того, чтобы потом встретиться и зависнуть на всю ночь.

Глава 18

Даже не пытайся, тебя не спасут

Мы начали собирать дорожные сумки. Потом сходили в баню. Агата валилась с ног от усталости, решили не брать ее с собой.

 

–Ничего, страшного, – успокаивал Агату папа. – Мы к Коле сходим. Там тетя Даша кексы испекла. С Саввой чайку попьете.

Агата и не думала возражать.

Вечерело. Время утекало, как вода. Боже мой, кто бы знал, как сжималось мое сердце в эти минуты. Разлука скоро. Скоро. В свою очередь я старалась запомнить каждое мгновение. Эта любовь, не так ли? Самая настоящая. Сжигающее, исцеляющее, испепеляющее чувство. Хочется притянуть его еще ближе. Когда мы переехали в город, внутри меня тогда все замерло в одном состоянии. В состоянии заморозки весь гребаный учебный год. А летом, в деревне, на сердце будто начинает плавиться лед. Он капает, стекает острыми льдинками, испаряется. Но сейчас легкий иней уже начал покрывать мое сердце, наши сердца. Если я когда-нибудь встречу того, с кем захочу связать свою жизнь, то возможно в моем сердце ему уже не осталось места. Распределилось оно между моей семьей и моим Домом, пятьдесят на пятьдесят. Звучит несколько пафосно, но я не встречала еще людей, которые так же горячо и страстно любили то место, где они родились и выросли. Такая любовь не каждому под силу. Расставание с любимым местом превращает жизнь в пепел.

Рейтинг@Mail.ru