Заклинатель поневоле

Евгения Ляшко
Заклинатель поневоле

Глава 3

Оксана суетилась по кухне в коротком сарафанчике приятного салатового цвета.

– Доброе утро. А я решила тебя проведать. Смотрю, ты ещё спишь. Вот и завтрак пока тебе тут приготовила, – улыбнулась она, обнажив белые зубки.

И тут же ночной кошмар вернулся. Улыбка её отличалась от всех других женских, которые мне когда-либо приходилось видеть. То как она это делала, говорило о пренебрежении и собственном превосходстве над бедной жертвой. Я шлёпнул себя по бёдрам пытаясь подобрать уместные слова приветствия. И это прикосновение к ногам тут же мне дало знать, что я неподобающе одет. Одно дело вечерняя игра в кошки-мышки по саду и совсем другое обнаружить у себя в доме женщину, приготовившую сытную тарелку невообразимо благоухающих жареных колбасок с варёной картошкой и внушительной порцией салата. Она уловила мой бегающий взгляд от двери к столу.

– Да будет тебе, церемонится. Садимся есть, – сказала Оксана, выключая чайник и наливая кипяток в кружки к уже ждущему его там растворимому кофе.

Мне нравится варить натуральный кофе в турке. Но сегодня я не привередничал, а быстро сдался, почувствовав прилив бодрости только от одной этой картины еды. И без второго приглашения я схватил столовые приборы.

Оксана села напротив. Первые минуты мы ели смотря в свои тарелки. Надо сказать, было очень вкусно. Я покупал иногда эти колбаски и удивлялся, как ей удалось поджарить их до такой аппетитной корочки, да так, чтобы они не сильно напитались маслом. Понимая, что молчание становиться неловким именно с этого я и начал наш разговор. Секрета особого не было. Надо лишь смазать сковороду небольшим количеством сливочного масла и регулярно проворачивать колбаски. Разговор снова забуксовал. Я стал растянуто жевать и улыбаться, чтобы хоть как-то изобразить общение.

Оксана хитро посмотрела на меня и как бы невзначай вопрошающе предложила:

– Пойдём на речку купаться?

А чего мне было отказываться. Я согласился. Натянул длинные шорты. Сменил футболку и пошёл. До реки было пройти пешком меньше километра. Прогуливаясь в тени деревьев, мы шли, неспешно беседуя о травах и их целебных свойствах. Познания Оксаны поражали. Она рассказывала очень насыщенно, то словно зачитывала справочник растениевода, то переходила на шёпот и заговорщицки делилась какой-нибудь историей о том или ином растении ставшим либо ядом, либо спасением для принявших его.

– А мне что ты вчера вручила? – спросил я, неожиданно немного её смутив.

– Да вот хотела в тебе энергию огня открыть. А ты его затушил на корню, – хихикнула Оксана.

Мой желудок на слове «огонь» поежился. Но я и виду не подал, а лишь полюбопытствовал: – А что от этого огня должно было быть?

– Эффект как от вина крепкого, только без хмельной составляющей, хочешь попробовать ещё? – обрадовалась Оксана, что я заинтересовался её зельем.

– Не. Не уверен. Если организм единожды отверг, то лучше без насильственных экспериментов, – ответил я и указал на реку: – Куда пойдём. Там мальчишки воду взбаламутили. Но есть тарзанка. А вот там заводь?

– А пойдём на тарзанку, – сказала она и побежала, крикнув «догоняй!».

Мы резвились как дети. Четверо подростков смотрели на нас с удивлением, а потом присоединились к нашим кульбитам. Давно я так не веселился. Устав мы легли позагорать и погреться на солнышке на песчаном берегу. Так приятно лежать на тёплом песке под утренним солнцем и всем телом ощущать дуновение освежающего ветерка со стороны воды. Я не боялся обгореть, потому что тень от деревьев нас защищала от прямых лучей. Закрыв глаза, я стал потихоньку проваливаться в сон. И вот нега окончательно захватила меня и понесла в объятия Морфея. Оксана что-то рассказывала, но я уже не улавливал смысл. Затем она замолчала. Казалось, что я успел вздремнуть, как вдруг на грудь легло нечто холодное. Я открыл глаза и увидел свернувшуюся полукругом ящерку прямо перед носом. Её раздвоенный язык прикасался к моей коже, и словно индикатор проводил какие-то исследования. От неожиданности у меня перехватило дыхание. Я отсчитал до трёх и осторожно взял ящерку двумя руками. Затем я медленно сел и положил её рядом на песок. Она лениво потянулась, подрыгала лапками, как будто их разминала и удалилась в заросли. Я внимательно посмотрел на кусты, куда уползла моя немногословная соседка. Не знаю, почему, но я помахал рукой ей вслед. Хорошо, что это ящерка, а не змея передёрнуло меня от этой мысли. Отдыхать окончательно перехотелось. Оксаны нигде не было видно. Как и её вещей. Мальчишки тоже не заметили, когда она ушла. Ничего не понимая, хоть и начиная привыкать к ее странностям, ещё раз окунувшись в реке, я отправился домой.

Неспешно возвращаясь, я пытался всё проанализировать. Это была стандартная процедура относительно любой новой информации. Не зря же меня поставили руководить целым проектным отделом, быстро развивающейся строительной компании. Мне нравилось пропускать данные через свои логические цепочки, дипломированного инженера, чтобы выявлять закономерности и определять правила системы. Во всяком случае, я предполагал, что именно эти мои способности помогут разобраться с такой загадочной девушкой как Оксана. Она не выходила из головы, но систематизировать её поведение не представлялось возможным. Мало данных подытожил я и стал смаковать имеющиеся. Её внезапные появления и исчезновения волновали. Казалось, что я как ребёнок жду нового фокуса в цирке. Только там я видел клоуна перед собой. А здесь он играл со мной в прядки, готовясь снова изумить чем-то неожиданным. Как и любого мужчину меня влекла опасность. Опасность, подстерегающая охотника. Опасность, подстёгивающая и бодрящая все органы чувств. С первой минуты азарт обуял меня и ни на минуту не отступал, раззадоривая всё больше мои инстинкты.

Проходя мимо дома Оксаны, я заглянул во двор. Там всё было как вчера. Форд с открытым багажником только людей вокруг не было. Стоп. Она же сказала, что тётка с мужем уехали. Может, вернулись? Но следов, что машина выезжала я не заметил. Страшная догадка стрелой впилась в мозг. Они не уезжали. Может быть, они до сих пор заперты в бане. Я бросился в соседский двор, не разбирая дороги. Вот баня. Дверь открыта. Все три помещения были пусты. Я прошёлся второй раз и наскочил на Оксану, которая несла какую-то большую миску. Она выронила её из рук и в разные стороны покатились яблоки, какого-то скороспелого сорта, их бока от ударов сразу же стали темнеть.

Я развёл руки в стороны: – Прости. Не хотел.

– Вижу, что не хотел, – отозвалась она став на колени, чтобы собрать разбежавшийся урожай.

Её страсть чередовалась с холодностью. Теперь видимо снова наступил зимний период.

– Тебе помочь? – спросил я.

– Я сама, – тихо ответила Оксана.

– Куда ты убежала с реки? – попытался я поддержать разговор.

– Вспомнила, что обещала сорвать вот эти яблоки и поставить сушить на солнце, – недовольно проговорила она.

– Я тогда пойду, – извиняющимся тоном сказал я.

– Иди Матвей. Иди. Нет, постой. Останься. Побудь со мной. Мне так одиноко, – послышалась оттепель в её голосе.

– А где твоя тётя? – спросил я.

– Я же сказала, что они уехали, – снова жёстким голосом сказала Оксана.

– А куда? – поинтересовался я.

– В город, – односложно ответила Оксана.

– А зачем? – не отступал я.

– Там у нас квартира, – уставилась на меня Оксана.

– А на чём они уехали? – не мог остановиться я.

И тут Оксана бросила на меня взгляд полный злобы: – Ты о них со мной хочешь поговорить? Я значит с тобой как с другом, а ты мне допрос о родственниках устроил? Хочешь, чтобы я тебе рассказала, каково это жить приёмным ребёнком?!

Я оторопел от такого напора и попытался её умиротворить: – Успокойся. Я не хотел тебя обидеть. Если тебе неприятно, давай оставим эту тему. Просто мне показалось, что у вас одна машина, и я удивился, как они уехали.

– Открою тебе тайну. Каждый час вон там за поворотом можно сесть на маршрутку и добраться до Сенного рынка, – язвительным тоном сообщила Оксана.

– А почему машину не закрыли? – зачем-то спросил я, хоть и предвидел реакцию Оксаны.

– Да что же это такое?! Ты мне жизнью обязан, а пытаешься меня унизить своими вопросами! – подпрыгнула Оксана, громко поставив миску с яблоками на скамью.

Её поведение мне надоело. Но почему-то я продолжал стоять и выслушивать эту тираду, которая казалась никогда не закончиться. Поддавшись неожиданному порыву, я приобнял эту раскапризневшуюся девчонку и коснулся её губ легким поцелуем. Она словно обмякла в моих руках, затем быстро отстранилась и, склонив голову, положила руки на колени, тихо сев на скамейку. Я присел рядом. Мы молчали. Слышно было, как воркуют голуби на крыше. Я уже стал убаюкиваться под издаваемые ими шорохи, как вдруг услышал шелест, а потом скрежет. Я был готов поклясться, что это те самые звуки, которые я слышал вчера. Баня примыкала к дому, и возможно у них было даже общее подполье или подвал.

– Мышей много, да? – аккуратно спросил я.

– Есть такое дело. Я за котиком, – быстро проговорила Оксана и опять испарилась.

В этот раз я поспешил следом. Во дворе её не было. Я обошёл баню и дом. Пусто. Да где она прячется? Недоумённо ходил я, заглядывая в каждый угол. И тут мне под глаза попалась длинная лестница, подпертая к чердачному оконцу. Я проверил её на надежность и полез наверх. Сейчас я посмотрю что тут и как. Подожду когда она появиться. Но Оксана как в воду канула. Мне надоело торчать на лестнице. Я начал спускаться, но тут снова услышал знакомый скрежет, раздававшийся где-то совсем рядом. Я поднял голову и увидел узкое окошко. Толкаемый любопытством я поднялся на несколько ступенек и заглянул внутрь. Напротив я разглядел светлое пятно такого же оконца. Но из-за паутины и грязи на стекле пространство под крышей не просматривалось. Звук снова раздался, опять подстегнув меня на поиски. Что же, наверняка есть и другой вход решил я, поторопившись вниз. Я снова посмотрел по сторонам в надежде увидеть Оксану и направился изучать потолки в доме на предмет люка ведущего на крышу. В узком коридорчике рядом с кладовкой я увидел то, что искал. Я подтянул табурет и установил сверху стул. Вскарабкавшись на эту конструкцию, я приподнял пальцами крышку люка. Чтобы его открыть, нужен ещё один стул или лучше найти нормальную лестницу понял я и стал спускаться. Облокотившись об дверь, которая вчера была заперта, я почувствовал, как она сместилась. Рука сама потянулась к ручке. Это было тесное помещение с железной кроватью под окном и полкой, плотно заставленной какими-то старыми книгами. На кровати лежало несколько козлиных шкур, наполнявших комнату соответствующим запахом. Повернув голову, я увидел большое зеркало до самого пола, обрамлённое в облупленную шероховатую раму и рядом с ним я обнаружил массивную деревянную лестницу, которой несказанно обрадовался.

 

Наконец-то прислонив тяжёлую лестницу к люку, я быстро поднялся и откинул крышку, которая тут же с грохотом упала рядом, подняв облако пыли. Я покрутил головой. Старые шкафчики, ящики, коробки смотрели на меня со всех сторон. Если звук и исходил, то явно не отсюда, поскольку этим чердаком, судя по всему давно не пользовались. Я закрыл крышку и тут же услышал скрежет. Я прислушался. Стоя в центре дома, я отчётливо слышал, что он исходит откуда-то сверху. Снова открыв люк, я подтянулся и оказался на чердаке. И тут я увидел едва заметные отпечатки ног небольшого размера, однозначно мужские, проходящие от кирпичной трубы дымохода до того помещения, в котором я только что побывал. Став на колени я медленно пополз, изучая каждый сантиметр пола. Там где обрывались следы, доски неплотно примыкали друг к другу. Я надавил на ближайшую и она приподнялась с противоположной стороны, обнажив мне то, что скрывала. Внутри оказалось пространство между чердаком и помещениями в доме. Слабый свет пробивался сквозь щели в рассохшихся деревянных фронтонах крыши, создавая возможность для дальнейшего изучения. Двигаться приходилось на четвереньках. Оказавшись над кладовкой, в дыру между досками я увидел, как включился свет и замер. Оксана стояла перед полками с сушёными травами.

Она отодвинула корзину на полу и, наклонившись заглянула в нишу.

– Прячься, прячься. От меня не уйти. Рано или поздно я тебя поймаю, – сказала она кому-то.

Она поднялась и покинула кладовку, выключив свет. Её голос был ядовито-стальным. Меня бросило в жар. Да что это за девушка такая?! И тут мне дошло, что в коридоре стоит лестница, то есть Оксана не могла её ни увидеть, перед тем как зайти в кладовку. Я стал пробираться обратно и обнаружил, что люк закрыт. Я аккуратно приподнял люк и увидел, что лестница исчезла. Она убрала её! Я мучился, пока её вытаскивал и устанавливал, а она убрала её как пушинку без грохота! Откуда в этих хрупких плечиках такая силища! Или нет? Может, мне просто не было слышно и лестница по-прежнему в коридоре?

Я не знал что делать. Надо было выбираться из западни, в которую я сам себя завёл. Я вспомнил про следы и пошёл к печной трубе туда, откуда они начинались. Широкий дымоход имел нишу. Я заглянул в неё и увидел скобы, торчащие внутри трубы. Так вот почему следы идут в эту сторону, дошло до меня. Я прикинул, что вполне могу поместиться в этом проходе, и хотел было шагнуть вниз, как моя рука упёрлась в нечто мягкое. Инстинктивно отдёрнув руку, я стал всматриваться в то место, где только что побывала моя рука. На месте выдолбленного кирпича лежала книга. Год выпуска удивил меня. Этой книге было не больше двух лет. Оксана сказала, что они здесь живут почти три года. Значит, кто-то из них троих мог её здесь спрятать. Название книги мне ничего не говорило. Ещё раз, поиграв ударениями, я прочитал написанное большими буквами слово «ОТЧИТКИ». Внутри были какие-то то ли стихи, то ли молитвы. На одной странице была закладка – белый листок с номером телефона. Что же такого ценного в ней, что её надо было прятать, рассуждал я, положив книгу на место. Я спустился в кухню. К моему счастью там никого не было. Я присел за стол и задумался. Продуктов было много. Неужели живя постоянно в квартире, эта семья пополняла доверху свои запасы на даче? На мой взгляд, такие запасы делают только там, где живут. Картина с открытым багажником снова всплыла у меня перед глазами.

– А, вот ты где! – услышал я Оксану с игривыми нотками в голосе.

– Есть хочу, думаю, чтобы приготовить из всего этого разнообразия, – соврал я.

– Сейчас соображу что-нибудь вкусненькое, – заворковала Оксана и стала вытаскивать на стол продукты из холодильника.

Пока она готовила обед, я выяснил то, что в её семье любили покушать, часто приглашали друзей. В общем, были весьма хлебосольными и гостеприимными хозяевами. Однако в рассказе Оксаны часто звучали новые имена

– А старых друзей вы, что не приглашаете? – удивился я.

– Бывает, что приглашаем, если такие в наших рядах остаются, после того что происходит, – пожав плечами, сказала она.

– А что происходит? – уставился я на Оксану.

– Ну как тебе объяснить. Друзей в соцсетях, которые хотят отдохнуть за городом, много бывает, особенно если развлечение бесплатны. Тётка любительница пригласить была. Ей нравилось спиритические сеансы устраивать. Но мне кажется, что это её муж дядя Вова старался за всех духов. Он поднимался на чердак и стукал, как она просила, – как-то странно захихикала Оксана и продолжила: – Но ты не думай, что мы такие богатые, чтобы подобные вечеринки постоянно закатывать. Это просто традиция такая. Каждый август на пару дней устраивать праздник. Хотя на самом деле я не бедная бесприданница. Мне от родителей много что досталось, да и у тётки я единственная наследница. Так что имей в виду, я выгодная невеста.

– Понял. Приму к сведению. Но ты не объяснила, что такого происходит, что друзья старые разбегаются? – учтиво напомнил я, насколько смог нейтральным голосом.

– Да напьются и зашибиться на смерть так и норовят, – улыбнулась Оксана, своей шикарной улыбкой.

Глава 4

Она подала мне как я сначала подумал окрошку, но повертев ложкой и не найдя в тарелке мясных компонентов, я слегка расстроился. Оксана распаковала пакеты с печеньем, баранками, какими-то бубликами и другой сдобой. Такое сочетание меня несколько озадачило, но как говориться дарёному коню в зубы несмотря, надо было есть то, что предлагалось.

Оксана повторила мои движения ложкой и тут же вскрикнула: – А вот, что ты потерял! Сейчас петрушки принесу!

Я повернул голову и проводил её взглядом. Говорить, что клетчатки тут и так достаточно, и что я не прочь протеиновой составляющей не было смысла. Опуская глаза, я столкнулся с прицельным созерцанием моей новой знакомой ящерки, которая забравшись на стул рядом, изучала мой овощной суп.

– Привет! – улыбнулся я, сам не зная, почему ей так обрадовавшись.

Ящерка поклонилась. Я почувствовал, что в горле застрял ком. Силясь, что-то сказать я получил лишь несколько сиплых звуков. Это не расстроило её. Казалось, ящерка улыбается, продолжая держать своим немигающим взглядом на мушке меня вместе с супом. И тут она стала качать головой из стороны в сторону, указывая на суп. Мои глаза расширились, а брови медленно поползли вверх. Видя, что я застыл, как статуя ящерка взяла кусочек из тарелки и тут же притворилась мёртвой, улёгшись брюшком к верху. И так она проделала несколько раз. Наконец мне дошло, что это есть нельзя. Мурашки побежали по коже то ли от того, что меня снова пытаются отравить, то ли от того, что я общаюсь с пресмыкающимся. Увидев, что я понял её посыл, ящерка перестала переворачиваться и откинула хвост. Она взяла его лапками и бросила мне в тарелку, показывая, что я должен перемешать ложкой обновлённый состав супа. Трясущимися руками я выполнял то, что требовалось в надежде, что мне не придётся, это есть. От одного вида происходящего хотелось грохнуться в обморок и всё забыть, но поскольку я мужчина я держался изо всех сил. Но дальше произошло неожиданное. Ящерка прыгнула в тарелку и взяла свой хвост, а затем протянула его мне. Желая закрыть глаза, но действуя как под гипнозом, я взял его пальцами. Ящерка выпрыгнула из тарелки на салфетку. Вытерла лапки и посмотрела в недоумении на меня, продолжающего сидеть с вытянутой рукой и держа некогда принадлежавшую ей часть тела. Жестами она показала, что я должен его облизнуть и спрятать. Зажмурившись, я выполнил и это. Наверное, мне это снится или я сошёл с ума. Поставил я себе диагноз, засовывая в карман шорт неожиданный подарочек. Ящерка помахала лапкой и была такова. Я как зомби начал есть супчик, показавшемся мне вполне безобидным. Боже что я здесь делаю? Вопрошал я, пока не услышал скрип входной двери.

Рейтинг@Mail.ru