Казачья страшилка

Евгения Ляшко
Казачья страшилка

– Чистейшей воды авантюра, – прокряхтел Игорь Тимофеевич, начиная спускаться через Кабаний провал.

– Зато будет, что вспомнить, – возразил неунывающий Дмитрий, который спускался вместе с наставником.

Семён и Илья остались караулить у входа.

– Волнуешься? – спросил Илья.

– Нет. Но как-то не по себе. Не заблудились бы они там, – поёживаясь, ответил Семён.

Глава 6

Даник, сидя у кровати сестры, долго взвешивал все за и против и, в конце концов, остановился на том, что ей рассказывать о ночных посетителях ничего нельзя.

«Мало что она там во сне выболтает, а бережёного Бог бережёт. Пусть лучше у нас будет стратегическое преимущество» – рассуждал он.

Этим утром Алла проснулась совершенно разбитая.

– Ты что сегодня двойную норму плантаций обрабатывала? – попытался пошутить Даник.

– Если бы. Оказывается работнички там ещё те мудрецы. Один паренёк приноровился из моей кадушки свои пряники поливать. А я всё в толк не могла взять, почему расход больше и чаше подливать приходиться, чем в другие дни. Или ночи, даже не знаю, как сказать правильно, потому что там светит солнце, – стала сетовать Алла.

– И как ты вычислила воришку? – спросил Даник.

– Да как? Сам попался. Пожадничал с двумя вёдрами пришёл и не успел убежать. Я этому вредителю подсечку сделала, уложив на две лопатки, – сказала Алла.

– Молодец хватку не теряешь, – похвалил Даник.

– Видимо это тот редкий случай, когда таким не похвастаться. Меня перевели с плантации в регулярную армию, – полными смятения глазами сообщила Алла.

– Это как? – оторопел Даник.

– А вот так, – передразнила его Алла.

– Не ёрничай, давай по порядку! – сурово спросил Даник.

– Да откуда я знаю как. Прознали как-то о том, как я этого пацана уложила, и отправили в посильную роту по их мнению. А там, я самая старшая. Моя голова над всеми возвышается и над девчонками и над мальчишками. Как с такими воевать? – почти рыдая, сказала Алла.

– Успокойся. Любой солдат на вес золота. Значит, обучишь, – твёрдо заявил Даник, остановив стенания.

– Ты думаешь, я справлюсь? – шмыгая носом, спросила Алла.

– У тебя нет выбора. И ты что забыла, что ты казачка? – продолжал вселять уверенность в сестре Даник.

– Думаешь, можно просто рукопашку и метание ножей для начала организовать? – сосредоточилась Алла.

– Почему нет. Но я бы на твоём месте сначала разузнал, чем они воюют. Какое вооружение имеют их противники, и от этого бы уже планировал обучение, – ответил Даник.

Алла затихла. Видно было, что она что-то старается припомнить и Даник решил не прерывать мыслительный процесс, занявшись приготовлением завтрака.

Когда завтрак был уже съеден и Филя должен был появиться с минуты на минуту, Алла заговорила.

– Я поняла, что надо делать, проанализировав всё, что видела за это время. Мелким не победить в честной войне. Мне надо готовить диверсантов и заниматься подрывной деятельностью. Основные противники это горные великаны, феи из апельсинового леса и огнедышащие драконы. У них спорные территории, за которые они все и воюют. Поочерёдно захватывают, а потом ссылаются на то, что это была их исконная земля. Хотя на самом деле вся их земля, когда-то была без делений и принадлежала одной монархии Арисов. Но потом как водиться все перессорились и начали дробить имеющиеся владения. В общем, сопротивляться против более могущественных можно только путём пропаганды и мелких пакостей, а дети как раз в этом специалисты. Поговорю с генералами и устрою всем там разгром, – сказала Алла, довольная тем, что нашла решение.

– Твоя прямолинейность и легкомыслие порой поражает своей действенностью. В жизни бы до этого не додумался. Надеюсь, генералы тебя послушают. Только ты им в лоб всё-таки не говори, что он мелкие, – хмыкнул Даник.

– Спасибо, я обязательно подкорректирую свою речь, – подмигнула брату повеселевшая Алла.

– Что за речь? – пропищал Филя, заявив о своём присутствии.

– Ты же видел, что меня в армию переводят. Хочу генералам совет дать, – серьёзно сказала Алла.

Филя посмотрел на неё внимательно и расхохотался.

– Ты? Генералам? Ой, держите меня, сейчас лопну от смеха! Да они тебя в свой шатёр даже не впустят. Ты для них рабыня с плантаций, а не равноправный воин! – хохотал Филя.

– У казаков по-другому. Каждый имеет права голоса, а атаман принимает решение, – обиделась Алла.

– Чтобы получить право голоса надо это право заслужить. У нас только седые гномы и то не все вхожи в генеральские покои, – продолжая смеяться, пояснил Филя.

– Ладно вам, пойдёмте на пляж, ещё целый день есть на обдумывание, – остановил спор Даник.

Пока Филя позировал для фотографий, Даник и Алла продолжали прорабатывать варианты.

– Ты главное не расстраивайся и не опускай руки. Ищи повод попасть на глаза к генералам и не упусти случай им подкинуть свою идею. Даже если авторство они потом припишут себе, твоя цель будет достигнута. Более того мы с тобой хотим победить этих пряничников, а для этого нам нужно больше информации собрать. Переместившись с грядок в армию у тебя шансы разведать обстановку увеличились. Зондируй их слабые места, – наставлял Даник.

– Я понимаю, что роль засланного казачка сейчас получилась как нельзя кстати. Но меня беспокоит, сможем ли мы найти шашку Разина. Тебе удалось созвониться с Алёнкой? Что она сказала? – сказала Алла.

– Всё нормально. Не переживай. Я занимаюсь этим вопросом, – уклончиво ответил Даник, стараясь даже не думать о том, где сейчас могут быть ночные визитёры.

– Игорь Тимофеевич, вы хоть что-то видите? – спросил Дмитрий, пробираясь на ощупь по холодной мокрой стене.

– Там впереди какой-то белеет просвет, доберёмся и сверимся по компасу, – ответил наставник.

– Как думаете, сколько мы уже прошли? – задумался Дмитрий.

– Протяжённость всех Воронцовских пещер порядка двенадцати километров. Мы под землёй больше пяти часов. Скорость перемещения даже грубо не подсчитать. Лучше сконцентрируйся на том, что делаешь и береги силы, – ответил Игорь Тимофеевич.

Дмитрий не стал продолжать диалог, хоть он и не привык к молчаливому времяпровождению, но наставник был прав. Воздух в пещерах другой и силы уходят незаметно, а они должны освоить за один два дня этот маршрут. Не стоит проверять выносливость на прочность дополнительными расходами энергии.

Так прошло ещё несколько часов. Тело с непривычки ныло. Пальцы рук перестали слушаться. Дмитрий хотел запросить привал, но стыдился перед наставником, который был значительно старше его. Наконец-то они выбрели на небольшой грот со стекающей по одной из его стен белой жидкостью, которая поэтически назвалась лунное молоко.

– Здесь остановимся пообедать, – сказал наставник.

Они достали сух пайки и наспех стали пережёвывать их содержимое.

– Мне кажется или звон в ушах от перепада давления стал каким-то другим? – осторожно сказал Дмитрий.

– Не кажется. Я сам сижу, прислушиваюсь. Неспроста это, – ответил Игорь Тимофеевич.

Раздражающий шум стал нарастать. Казаки поднялись, и стали внимательно изучать стены пещеры, в которой они находились. Неожиданно они одновременно увидели два красных огонька, напротив их стоянки.

– Животное? – прошептал Дмитрий.

– Нет. Так отражается свет от наших фонарей в человеческих глазах, – тихо сказал наставник и громко поздоровался: – Здорово дневали!

– Слава Богу! – послышался ответ из темноты.

Через пару мгновений к ним вышел седобородый мужчина, одетый как казак, но форма его была словно из музея.

– Что делаете сынки? – спросил седобородый.

– Присели поесть, давай и ты к нам отец, – пригласил Игорь Тимофеевич старца.

– Спасибо. Да больно еда у вас диковинная. Коробочки какие-то, – усмехнулся седобородый.

– Это верно. Сейчас бы походного пирога съесть да кулеш с сальцом похлебать, – ответил наставник.

– Тогда пожалуйте вы к нам. У нас такого добра в достатке, – сказал седобородый и махнул рукой.

Из темноты появились вооружённые казаки. Старец сделал приглашение, от которого нельзя было отказаться.

Глава 7

Алла не переставала удивляться тому, как было обустроено войско у гномов. Кажущиеся на первый взгляд хаотические манёвры, были глубоко продуманы, спланированы из существующей реальности. Но в их отряде всё обстояло немного по-другому. Лишних действий конечно не было. Суровый гном по имени Марк как начальник отряда Аллы не упускал случая тренировать своих разномастных подчинённых. Однако это мало помогало, потому что дети оставались детьми. Им было попросту скучно.

Понаблюдав за бесплодными попытками Марка научить детей переходить вброд реку, она, наконец, не выдержала.

Крикнув – «А ну, кто быстрее переберётся, тот самый отважный воин!», бросилась вперёд, увлекая за собой остальных. И ребята наперегонки стали форсировать бурный поток, не обращая внимание на сильное течение.

Марк, хотевший изначально наказать выскочку, оценил её поступок. Он стал под раскидистой ивой, росшей неподалёку, и стал наблюдать, как справляются с задачей солдаты управляемые новоиспечённым лидером.

Алла поняла, что ей временно дано управление. Она придумывала задания на ходу и дети с каждым разом бросались в реку с пущим азартом. Когда она стала замечать, что сил у солдат больше не осталось, она подвела итоги.

– И так, в борьбе с потоком справились все! А самыми быстрыми и отважными были вот эти двое! – указала Алла на пару шустрых мальчуганов.

Дети зааплодировали и радостно закричали, показав, что одобряют её справедливый выбор. Марк подошёл, и улыбки снова спрятались с их лиц.

– Как я вижу, вам понравился мой новый помощник? – спросил Марк у отряда.

Дети дружно закивали, но взгляды остались настороженными.

– Она теперь будет ответственной за выполнение любых тренировочных упражнений. А я буду только принимать результат работы, – объявил Марк.

 

Послышалось довольное одобрение со стороны отряда. Алла давно не испытывала гордости, а в этот момент она испытала прилив мощной энергии.

«Вот он тот самый подходящий случай! Уж я–то его не упущу» – думала она, широко улыбаясь бойцам.

– Так ты там карьеру уже начала делать! – восхищённо похвалил Даник, когда они завтракали.

– Можно и так сказать. Теперь мы с Марком обсуждаем, что надо делать, а потом я учу остальных как это надо делать, – скромно отозвалась Алла.

– Что-то не так? – заметил брат грустные ноты в голосе Аллы.

– Нас учили, что мы поддержка друг для друга, что нет ничего святее, чем воинское братство. У меня начинают складываться хорошие отношения с Марком, и я чувствую себя предателем, – ответила Алла.

– А ты помнишь, как ты там оказалась? Не они ли тебя в ловушку затащили? – спросил Даник.

– В том то и дело, что это дорога с двусторонним движением. Они предложили, а я сама согласилась. Поэтому нечего пенять только на них, – сказала Алла.

– Начинаешь взрослеть. Но тебе всё равно надо оттуда выбираться, – обеспокоенно сказал Даник.

– Да, я помню. Я просто думаю, как это можно сделать безболезненно, – вздохнула Алла.

– Продолжай изучать обстановку. Однажды картинка сама сложится и в голову придёт ответ, как поступить, – посоветовал Даник.

– Скорее бы. Эта неопределённость меня измотала уже, – тихо ответила Алла.

Дмитрий внимательно смотрел, как наставник общается в поселении, расположившемся

между гор. По виду это были казаки, но обычаи в мелочах разнились. Во внешний мир к людям они не выходят. Выращивают самостоятельно на склонах гор то, что им нужно для жизни. Коней, коров, овец и огромный птичий двор имеют.

После трапезы мужчины удалились, а Дмитрий остался сидеть за столом в ожидании возвращения наставника.

– Как же вы тут живёте? – спросил Дмитрий у паренька, приглядывавшего за ним, пока старшие общались в выдолбленном прямо в горной породе помещении.

– Хорошо живём, – не понимая вопроса, ответил паренёк.

– Неужели вам не бывает скучно? – продолжил своё расспрос Дмитрий.

– А когда скучать? Дел по хозяйству всех никогда не переделать, а тренировка для поддержания и совершенствования боевого мастерства очень даже увлекает, – засмеялся собеседник.

– Это да, согласен. Тренировки пролетают незаметно, – засмеялся Дмитрий.

– А почему вы от других людей прячетесь? – аккуратно спросил Дмитрий.

– Мы не прячемся. Мы то, что спрятано, охраняем, – подмигнул паренёк Дмитрию.

– Уж ли не про Степана Разина шашку-саморубке речь идёт? – оживился Дмитрий.

– О ней родимой, – усмехнулся собеседник.

– А какой он был Степан Разин? – спросил Дмитрий.

– Для каждого он по-своему видится, вот какая в нём была особенность, – ответил паренёк, не раздумывая.

Рейтинг@Mail.ru