Казачья страшилка

Евгения Ляшко
Казачья страшилка

– А, по-моему, это всеобщее заблуждение, – ответила Алёна.

– Ты что? Посмотри телевизор, почитай, что пишут в социальных сетях. Сколько всего интересного вокруг происходит! – подпрыгнула Оля.

– А зачем? Ценности человеческие неизменны, – улыбнулась Алёна.

– Вот молодец дочка! Я-то думал, что только старики замечают, что происходит, а из-за вечной дилеммы между разницей в поколениях молодёжь их не слушает, – неожиданно вступил в разговор пожилой мужчина на соседней скамейке.

– Вы о чём? – недовольно удивилась Оля.

Старик сжал губы, пытаясь себя сдержать, но тут же отбросил эту попытку и поделился тем, что наболело: – Люди завалены потоками информации, которую не успевают анализировать, и верят блогерам, так называемым лидерам мнений. Однако существует эти лидеры мнений за счёт продажи чего-то на своих каналах. Такое же у них и мнение – продажное. Кто заплатит про, тех и расскажут в позитивном ключе. Вообще устроили качели между негативом и позитивом, подталкивая людей забыться от ужаса в новостях в очередном развлекательном шоу или совершая покупки. Сравнивают успешный человек или не успешный. Причём успешным считается, если ты модно одет и отдыхаешь на модных курортах. А кто-нибудь задумался, что такое мода, откуда она берётся? Мода ведь тоже была придумана для увеличения рыночного спроса. Берут знаменитых людей, одевают их во что-то, сажают в красивый автомобиль, вручают нужной марки сигареты и через этих рекламных амбассадоров портят жизнь ничего не подозревающему обывателю. Который вместо того, чтобы жильё приобрести набирает кредиты для покупки бытовой техники, электроники, устаревающей уже через полгода или копит на очередные лабутены. А с заниженной талией на джинсах как поступили? Пищевики попросили изобрести одежду, в которой можно было бы есть побольше и вуаля самая популярная одежда сделала такой реверанс для увеличения продаж фастфуда. Такое ощущение, что из людей хотят сделать голодранцев ничего не имеющих. Один только неизменный момент – старость приходит ко всем. И на что жить, когда ты немощен, а когда был молод, тратил всё на удовольствие, не думая о будущем?

Старик замолчал, а потом, извинившись, что вмешался в чужой разговор, продолжил кормить уток в пруду.

Оля нахмурила татуированные брови и выпятила сильнее силиконовые губки.

Она наклонилась к Алёне и сказала: – Пойдём отсюда. Там справа вывеска ресторана. Вроде миленький.

– Спасибо, но я откажусь. Мой обед в холодильнике на работе. Думаю, успею даже немного разогреть, если пойду обратно прямо сейчас. Скоро два часа и мои маленькие пациенты, наверное, меня уже ждут, – мягко сказала Алёна, вставая.

– Ну как знаешь, – бросила напоследок Ольга и застучала высокими каблуками по вымощенной плиткой дорожке.

«Как я вообще могла даже мысль такую допустить, что мне будет хорошо где-то ещё?» – подумала Алёна, когда раздался звонок её мобильного телефона.

– Привет! Есть минутка? – послышался голос Даника.

– Что-то случилось? – насторожилась Алёна.

– Ну не то чтобы да, но нам нужна твоя помощь, – замялся Даник.

– Говори, – сосредоточилась Алёна, прекрасно понимая, что если младшим она понадобилась, то это значит лишь одно – «пора спасать».

– Так подожди, подожди. Я повторю, а ты меня поправишь, если надо. Ты хочешь, чтобы я в вашем казачьем клубе разыскала Семёна, фамилии которого ты не помнишь, но уверен, что он у вас там один. И я должна попросить его позвонить тебе, чем быстрее, тем лучше, так? – спросила Алёна, заходя в свой ортопедический кабинет.

– Так, – ответил Даник.

– А если он на каких-нибудь соревнованиях, в походе или ещё где-то, куда вы обычно ездите, то мне его нужно будет из любого места достать, так? – уточнила задание Алёна.

– Э-э-э, ну, да, – растерялся Даник.

– Понятно. То есть, если я его обнаружу в горах, где нет интернета, и мобильник не ловит, мне ему передать твою просьбу и всё? – спросила Алёна и после театральной паузы сказала: – Может, поделишься, что у вас там приключилось. И я буду действовать по обстоятельствам, когда найду вашего Семёна.

В трубке повисла тишина.

– Даник, я вообще-то на работе, поторопись, – сказала Алёна, наспех засовывая в рот котлету, которую уже и не думала идти разогревать.

«Хорошо, что я достала её из холодильника, перед тем как пойти в сквер» – мысленно похвалила себя Алёна.

– Я думаю, – медленно протянул Даник.

– Всё так серьёзно? – стала сильнее беспокоиться Алёна.

– Обещай ничего пока не спрашивать. Долго объяснять, – наконец-то сказал Даник.

– Договорились, – ответила Алёна и превратилась в сплошной слух.

– Семён рассказывал легенды о шашке-саморубке, которую спрятал сам Разин в пещерах Кавказа. Нам срочно нужны координаты, где её искать, – выпалил Даник, заставив застопорить все мысленные процессы в голове старшей сестры.

Алёна сдержала слово и не о чём ни спросила. Попрощавшись с братом, она окунулась в работу и только после последнего пациента позволила себе обдумать то, что сказал брат.

«Наверное, играют в очередную зарницу и это у них какие-то кодовые выражения» – решила для себя Алёна.

Она зашла к матери, но увидев полный кабинет педиатров, тут же выбежала в коридор.

«Им сейчас не до меня. Если бы к ортопеду были вопросы, то меня уже бы вызвали» – подумала Алёна и вызвала такси.

Сегодня ей предстояло наведаться в военно-патриотический клуб, где занимались районные казачата, и где она тоже когда-то провела немало времени. Детские воспоминания нахлынули, но она тут же их остановила.

«Сначала надо помочь младшим, а потом уже предаваться сантиментам» – настраивала себя Алёна.

Она застала Семёна на тренировке. Тот долго не мог понять шутит ли она или нет. В конце концов, пересказал ей существующую легенду. Что где-то в Кавказских горах в пещере, к которой ведёт длинная узкая дорожка от подножия огромного дуба, некогда сам Степан Разин повесил свою заветную шашку, защищавшую хозяина от любых напастей.

– И это всё, что ты можешь рассказать? – стала заламывать руки Алёна, понимая, что этого явно мало для описания координат.

Семён развёл руками: – Это всё, что я знаю. Но мы завтра в поход идём, если примечу что-нибудь похожее, сообщу.

Разочарованная Алёна прохаживалась по коридору, раздумывая как поступить.

«Один в поле не воин. Надо узнать больше об этой шашке и идти к их наставнику. Пусть объяснит, что происходит» – пришла светлая мысль в её голову, и она тут же погрузилась в просторы мобильного интернета.

Выражение лица наставника было неизменным. Игорь Тимофеевич внимательно выслушал Алёну, поправил папаху и сухо сказал – «Разберемся», а затем продолжил тренировку воспитанникам.

Алёна посмотрела в спину этому никогда не паникующему и всегда держащему себя в руках мужчине крепкого телосложения.

«Мне бы его хоть немного его уверенности» – подумала она и отправилась домой.

Глава 5

Внеплановый сход стариков и старших членов казачьего военно-патриотического клуба состоялся в этот же день поздно вечером. Было решено, что двоим попавшим в беду казачатам необходимо организовать помощь. В Джубгу выехало три молодых казака: Семён, Илья, Дмитрий и наставник Игорь Тимофеевич.

Данник открыл дверь и оцепенел. Прямо на него уставились четыре пары глаз старших из клуба.

– Проходите, – еле шевеля языком, выдохнул Даник.

– Кратко и по существу, – сказал Игорь Тимофеевич, сев, на стул спинкой вперёд и положив на него сверху руки.

Даник понимал, что отпираться нет смысла, и рассказал всё, начиная с майских страшилок на ночь.

Наставник с непроницаемым лицом смотрел на Даника. Невозможно было понять верит он ему или нет.

– Почему ты решил, что спасение в шашке-саморубке? – спросил Игорь Тимофеевич, когда закончилось повествование Даника.

– Клин клином вышибают. Сомневаюсь, что что-то ещё поможет, – ответил Даник.

– Допустим. А где искать её собрался? – спросил наставник.

– Семён говорил, что она тут рядом, на Кавказе, – промямлил Даник, покосившись на Семёна.

– Что скажешь? – задал вопрос Игорь Тимофеевич, посмотрев на Семёна.

– Известно не так уж много. Пока мы ехали, я пытался предположить потенциальные пещеры, где это могло бы быть. Вероятно, то, что мы ищем находиться где-то в системе Воронцовских пещер. Дубов огромных на Кавказе нет. Встречающийся скальный дуб в основном растёт на склонах, а нам это не подходит. Слово «дуб» обозначало раньше также «истукан» и вполне могло описывать обычный менгир. Такие глыбы или грубо обтёсанные вертикальные камни с закруглённым верхом на Кавказе явление повсеместное. Я был на спелеотуре в тех краях. Есть одно место с истуканом и узкой тропкой резко понимающейся вверх к пещере. Думаю, я знаю, где расположен наиболее подходящий нам вариант. Если нет, то и целой жизни не хватит обследовать все пещеры Кавказа, – отчеканил Семён.

– Как себя Алла чувствует? – спросил Игорь Тимофеевич.

– Спит сейчас, если можно так сказать с учётом её ночной работы. Имеет мозоли на руках и ноющую поясницу днём. В принципе, всё нормально, – сказал Даник.

– Хорошо. Ей труд на пользу пойдёт, – сурово подметил наставник и стал прохаживаться перед сидящими на диване казачатами.

Ребята молча смотрели на его перемещения.

– Серьёзное дело предстоит. Кто только не искал клад Разина, но все дороги в сказаниях обычно вели к Дону. Кавказ упоминался только при фольклорном, так сказать народном творчестве. Мы сейчас стоим у порога – поди туда не знаю куда, – задумчиво сказал Игорь Тимофеевич.

– У нас положение лучше. Мы знаем, что хотим оттуда принести. А ведь самое главное это иметь цель, – бравым голосом сказал Дмитрий.

– И правда, Игорь Тимофеевич, у нас всё лето впереди, чтобы разыскать шашку. А кто сказал, что она должна быть шашкой именно Степана Разина, может и другое заговорённое вооружение имеется? Мало ли было героев с оружием-оберегом? – поддержал Дмитрия Илья.

 

– В твоих словах есть здравый смысл. Давайте вспоминать, что ещё есть такого, что нам сгодиться, – кивнул наставник.

То ли от недостатка просвещённости в этом вопросе, то ли от общей усталости идеи не появлялись.

– Я думаю, что одухотворённость любого оружия переходит к нему от его владельца. Накапливается магия стали. То есть если из поколения в поколение передаётся, например шашка, то она целый род бережёт, когда чувствует руку потомков, – неожиданно сказал Дмитрий.

– С мистикой холодного оружия не поспоришь, – кивнул Семён.

– Дух сильнее любого оружия, – напомнил Игорь Тимофеевич.

– Я чувствую, когда в цель попаду, хотя пуля ещё в стволе, словно мне винтовка сама это сказала, – чуть слышно сказал Илья.

– Это можно интерпретировать и по-другому. Когда ты готов, натренирован. Подчёркиваю, не самоуверен, а именно готов. Тогда и твои органы чувств работают без ограничений. Вы обязаны чувствовать попадёте в цель или нет. Обладая таким чутьём и имея только одну пулю можно поразить врага, но, к сожалению, многие приберегают её для себя, – сказал Игорь Тимофеевич.

– Если дух это главное, то нам не надо искать заговорённое оружие. Нам надо найти другой способ решить вопрос, – словно прозрев, сказал Даник.

– Верно! Но с шашкой-саморубкой это было бы сделать легче! Давайте попытаем судьбу. У меня такое предчувствие, что мы найдём эту самую шашку в пещере, про которую толкует Семён, – сказал Илья.

– Хорошо. На этом и порешим. А сейчас спать, – сказал наставник.

Когда утром администратор гостиницы щуплый паренёк встретил спортивные фигуры в холле, он не стал поднимать вопрос об оплате этим бравым мужчинам, которые видимо, провели ночь на полу арендованным братом с сестрой двухместного номера.

«Может они родственники. Было бы здорово, если не вернуться. Или вернуться, но не в мою смену. В любом случае меня это не касается» – успокоил он себя.

Даник остался присматривать за сестрой и притворился, что ни каких ночных посетителей не было. Имелся риск, что Алла может во сне проболтаться. Он кропотливо старался выведать у сестры дополнительную информацию о мире гномов.

Тем временем УАЗ Пикап цвета хаки нёсся по серпантину в сторону Сочинского ландшафтно-карстового комплекса. Предусмотрительный наставник имел в своей машине два комплекта альпинистского снаряжения. По пути шло интенсивное обсуждение, что может понадобиться в пещерах, ведь они не собираются прогуливаться по территории Сочинского национального парка и пользоваться облагороженными участками тропы маршрута. Более того температура в пещерах не поднимается более десяти градусов тепла. Дополнительная одежда у ребят была, а вот налобные фонари пришлось приобрети.

Рейтинг@Mail.ru