Я не исследователь, отведи меня в церковь

Евгения Пустынская
Я не исследователь, отведи меня в церковь

Украдкой смотрю на папу. Он совсем не изменился за прошедший год. Как всегда очень смуглый, высокий, подтянутый,  с прямым носом и огненно-зелеными глазами. Только темные волосы чуть тронула седина. Ходит батя прямо, мама говорит «как лом проглотил». Мама папина противоположность. Она очень красивая, да и папа тоже, это я так к слову. Мама среднего роста, у нее длинные черные волосы без челки, зеленые, как крыжовник, глаза, прямой нос.  Вопрос…хотя нет, это я со своим курносым носом на папину маму похожа, а Агата на папиного папу.

Мы идем по старому заброшенному огороду, потом перелезаем через жерди (так называемый «забор») и идем по папиному огородику, заросшему бурьяном. Да, трава вымахала под два метра. Раньше у папы был большой  огород. Но с каждым годом все укорачивался и укорачивался с помощью жердей. Сейчас такой короткий, что аж смотреть страшно. Мы пошли на летнюю кухню. Папа достал заправские ключи, открыл ее, затем открыл дом.

Глава 5

Место под солнцем

О е-е-е. Вот этого я ждала весь год! Высокое крыльцо, перила, веранда, кухня, по левую сторону мрачный, но до боли родной зал, прямо из кухни – маленькая светлая комнатка с большим окном. Моя прелесть! У окна столик, напротив у стенки кровать, к ней буквой «г» еще одна кровать.

Наспех мы нашли среди миллион тряпок в баулах вещи, пригодные на данный момент.

Кристина надела синие сланцы, черную майку, красные шорты, Агата – розовые бриджи, розовые сланцы, красную футболку, я – босиком, коричневые легкие бриджи, белую майку с рисунком. Предвкушая что-нибудь вкусненькое, мы стремглав помчались на кухню. Папа отменный повар-кулинар, всегда радует своими шедеврами. На кухонном столе уже стояли три полные чашки картофельного супа с кусками сохатины, дымились стаканы чая с молоком, в большой пузатой кружке теплыми тонами переливалась топленая сметана, а на печке (ммм, ну что за чудо!) жарилась рыба (должно быть ельцы) в сметане, увенчанная укропом и батуном, и рядом в железной чашке томились ириски. За такие ириски, скажу прямо, можно умереть.

Поделюсь рецептом, но только вкуснее чем у папы ни у кого не получится, это я уж знаю. Рецепт ирисок: возьмите сметаны (желательно деревенской, количество по вашему усмотрению), влейте в железную посудину, насыпьте сахар так, чтобы из сметаны была видна верхушка сахарной горки, потом поставьте эту массу на медленный огонь, добавьте чуть-чуть растительного масла и, периодически помешивая, доведите до темного цвета. Все готово! Не хватайте их горячими, а то без языка можете остаться. Лучше остудите. Приятного аппетита! Еще поделюсь рецептом жареной рыбы в сметане. Берем речную рыбу (желательно ельцов), заливаем сметаной и доводим до готовности, присыпаем сверху батуном и укропом.

–Я хочу сидеть на этом месте! – орала Агата.

–Так-то испокон веков это место принадлежит мне!– не уступала Кристина.

–Каких веков! Тебе семнадцать!

Сколько раз мне приходилось наблюдать эту ситуацию. Дело в том, что на левую сторону стола всегда падали солнечные лучи и здорово припекало к полудню. Посередине тоже было не ах, так как со спины грела печка, стоявшая в полуметре от стола. Самым оптимальным было место по правую сторону. Спор бы продолжался долго, но старпёрам все-таки надо уступать.

Морщась от солнца и покрываясь потом, Агата уписывала ириски за обе щеки. Капли жирного масла стекали у нее по подбородку.

–Фу, вытри подбородок, а то аппетит портишь, – сказала я.

–На себя посмотри, – еле-как разлепила рот Агата.

Я тоже не ангел. Вот и крошки у меня на коленях и жирные пятна на майке, но чтобы подбородок был грязный – этого никогда. Я еще маленькой вытирала подбородок о рукава всех футболок.

–Официант! Счет! – крикнула я – И, да, уберите-ка здесь все!

Папа зашел на кухню:

–Я покажу вам официант! – и засмеялся.

–Ого, папа, дядь Коля идет – Кристина посмотрела в окно.

–Ладно, пойду с Коляном поговорю. Чтобы все съели! – с этим наставлением папа вышел на веранду.

Оставив на столе кучу грязной посуды, мы пошли в дом. Папа не любит, когда хозяйничают в его царстве. Поэтому грязная посуда на Севере – не наши проблемы.

–О, дядя, а Савва здесь уже? – спросила я, оборачиваясь на полпути.

–Да, он бабушке помогает.

–Круто!

Савва дядь Колин внук и наш племянник. Я его еще в своих скромных двенадцать лет нянчила каждое лето. Он светлый, с большими глазами цвета морской волны, худенький. Сейчас ему должно быть уже шесть. Я успела сильно полюбить этого несносного мальчишку. Мы все успели вляпаться в это.

Глава 6

Огненная пытка,  я не умею ругаться матом

–Ну, Кристина-а-а….-ныли мы с Агатой. – Ну, пойдем, погуляем. А-а…

–А кто за вас этот срач убирать будет? А? – глаза Кристины угрожающе засверкали.

–Да потом уберем – я направилась к выходу.

–Набери воды в таз и попроси тряпок у папы, будем все мыть – неслось  мне вслед.

Все как всегда! Весь первый день на мытье и уборку. А ведь меня еще качает после автобуса. Эх. Вот папа блин, не мог сам все убрать. Живет же тут целый год. Так какого…С такими мыслями приступила к уборке.

–Лиза! Здорово! – я махнула мокрой тряпкой.

–Привет, девчонки! Как дела? Как жизнь?

Пришла Лиза, подружка Кристины и бывшая одноклассница. Она невысокая и чуть полноватая, у нее голубые глаза, курносый нос и просто шикарные светлые вьющееся волосы. Лиза добрая и открытая, несмотря на то, что в семье у нее регулярные родительские пьянки, да в придачу два младших брата-оболтуса. Помню, летом она всегда на покосе подрабатывала, в то время как все деревенские ребята с утра до ночи плюхались в речке. С Лизой мы условились встретиться вечером и махнуть гулять. А до этого времени папа натопил баню, и мы разобрали свои сумки. Я оставила пол сумки неразобранной. А зачем все вытаскивать? Сразу же все на себя не наденешь. Или это была обычная лень…Последний вариант мне больше подходит.

Приступим к описанию бани. Да, да, это очень важно. Только человек, который обладает кожей толщиной в десять сантиметров и легкими, как у буйвола, сможет спокойно вынести такое очищение тела. Когда ты уже в бессознательном состоянии выползаешь из парной, то такое, типа «нырнуть в студеную воду речки» не проканает. Баня соединена с летней кухней, они имеют общий коридор. Так что максимум можно попить водички из кружки, стоящей на столе в коридоре. Но вот именно в такой бане формируется и сила воли, и сила духа, и нравственность, так как очень сложно сдержать свои эмоции, когда в очередной раз на ногу прилетают брызги кипятка. Как хорошо, что я не умею браниться вслух, либо бы маты высотой в пять этажей слышала бы вся деревня. Ух, напарились мы.

Наступает вечер. До слез, безнадежно люблю это время суток. Особенно летом, особенно в деревне. Когда на западном краю неба занимается вечерняя заря, а в воздухе витает сладкий запах леса, дыма и еще чего-то такого, от чего хочется просто жить, просто дышать. Стою на крыльце дома, облокотившись на перила. С головы у меня сползло полотенце, но я не обращаю на это никакого внимания. Я смотрю вдаль и с трудом верю в то, что я здесь, где мой настоящий дом, моя родина, моя жизнь. С трудом думаю о том, что это когда-то закончится. Мне даже не хочется понимать это. Я где-то слышала выражение, что счастье тоже бывает грустным.

Над головой сгустился рой мошкары, и я со вздохом вхожу в дом.

Глава 7

Заминированное время

Мы с Кристиной украдкой посовещались и решили взять с собой Агату. Раньше как-то такого даже в мыслях не было. Ну зачем эта мелюзга будет у нас под ногами мешаться? А сейчас этому моллюску как-никак десять стукнуло, пора уже приучаться к культурным порядкам.

Снарядились мы простенько, но со вкусом. Встретились с Лизой. Прошлись по одной улице, потом по второй. Надоело. Пошли вверх деревни, к дому нашей бабушки, маминой мамы. Он стал, кажется, еще старее с прошлого года. Стоит такой полуразрушенный, с небольшим садиком, в котором до сих под растет посаженная мамой черемуха. Она всегда давала богатый урожай. Ягода на ней крупная и очень вкусная. Самая вкусная по всей деревне. Просто тут у каждого дома по черемухе. Вот и нашлись когда-то любители, выяснили, где всех лучше. Думаю, они не ошиблись.

Проорав пару песен курам на смех, мы двинулись в низовья деревни. Пошли в сторону памятника погибшим в Великой Отечественной. Он стоит на угоре, с него обозревается весь низ. Этот памятник бесценный. Имена наших дедов там, в его сердце.

Мы уселись на дощатом заборе.

–К Леве Вадим Стрельченко приехал, – сказала Лиза.

–Тот самый?! Который брат этой, как там ее звали…– я, хоть убей, не могла вспомнить.

–Тани, – подсказала Кристина.

–Да, точно. Помню, как он мою игрушку утащил, – ехидно заметила я, – когда они к нам в гости приходили.

Мы покатились со смеху. Проблемы потом были не малые из-за этой игрушки.

Стемнело. В доме у дядь Коли, который стоял напротив, зажегся свет.

–Тебя еще комары не заели? А? – грозно поинтересовалась Кристина у Агаты. Мы захотели в картишки перекинуться, а Агата, как бы мелкая еще, поддаваться надо было. Решили ее сплавить.

–А то мы тебя до д. Тимы уведем. Папа как раз у него сейчас. Круто же? – засюсюкала я.

–Нет, я  с вами – храбро отозвалась Агата – Кто за картами сходит?

Уговорились сходить к Лизе вместе. В такой темное грех было не подорваться на коровьей лепешке. Поэтому, матюгаясь про себя, я пыталась обнаружить присутствие травы, чтобы обтереть кроссовки. Девчонки тем временем зашли к Лизе. Если честно, я просто не хотела встретить Ваньку, младшего брата Лизы. Из-за этого и не зашла. Когда не знаешь, чего ждать от человека, который с тобой разговаривает, становится не по себе. Ванька был одним из них. Мой одногодок, но темные делишки проворачивал со своими друзьями постоянно. В основном кражи, драки. Но были дела и по крупнее.

 

Когда мы добрались обратно до памятника, то при свете костра сразу стало видно, что не только  я мастер наступать на мины.

На восточном краю неба занималась заря. Картежники плелись домой.

Глава 8

Меня зовут Женя Немного Флирта

Кто-то постучал в окно.

–Девчонки, вставайте! Завтракать! Я через полчаса на покос уеду с дядь Колей! – позвал папа.

Сна как не бывало. Натянув шорты, футболки, летим на кухню. Надо успеть занять место. Бегу в разных сланцах, в своем и Кристинином. Остальные спринтеры босиком. На этот раз лучшее место занимаю я. А все потому, что в деревне у меня нет привычки по утрам мыться там, зубы чистить. Я считаю это необязательным, если на столе стоит грибной суп со сметаной, чай со сливками и домашний пирог с малиново-смородиновым вареньем. Кристина с Агатой потопали мыться, а мне что? К черту все эти гигиенические условности. Место мое. Внутренний голос хихикает.

Плотненько позавтракав, мы решили свалить на речку. Солнце палило нещадно, несмотря на утро. Тут как раз и Савва пришел. То есть его привел дядя. Радости-то полные штаны со шпаной на речке возиться.

Рейтинг@Mail.ru