Славная Галя, или Новогоднее желание

Евгения Ивановна Хамуляк
Славная Галя, или Новогоднее желание

Галя уныло опустила голову.

– А что я могу?

– Я – твое Новогоднее Желание и, если ты захочешь, могу исполнить любую просьбу, – деловито начала прозрачная Галя, – например, я могу чихнуть на твоего Вовку волшебным чихом, и он заболеет свинкой. Весь покроется розовыми прыщами, Новый год проведет дома с температурой и обязательно пропустит елку и встречу с Дедом Морозом.

Волшебная Галя захлопала в ладоши от своего дерзкого плана.

– А еще я могу, – хитро прищурила глазки-бусинки девочка – Новогоднее Желание, – превратиться в привидение и напугать Вовку, и весь Новый год ему будет не до веселья. А если он кому такое расскажет – все будут считать его вруном и трусом, – расхохоталась мнимое привидение, а Галя робко заулыбалась в ответ.

– Понимаешь, Галька, на хорошее надо отвечать добром, а вот на плохое – по справедливости, – строго помахала прозрачным пальчиком девочка. – Еще я могу забраться к Лизке-зануде и Катьке-забияке и нашептать им на ухо Вовкины секреты: и про то, как он кошку обижал, и про то, что цветы обожает нюхать, словно девчонка, и что слюни ночью пускает, и зубы лечить боится, воет, как белуга, и про враки его: вырванные страницы в дневнике, прогулы да двойки. В общем, мало не покажется! Ух, и ждут его новогодние подарочки – ремень да угол…

Галя прикусила губу, сдерживая улыбку, и густо покраснела, а Новогоднее Желание, завидев румянец, еще сильнее возгоралось:

– А еще я этих вредин-говедин Лизку с Катькой заражу скарлатиной. Посмотрим, как они теперь посмеются над нами, – расхохоталась волшебная Галя, падая на пол от смеха, – собачкой залают кумушки-голубушки! Гав-гав-гав! Тяф-тяф-тяф! – и так смешно залаяла, представляя, как сплетницы будут браниться, что Галя тоже рассмеялась, окончательно забывая про обиду.

Так они и продолжали хихикать над новыми идеями жестокого отмщения.

– Не знают они, бедненькие, с кем связались?! Не знают, на кого напали! Ну, ничего, попросят еще прощения, глупенькие, – раззадоривалась волшебная Галя, – придут с повинной головой, как миленькие. А мы им – от ворот поворот! – И гордо так руки на груди скрестила, подбородок вверх выставила, губы трубочкой вытянула, хитрыми глазами туда-сюда зыркая.

– Не надо… – невесело протянула Галя и тихо улыбнулась. – Не надо скарлатины со свинками. Я сама в прошлом году лежала с температурой, мама две ночи не спала, волновалась. А потом еще медсестра приходила целую неделю уколы в попу делала. Ох, как неприятно!

И только она это сказала, как входная дверь отворилась и в проеме показался папа, весь заваленный кульками мандаринов, подарочными коробками и цветами, а волшебная Галя тут же исчезла, будто ее и в помине не было.

Галя, завидев папу, бросилась к нему на шею, да так и повисла там еще одним тяжеленьким кулечком третьего «Б» класса общеобразовательной школы номер два. Папа слегка опешил от такого радушного приема, но, почувствовав неладное в объятиях дочери, аккуратно положил цветы, поставил коробки на пол, и все так же держа на шее повисшую дочку, понес ее в комнату, где стояла елка. Галя не плакала, просто крепко держалась за теплую большую шею отца. Слезы давно высохли, плакать не хотелось, было просто печально.

– Галчонок, что случилось? Тебя кто-то обидел? – участливо спросил отец, и в голосе его чувствовалась такая теплота и спокойствие, что Галя сразу же рассказала ему всю правду. И как только она закончила свой горестный рассказ, ей вдруг стало так хорошо, будто она сняла с плеч свой тяжеленный рюкзак, груженный учебниками.

Рейтинг@Mail.ru