Я не исследователь, отведи меня в церковь

Евгения Пустынская
Я не исследователь, отведи меня в церковь

Мы пошли за Лизой. Уже проходили мимо памятника, как заметили на другом берегу какую-то машину. Ради интереса остановились посмотреть. Вдруг это продукты привезли на продажу. Папа вкусняшек нам наберет.

–Окей, пошли уже, – недовольно проворчала я, – а то меня сейчас солнечный удар хватит.

И только мы собрались продолжить путь, как к нам подъехали на велосипедах Вадим Стрельченко и Ярик, младший брат Левы и ровесник Агаты.  Подробности с возрастом важны, потому что…Читайте дальше. Моя правая бровь полезла к верху, Вадим очень изменился. Ему исполнилось пятнадцать. Высокий, спортивного телосложения, но не качок, стройный. У него светлые волосы, прямой нос и карие глаза. Неплохо в принципе. Но б-е-е, веснушки. Хотя их почти незаметно. Вот стоит чего-то стесняется у заборчика. Это оценивающий голос у меня в голове.

–А, Ярослав, – решила я нарушить тишину и вступить в бой, – невесту-то себе нашел? М?

Лицо маленького Ярика вспыхнуло огнем. Надо было мне это учесть и не сыпать шуточками подобного рода. Впрочем, и тайное становится явным рано или поздно.

Я давай дальше выкобениваться, чтобы как-то разговор с Вадимом начать.

–Ты чего там мнешься у заборчика, с девушкой со своей приехал, наверное? – продолжала я в том же духе – Меня Женя зовут. Кстати ты нас не помнишь?

–Нет, не помню, – смутился Вадим.

–А я вот помню. Когда ты в гости к нам со своей мамой пришел и игрушку мою, слоненка розового, прихватил, да-да, – моя душа ликовала. Шах и мат, ворюга.

–Нет, я не помню, – смущению Вадима не было предела.

Люблю людей, которые не обижаются на шутки, хотя сама это нередко делаю. Короче, я поняла, что Вадим свояк, а компанию сколотить надо было. На речку веселей будет ходить, да и гулять тоже.

–Может быть, пойдем искупаемся? – наступала я.

–Если только в следующий раз. Я сейчас с Левкой на покос, – Вадим взялся за руль велосипеда.

–Хорошо, конечно, – улыбнулась я.

Глава 9

Мы тонем, олень!

Выбрали самое глубокое место. Мелкие плюхались у берега, так как два шага и уйдешь с головой под воду. С разбега, на руках, бомбочкой, солдатиком. Нашему воображению не было предела. Мы изощренно испытывали себя и воду на прочность.

Плаваю я отлично, поэтому решила прокатить Савву на спинке. Отплыли с ним на приличное расстояние. В этом месте течение слабое, поэтому усталости не было. Но я решила, что нужно плыть назад. Вдруг Савва сдавил руками мне горло так, что потемнело в глазах. Кое-как, борясь с водой ногами, я на чуть-чуть разжала его руки.

–Савка, пусти, – прохрипела я  и наглоталась воды. – Мы тонем, ты олень…

Но олень только усилил хватку:

–Глубоко, я боюсь, – его голос выражал скорее зверский восторг, нежели страх.

Серьезно? Знал бы он, дурында, что я задыхаюсь от его копыт, и через пятнадцать секунд мы пойдем ко дну! Нам каюк! Здрасте, паника! Мой мозг лихорадочно метался в поисках решения. Девчонок я позвать не могла, вдохнуть тоже, так как пол моей головы находилось в воде. Мне стало страшно. Из последних сил попыталась разжать руки племянника, немного получилось. Подняла голову, вдохнула побольше воздуха и нырнула так, что только Савкина голова от всей нашей фигуры торчала над водой. Как говорится, в горбатом положении плыть легче. Я боялась, что не рассчитаю силы и утащу за собой племянника под воду. Но слава богам, все обошлось без потерь, не считая мою красную шею и першение в горле. Девчонкам я, естественно, все потом рассказала. Решеньем сестринского совета был принят запрет на катание мелких на спинах.

Уже вечерело. Озябнув, я и Агата пошли домой, Кристина в гости к Лизе. По дороге в наших с Агатой головах крутилась мыслишка о ельцах, которых папа засолил еще утром.

Глава 10

Да я вас, как рыбу на нож

Мы еще ели, когда пришла Ира. Она смахивает на детеныша орангутанга. Волосы острижены «под горшок», приплюснутый нос, узковатые темные глаза, но главное, это жилистая мускулистая фигура. Такое ощущение, что сам Господь Бог велел ей родиться мальчиком, но все вышло шиворот навыворот. Семья у Иры большая, она шестой ребенок. Выглядит на лет тринадцать, хотя ей только одиннадцать.

–Оу, привет! – я не ожидала, что она придет к нам.

–Там, это. К вам пацаны в гости просятся.

–Чего?! Какие еще пацаны!? – в голове уже у меня пронеслась куча вариантов.

–Ярик там и еще этот, который к ним недавно приехал.

–А чего они сами не зашли?

–Да они батю вашего боятся – Ирка хмыкнула и почесала затылок.

–Зови-ка их сюда.

Ирка вышла и как гаркнула вовсю глотку, что я чуть не подвилась:

–Идите сюда!!!!

–Да, вот Ярик говорит, пошли типа, сходи в гости – Вадим подталкивал его вперед.

–Ага, сам-то. Сам тянул. Пойдем, сгоняем, – Ярик вырвался из рук старшего.

Тут оба нахала уставились на меня, открыв рты. Я даже немного смутилась. Неужели чешуя от рыбы к лицу прилипла? По другую сторону стола Агата делала мне устрашающие глаза и махала рукой, как-будто это был веер. Я перевела взгляд на свою руку. Вдруг до меня дошло. Быстро положила на стол нож, на котором болтался наколотый не совсем живой елец. Агата улыбалась во всю ширь своего рта, я в свою очередь угрожающе раздула ноздри.

–А ну хватит! – рявкнула на Ирку с Яриком, которые начали беситься. – Не у себя дома. Чё пришли-то?

–Может сходим погуляем? – спросил Вадим – Ярослав-то вон как рвется.

Типичная уловка «прикрытие младшими».

–Давайте лучше завтра, мы устали. Заходите  часиков в десять. Ок?

–Хорошо. Яр пошли давай. Давай, давай, на выход.

Что еще за Яр? Ох уж эти сокращения у пацанов. Яр, Дм, Тер. Как по-взрослому.

–Я с вами – Ирка по-обезьяньи метнулась к двери.

Уже пришла Кристина, уже триста раз мы посмеялись над этой ситуацией, а эти нахалы все еще околачивались вокруг нашего дома: то на черемуху залезут, то на бочках посидят.

Глава 11

Вниз по реке

Весь следующий день мы провели на речке. Сплавлялись. Сначала пешком минут пятнадцать идешь в верховья реки, а оттуда начинаешь плыть обратно, в исходную точку купания. Обычно путь обратно занимает минут двадцать, а то и больше. Зрелище не для слабонервных. Мы плывем посередине реки. Дно можно достать только в некоторых местах. Поэтому когда ощущаешь твердую землю берега под ногами, то испытываешь облегчение, как моряк, который вернулся из дальнего плаванья. Но отчего же этого моряка тянет еще и еще раз сплавляться?

Мы плыли, переговариваясь, пуская фонтанчики воды. Ныряли на время, кто больше продержится. Орали песни во всю глотку. Вставали на руки.

Лиза крикнула:

–Смотрите! – бац, и только две ноги торчат вертикально над водой.

–Смотрите все!! – заорала я. Бац! И моя черешня поцеловала огромный валун на огромной скорости. Темнота. Летают искорки. Я не ориентировалась, где дно, где поверхность. Все смешалось. В висках стучало. Кое-ка узрев в какую сторону выныривать, я поплыла к берегу. Слезы смешались с водой, черепушка сползла на бекрень.

–Ты куда? – позвала Кристина.

–Я сейчас! – шепнула я одними губами, а показалось, что крикнула.

Падая, поскальзываясь, я выползла на мель. Остальные подплыли ко мне. Смеху было! Никто и не думал меня жалеть. Немного погодя, когда мои окуляры встали на место, мы продолжили путь. Вот такие валуны вниз по реке!

Глава 12

Чеснок против гвоздики

Вечером я собиралась гулять с особой тщательностью. Как-никак, это почти свидание. Знаю я подобные подкаты через мелких. Для храбрости не мешало бы перекусить, думалось мне. А тут и папа вовремя:

–Идите, перекусите!

Мы только того и ждали. Сейчас бы чесночка, с такими мыслями  я прихлебывала суп. Но, нет! Нельзя! Через полчаса уже идти. Сдался мне этот чеснок, как собаке пятая лапа! Дохлебала суп до середины. Чего-то не хватает. Безвкусно. Тоскливо оглядев стол, не увидела ничего, что бы можно было использовать вприкуску. Ничего, кроме чеснока. Не страшно, сейчас всего зубчик съем, потом вареньем с чаем запью, зубы почищу. Успокоив себя этими доводами, я слопала отнюдь не один зубчик.

С ревом я металась по кухне. Чистка зубов, варенье и чай не помогли! От меня несло чесноком за километр. Я подлетала то к агате, то к Кристине:

–Ну как???

–Еще воняет, – категорично заявляла Кристина и отворачивалась, сморщив нос.

Я уже выбилась из сил. Чистишь, дуешь, опять чистишь.

–Черемухой заешь, – посоветовала Агата. Я понеслась за ограду. Набив полный рот черемухи, тщательно пережевывала. Челюсти свело, язык завязался в узел. Июль, ягоды еще совсем зеленые.

–Пфривет! Подойди пофалулыта! – я увидела Иру, которая проходила мимо нашего дома.

–Привет, – ни капельки не морщась, Ира стала жевать черемуху. – Чего надо?

–Наелась чеснока. Понюхай, воняет еще?

Как можно осторожнее подула на Иру.

–Ну, да. Запашок еще тот.

Отчаявшись, я жевала все подряд: листья черемухи, ревень, ранетки.

–Ты это, посмотри-ка там где-то гвоздика в шкафу лежит, – папа закурил.

–А раньше сказать нельзя было? – багровая от злости я полезла в шкаф.

Гвоздика перебила запах чеснока, но не совсем. Все равно хоть что-то. Зато улыбка белоснежная. Еще чуть-чуть и остались бы мои зубы без эмали.

Вадим и Ярик пришли, как по назначению. Еще Савва, Лиза и Ира.

–Привет! – Вадим лихо подъехал к калитке.

–Привет! – я тщательно обмахивалась листом лопуха.

Мы шли по улице, растянувшись на всю ширину дороги. Кристина с Лизой о чем-то переговаривались, остальные молчали. Я шла в сторонке, прикрыв пол-лица лопухом. Мы уже переходили на другую улицу, когда моей выдержки пришел конец.

–Короче, надоел мне этот лопух. Надо же было так чеснока нажраться. Но мне уже пофиг. – рассеяно поглядела на всех. – Я сказала это вслух?!

Грохот дикого ржача сотряс деревню. Обстановка разрядилась. Но никто уже и не думал останавливаться.  Мы плевались черемухой, бесились, под конец собрались у памятника и запалили костер.

 

Мы с Вадимом в шутку начали бороться.

–Потанцуем, красавчик? – спросила я, принимая стойку боксёра. Вадим кинулся в драку. Хрясь! И мы упали на землю. Точнее упала я, а другой боксёр завалился прямо на меня.

–Твою мать! Здрасте мины, – давясь смехом, я пыталась подняться. – Эй ты, придурок, чего разлегся. Давай, годзилла, поднимай свою задницу. А то щас как дам кое-куда.

–Годзилла? – улыбаясь, Вадим откатился в сторону, но тут же подскочил. – Блин, тут же мины!

Хорошо что «мины» оказались сухими.

Мне нравится нравиться. Пусть даже супротив Вадима у меня никаких намерений и не было, зато приятно ощущать, что ты кому-то симпатичен. Сестры недвусмысленно перемигивались. Но было еще кое-что. Внимательный, жаждущий взгляд красивых небесно-голубых глаз.

Глава 13

Ты почувствуешь это в дождь

Лил дождь. Я валялась с детективом Донцовой, жуя сухой роллтон. А кто так не делает? По-моему сухой роллтон вкуснее. Кристина и Агата тоже читали.  Когда дождь поутих, и выглянуло солнышко, пришел Савва мокрый от росы. В руках он держал прекрасный цветок с фиолетовыми лепестками, такой же мокрый.

Рейтинг@Mail.ru