Летающая академия. Ведунья

Ева Финова
Летающая академия. Ведунья

Глава 1. Находка

Портовый городок, Гвада. Таверна

– Дай ее сюда, – молодой маг с кучерявыми волосами, собранными в хвост, старался говорить грозно, но шепотом. Затем он протянул ладонь, собираясь сорвать мешок со спины приятеля.

Однако рыжий студиоз по имени Жвинг двинул плечом, уворачиваясь, и подозрительно сощурился:

– Зачем она тебе?

Рюкзак за его спиной качнулся, внутри что-то пискнуло.

Потому оба мага скосили взгляды на окружающих: трактирщик по-прежнему неторопливо протирал кружки, стоя за стойкой, по углам сидели несколько докеров и рыбаков, заглянувших пропустить кружку-другую вечерком после трудового дня и рассматривающих колоритную парочку, не скрывая своего интереса.

– Как зачем? – прошипел парень в ответ. И снова осмотрел прокуренный и заволоченный чадом из кухни зал. А несколько секунд посомневавшись, тихо проронил: – Пойдем выйдем.

Цыкнув от досады, рыжий оставил недопитую кружку эля и последовал за приятелем на улицу. Потом сплюнул и выругался, когда тот не остановился на крыльце, а зашагал дальше и свернул в переулок.

– Регд, совсем сдурел! – Жвинг решил наехать первым: мало того что приятель пытался отобрать общую вещь, так еще и место для разговора выбрал хуже некуда.

– Не шуми! – шикнул на него молодой маг, резко сдергивая с его плеча мешок.

Отчетливо послышался жалобный женский вскрик, хоть и заглушенный тканью, затем кто-то заплакал.

– Заткнись! – крикнул Регд, грубо встряхнул сумку на лямках и прибавил: – Замолкла. А то жрать не дам!

– Отдай ее сюда. Сегодня она моя… – процедил сквозь зубы Жвинг, вцепившись в мешок с другой стороны.

– Не твоя, а наша, – поправил его Регд.

Затем, недолго думая, выморозил заклятьем кулак и двинул приятеля ледяным прикосновением в плечо, обморозив тому кожу.

Рыжий вздрогнул и от неожиданности вскрикнул, разжав пальцы. Чем Регд и воспользовался, забрав мешок себе. Его приятель побагровел, глаза налились кровавым бешенством, а губы зашевелились, формируя ответное заклятье, боевое из старших. Но сплести маг ничего не успел. Потому как следом раздался негромкий хлопок двери. И из-за угла в тупичок переулка шагнул худой, как щепка, мужчина в глухом темно-синем плаще. Еще мгновение – и он схватил обоих студиозов и втянул в воронку портала.

В глазах Регда и Жвинга на мгновение помутилось. Но все быстро закончилось. Трое оказались на холодном каменном полу глухой, явно подвальной комнаты, пустой, если не считать синего магического огонька под низким потолком.

Парни судорожно сглотнули. В глазах у обоих застыло страшное: «Вляпались». Первым опомнился Жвинг, отпихнул от себя сумку и затараторил:

– Это все его идея! – рыжий для убедительности ткнул в Регда пальцем.

– Нет! Это все Дисс! – воскликнул второй, мотнув головой в страхе. Ему захотелось отморозить руку приятеля, чтобы тот не тыкал пальцами. Да только ректор запросто сочтет это нападением со всеми вытекающими, потому парень резко передумал и лишь молча уставился на ректора академии.

Несколько мгновений архимагистр Глениус Сегдиваль молча смотрел из-под капюшона, словно темный дух. Аура его ярости и ненависти затопила помещение. Оттого предприимчивых студиозов прошиб ледяной пот, и они заерзали, готовясь покаяться во всех проделках, совершенных за свою недолгую жизнь.

Решив, что произведенный эффект достаточен, ректор скинул капюшон, аккуратно поднял мешок, раскрыл и заглянул внутрь. Взгляд его полыхнул антрацитовым огнем, причем самым смертоносным, тень сгустилась, словно черный провал к демонам. Толчком воздуха он припечатал своих студиозов к стене, вынося вердикт голосом безжизненной смерти:

– Отчисление – это не самое страшное, что с вами случится в ближайшем будущем.

Затем Глениус подхватил с пола мешок, и его свободная рука окуталась синим свечением, выводя руну, запечатывая тем самым помещение. Лишив виновных возможности сбежать, архимаг даже не взглянул больше на студиозов и скрылся в портале.

Через несколько минут в комнату через воронку, открывшуюся лишь на мгновение, ввалился испуганный Дисс. Заметил двоих своих друзей и, быстро смекнув что к чему, крикнул:

– Кто меня сдал?!

Глава 2. Спасение

Летающая академия. Замок Водолея

Аккуратно перехватив магическую сумку, Глениус Сегдиваль шел по коридору. Увидев табличку «Виеда Аркин», он постучал.

Дверь открылась почти сразу, молодая женщина напряженно ожидала ректора, получив мысленный приказ.

– Где она? – спросила она, переместив взгляд с лица Глениуса на магический студенческий рюкзак, слегка трепыхающийся в его руках. После кивнула и пропустила гостя внутрь.

Развязав утягивающий шнурок, архимаг Сегдиваль медленно достал девушку, уменьшенную до размеров белки. Бедняжка с заплаканным личиком тихо всхлипывала, приложив ладошку к губам, чтобы заглушать звуки.

Увидев злой взгляд мужчины, доставшего ее наружу, Лея испугалась пуще прежнего и подумала с отчаянием: «Неужели эти уродцы все-таки меня продали?!»

– По-моему, вам лучше выйти, – сказала Виеда, протянув руки к заколдованной крошке, аккуратно перехватывая ту из рук архимага за туловище.

– Позаботьтесь о ней. – С этими словами ректор вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.

Усадив бедняжку на кровать, преподавательница изменения крепко задумалась, разглядывая крошку магическим зрением.

«Столько заклинаний намешано, выделить ауру уменьшающих чар почти невозможно», – думала женщина, щурясь и потирая виски, которые внезапно заломило от боли. Аккуратно применяя одно заклинание за другим, преподавательнице академии все же удалось раза с пятого вернуть девушке прежний вид. По завершении рассеивания она облегченно раскрыла объятия и обняла рыдающую, еще совсем молодую девушку, которая провела в магическом заточении не одну пару дней. Ее длинные русые волосы превратились в мочалку. Глаза припухли и заплыли от постоянных рыданий, которые никак не прекращались.

– Аваке, аваке, диалов ваке… – причитала она.

«Судя по говору, это хендиш, язык неподконтрольных Роганде деревень из Святой долины, плохи наши дела», – подумала Виеда.

Мотнув головой и отгоняя дурные мысли, женщина решила заняться насущными проблемами. В первую очередь девушку требовалось успокоить, потом покормить, ну а после уже заняться внешним видом.

Глава 3. Лея Дорвиндаль

Летающая академия. Замок Водолея

Незадолго до восемнадцатилетия меня похитили маги академии Роганды, приглашенные на свадьбу к моей сестренке, Асии. Пользуясь всеобщим отвлечением, незнакомые маги уменьшили мое тело до размеров белки и поместили в магический рюкзак прямо во время празднества.

Вот я смотрю на хоровод вокруг огромного костра и мелькающую туда-сюда макушку сестры с безумно-сложной прической, украшенной свежими цветами из нашего садика. А вот я уже в тканевом плену, и перед глазами одна лишь мешковина, слабо пропускающая свет.

Дни внутри тянулись долго, ночи еще дольше, смазавшись в одно сплошное пятно неверия и горя от утраченной свободы, беззаботного счастья. Иногда меня доставали на потеху остальным, ставили в центре очередного помещения и делали ставки на предмет: «Удастся ли применить магию к девушке из рюкзака?»

И пока остальные упражнялись, я стояла и глотала слезы.

А азартные игроки, все до одного глядящие на меня как на вещь, по очереди применяли свою противную магию и скидывали золото в мешок. Один из них даже получил фингал под глазом, после того как послал в меня какое-то черное заклинание.

Закончив сбор денег с должников – сегодня даже раньше обычного, – эти двое запихнули меня обратно в рюкзак и, судя по скрипу деревянной лестницы, спустились из комнатки, которую всегда снимали для своих сборищ, в зал таверны. Сегодня один из трех похитителей почему-то отсутствовал.

Я отчетливо слышала всех даже через магическую ткань, но ни слова не могла понять. Рогандский язык для меня всегда был непостижим, хотя пару раз я и садилась его учить. А потом рюкзак вдруг начало трясти, и я обо что-то больно ударилась локтем, аж слезы брызнули из глаз. Не удержалась и всхлипнула. И ведь накажут же.

Что происходило после, я поняла не сразу. Двое из числа моих похитителей куда-то быстро шли, а затем начали спорить. Напряжение росло, и я не выдержала, взвыла. Открыв рюкзак, на меня злобно прикрикнули. Кажется, что-то про еду. Желудок и так прилип к позвоночнику. А тут еще и наказание. Я прикрыла ладошкой рот, но прекратить всхлипывать не могла. Настолько мне все это уже осточертело.

После и вовсе произошло что-то из ряда вон. Темнота. Падение. Клапан рюкзака вновь открылся, однако поднять голову я не успела, его опять закрыли. И услышала грозный голос кого-то другого… Что происходит?! Нет, нет, нет! Только не продажа какому-нибудь торговцу!

Но, вопреки моим мольбам, немногим позже из рюкзака меня аккуратно вынул хмурый незнакомец и пристально оглядел. Его злой взгляд явно не предвещал ничего хорошего. Вот только не успела я придумать себе всякое, как он передал меня доброй женщине с красивыми красными волосами и удалился.

А она раза с пятого все-таки вернула мне подобающие размеры. После этого еще и успокоила, накормила, искупала и даже сама лично высушила волосы, заплетя в косу. Когда с моим внешним видом было покончено, моя добродеятельница проводила и уложила спать в просторной, больше скажу, прекрасной комнате.

После всего случившегося я чувствовала себя как-то странно, но… очень здорово! И сна ни в одном глазу. Вдобавок в рюкзаке я большую часть времени спала, не веря происходящему. Поэтому несколько минут разглядывания драпировок на новой кровати привели меня в уныние, и жадное любопытство возобладало над страхом.

В общем, я принялась исследовать комнату. С левой стороны были огромные, доходящие до пола окна, полукруглые сверху, из которых открывался прекрасный вид. Там, за низеньким парапетом балкона, парили самые настоящие облака!

 

Мне не почудилось… Огромные хлопья белой ваты проплывали мимо, окрашенные желтизной закатных лучей. Я не удержалась, вышла на балкон и приблизилась к парапету. Затем опустила взгляд вниз и ахнула! Мы парили в воздухе! Под словом «мы» я подразумевала все здание. Невольно повернулась спиной к парапету и посмотрела наверх, а там… увидела также череду балконов, выходящих наружу. Просто безумство какое-то! Ой, мамочки, как же здесь здорово!

– Не боишься упасть? – окликнул меня смутно знакомый и довольно приятный голос. Хоть я его еще не знала и даже не видела, но уже заочно зауважала за знание моего родного языка и идеальное произношение даже без акцента.

– Боюсь, конечно! И все равно восхищаюсь… – ответила я, оглянулась и зацепилась руками за бортик.

Вот только попытка определить источник звука успехом не увенчалась. Но тем не менее мужчина, судя по тембру, продолжил допытываться:

– Чем? Я могу поинтересоваться?

– Можете… Но вначале покажитесь, – слегка обиженно поставила я ультиматум, не найдя никого в обозримом пространстве.

– А вы не испугаетесь? – продолжил допытываться незнакомец.

– Наверное, нет… – пожала я плечами в ответ.

– Что ж, – только произнес голос.

А после небольшой паузы добавил:

– Хм, несмотря на примененное заклинание, вы все еще стоите? Странно, – раздалось где-то совсем близко. Однако проплывающие мимо облака, плотные, увесистые, цвета крем-брюле по-прежнему скрывали от меня собеседника. – Теперь начинаю понимать, чем же так заинтересовала тех студиозов малышка из новых земель.

А вот за «малышку» я действительно обиделась… И потому решительно повернулась спиной к парапету, скрещивая руки на груди, и обиженно приподняла подбородок. А затем насуплено сообщила:

– Простите, о превзрослый мужской голос, но я с незнакомцами не разговариваю!

Обычно я так по-детски себя не вела. Однако вся эта ситуация не совсем располагала к любезной беседе. Да и находилась я сейчас не дома, а неизвестно где, да еще и парила в облаках. Вот против последнего, конечно, не возражала. Знать бы только, где я и как вернуться домой при необходимости, и жизнь бы стала еще прекрасней.

Хохотнув, незнакомец решил продолжить наш разговор очным способом. Он выплыл из облаков. Левитируя, приблизился и сел на край парапета прямо за моей спиной, вынуждая сделать шаг вперед и обернуться.

А там… встретиться взглядом с тем самым мужчиной, который вынул меня из магического рюкзака. Правда, в этот раз его красивое, хоть и с заостренными чертами, лицо излучало дружелюбие, вместо пугающих злости и ярости. Да, тогда в комнате, когда я впервые его увидела, он выглядел грозно со своим высоким ростом, черными волосами до плеч и пылающим антрацитовым огнем в глубине глаз.

Сейчас же в более спокойной обстановке я успела заметить и даже оценить по достоинству довольно красивые черты лица: прямой нос, высокие, слегка выдающиеся вперед скулы, большие глаза. Впрочем, фигура тоже была хороша. Худой, не без этого. Однако внушительная сила незнакомца сразу ощущалась, правда, скорее интуитивно, нежели зрительно.

Видимо, не дождавшись моей восторженной реакции на свое появление, эта интересная личность в сером, почти черном походном костюме, укутанная в темно-синий плащ, решила не остаться в долгу:

– Простите, о взрослая и мудрая девушка… однако смею отметить тот факт, что вы говорите со мной, то есть с незнакомцем, уже пять минут.

– Э-э-э… Хм! – не сразу нашлась с ответом я. – Тогда я пошла спать.

И в подтверждение своих слов развернулась и спокойно прошла в комнату. Правда, к моему великому огорчению, меня никто не остановил. А я ведь даже ставни не закрыла…

Походила по комнате, а на балконе ни звука. Посидела на кровати – и опять тишина.

В итоге, разочаровавшись в новом знакомом, повторно вышла на балкон. И только пройдя к парапету, поняла, что он все это время был здесь! Стоял спиной к колонне, скрывающей его от моего взгляда!

Победная полуулыбка этого хитреца послужила явным признаком моего поражения.

Н-да.

Куда уж мне тягаться с этими мудрыми магами, особенно такими. Оттого вздохнула и смиренно приблизилась к нему, ожидая возможной шутки. Однако издеваться он не стал и лишь перевел тему:

– Из какой вы деревни, милейшее создание?

От такого ловкого комплемента я на секунду даже онемела, слегка приоткрыв рот. И смутилась… А он продолжил свою мысль:

– Пытать ту троицу, похитившую и притащившую вас сюда, как бы ни хотелось, в соответствии с Кодексом этой академии я не могу. Как ректор. Да и совесть не позволит. Впрочем, не только я, но и никто из преподавательского состава не осмелится так поступить. Однако мы все испытываем прямо-таки непреодолимое желание наказать виновников не только отчислением.

– Правда? – я искренне удивилась такому заступничеству со стороны абсолютно незнакомых людей, даже не жителей моей деревни.

– Абсолютно, – уверенно подтвердил маг с полуулыбкой на лице.

Затем ректор этой летающей академии ловко перекинул ноги через парапет и встал рядом. Да так, что я чуть носом не уткнулась в его плащ. Правда, взгляд поднимать не стала. Не хватило храбрости.

Я смяла в кулаках бежевое платье, которое так и не сняла, укладываясь спать. Раздеваться в незнакомом месте попросту не рискнула. И действительно призадумалась над его словами. Ведь этот человек спас мне жизнь и, по-видимому, хотел помочь вернуться к родителям. Потому пару мгновений спустя я все же отважилась ему довериться, сообщив чистую правду:

– Я из деревни Вихендшир.

Хоть это и не секрет, но все равно чувствовала себя как-то неловко. Может быть, потому что маг вдруг замолчал? Подняла на него глаза и поймала непроницаемый взгляд. Не сказать, чтобы маг разозлился, наоборот, он стал каким-то безучастным и отстраненным.

– Простите, но я не могу сейчас отвести вас домой, – напряженно ответил ректор этого заведения.

– Почему? – встревожилась я, гадкие мысли полезли в голову. – Вы меня опять запрете и будете ставить опыты, да?

Я внутренне сжалась, ожидая ответа, но его не последовало ни через пять, ни через десять секунд. Больше уже не выдержала и дала волю слезам, барабаня руками в грудь этого жестокого человека. А я-я… Я же ему доверилась! Но маг отвечать не стал, лишь усугубляя мои страхи. Он вообще ничего не делал, стоял весь такой молчаливый и высокий, словно скала, и терпел все мои удары. А после того как я, выбившись из сил, повисла безжизненным мешком у него на руках, отнес меня на кровать. Присел на край и произнес такие жестокие слова, что я даже не сразу смогла их осмыслить:

– Часть ваших деревень переметнулась к вражескому Ирвинтведу. – Сделав паузу, он с прискорбием добавил: – И Вихендшир – одна из них. Королю недавно пришло письмо об одностороннем разрыве отношений, подписанное частью ваших старейшин. Но не это самое странное в данной истории. Население каким-то неизвестным мне образом закрыло все проходы в свою долину. Я недавно вернулся из экспедиции, возглавляя отряд переговорщиков. Увы, безрезультатно…

Больше я ничего не услышала, увы, дрема и моральная усталость выиграли битву за мое сознание. После чего я попросту провалилась в сон, оздоравливающий и успокаивающий одновременно.

Мне снилась мама.

Она гладила меня по голове и молча улыбалась так, как умели только мои родители – самые любимые на свете. Я звала ее, тянулась к ней, но при каждом взмахе моей руки мамуля растворялась и появлялась вновь, продолжая перебирать мои волосы пальцами, расплетая косу.

Проснулась я уже утром с разметавшимися по подушке прядями. И сразу вспомнила события минувшего дня. Погрустнела, с изумлением поняв, что кто-то ночью действительно расплел мои волосы. Будто в подтверждение этого аккуратно сложенная лента лежала на прикроватной тумбочке. Я точно так не умела, даже пребывая в сознании. Никогда раньше не убирала свои вещи столь опрятно.

– Мама? – с надеждой позвала я.

Но, увы, ответила мне лишь тишина.

Еще через несколько минут, когда я все же заплела косу и сходила умыться, пришла та самая женщина, которая ухаживала за мной после всего того ада, иначе не назовешь.

– Я плехо говорить по хендиш. – Она заглянула в небольшую книжечку и решила не мучиться, стала читать оттуда: – Рэкторь Глиениус Сегдиеваль, великэй чернэй жнэц, премудриэй архимиаг. – Произнеся все это на исковерканном моем родном языке, хендиш, она вытерла пот со лба и продолжила: – Оставиэть иэнструкцэя.

Замолчав, женщина с ярко-красными волосами, собранными в пучок, вытащила из своей книжечки маленький листок, на котором ровным почерком было выведено на хендиш: «Вернусь вечером. Магиня Виеда Аркин – лучший преподаватель изменения в Роганде, будет рядом. Слушайтесь ее, пожалуйста. Я сделаю все, чтобы вернуть вас домой, обещаю!»

Последнее предложение вселило в меня маленькую, но все же надежду. И я даже чуть улыбнулась.

Увидев демонстрацию покорности женщина, которую звали Виеда, развернулась ко мне спиной, демонстрируя идеальный тугой пучок волос, собранный шпильками, и скомандовала:

– Кушэать.

После чего вышла из комнаты, если не сказать, вылетела. Я поспешила следом. А, оказавшись в коридоре, невольно замерла, пялясь по сторонам.

Такие же полукруглые арки огромных окон до потолка не были застеклены, однако за ними начинался не обрыв и не облака. Нет. Мы вдруг оказались в длинном переходе, отгороженном со стороны окон низеньким парапетом. К нему прилегал небольшой, но очень живописный садик со множеством низеньких клумб, вот только с одной стороны все же оканчивающийся обрывом. Страшная красота! В смысле – и красиво, и страшно одновременно. Но все же больше первое, чем второе.

Разглядывая все вокруг, следуя за Виедой, я чуть не упустила её из виду. Но та ничему не удивлялась, а лишь терпеливо меня дожидалась. Иногда. А иногда пряталась за углом и ждала, пока я догоню. Коварная женщина. Преподаватель, что с нее взять? Поэтому я старалась не отставать. К тому же отовсюду на нас пялились студиозы.

Вообще-то, для меня все они были на одно лицо – уроды. Проходя мимо, я вспоминала множественные эксперименты в таверне. Некоторых я даже узнала. В особенности того злобного мага с уже залеченным фингалом под глазом.

И, что неудивительно, этот гад стал преследовать меня и исподтишка применять всякие странные заклинания: то с зеленым «дымком», то с оранжевым, а потом и вовсе с черным. Все, как одно, рассеивались еще на пути, и я не знала, стоит ли попытаться наябедничать этой Аркин. Тем более уверенности в том, что она меня поймет, не было никакой.

Правда, моя провожатая спустя некоторое время и сама заметила неладное. Оглянулась. И вместо злобного мага за углом после её ответных чар уже квакала маленькая, но такая же противная жаба с человеческими ногами в студенческих брюках.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, даже немного развеселившись.

На что Виеда Аркин ответила:

– Кихике. – По идее, если я правильно вспомнила, на рогандском это означало «не за что». То немногое, что я сумела-таки выучить после нескольких попыток.

Тем временем мы прибыли в столовую, и я окинула взором окружающих. После чего, откровенно говоря, растерялась, если не сказать испугалась! Немного. Сразу сотня глаз сидящих и стоящих студиозов уставилась на меня как по команде. Потом, заметив за моей спиной еще и преподавательницу, многие из них отвели взгляд и занялись своими делами. Но часть ребят, которых я окрестила «упорными», продолжали меня разглядывать, причем смотрели пристально и что-то нашептывали друг другу.

– Акдахе каддане ки алвикиане дашкага Глениаке гадакарам, – громко произнесла моя провожатая, грозно оглядывая взглядом зал, и все оставшиеся упорные, что-то нашептывающие, резко отвернулись, потеряв ко мне всякий интерес. И снова я смогла перевести только три слова: «кто», «Глениус» и «наказать». Но этого хватило, чтобы уловить большую часть сути сказанного.

Преподавательница изменения (в сущности, я даже не знала, что это за предмет такой) подвела меня к длинному столу с едой, протяженностью, наверное, с половину стены столовой, плюс-минус пара метров.

Вот разнообразие блюд, конечно, радовало. Даже если учесть, что большая часть кушаний, дышащих паром в горшочках и на тарелках, была мне незнакома. Поэтому я, не желая рисковать, выбрала вареную картошку с мясом да овощной салатик. И, смущаясь, захватила с дальнего подноса несколько ароматных булочек. А уже уходя, пробежалась взглядом по подносу соседки, девушки моей комплекции. Эта накладывала себе в три раза больше моей порции. Хм. Вот как? Осмелев, я добавила еще одну тарелку с неизвестными фруктами. И не зря, кстати. Из всех блюд они оказались самыми вкусными.

 

Поели мы с Аркин быстро и молча. Проявлять свои скудные познания в рогандском и, соответственно, в языке хендиш ни я, ни моя провожатая не имели абсолютно никакого желания. Потом меня перепоручили студиозу с нейтральной, самой обычной внешностью середнячка.

Хотя, возможно, этот блондинчик имел другие достоинства, например, одаренность в магии, однако я все равно в этом ничего не смыслила. Потому во время похода до своей комнаты распределяла всех встречных-поперечных исключительно по физическим признакам: высокий, толстый, тощий, носатый, горбатый, красавчик и так далее. Счет уродцев лидировал. У них тут точно маги учатся? Не могут украсить свою внешность, что ли? Да уж. Изредка по пути обратно в мою спальню нам все-таки встречались действительно симпатичные маги и магини, о чем те, безусловно, знали и воротили нос при моем появлении. Хотя не только они, спешно отворачивались практически все. Завидуют? Хм, странно.

– Скажи, а почему они все мне на спину показывают? – попыталась я завязать общение со своим провожатым.

– Нэ знать хендиш, – лишь ответил тот, обернувшись ко мне вполоборота. При этом все также стараясь не смотреть в глаза.

Вот и поговорили. После десятого дернувшегося при моем появлении мага мне действительно захотелось заглянуть в зеркало. Я ускорила шаг, тем более что путь до спальни худо-бедно, но запомнила. Да и дойти тут осталось всего ничего. Пробежав по коридору с красивым садиком, я даже на него не взглянула, устремилась к себе в комнату.

А там… меня встретил лысый дядька в таком же, как у ректора, костюме, поклонился и с улыбкой пробубнил себе под нос:

– Действительно, интересный экземпляр.

– О чем вы? – недоуменно спросила я, подойдя к своему отражению, запоздало подмечая знание моего языка. Но мужчина мне не ответил, лишь приветливо улыбнулся.

Однако взгляд мой невольно привлекло зеркало, которое висело рядом со старинным комодом, с другой стороны от него возвышался огромных размеров платяной шкаф. Глянула и не нашла причины для столь странного поведения людей в коридоре. Отражение как отражение. Нормальная внешность, опрятное платье, чистое лицо. Еще секунду разглядывая себя, поняла, что действительно не ошиблась. Все было в порядке.

– Присмотритесь к глазам, – подсказал маг такого же неопределенного возраста, кстати, как и сам Глениус.

В очередной раз проигнорировав мысль о том, что мы говорим на моем родном языке и даже без акцента, я сделала так, как сказал лысик.

При этом мои зрачки на секунду полыхнули фиалковым светом, поэтому я отвела взгляд. Потом осмелилась на более длительный зрительный контакт. Фиолетовое свечение заполонило радужку, не искажая зрения.

Я вопросительно уставилась на странного мага в отражении, который даже не пытался отвести взгляд от моего лица, а просто беззастенчиво пялился.

– Очи ведуньи – редкий и очень ценный дар, – пояснил он, не сильно вдаваясь в подробности.

– Что все это значит?

– Стоит вам взглянуть на кого-то заколдованного, как заклятие начинает таять. – Мой собеседник решил сжалиться надо мной. Так вот почему мне встречались одни уроды! Привыкнув к своим магическим иллюзиям, эти ленивцы напрочь переставали за собой следить.

Эрудированный мужчина, вошедший в мою спальню без разрешения, между тем продолжил:

– А энергию от разрушенного заклинания вы впитываете как губка. Эдакий магический вампиризм. И если добавить сюда ваш феноменальный иммунитет к широкому спектру заклинаний, так и вообще получится неуязвимая личность. Подучить бы немного самообороне да магическим основам и можно хоть завтра отправлять к королю в гренадеры.

– Слушайте, любезнейший, я молчу не потому, что соглашаюсь, а потому, что возмущена вашим беспардонным появлением моей спальне. – Он же в ответ лишь усмехнулся и набрал воздуха в грудь, чтобы ответить. Однако я подняла руку в останавливающем жесте, продолжив тираду: – Но не это злит меня больше всего, а тот факт, что, даже не представившись, вы начали строить какие-то грандиозные планы на мой счет, не особенно интересуясь моим мнением.

Сказала… как отрезала. Сама не ожидала от себя такой витиеватой формулировки. И еще бы добавила, только дайте повод. Ибо кончик языка жгло нещадно. Но вместо этого лишь вздохнула сокрушенно.

Боги, как же я хочу домой!

И, видимо, опомнившись, мой собеседник решил исправиться:

– Прошу прощения, леди, я проректор этой академии Игебдил Баал Асхаман.

Про себя я его окрестила просто Иба. Чему и улыбнулась, разом растеряв весь свой воинственный запал.

– Не Иба! А Игебдил Баал Асхаман! – обиделся тот. Но на что? На мою мысль?!

– Я учитель телепатии, хотя и не имею права читать ваши мысли вне занятий. Однако у вас на лице все и так было написано. К тому же вы не единственная из студиозов, кто рискнул так сократить мое имя. К слову. Многие из тех уже вылетели из академии.

– Вот чем-чем, а этим вы меня абсолютно не напугали. К слову. Я и не ваша студиоза вроде. Я вообще тут ненадолго.

– С этим, конечно, не поспоришь. Но, боюсь, мне придется вас огорчить, – а, судя по ехидной гримасе, ничего он не боялся, а даже радовался: – У меня распоряжение о зачислении вас в нашу магическую академию.

В ответ я лишь удивленно открывала и закрывала рот, как рыбка, выброшенная на сушу. А лысый явно забавлялся моей реакцией, продолжая словесную перепалку:

– Итак. Как мне вас величать?

– Лея Дорвиндаль, – ошарашенно ответила я, чуть не осев на пол. – А как же обещание вернуть домой?

– Насчет этого. Ректор ищет проход в Святую долину. Отправил магический ответ по обратному адресу, но пока безрезультатно. Поэтому решено зачислить вас на второй курс, как одаренную магически, да и по возрасту как раз проходите.

– Я же не знаю рогандского языка!

– Не проблема. – С этими словами проректор аккуратно вытащил из складок своего плаща небольшую коробочку, открыл её.

Две маленькие круглые платиновые сережки с серинитом лежали на черном бархате. Такой камень Асия долго выпрашивала у своего жениха для обручального кольца. И теперь я поняла почему. Он действительно был серый и жутко блестящий, аж до рези в глазах, и очень красивый.

А проректор Иба, будь он неладен, достал каждую серьгу по очереди и вдел мне в уши. И удивительно просто! Капельки крови от проделанных отверстий окрасили камень в красный цвет.

Не обратив никакого внимания на легкое жжение после проколов, я прошла к зеркалу и оглядела себя. Под такие серьги не хватало только одного – красного платья.

Игебдил же мою задумчивость явно неверно истолковал, потому, видимо, и начал оправдываться:

– Эти серьги зачаровал Глен, а я ему говорил, что лучше сделать кулон…

– Они прекрасны, – решила я прекратить бессмысленный поток слов, напрочь забыв про свой боевой настрой. Когда тебе делают такой щедрый подарок, не восхищаться им просто невозможно!

Правда, счастье мое длилось недолго. Ведь проректор вдруг снова начал пытку информацией:

– Тогда продолжим вводную. Ваша форма уже в шкафу. Книги первого и второго курсов во-от здесь. После прочтения помещайте их на нижнюю полку шкафа, вечером они оттуда переместятся в библиотеку.

– А как же мое расписание? Карта лекториев и тому подобное, – решила я смириться с неизбежным, временно, однако при первой же возможности высказать этому Глениусу все, что о нем думаю!

– Расписание занятий у вашего курса висит в холле рядом со столовой, в замке Водолея, в котором мы сейчас и находимся, – уточнил Игебдил чего-то там.

Хорошо, что сейчас он не читает мои мысли! Бедняга бы точно обиделся. Правда, возвращаясь к теме разговора, невольно уточнила, чувствуя подвох:

– И много еще таких замков?

– Ровно двенадцать. Дюжина, по числу знаков Зодиака. – После его ответа мне стало, откровенно говоря, дурно.

– Не расстраивайтесь вы так… Второму курсу почти не приходится перемещаться. Да и ректорская находится здесь, наверху. Что тоже, безусловно, удобно.

– Да уж, действительно, – прибавила я следом, медленно переваривая информацию и строя в уме планы возмездия. Ничего дельного пока в голову не лезло, кроме как заявиться и высказать ректору все, что я о нем думаю. Да, так и поступлю!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru