Маяк 1917

Ева Крылова
Маяк 1917

Часть 1

1

– Вы слышали что-нибудь этой ночью?

– Вы говорите о выстреле, не так ли? Кто его не слышал.

– Вы знали убитого?

– Увы, не приходилось общаться. Боюсь, я не принесу прогресса вашему делу, сэр.

– Вы можете сказать, в каком часу прозвучал выстрел?

– Думаю, это произошло часов в пять утра, да… Мой кот как раз будит меня в это время. Выстрел случился после того, как кот запрыгнул мне на спину.

– Спасибо, юная леди. Как Ваше имя?

– Сара. Сара Паркер.

– Что ж, Сара Паркер, простите за беспокойство.

– Удачи Вам, сэр.

Неплохо. Даже не волновалась. Почему, интересно, не спросили документы? Но это лишь сыграло мне на руку. А то пришлось бы выкручиваться.

Меня зовут Майя Франц. Мне 20 лет. И я правда не знаю, что конкретно произошло в соседней квартире. Там были две девушки и вот этот бедняга. Они убежали. Одна – шокированная и растерянная, а вторая – спокойная, с пистолетом в руке. Она тянула за руку испуганную. Интересно, было ли это ее первое убийство?

Как я оказалась на лестничной площадке в ненужный момент? Люблю безлюдные улицы.

Меня часто посещает мысль о том, смогла бы я убить человека. Если придется, то выстрелю в сердце. Хотя бы труп будет выглядеть более-менее красиво. Кажется..?

Я пишу эти заметки, крича о внимании. Меня устраивает одиночество. Однако человек все же существо социальное.

Не подумайте, что у меня вовсе нет друзей. Они есть. Но так случается, что друзья эти взрослеют, разбегаются по разным университетам, начинают работать, попадают в новые коллективы, крутят романы… и прочее-прочее в таком духе. Безусловно, я рада за них, за то, что они довольны и счастливы. Только вот есть в этом «новом уровне жизни» некий минус – все прошлое катится в никуда: люди ненароком отдаляются. Не всегда, но в большинстве случаев. Вот и с моим «прошлым» происходит то же самое. Связь пока никуда не исчезает. Правда, можно ли ее все так же называть крепкой? Тут то и оно.

Но самая абсурдная штука в том, что эти записи все равно читаться не будут. Так а каком внимании может идти речь? Если только однажды я не оставлю этот блокнот на столике какого-нибудь кафе, и кто-нибудь его заберет себе и из любопытства все же заглянет за пределы черной обложки, сняв препятствующую полоску такой же черной резинки. Помнится, в одном комиксе парень оставил рулон своей рукописи в туалете, считая ее полной бездарностью, и в тот же день в ту же кабинку зашел один известный издатель. Невероятная удача.

Стоит ли мне рассказывать о себе? Ну, пусть будет немного. Я люблю сны. Не знаю, есть ли такая профессия – расшифровщик снов. Этим, наверное, занимаются психологи или психотерапевты. В любом случае – я ни тем, ни другим не являюсь. Всего лишь получаю образование на факультете романо-германской филологии. Много времени уделяю художественной литературе и комиксам. Люблю своих питомцев: кота Шона и кошку Ширу.

2

Есть у меня один друг. Гектор. Живет в другом городе. Но раньше он жил здесь. Мы познакомились в школе, совершенно случайно, как это обычно и бывает. Он уже заканчивал школу, а я была в классе на год младше. И так было угодно судьбе, что он пришел исправлять алгебру в то время, когда преподаватель был занят нашим классом. А меня еще и к доске вызвали. Вот тут-то он меня и заметил, этот Гектор. Смелый парень, нашел мою страницу в сети и стал писать. Смешные вопросы всякие задавал. Было забавно. Так и сдружились. Только написал он вовсе не из желания стать мне «просто» другом.

– Ты мне нравишься.

– Не может быть. И часа не прошло.

– Время тут роли не играет.

Завтра я смогу с ним встретиться.

В городе N, где, собственно, и обитает Гектор, завтра вечером свершится мировое для меня событие – наконец услышу музыку своей любимой группы вживую. Ждала этого с одиннадцати лет. Мечты сбываются, рано или поздно. Если они, конечно же, стоят в пределах разумного. У меня же, в основном, они превышают лимит. Наверное, поэтому мое естественное выражение лица всем кажется грустным. Однако завтра мир обещает перевернуться.

3

Город N не так уж и привлекал меня раньше. Ездили туда с классом однажды, когда мы были еще совсем несерьезными. Но теперь я вижу его абсолютно иным. Вышли с аэропорта. Время – 7:20. Весь день можно заполнить приключениями. Какой же он другой, этот город N. А еще такой просторный. Он вместит в себя четыре города Х, откуда прилетел мой самолет. Едем в автобусе. Проезд здесь дороже.

Гектор живет на другом конце города. Долго ехать на метро, до конечной станции голубой ветки. На метро мы катались много, ездили туда-сюда. Говорили мало, совсем. Гуляли по улицам, в основном центральным. Ели в различных новых для меня заведениях. Ходили в кино. И только изредка смеялись. В основном наслаждались тишиной. И погода лучше идеальной, если можно так сказать. Пасмурно и без ветра. Все чудесно, словно город меня ждал. Это, конечно же, не так, но почему бы не поставить себя в центр вселенной хоть на секунду?

И вот я уже стою у сцены, жду начала. Почти вся аудитория – представители старшего поколения. Не вписываюсь в картину. Группа существует уже достаточно долго, может, поэтому не привлекает молодой слух. Ноги гудят, но это неважно. Люди сумасшедшие и глупые. Готовы задавить ради места у самой сцены.

Наконец, событие началось. Вышла группа разогрева. Я и забыла, что перед концертом публику и звук нужно подготовить. Мне бы и так было отлично. Но музыка оказалась интересной, одна композиция даже впечатлила, теперь числится в моем списке песен. Потом долго меняли технику. Еще бесконечные минуты ожидания. Я была уставшей, не рассчитала силы, хотелось использовать эти дни в полной мере. Не надо было. Но, безусловно, я все равно довольна. Вышел солист. Какое необычное ощущение – смесь радости, восторга и волнения. Раньше такого не было. Только вот рост порой не позволял видеть картину во всем ее размере, приходилось смотреть на экраны. Ладно, ничего страшного, все чудесно. Было всего две песни, которые я люблю, что породило грусть. Это все из-за усталости. Но когда уже в завершении концерта прозвучала значимая для меня композиция – все обиды ушли. Даже к горлу подступил ком радости.

Когда все закончилось, ко мне подошел парень, стоявший во время концерта впереди. Нет, мужчина. Хотел познакомиться. Ну, познакомились. Он сказал, что весь концерт мое лицо выражало лишь печаль. Значит, он смотрел на меня, а не на задние ряды, как мне казалось. Он предположил, что мне не нравится эта группа. Но я бы не стала тратить такие большие деньги на билет. Все из-за роста, таков был ответ. Он расстроился, узнав, что в городе N я только гость. Да, он был не совсем трезв, потому и озвучивал все свои мысли. Смешную фразу он выпалил: «А я думал – сегодня женюсь!». И вот тогда я, наконец, спустя уже долгое время, залилась искренним смехом.

Выбежала из комплекса, Гектор меня уже ждал. Замерз немного. Бросившись к нему в объятья, стала жаловаться, чуть не отпустив на волю слезы. Все от усталости. И переизбытка чувств.

Он очень удивился. Думал, все будет иначе.

– Где же крики счастья?

Но все правда было отлично. Это точно.

Мы отправились в бар.

Он хотел меня напоить.

Признаться, я сама пообещала ему хорошенько напиться. Но не учла кое-что. Он бы всего-то воспользовался моментом. Понимаете, о чем идет речь, не так ли.

Нет, эта идея пришлась мне не по душе. Гектор не упал в моих глазах, но и не поднялся.

К счастью, мне стало плохо. Наверное, давление поднялось. Начала терять сознание. Меня стало тошнить. Я даже не успела попробовать странную Голубую Лагуну. Она, почему-то, была прозрачная и синяя (или же, все это время я пила ее неправильную версию). Туалет в баре был страшный, да и само заведение не сияло привлекательностью. Побежала на улицу, к холодному воздуху. А Гектор все сидел и смотрел в бесконечность. Свежий воздух всегда меня успокаивает. Я стала умолять его поехать домой. А он словно и не слышал меня. Было обидно, ведь, получается, ему наплевать на мое состояние. Он не смог осуществить план, обиделся, а остальное его не касалось. Такое его поведение казалось мне невероятным. Верю в лучшее в людях. Зря.

Кровать у него одна. Спалось плохо. Даже не снилось ничего. Между мной и Гектором лежал его кот – Альбатрос. Забавное имя.

Города N и Х отличаются временем в два часа. Потому я проснулась рано. Гектор и Альбатрос спали. А я лежала и ждала.

Мой друг на удивление проснулся с хорошим настроением.

Ноги меня ненавидели. Но сидеть без дела нельзя было. Мы куда-то поехали. Гектору назначил встречу его друг иностранец. Француз. Мне досталась небольшая языковая практика. Сидели в маленьком кафе в торговом центре. Есть я не могла, лишь пила барбарисовый чай. Они обсуждали военную технику, а я думала о своем. Этот друг уделил нам только час. Потом мы пошли в картинную галерею. Но там тоже не смогли долго бродить. Все из-за усталости. Гектор держал меня за руку. Ему так хотелось.

Это не любовь. Он думает, я себя обманываю. Нет. Любовь не знает колебаний. Гектор, ты чертовски ошибаешься.

Мы пошли в планетарий. Это был не такой планетарий, какой я ожидала увидеть. Нам просто показывали слайды планет да звезд. Я заснула пять раз. Гектор – шесть.

Не ела целый день. Еда не лезла. К семи часам мы были там, на конечной станции голубой ветки. До самолета оставалось четыре часа. В нашем распоряжении было два.

И вот мы лежим. Я смотрю в потолок. Гектор смотрит на меня.

– Я думал, у нас будет секс.

– Я знаю, что ты так думал.

Слышу, как бешено колотится его сердце. Мое же просто остановилось. Его не было. Странно, ведь волноваться должна была я, а не он.

– Ты весь дрожишь.

– Давай проведем эксперимент. Скажи, что любишь меня.

– Это сложно.

 

– Ну, скажи.

– Я… Это ведь надо сказать искренне… не знаю, не могу…

Долгая пауза.

– Я люблю тебя.

В этот момент он задрожал еще сильнее, а его сердце, казалось, не выдержит напряжения. Он весь съежился.

– Это ощущение… оно такое приятное.

– Но это же ложь.

В этот момент ему было все равно – правда это, не правда. Ему просто было хорошо.

А мне?

Шумом играл любимый альбом этой самой группы.

На часах 20.45.

– Нам пора.

Мне хотелось спать. Гектор предложил положить голову ему на плечо. Это был первый раз, когда я смогла уснуть в общественном транспорте. Все из-за усталости.

Он не поехал со мной в аэропорт, что меня не сильно расстроило. Спасибо, что хоть привел к нужному автобусу. Я была слишком сонная. Он дал мне денег на проездной билет.

– Пока.

– Напиши, как прилетишь.

Запуталась в остановках. Это было немного страшно, но зрительная память меня спасла. И вот уже прохожу регистрацию. В аэропорту я немного заблудилась. Но, к счастью, нашла верный выход. На этот раз в самолете людей было больше.

И снова город Х.

4

Меня встретил дядя. Мы с ним редко общаемся, но зато наш разговор всегда насыщенный и интересный, не про учебу вовсе и не про родственников. Мы разговариваем о его прошлом, о музыке, о рекламе, о кино, придумываем различные истории и много шутим – веселимся, одним словом.

Дядя тоже любит эту группу. Я звала его с собой, но период времени был неподходящий – на его шее висит один важный проект.

Я не написала Гектору, что самолет приземлился удачно и что со мной все в порядке.

Дядя вез меня к себе. Его жена уехала в командировку. Было пять часов утра.

Рядом с его домом есть круглосуточный ресторан быстрого питания. Туда мы и пошли, так как ему не хотелось тратить время на кухне, готовя что-либо на скорую руку. А вообще он отличный повар.

Мы сидели на кухне. Он медленно курил, а я была ответственной за проигрыватель – меняла пластинки и убирала с ненужных песен иглу. В окне стояло ненавистное мне белое утро. Весна.

Сон нас покинул.

Так, в музыкальной тишине, мы просидели часа три. Когда стрелки показывали 8.50, дядя начал собираться на работу.

Он хотел довезти меня до дома, но мне хотелось отправиться в путь на метро. У нас оно совсем маленькое, не как в городе N. Но все же оно настоящее.

Бабушка давно не спала. Она относится к тому поколению, что встает раным-рано без помощи будильника. Меня уже ждал теплый и лучший на свете рыбный пирог.

Вечером я и маленькая компания моих друзей отправились пить глинтвейн в бар, где нас уже хорошо знали. Он находится в центре города. Мы ехали на автобусе. Проезд тут дешевле.

5

В моем кошельке лежит жетон из метро города N. Гектор написал спустя 3 дня. А я уже успела о нем позабыть. Он не спросил, как идут мои дела, не стал интересоваться, спокойно ли я добралась до дома, нет. Он сразу же спросил:

– Когда ты снова приедешь?

Хороший вопрос. А нужно ли вообще?

– Купишь мне билет?

Конечно, нет. На это и был расчет.

Гектор отличный друг. Но со мной он никогда не хотел дружить. Он хочет большего, чего я не могу дать. Он думает, я трусиха, и именно мои страхи мешают всему. Да, мне было бы страшно, отчасти, ведь у меня никогда не было опыта отношений. Но это не страх. Как я уже говорила, любовь не терпит колебаний. Она проявляется сразу, без всяких дум. Так что, это не страх, это очевидное отсутствие чувств. А он не верит.

Мы стали общаться ежедневно. И вот я привыкла к нему. Стала чаще задумываться – не ударило ли мне в сердце это глупое чувство? Казалось, я готова сдаться. Но не так все легко.

– Чего ты боишься, Майя? Не будь ты дурой. Мы с тобой идеальная пара. Разве ты не видишь?

Может, я правда чего-то не вижу. И вот уже настоящий страх ударил по спине.

Дела пошли действительно кувырком. Один день мы ругаемся. На следующий – дурачимся и смеемся. А потом опять устраиваем скандалы. Словно настоящая пара. Ложь. Все должно быть не так. В сердце полнейший беспорядок, как и в голове.

Почему мне не нравится Гектор:

1. Он полнейший эгоист. Ему абсолютно наплевать на все и на всех. Забавно, что он этого не признает.

2. Король драмы. Однажды он сказал, что у него рак. Думаю, не сложно представить, что бывает с людьми, когда им сообщают такие вот новости. Но ему-то какое до этого дело. Он захотел поставить эксперимент – он его поставил. Самое странное – на него невозможно долго быть в обиде. Мы не разговаривали всего пару часов.

3. А еще считает себя «высшим мира сего». Его поступки всегда верны. Он никогда не виноват. Это не он портит свою жизнь, а все вокруг. И я – в первую очередь.

– Люди, перестав общаться со мной, страдают.

При этих его словах ухмылка всегда рождается на моем лице, а он и не понимает, от чего.

Ты страшный человек, Гектор.

Однажды я выскажу это тебе в лицо.

А пока я не могу.

Наше общение никак не могло прекратиться. Помнится, сколько раз не пытались за  эти годы, кто-нибудь все равно сдается. Чаще он.

Ненависть и жажда общения одновременно. Что это вообще такое?

Гектор часто описывал мне свое первое впечатление от нашей с ним «встречи», так сказать. Да я и сама прекрасно помню свое. Он вообще выделялся из потока. Был таким «новым». Мне сразу же стало не по себе, всего лишь увидев его, стоящего у двери в аудиторию. Меня же он раньше не замечал. И вот, вызывают меня к доске. Я ощущала его взгляд всем телом. Я обернулась, и, конечно же, глаза мои и глаза его столкнулись. Банальщина. Но сколько в этих глазах было интереса и любопытства. Даже немного жутко стало. И еще эта моя улыбка подлила масла. Обернувшись, я улыбнулась, но не ему вовсе, а соседке по парте, которая сказала тогда что-то забавное.

Он написал вечером того же дня. А страницу в соц. сети нашел через мою одноклассницу, с которой уже был знаком. Расписал ей свое множество планов на меня, например, как мы будем жить в пустой квартире с одним матрасом и огромным балконом. Неожиданный сюрприз ворвался в мою жизнь.

А у меня живот сводило при встрече с ним. Волнение.

Вскоре у него появилась девушка. На большой период времени он забыл обо мне, а я благополучно забыла о нем. И все прекрасно.

Только вот недолго длились их отношения, к моему несчастью. И история началась по новой.

Чертов город N изменил все. Но на город этот невозможно злиться. Я уеду туда, однажды. И дело вовсе не в Гекторе.

6

В июне я получила водительское удостоверение. Но училась водить не машину. Мотоцикл. Осуществила еще одну реальную мечту. Родители всегда были против. Вообще все отрицательно смотрели на такую мою идею. Кроме Графа.

Позвольте представить Вам одного из рыцарей моего скромного круглого стола. С Графом мы знакомы года три. Успели пережить множество приключений. И только он активно поддерживает это мое «отчаянное» стремление.

И вот я, Майя Франц, смело могу назвать себя водителем «транспорта самоубийц», а значит, я наконец смогу удивить своего друга.

– Я так и вижу, как ты подъезжаешь ко мне на высшем (так он и сказал) черном чоппере, все вокруг в восторге, а ты говоришь… вот именно мне, счастливцу, которому каждый горько завидует, говоришь таким загадочным голосом: «Подвезти?».

Осталось только приобрести этот самый транспорт.

Так я познакомилась с Фелицией Фарадэй, несказанно изменившей мой мир.

Деньги на мечту я начала откладывать задолго до получения лицензии. Достаточная сумма уже есть. Но только денег оказалось недостаточно. В городе Х скудный модельный ряд мототранспорта.

И тогда я поехала в город М. Там живет сестра бабушки. Но с ней я никогда не была знакома лично. Однако бабушка часто ей про меня рассказывает. Дело в том, что у этой самой сестры тоже есть внучка, и наши интересы с ней, как выяснилось позже, во многом совпадают. Она тоже мотоциклист, с очень достаточным опытом, что было самым приятным для меня сюрпризом. И именно она сможет помочь мне.

Город М находится в трех часах полета от города Х. Он тоже большой, но абсолютно новый для меня. Фелиция встретила меня одна. Не на своем коне, к сожалению. Мы поехали на автобусе до ближайшей станции метро. Проезд тут, как можно догадаться, дороже.

– Почему ты не на мотоцикле?

– Иногда нужно кататься на общественном транспорте.

– Верно.

– Хочешь, научу тебя стрелять?

– Было бы здорово.

– Да? Не ожидала от тебя такого ответа. Кому ни предложи, все смеются и смотрят с недоумением. Мы определенно подружимся. Ты тут до каких пор?

– Задержусь всего на два дня. Потратить накопленную сумму и насладиться поверхностным знакомством с городом.

– Что ж, надеюсь, я смогу тебя развлечь.

– Тебя разве не потеряют друзья?

– Странный вопрос ты задаешь.

Не понимаю, почему странный.

Мы приехали домой. Вся их семья жила в огромной квартире. Все работают на каких-то высоких должностях. Фелиции двадцать пять. Оказалось, она водит мотоцикл с шестнадцати лет, а еще водит машину.

– Неплохое пристанище, не правда ли?

– Не то слово.

Была ли мне интересна профессия Фелиции Фарадэй? Еще как.

– Кем ты работаешь?

– Мне хочется сказать тебе правду, хоть ее никто и не знает.

Что в таком случае думать?

– Ты уверена? Мы ведь с тобой едва знакомы.

– Это не играет никакой роли. Я верю тебе, и мне плевать, сколько минут или часов, а может, секунд назад мы познакомились. Почему-то в тебе я не сомневаюсь.

– Большая честь для меня. Доверие стоит многого.

– Точно.

После недолгой паузы, она выпалила:

– Я зарабатываю на жизнь убивая людей. Кажется, такая должность называется «наемный убийца».

Ну уж нет, после речи о бесценном доверии она не может вот так просто взять и пошутить. Еще и таким спокойным тоном. Я долго не знала, что сказать. Язык не поворачивался. Она же была удивительно рада, и моя реакция ее вовсе не расстроила. Мне удалось вымолвить лишь одно слово:

– Неужели?

Да. Это была чистой воды правда. Вот почему она предложила уроки стрельбы. Да как такое вообще вышло? Казалось, мир остановился.

Фелиция дала мне стакан воды.

– Извини меня. Наверное, не надо было так сразу. Пойми, я слишком долго держала это внутри. Представь, никто не должен знать! И ты так одинок со своей правдой. А в тебе я увидела что-то. Может, мне просто захотелось это увидеть, не знаю. Но разве я ошиблась, скажи?

– Знаешь, это чертовски интересно и очень необычно. Я мечтала быть киллером в детстве.

Тут она залилась свободным смехом.

– Вот видишь, я сделала правильный выбор!

Слишком много событий свалилось за такой короткий срок. Что происходит?

– Надеюсь, ты меня не боишься?

– А разве есть повод?

Позавтракав в тишине, мы отправились тратить деньги. Но ехали уже не на метро. На машине.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru