Казачья страшилка

Евгения Ляшко
Казачья страшилка

– Как это понимать? – удивился Дмитрий.

– Это, смотря кто тебе о нём рассказывать будет. Проверить ни кто не может, а наговорить разного, любой горазд. Захотят одного возвысят, а другого низвергнут. Для нас Разин это богомолец, который дважды на Соловки ходил молиться с Дона, а для других разбойник. А ты сам подумай, разве разбойник в народной памяти сохранится как положительный герой? – озадачил Дмитрия собеседник.

– Ты чего это чужим секреты выдаёшь? – послышался голос седобородого, который возвращался с Игорем Тимофеевичем.

– А они разве чужие? – удивился паренёк и тут же запросто сказал: – Значит, придётся их жизни лишать.

– Уж вот так просто и жизни решать? – переспросил Игорь Тимофеевич.

– Ну не просто, ладно, пусть тоже как другие счастья попытают, – пожал плечами паренёк.

– О чём речь? – спросил посерьёзневший Дмитрий.

– А мы тут как раз договорились, что нас проведут к тайнику и если Богу будет угодно, то дойдём мы до шашки. Возьмём во временное пользование, а потом вернём обратно, – объявил наставник.

– Здорово! Когда идём? – подскочил Дмитрий.

– Экий прыткий с тобой казачок, – усмехнулся седобородый.

– Да, он такой, впереди всех обычно, – похлопал по плечу Дмитрия наставник.

– Вход вон там, далеко ходить не надо, – лукаво улыбнулся седобородый.

Игорь Тимофеевич зашли в пещеру. Размеры её были огромны. Как было указано, они должны были повернуть налево и идти, не сворачивая от одного к другому постаменту с горящими чашами, наполненными маслянистой жидкостью. Казаки, не останавливаясь, шли по тропе. У первой чаши стояли открытые сундуки с золотыми и серебряными монетами. У второй чаши их ждало разложенное искусно выполненное холодное оружие. Вокруг третьей чаши лежали крупные самородки различных камней самоцветов. А в четвёртом углу пещеры горела маленькая лампадка рядом с висевшей на стене шашкой.

– Вот она! – воскликнул Дмитрий.

– Она! – отозвался Игорь Тимофеевичи перекрестившись, снял её со стены.

Выйдя из пещеры, они обнаружили, что мужская половина поселения, обнажив шашки, стоят у входа.

– Выворачивайте карманы! – скомандовал седобородый.

Молча Дмитрий и Игорь Тимофеевич продемонстрировали содержимое своих карманов и даже выправили одежду из брюк, чтобы показать, что за пазухой тоже ничего не припрятано.

Удовлетворённый седобородый казак махнул своей шашкой и сказал: – Вы прошли испытание. Не многие готовы были устоять перед богатствами. Шашка-саморубка ваша! Владейте, да помните, что если чувствуете в себе силу медведя, то это ваш час пришёл – сражайтесь, расправив грудь. А коли мышонок внутри попискивает, то не готова вас и такая шашка защитить.

– А каком мышонке толкуешь? – прогремел Игорь Тимофеевич.

– Это проверочные слова такие перед боем задавать себе надобно. С возрастом понимаешь, когда чувства обостряются и каждая травинка, каждый зверь тебе подсказывает, когда лучше нападать, а когда переждать, – мягко ответил старец.

– Спасибо отец за науку. Отслужит шашка нам службу добрую, и вернём её вам, – поклонился наставник седобородому.

Семён и Илья, едва послышался шорох из Кабаньего провала, подскочили с земли и, увидев у появившегося первым наставника на спине, завернутый в белую материю удлинённый предмет закричали: – Любо!

– Теперь дело за малым. Надо понять, как её применить, – сухо констатировал Семён.

Глава 8

Алла не могла смотреть в глаза Игорю Тимофеевичу, чувствуя себя нашкодившим котёнком. Брат устроил ей встречу на пляже, пока Филя был занят позированием. Наставник присел в паре шезлонгов от их зонтика. Но разговор ни как не клеился.

– Казаки друг другу помогают. Без взаимовыручки нельзя. Хватит стыдиться. Что сделано, то сделано. Рассказывай, что у тебя там происходит, – сказал наставник.

И тут Аллу прорвало, и она как на духу поведала о своих достижениях. А также сообщила важные особенности противоборствующих сторон.

– Апельсиновые феи, в целом походят на людей, единственным отличием являются прозрачные крылья, которые они почему-то редко используют. Феи там что-то вроде травниц, которые врачуют страждущих ими же выращенными растениями. Силу свою черпают только при цветении трав, а в остальное время беззащитны, поэтому в холодное время года от них нападения можно не ждать. Горные великаны ростом обычного человека превосходят в три четыре раза. Неторопливые металлурги, которые заметив руду, не могут от неё оторваться. Мечтают владеть всей гористой местностью, чтобы преобразовать горные хребты. Драконы же любители золота. По размеру они разные бывают и мелкие размером с пони и крупные экземпляры с кита. Все от мала до велика, заняты тем, что собирают сокровища.  А вот сами гномы ограничены своими плантациями, за которыми они, как и их рабы должны постоянно присматривать и замешивать специальный мёд для полива. Вроде никого не забыла, – перечисляла Алла, постукивая пальцами.

– И что думаешь? – спросил Игорь Тимофеевич.

– Как по мне нужно уничтожить пряничные плантации и освободить детей, что сделает гномов сговорчивее. Феям дать возможность расширить свои владения для выращивания трав, но обязать лечить всех. Великанам отдать горы. Пусть себе и другим добывают полезные ископаемые. А по драконам думаю так. Золото это зло. Зачем оно другим? Отдать всё драконам. Жить и без золота можно. Тогда эти огнедышащие перестанут нападать и будут заниматься только охраной своего острова, – рассудила Алла.

– Звучит здраво, – сощурил глаза наставник.

– Что-то не так? – уловила тень сомнения Алла.

– Чтобы организовать переговоры для такой разношёрстной публики, надо будет крепко постараться. Их надо сплотить против решения одной всеобщей беды, – рассуждал вслух Игорь Тимофеевич.

– Думаете, они не захотят меня слушать, так же как и генералы гномов? – скривилась Алла.

– А есть у них авторитетные люди или существа, к которым они прислушаются? Такие, как у нас старики-наставники? – спросил Игорь Тимофеевич.

– У них местные властелины есть, но как мне показалось, они все номинально выполняют эту роль только во время праздников, например каких-нибудь, а так трудятся вместе со всеми, – задумалась Алла.

– А другие влиятельные народы есть? – поинтересовался наставник.

– Есть, там оракулы какие-то в горах живут! – вспомнила Алла и тут же добавила: – Но я про них ничего не знаю.

– Это уже что-то. Попробуй уточнить, как они оценивают местную политическую обстановку. На кого имеют влияние. В чём сами нужду имеют, – сказал Игорь Тимофеевич.

Тренировки сегодня ладились как никогда. Алла старалась изо всех сил. Расчёт был на то, что когда Марк захочет с ней поговорить о следующем задании, у неё будет шанс с учётом положительного результата за день расспросить его об оракулах. Она правильно изучила повадки начальника отряда, и когда Марк её позвал, сформулированный вопрос уже крутился на её языке.

«Главное подобрать нужный момент» – приостанавливала себя Алла, терпеливо выслушивая всё, о чём говорил Марк.

– Я доволен, – сказал Марк, и Алла перешла в наступление из молчаливого подчинённого.

– А я нет, – выпалила она и сделала вид, что осеклась.

Марк поднял на неё взгляд. С минуту помолчал, а потом приказал: – Говори!

– Наши тренировки основаны только на физической закалке. А в бой нужно идти, когда закалка духа тоже состоялась. Иначе бойцы могут разбежаться при непредвиденных трудностях. Насколько я понимаю, наёмникам, то есть и мне, в том числе не будет доставать в битве мотивации. Мы ни разу не обсуждали с бойцами их интерес в этой войне. Надо ответить каждому воину на его личный вопрос «А мне что?». И я говорю не о материальном благе, а об идейных соображениях, – высказалась Алла.

Гном быстро заморгал глазами. Он явно не ожидал услышать ничего подобного. Алла почувствовала, что её запущенная стрела попала в цель и продолжила.

– Представьте, что будет если придут, например, феи или великаны и предложат наёмным воинам то, от чего они не смогут отказаться? Тогда все свои физические навыки будут ими применены против самих же гномов! – напористо сказала Алла.

– Этим нечего предложить. Как в прочем и драконам, – медленно проговорил Марк.

– А кому есть что предложить? – спросила Алла.

– Оракулы могут. С одной стороны у них нейтралитет со всеми. Они никогда не вмешиваются, если не затрагивают их интересы. Но военные действия проходят уже очень близко к их владениям. Разведка донесла, что оракулы обеспокоены. Не сегодня-завтра нас тоже отправят на передовую, так как нужно продолжать удерживать занятые рубежи и продолжать атаку, пока фортуна милостива, – сказал Марк.

– Вы опасаетесь, что оракулы что-то могут предпринять? Как они обычно действуют? – озадачилась Алла.

– Они могут внушить страх, – с расширенными от ужаса глазами сказал Марк, и Алла поняла, что он не понаслышке знает то, о чём говорит.

– А что нужно сделать, чтобы предвосхитить подобные шаги? – спросила Алла.

– Нужно, чтобы наши послы отправились к оракулам вместе с послами фей и великанов, – выдохнул Марк.

– Думаете, эта триада сможет объяснить оракулам, что их территория не пострадает? А как по мне, то к оракулам нужно идти гномам самим. Попросить их обнародовать какое-то всеобщее бедствие, катаклизм и сказать, что если все не прекратят вражду, то наступит страшное! – зловеще сказала Алла.

Марк нахмурился. Ему нравилась уловка, которую придумала Алла. У него и самого нечто подобное крутилось в голове, но то, что предлагала его помощница, могло сработать лучше. Однако, если он придёт к главнокомандующему с этим предложением, то тот может приказать ему идти договариваться с оракулами и если те не послушают его, то не сносить ему головы.

Алла догадалась, о чём думает Марк и аккуратно сказала: – Если бы мне дали такую возможность, я бы нашла довод, чтобы оракулы меня послушали.

 

Марк скомандовал «Жди здесь!» и прямиком пошёл в шатёр главнокомандующего.

«Господи, надеюсь, я не переусердствовала и эти оракулы не такие страшные» – молилась Алла, пока начальник отряда получал согласование.

– Завтра я иду к оракулам, как парламентёр, – сообщила Алла Игорю Тимофеевичу на следующей встрече.

– Одна? – спросил наставник.

– Да. Гномы побаиваются их, но в сложившейся обстановке стратегически верно будет пойти с ними на переговоры, – ответила Алла.

– Ложась спать, возьмёшь в руки шашку-саморубку, она с тобой в их мир попадёт, – сказал Игорь Тимофеевич.

– А как с ней управляться? – спросила Алла.

– Относись к ней как к обычной казачьей шашке, готовой послужить владельцу. Когда она рядом, как и любое оружие, она лишь придаёт уверенность. Но пускать её в ход или нет, принимает решение человек. Почувствуешь мощь медведя, иди в бой, а если силы как у мышки, то жди другого момента для нападения, – ответил наставник.

Глава 9

Алла стояла посреди приёмных покоев замка, где обитали оракулы. Перед ней в белых парчовых одеждах восседал на резном деревянном троне повелитель.

– Мы не будем вмешиваться, – сказал Великий Оракул.

– Но разве вас не беспокоит, что скоро и ваши территории могут пострадать? – задала провокационный вопрос Алла.

– Мы обойдёмся малой кровью. Численность великанов стремительно снижается. Феи не успевают из-за военных действий ухаживать за зимними садами и слабеют день ото дня. Большинство уже даже не летает в пору цветения. На лицо всеобщая деградация от разделения. Драконам всё равно. Они захватили всё, что могли и стерегут сокровища на своём острове. Мелочёвка их не интересует. Они понимают, чтобы сберечь имеющееся надо остановиться. Гномы немного преуспели, но это лишь вопрос времени. Скоро у них рабов станет больше чем их самих и бунт неизбежен. Мы подождём и понаблюдаем со стороны. Объяснять им, что война сеет смерть бессмысленно. Вы сами не хотите мира. Зачем нам вам его навязывать? – возмущённо провозгласил Великий Оракул.

Затем он подошёл к Алле и сказал: – У тебя что-то ещё? Если нет, то аудиенция закончена.

Алла умом понимала, что, то, что он озвучил истинная правда. Война уничтожает постепенно всех, не выбирая кого пощадить. И только те, кто её ведёт, способны остановить кровопролитие.

– У меня всё, – сказала Алла и поклонилась.

– Ты бравый солдат, хоть и бывший раб, – с любопытством неожиданно сказал Великий Оракул.

– Волков бояться в лес не ходить, – смело ответила Алла.

– Играешь с судьбой, – предостерёг её Великий Оракул.

– Не играю. Моя судьба в руках Господа Бога. Но у нас говорят, на Бога надейся, а сам не плошай. Я искренне хочу изменить ситуацию. Не вижу смысла в этой местечковой глупой бесконечной битве. В войне нет выигравших. Каждая сторона несёт потери, – сказала Алла.

Рейтинг@Mail.ru