Litres Baner
Ингредиент Кадет

Евгения Ляшко
Ингредиент Кадет

– Я думал, что освоив, одну из древнейших профессий буду лучшим воином. А теперь понимаю, что ещё одна древняя профессия тоже просто жизненно необходима, – сказал Игнат младшему брату.

– Это ты о чём? – задумался Олег.

– Хочу научиться готовить как настоящий повар. Очень полезные навыки для каждого, – невольно хихикнул Игнат.

Гена решил предвосхитить ожидания царевны и уже к полднику ей подали яблочный пирог с компотом из ягод шиповника. Ужин был из овощного супчика с галушками и ленивых вареников из творога. На завтрак у царевны была яичница глазунья с помидорами и зелёным луком. На обед, за ночь замаринованный под гнётом в чесноке цыплёнок был зажарен и подан с картофельным пюре. А на закуску были пирожки с картошкой, капустой и грибами. На полдник Генка приготовил свои знаменитые блинчики и подал их с малиновым вареньем и сметаной. За выпечку хлеба Гена браться не стал. «Кто его знает, как тут дрожжи сработают» – думал он. Пожарил пышек и лепёшек на кефире, чем также восхитил царскую особу.

Радости царевны просто не было предела.

– Проси что, хочешь, только оставайся у меня поваром. Жить будешь, бед не знать. Я рыбку люблю разной, жду теперь, когда меня побалуешь, – сказала царевна Сильва после очередной трапезы.

– А ротонда у вас имеется? – с невинным видом спросил Гена.

– Что это? – удивилась царевна Сильва.

– Это чтобы рыбу коптить, конструкция такая, – пояснил Гена.

– Нет. Но можно раздобыть, если надо, – нахмурилась царевна Сильва.

– Так я вам рыбки могу в этом приготовить. Как же мне показать своё умение без ротонды. Её построить надобно. Рыба и другие всякие деликатесы будут – просто пальчики оближешь, как получится. Хотите, нарисую? Может у вас есть, только вы её по-другому называете? – стал нахваливать Гена ротонду и предлагать варианты её поиска.

– Нарисуй, коли умеешь, – согласилась царевна Сильва.

Гена быстро схватил припасенный уголёк и на полотенце нарисовал ротонду, насколько смог, соблюдая пропорции. Внимательно посмотрев чертёж, царевна Сильва обратилась к одному из своих генералов: – Есть у нас такое?

– Ни как нет. Но у соседа Полянина имеется, – доложил служивый.

– И они умеют ей пользоваться? – вкрадчиво спросила царевна Сильва.

– Не имею данных по этому, – отважно заявил генерал, понимая, что может схлопотать. Но знал, что если потом дознается царевна Сильва, то ещё хуже будет. Правда всегда на свет проявляется, как ни крути.

– Так узнайте, и поживее! – приказала царевна Сильва.

– А как нам разобрать правильно, а ли нет, они эту ротонду используют? – спросил генерал.

– А вот, берите их с собой и разведайте, что к чему! – незамедлительно прозвучал новый приказ царевны Сильвы.

Она так осерчала, что у царя Полянина есть то, чего нет у неё, что готова была снова питаться только со скатерти-самобранки лишь бы не уступить ему в чём-то.

Вот так нежданно негаданно, кадеты со своим учителем снова оказались на пути к царю Полянину, однако в этот раз им была предоставлена крытая карета с кучером. Из сопровождения с ними была также пятёрка конников, возглавляемых генералом Святославом, тем самым, который по приказу царевны отправился выполнять задание.

– И что мы, скажем, царю Полянину? – поинтересовался Даниил.

– Ну да, сказать, что его прислала его зазноба, у которой нет такой конструкции нельзя. Генерал Святослав меня уже проинструктировал, – задумчиво протянул Гена.

– А какие ещё он наставления дал? – спросил Борис Иванович.

– Мы поселимся на постоялом дворе. Он с конниками будет ждать, когда нас конвоировать обратно. Мы можем представиться поварами и также попробовать закоптить рыбу в ротонде, – пожал плечами Гена.

– А почему ты не спросил о той лесной ротонде? – сказал Игнат.

– Даже не знаю. Сначала намеревался. А потом понял, что как я им объясню, что знаю о ней, – ответил Гена.

– У меня такое ощущение, что чтобы мы сейчас не придумали, опять будем потом наспех что-то сочинять, – улыбнулся Олег, вызвав кислые улыбки у присутствующих. Незнание сильно настораживало и беспокоило, но обстоятельства складывались таким образом, что предугадать их не представлялось возможным.

– А знаете, так даже интереснее, – неожиданно сказал Игнат.

– Ты чего это? – уставился на него Даниил.

– Я так стремился упорядочить всё вокруг себя и делать всё по расписанию, что сейчас кажется, впервые живу по-настоящему, когда жизнь преподносит такие сюрпризы, – улыбаясь, обескуражил всех Игнат.

– Интересное наблюдение, – закивал головой Борис Иванович.

– И как нам помогает это наблюдение в сложившейся обстановке? – недоумевал Даниил.

– Очень просто. Пора расслабиться и действовать по обстоятельствам. Импровизировать, то есть, – сказал, вдруг повеселевший физик.

– Знаю я одного неплохого импровизатора, – с важным видом сообщил Гена, выпятив грудь колесом и тыча в неё пальцем, чем рассмешил даже всегда серьёзного Даниила.

– А давайте их помирим, – внезапно предложил Олег.

– Ты о ком этом? – спросил Игнат.

– Сильва и Полянин своим соперничеством уже порядком всем надоели. Я слышал, как конюх сказал нашему кучеру, что от их любви все страдают. Может надо разобраться, что именно они не поделили и тогда спокойно изучить имеющиеся ротонды и домой наконец-то отправиться, – ответил Олег.

– Ты что хочешь сватом подработать? Тогда вы с Генкой великолепная парочка будите, – засмеялся Игнат и тут же посерьёзнев, добавил: – Почему нет? Разберёмся в чём дело, может и не придётся ротонды в коптильню для рыбы переделывать, как некоторые предлагают.

Игнат подмигнул Гене и тот закивал головой: – Я думаю, что Олег предложил великолепную идею. Надо только будет понять, как всё обустроить.

– Прибыли! – послышался голос кучера, и разнообразные мысли снова помчались в их головах.

Глава 9

Генерал Святослав зашёл в выделенные им на постоялом дворе комнаты с девушкой лет шестнадцати. Кадеты и учитель удивленно уставились на красавицу.

«Это какое-то сказочное место. У них все девушки прелестны. Косметики на лице нет, а краски так и играют» – подумал Гена, захлопав ресницами от удовольствия и растянувшись в детской улыбке.

– Знакомьтесь, это Пелагея, дочь хозяина. Если какие-то срочные дела, то родители наказали к ней обращаться. За раз письмо или сверток, какой доставит, куда надо в городе, – представил он юную чаровницу, которая ковыряла носком башмака из телячьей кожи порожек и демонстрировала полное отсутствие интереса к очередным постояльцам. Её платье из плотной сиреневой ткани дополнял короткий коричневый кафтан с меховой оборкой, что напомнило о неминуемо приближающейся осени.

– Премного благодарны, – галантно отреагировал с легким поклоном Борис Иванович.

А Генка подскочил со своего места и пристал к Пелагее как банный лист, раздавая комплименты, пока та наконец-то не зарделась и не сказала ему: – Коли сватов хочешь присылать, так это к отцу, а меня хватит смущать я на посылках тут.

К тому времени генерал уже вышел из комнат, а Гена, ещё раз оглядевшись, сказал: – Ты прости меня, если я не прав. Вопрос у меня к тебе. Ты, наверное, здесь всё про всех знаешь. Не подскажешь ли почему вражда между царем Полянином и Лесной Царевной?

– Отчего же не подсказать. Расскажу. Давно это было. Я тогда ещё на посылках бегать не могла. Лесная царевна рано осталась без родителей и к ней повалили женихи, давили на то, что одной ей негоже быть, а то завоюет ещё кто государство. Раньше ведь не было государств таких крохотных. Было одно единое большое проживание свободных людей, которые власть не как цари своим наследникам передавали, а выбирали на совете мудрых. Так они и этак подходили к царевне, а потом один жених решил её завоевать и с войском пришёл. Но наш царь Полянин по-соседски не допустил нападения. И думал, что она из благодарности за него замуж пойдёт. Она согласилась. Видно было, что по сердцу они друг другу пришлись. Люди радовались. Войны избежали, да свадьба скоро. Но тут встал вопрос, где им вместе будет лучше жить. У неё в лесных угодьях или у него на равнине. Да так заспорили, что стали сравнивать у кого что лучше и у кого подданные умнее. В пылу ссоры она так сказала нашему царю, что если и надо оценивать его умственные способности так это только по тому какой народ у него живёт. Коли дураки все, так и дурак ими управляет. У них же там, в лесу факультеты разные есть в Академии. Чему только там не учат. Только теперь нашим молодцам дорога туда заказана. Попробуй только, скажи, что захотел в Лесной Академии учиться, можно и проблем для себя и семьи приобрести, – поведала Пелагея.

– Ого! А сама то что, хотела бы тоже там учиться? – спросил Гена.

– Я-то. Ну, так если по секрету сказать, то да. Вы меня только не выдавайте батеньке, – шёпотом сказала Пелагея.

– А ты знаешь, что мы от царевны Сильвы прибыли? – спросил Игнат.

– Знаю. Все знают. У нас же соглядатаев много. Вы только про свою коптильню заикнулись, а наш царь Полянин уже приказал в своём купольнике её обустроить. Чуть было полгорода не сожгли сегодня, пока с ней возились. Разрушили они её, в общем. Чтобы не посрамиться, что не знают, как с ней сладить, – заговорщицки поведала Пелагея.

Кадеты сидели с удрученным видом. Глаза физика казалось, вылезут на лоб от таких новостей, он аж за сердце рукой схватился от местных нравов.

– Что ж, теперь хоть что-то прояснилось, – сглатывая после каждого слова, вымолвил Даниил.

– А как нам в Китай-город попасть? – неожиданно спросил Гена.

– Так я вас проведу, – улыбнулась Пелагея, накидывая платок на голову и пряча свою русую косу.

– А зачем нам туда? – спросил Олег.

– Утепляться будем, да подарочек царю поищем, – ответил Гена.

Следуя за шустрой спутницей, кадеты шли, разглядывая город царя Полянина, который тоже был сказочно разукрашен, как и дворец Лесной царевны, только здесь преобладали белые и синие узоры, напоминавшие полевые цветы и больше встречалось каменных домов. Борис Иванович остался отдыхать на постоялом дворе. Сказывался возраст. Да и попросил он время на раздумье, чтобы коптильню, если придётся делать, то хоть чертежи подготовить.

 

– Пелагея, а как к царю можно в гости попасть? – спросил Олег, когда они проходили мимо царского дворца.

– А на что он тебе? – спросила Пелагея.

– Охота посмотреть, – в такт ей ответил Олег.

– Так смотри, вон он на коне белом едет, – махнула она рукой куда-то вправо.

Кадеты устремили взор, куда показывала Пелагея. Да это был настоящий царь. Высокая статная фигура восседала на резвом жеребце. Белый расшитый золотом плащ ниспадал с его мощного тела, прикрывая часть попоны лошади, которая грациозно вышагивала в золочёной сбруе.

Видя, как гости уставились на царя Пелагея прошептала: – На царских особ так смотреть не принято. Поклонитесь и пойдёмте. Я если, что вам надо расскажу.

С трудом оторвав взгляд от царя Гена восхищённо сказал: – Вот это я понимаю царь. Сразу видно правитель.

– От очень разумен, трудолюбив и настойчиво достигает того, что задумал. Наш царь чрезвычайно восприимчив к знаниям, обладает прекрасной памятью. У него широкое поле деятельности и везде он может блеснуть умом, – с гордостью высоко вскинув голову, сказала Пелагея и с грустью добавила: – Он также доброжелателен, но себялюбив.

– К такому просто так и не подойти, – почесал затылок Гена.

– К царю с подношением идти надо, но таким, чтобы оно любо ему было, – подсказала Пелагея.

– А что ему любо? – спросил Игнат.

– А кто ж его знает? Он же царь, у него всё есть, – поджала губки Пелагея.

– Мы же в Китай-город идём, вот там-то подарок и разыщем, – сказал Олег.

– Разыскать, может, и разыщем, да вот только оплачивать как будем? – проворчал себе под нос Даниил.

Гена услышал его вопрос и потряс кошельком: – Вот, нам тут на расходы пожаловали!

– Генка да прямо-таки добытчик какой-то! Я не устаю тобой восхищаться! – всплеснул руками Олег.

Довольный собой Геннадий, важно приподнял подбородок и сказал: – Да, я такой! Самый нужный!

– Конечно самый нужный! Без тебя бы мы в такие приключения не попали бы! – засмеялся Олег, хлопнув одноклассника по плечу, но Гена ни капельки не обиделся, а лишь шире улыбнулся.

Китай-город встретил гостей пёстрыми лавками с расставленными повсюду товарами. На входе приятно пахло свежеиспеченными кренделями, и стоял стойкий аромат мёда и каких-то травяных напитков.

– Мне здесь нравится! – сказал Олег.

– Подожди, ты ещё не видел лавок с диковинками, – сказала интригующе Пелагея.

– Тогда веди нас к ним. Царю подарок будем выбирать! – скомандовал Геннадий.

Лавки с чудными вещицами представляли собой тупик улицы, где в нескольких двухэтажных зданиях на открытых прилавках лежали различные вещи. На вторых этажах располагались покои купечества, из резных окошек которых на улицу смотря, сидели девицы на выданье, словно горшочки с цветами. Продаваемые вещички выглядели мило, но узнать, как они работают и для чего служат, можно было, только пообщавшись с купцом или другим торговым людом.

Прослушав первые описания товаров, кадеты переглянулись друг на друга, а Игнат сказал: – Это что местные коммивояжёры, которые предлагают куском мыла удалить любую грязь, поместить в огромный сундук на колёсах весь гардероб или развлечь ребёнка заводной игрушкой? Где настоящие диковинки?

– Ага, точно, это типа барахолки с сувенирами базарчик, – высказался Даниил.

Услышав, восклицания недовольных покупателей один купец спросил: – А чем господа интересуются? Ценный товар на виду не лежит, о нём спрашивать надобно.

– Ищем мы ротонду особую, – отозвался Игнат, пристально всматриваясь в купца, который не внушал ему доверие своим видом.

Купец худой, щуплый мужичок с жидкой бородкой и свиными бегающими глазками противно захихикал: – И сколько вы готовы за неё заплатить?

– А сколько есть, столько и заплатим, – щедро ответил Гена, показав кошель, туго набитый монетами.

– Я покажу вам гравюры ротонд, а вы выберите ту, что вам по душе придётся, – хмыкнул купец, доставая что-то по типу каталога или портфолио с черно-белыми рисунками на рисовой бумаге.

На рисунках были изображены однотипные ротонды, казалось, они отличались только местностью, в которой находились.

– Вы хотите сказать, что можете такую ротонду сюда доставить или нас к ней повезёте? – спросил Даниил.

– Вас к ней дешевле будет отвезти, – хихикнул купец.

– Мы согласны. Вези нас к ближайшей, – сказал Гена.

– А мне как с вами идти или в гостиницу возвращаться? – спросила смущённо Пелагея.

– Давай с нами, – улыбнулся ей Гена, и Пелагея засияла, словно весеннее солнышко.

До ближайшей ротонды был час пути. Кадеты прикинули, что если это то, что они ищут, то потом с Пелагеей вернуться на постоялый двор и с Борисом Ивановичем определятся, как им быть дальше.

Когда ротонда стала просматриваться на горизонте, сердца у ребят забились сильнее. Даже издалека было понятно, что это именно то, что они ищут. Однако тут произошло не предвиденное. Купец, доставив их к ротонде в карете забрав оплату, оставил их там. Лишь сказав на прощанье, что за отдельные деньги готов привезти их обратно в город, а поскольку они уже были без денег, то и договариваться не о чем.

– Обидно конечно и досадно, но делать нечего. Тут примерно час пути на гружёной лошади, было, значит, за пару часов до города доберёмся, – сказал расстроенный поведением купца Гена.

– А может, на ротонду хоть одним глазком поглядим? – спросил Олег.

– Поглядим, – ответил Даниил и зашагал к центру ротонды.

Братья тоже зашли вслед за Даниилом и стали рассматривать узорчатые вазообразные колонны точь-в-точь такие же, как они, когда-то сами складывали во дворе дачи физика. Гена протянул руку Пелагее, приглашая её подняться на платформу ротонды.

– А какую ты песню тогда спел? – спросил Даниил, обращаясь к Гене.

– Тра-та-та, тра-та-та, мы везём с собой кота, – быстро протараторил Гена.

– И это вы песней зовёте? – удивилась Пелагея.

– А что, по-твоему, это не песня? Там ещё слова есть, просто я сейчас не в голосе – смущённо сказал Гена.

Пелагея поняла, что из-за неё Гена стесняется петь и затянула легкую песенку тонким девичьим голосом:

Голубок летит, летит,

Да ворон считает.

Деток голубок моих

Славных охраняет.

Спрячутся вороны

От такой напасти.

Голубки персоны

Все червоной масти.

Красный голубочек

Ты для нас дружочек.

Что для деток нам принёс

Родный голубочек?

Я принёс вам весточку,

Весточку от Солнца,

Будет тёплою весна,

расцветёт в оконце!

И-и-и-х!!!

Вдруг воздух вокруг ротонды словно качнулся, и она как будто окунулась в дымку, которая через мгновение, рассеявшись, представила перед подростками берег синего моря.

Глава 10

– Кто-нибудь успел понять как эта ротонда нас телепортирует? – слегка гневаясь, спросил Даниил, смотря по сторонам, где кроме береговой линии слева и утёса справа, поросшего соснами ничего не было видно.

– Мне кажется это связано со звуковыми волнами, – предположил Олег.

– Звуковая волна? – уставился на брата Игнат.

– Два раза это совпадение, а три раза это уже будет система. Но мне всё равно кажется подозрительным, что после высоких нот, которые тогда издал Гена со своим «тра-та-та», а сейчас Пелагея с её «И-и-их» – запускается процесс перемещения, как будто мы называем пароль, – рассуждая, ответил Олег.

– Ему что моё исполнение не понравилось? – расстроилась Пелагея.

– Ну что, что ты! Благодаря тебе у Олега появилась мысль, как эта штуковина работает, – рассмеялся Гена.

– Тогда я ещё раз могу, – хотела затянуть песнь Пелагея, но Генка вовремя прикрыл ей рот своей ладонью.

– Не спеши, пожалуйста, нам нужно ещё немного времени подумать,– ласково сказал он.

Ротонда мало чем отличалась от той, что была в лесу и от той, к которой привёз их хитрый купец. Но какое-то едва уловимое различие между ними всё-таки было. Даниил начал делать зарисовки.

– Хорошая идея. Здорово, что Даня никогда со своим блокнотом не расстаётся, – обрадовался Игнат.

Когда Даниил срисовал ротонду, он сравнил её с той, которую они построили в Краснодаре, и сделал следующее открытие: – Я понял, чём они отличаются! Количество зубцов имеет разные углы преломления и длину. Это разные частоты, если так можно выразиться. Как будто это их точки координат запечатлены.

– Ты хочешь сказать, что это какая-то сеть транспортировки, как метро? – предположил Игнат.

– Отличный образ. Да похоже на принцип метро. Сели на одной станции и бах, переместились на следующую точку маршрута, – кивнул Даниил.

– Интересно это кольцевая линия метро или мы доберёмся в какой-нибудь конец света? – спросил задумчиво Олег.

– Надо пробовать, – пожал плечами Даниил.

– Вот теперь пой! – сказал Гена Пелагеи, которая тут же затянула свою песню.

Однако ничего не происходило. После четвёртого повтора, Даниил попросил остановить пение.

– Что-то мы сейчас делаем по-другому, надобно ещё обдумать, – сказал Даниил.

– Вы как хотите, а я на голодный желудок думать не умею, надо отобедать, – сказал Гена.

– Предлагаешь пойти наловить рыбы, – сказал Игнат, вглядываясь в сосновый берег и думая уже как смастерить удочку.

– Зачем же. Всё припасено, – хитро сказал Гена и вынул из-за пазухи скатерть-самобранку.

– Ты что украл её в поварне? – уставился на него Олег.

– Почему украл? Позаимствовал. Мы же по заданию царевны Сильвы в путь отправились, а это нам на дорожку весьма полезная вещь, – улыбнулся Гена.

– В этот раз я соглашусь с Геной. Давай разворачивай уже, есть охота, – сказал Игнат, подмигнув младшему брату.

Гена постелил в центре ротонды скатерть, и кадеты вместе с Пелагеей усевшись на ступенях, принялись за еду. Каждый ел, молча вглядываясь в морскую гладь.

«Как дома на каникулах, когда выезжаем на Чёрное море» – тоскливо припомнил Олег.

«Неужели мы так и будем, как кузнечики прыгать пока не состаримся» – думал Гена, не забывая улыбаться Пелагее, которая в свою очередь тоже то и дело бросала на него приветливые взгляды.

«Кому что, а Генка уже невестой обзавёлся» – смотря на их перемигивания, подумал Игнат.

Только мысли Даниила были глубоко погружены в составление схемы отправки группы с синхронизацией запуска пароля ротонды.

– Смотрите, там кто-то идёт, – тихо сказала Пелагея, заставив всех кадетов отбросить любые мысли и вскочить со своих мест.

По берегу моря, таща за собою рыболовную сеть, еле плёлся старик.

– Здравствуйте! А где ваша рыбка золотая? – спросил Гена.

– Какая такая рыбка? Есть что ли хочешь? – удивился старик.

– Не всякий водитель дорогой иномарки её владелец, она ещё и в кредит может быть взята и парня пожалеть за большие долги нужно, а не завидовать. Так и здесь не всякий старик с неводом имеет золотую рыбку, – усмехнулся Игнат.

– Может он её просто ещё не поймал, – не унимался Генка.

– Будем, ждать пока поймает или дальше пойдём? – спросил Олег.

– А куда идти то? – спросил Даниил.

– Сынки, а что заспорили? Подсобите мне, а я вас накормлю, и может, тоже вам пригожусь, – сказал старик.

– Присаживайтесь к нам за стол, и говорите, в чём помощь нужна? – сказал Игнат.

Старик подкрепился и, улыбнувшись, сказал: – Спасибо вам молодые люди. А дело, у меня к вам вот какое. Лодка моя прохудилась. Раньше на ней в море выходил и уловы были такие, что часть на рынок носил, а теперь вот совсем худо стало. Еле на пропитание со старухой хватает, – сказал старик.

– Видишь, у него и старуха имеется, – буркнул Генка.

– Конечно, поможем. Где ваша лодка, показывайте, – отозвался Игнат.

Сразу за утёсом на берегу стояла большая старая лодка. Ремонт деревянной лодки для людей, которые умеют работать руками является посильным трудом. Обговорив с хозяином, как он её строил, и что он хочет заменить, кадеты в два счёта справились с поставленной задачей. У старика уже были подготовлены доски. Вместе они заменили прогнившие на новые. Законопатили и промаслили сосновым варом, который старик приготовил из сосновой смолы с примесью с каменного угля.

– Спасибо сынки, уважили старика. Чем я вам могу помочь? Как вас отблагодарить-то? – сказал старик, когда работа была закончена.

– Отец, а не подскажешь нам для чего ротонда, вот эта на берегу стоит? – спросил Игнат.

– Эти ротонды связаны в целую сеть, которая имеет имя ангарион. Когда я был маленьким, мой дед рассказывал, как ему его дед рассказывал, что некогда была такая почтовая служба. С помощью, таких конструкций особые гонцы перемещались по всей обширной территории государства, связывая столицу с отдаленными провинциями и поддерживая регулярную информационную связь. Сеть ротонд была построена раньше когда-то древними, когда царства не делились бесконечно между детьми царей, а власть была выборная в одной могучей империи, – сказал старик.

 

«Ого, древняя транспортная система телепортов по принципу метро» – почесал затылок Гена.

– А знаете, как этим пользоваться? – спросил Даниил.

– Дед говорил, что все гонцы имели голоса как у ангелов и с песней прилетали и улетали. Это всё что я знаю, – развёл руками старик.

Поблагодарив старика, кадеты вместе с Пелагеей, которая всё это время, не переставая наблюдать за чудными постояльцами, была рядом, вдруг встрепенулась: – Ох и достанется же мне от отца с матерью, что на целый день убежала.

– Не достанется, мы скажем, что ты нам город показывала, – успокоил её Геннадий.

Снова окружив ротонду, кадеты задумались.

– Нам нужно разобраться, как это работает, – сказал Даниил.

– Мы дважды переместились в разные места, маловато статистики, – сказал Олег.

– Давайте запишем всё, что так или иначе могло быть не учтено. Например, где находилось солнце, в какой части север, юг и так далее, – предложил Даниил, доставая свой блокнот.

Скрупулёзно восстанавливая в памяти события последних дней, кадеты составили короткую справку. Вероятно, каждая колонна ротонды располагается по концам света. Высокий голос мужской тенор или женский сопрано запускает программу в работу, которая и осуществляет перемещение, находящихся в ней людей. Предположительно, из какой колонны издаётся пароль в ту сторону и происходит транспортировка. То есть из Южной колонны можно попасть южнее по карте. Однако их попытки в перемещении почему-то не имели успеха. Они всё ещё были на морском берегу. Думая позаботится о ночлеге, они отправились к старику. Но в его небольшой избушке места было мало. Он вывел их на дорогу, которая вела в крупный город, где старик торговал рыбой.

– Глазом моргнуть не успеете, как в городе будете, так он близко, – увещевал старик.

Уже темнело, а города всё не было видно.

– Неужели мы свернули, где-то не туда? – обеспокоенно спросил Гена, оглядывая степную местность, через которую они проходили.

– Кто его знает, может, надо было рядом с ротондой заночевать. А сейчас мы вообще не понятно где. Одна радость, что еда есть, – ответил Игнат.

– Там что-то блестит, – показала в сторону поля Пелагея.

– И в правду! Может там фермер, какой живёт. Давайте на ночлег попросимся? – предложил Даниил, и уставшие ребята свернули с прямой дороги, направившись на огонёк.

Они вышли на мельницу уже, когда совсем стемнело. Добрый мельник, приютил их, устроив ночлег на сене в огромном сарае, но разочаровал тем, что до города проводить не сможет. Его сыновья отправились на военную службу, а он не рассчитал своих сил, и какой бы не была тёплая осень, но он рискует не собрать урожай из поля и оставить своих животных на зиму без припасов.

– Может, мы мельнику поможем, а он нас в город отведёт? – уже засыпая, предложил Олег.

– Я согласен, а то мы опять заблудимся, – зевнул Даниил.

Больше ответов не последовало, остальные уже спали.

– А что мельнику надо? Что он ещё с поля не убрал? – спросил Даниил.

– За зерно какое-то упоминал, – ответил Олег.

– Если он только руками да серпом орудует, то не успеет ни при каких условиях. Это место по климату гораздо южнее находится. Мы не замёрзли, да и Пелагея свой кафтанчик сняла. Но мельник прав, дорог каждый день. Если дожди начнутся, то он всё потеряет. У меня отец на комбайне полжизни проработал. Любые зерновые это всегда как хлеб надо расценивать, то ли для человека, то ли для скотины на пропитание пойдёт. Мы, как ни как сыны Кубани и кому как не нам знать, что такое уборочная страда. Так распереживался, что аж сон как рукой сняло, – сказал Даниил, каким-то тёплым голосом, которого раньше от него слышать не приходилось.

– А давай комбайн соберём! – неожиданно предложил Олег.

– Из чего? – подпрыгнул, заинтересовавшись идеей, Даниил.

– А вон смотри, сколько всякого дерева и досок здесь припасено. Телега огромная стоит. А там плуги, вилы и ещё какой-то инвентарь имеется. Я думаю, мельник обрадуется такому помощнику, – ответил Олег, указывая в правый угол сарая.

Рейтинг@Mail.ru