Litres Baner
Призрак Мирского замка

Евгения Ляшко
Призрак Мирского замка

Мирский замок, 13-е августа.

Шаги. Определённо слышались чьи-то тяжёлые шаги с лёгким волочением по брусчатому полу. Звуки в старинном подвале со сводчатыми потолками отдавались пугающим неестественным эхом, множась и теряясь в его закоулках. Неожиданно обрушившаяся на туристов кромешная тьма страшила меньше, чем пробирающий до косточек холод. А теперь и эти приближающие неизвестность угрожающие звуки!

Семья Величко забилась в угол, тесно прижимаясь, друг к другу. Микола, сын администраторши тоже теснился к ним. Выпирающие шершавые неровности дикого камня, из которого были выложены стены основания замка, впивались в спину. Жуткий озноб, наступал всё сильнее. Пар шёл изо рта. Пальцы уже не слушались. Растирание рук не помогало. Летняя одежда не могла согреть озябшие тела.

Сердце Вани трепетало и содрогалось от мысли – «Мы в ловушке. Выхода нет».

– Зачем он так с нами? Он же добрый. Неужели мы его разозлили, потому что потревожили его покой? – заплакала Варя, обняв родителей.

– Зюзя, это вам не Дед Мороз, – прошептал Микола, вглядываясь в темноту, где как ему показалось, он заметил пару горящих глаз.

Глава 1

Новый прогноз погоды на неделю приказал распрощаться со всеми ожиданиями на дождь. Плюс сорок градусов в тени и ещё в придачу сильный ветер. Сухое жаркое лето утомило. Хотелось забыться в каком-нибудь более прохладном месте, чем Кубанская сковородка. Столпотворение на Черноморском и Азовском побережье тоже не вселяло надежду на полноценный отдых. «Пора собирать детей и ехать в гости в Белоруссию» – сказали мои родители. А мы с сестрой даже если были бы против этого, то всё равно поехали бы. Когда ты подросток, тебе приходится следовать рекомендациям старших, пусть, даже если в душе у тебя на все эти «надень шапку», «помой руки», «в десять домой» и тому подобное, уже давно ничего кроме аллергии не вызывает. Как же хочется вырасти и наконец-то самостоятельно распоряжаться своей жизнью.

Папа, который родился в Минске, давно намекал, что пора бы туда съездить. Однако всё время какие-то дела отвлекали его от этой затеи и она планомерно весела в воздухе как некий потенциальный план развития событий на время его отпуска. Хотя казалось, что ветклиника без него не может прожить и одного дня, периодически воруя даже его выходные дни. Мы не могли сказать, что в такую жару жаждем путешествие на автомобиле длиною в почти две тысячи километров. Но сидеть дома тоже было скучно. Компьютерные игры надоели. В конце концов, в них можно поиграть, и когда дождь или снег уже захватят свои права в соответствующем сезоне. А сейчас хотелось летних развлечений. Однако многие пляжи заросли тиной, из-за размножившихся водорослей. Жара испытывала на прочность, даже самых выносливых. Уже через час прогулки в парке или катания на роликах хотелось только одного – спрятаться от вездесущего солнца. Стрижка кудрей почти под ноль, не дала должного эффекта. В кепке всё равно голова нещадно потела. Делать нечего. Я нехотя стал собирать вещи.

«В Минске прохладнее, чем у нас» напоминали родители, раздавая ценные указания по поводу подготовке к дороге. Лохматая шевелюра курчавых волос отца выглядела более растрёпанной, чем обычно. Одежда стала более яркой и молодёжной. Он запасался майками и футболками скупая всё подряд. Папа то и дело придавался воспоминаниям, нахваливая красоты тамошнего леса, размер грибов и вкуснейших ягод, таких как черника, брусника, голубика. Он как будто помолодел, прыгая по дому из стороны в сторону, стараясь ничего не забыть и не набрать лишнего. Они с мамой часто рассказывали, как однажды ездили в Минск, а там была аномальная жара, абсолютно не характерная для их региона. В итоге у них был полный багажник тёплых вещей, которые они таскали везде с собой по гостиницам, а сами ходили в том, в чём выезжали из Краснодара. Благо постиранная одежда успевала за ночь высохнуть. В этот раз они не единожды проверили прогноз погоды по Белоруссии, опасаясь снова попасть впросак. Никаких катаклизмов не предполагалось.

– Мы можем по пути заезжать города, и знакомится с культурой региона, который проезжаем. Когда мы путешествовали с вашей мамой, то останавливались во всех Краеведческих музеях. И …, – тараторил отец.

– Да, да, да, знаем, знаем. Вы были и в Ростове на Дону, и в Воронеже, и в Орле, и в Ельце и ещё где-то там. Может, мы не будем так растягивать время в дороге и быстрее доберёмся до пункта назначения? – не выдержал я и остановил это плескание эмоций, которое всё же долетело до нас, хоть мы с сестрой и спрятались в игровой комнате.

– Видишь ли, я предполагал, что это семейное путешествие пройдёт без каких-то определённых остановок. Дом, в котором я родился, давно продан. Мы будем останавливаться в отелях. Только два обязательных места, которые я намеревался вам показать. Это Брестская крепость и Хатынь, – немного сник отец.

– О, только можно, пожалуйста, без вот этого всего, что связано с войной. Мы и так в школе, только и дело, что пишем о том, что война это плохо! – возмутился я.

– Иван, а как ты ещё можешь понять, каково это было защищать свою родину? Тебя не устраивают семейные истории о воевавших дедах, хорошо, но ты должен и увидишь расплавленный кирпич, от фашистского орудия, – строго сказал отец.

Видя, что папа сейчас станет в непробиваемую позу, совершив кульбит, я пошёл на мировую: – Ладно, ладно, не кипятись. Давай только в Брест съездим и всё, хорошо?

– Хорошо, – выдохнул он и повернулся к сестре. – Варя, а у тебя есть какие-либо предпочтения?

Варвара, несмотря на нежный десятилетний возраст, быстро сориентировалась, что с отцом сейчас лучше даже не шутить.

Она мягко улыбнулась и сказала: – Папочка, ну что ты. Мне нравится всё, что ты придумал.

– Подлиза, – прошипел я, когда мы стались одни.

– Ты на пять лет старше, а до сих пор не понимаешь, что одним протестом и отрицанием в жизни ничего не добьёшься, – нравоучительным тоном, повторила она мамино выражение.

– Поживи с моё, я посмотрю, как ты заговоришь. Это тебе сейчас всё можно, а когда твои потребности возрастут, я посмотрю, как ты будешь реагировать на регулярные «нет, нельзя», – скривился я.

– Спорим, что у меня не будет как у тебя? – запрыгала Варвара, и полезла на шведскую стенку, размахивая своей длинной русой косой.

– Это почему ещё? – вскинулся я.

– Ваня, всё просто. Я отличница, а ты двоечник. Все отказы от того, чтобы ты выделял время учёбе, а не сидел в компьютере или на футбольном поле, – показала она мне язык, забравшись на самый верх и расхохоталась, сощурив фиалковые глазки.

Это была нашей с ней запоминающаяся черта, унаследованная от матери. По ним сразу все понимали, что мы родственники. Варе не раз учителя делали комплименты типа «цвет глаз у вас с братом единый, а вот оценки разные». Ну вот, что с неё взять? Не буду же я с ней драться? Я, конечно, не был двоечником, но и хорошистом тоже не был. Меня интересовали ролики и футбол, вообще любые активные виды спорта. Компьютерные же игры были лишь перерывом для восстановления физической формы. В медицинских целях, так сказать. Не будешь же прыгать с вывернутой лодыжкой? Ей, как младшенькой, просто повезло. Учёба давалась легко. Да и мама с ней занималась перед школой. А когда я был в таком возрасте, мама работала, может быть, поэтому у меня и нет особого рвения к знаниям. Зато всё, что касается футбола я первый. Меня тренер всем в пример ставит. Может быть, моё призвание это спорт, а не весь список предметов, который навязывают в школе?!

И тут мои рассуждения были дерзко прерваны Маркизой. Эта наглая огромная кошка бело-рыжего окраса вдруг прильнула ко мне, завалив на диван. Такие ласки она дарила только маме, как её любимица, поэтому её поведение удивило даже Варю.

– Чего это она? Ты что уронил сосиску, когда ел, а она решила, что ты ей от всего сердца подарочек преподнёс? – удивилась Варя.

– Не знаю. Может она чувствует, что все уезжают, думает, что опять соседке отдадут, как мы это делаем, когда на море отправляемся, – ответил я, стараясь отстраниться от этой бестии, которая продолжала на меня наваливаться, вдавливая всё глубже в диван моё поджарое тело.

– Мама, забери Маркизу себе, у неё кажется, начался синдром расставания! – закричала Варя.

Мама заглянула в комнату. Она выглядела не менее взъерошенной, чем отец. Русые волосы, затянутые в конский хвост, растрепались. Длинная юбка с блузкой была сменена на короткие шорты с майкой, чтобы удобнее было паковать и утрамбовывать сумки. Как фитнес-тренер она носила спортивную одежду только у себя на работе, а дома по обыкновению предпочитала одевать нормальные женские вещи без непонятных вырезов, подчёркивающих её мускулистое стройное тело.

– Маркиза едет с нами. У соседки внучка приехала и она боится, что её могут поцарапать коготки нашей старушки, – любовно забирая и поглаживая Маркизу, – сказала мама.

– Как это с нами? А где она будет сидеть? – нахмурился я.

– Не будь букой! Между тобой и Варей на заднем сидении она прекрасно поместится, – спокойно сказала мама и упорхнула к своим сумкам и рюкзакам.

Я сник. Теперь ещё и это. Если Маркиза будет ко мне вот так прикладываться, да я весь вспотею! И без неё ведь жарко! Но я промолчал. Видимо Варина лекция не прошла даром или мне просто стало жалко маму, которая помимо общих сборов ещё и на кухню к плите и духовке бегала, готовя нам в дорогу различные вкусняшки.

Рейтинг@Mail.ru