Радужные струны

Elza Mars
Радужные струны

71

Молодая помощница помогла хозяину выбраться из автомобиля, подхватила его плотно под руку и уверенно повела по гравийной дорожке к каменному крыльцу огромного дома.

– Что ты меня так поддерживаешь, словно я сейчас растянусь, – в раздражении ворчал старый господин. – Я стар, но не настолько, чтобы мне были необходимы подпорки. Вот пробудешь тут не две недели, а два месяца, тогда узнаешь, что мне нужна только небольшая помощь и не более того. Ясно?

– Да, ясно, – улыбнувшись, ответила Кейт. – Особенно если вы будете всегда напоминать, чтобы я обращалась с вами не как с восьмидесятилетним старым господином, а как с молодым Эрнестом Осборном восьмидесяти лет. Тогда я усвою всё намного быстрее.

– Не дерзи мне, – пригрозил девушке, мягко улыбаясь, хозяин.

Тяжёлая дверь огромного каменного дома с портиком широко раскрылась, и седовласая женщина, появившаяся на пороге, поклонилась со старомодной учтивостью и взяла пожилого господина под руку. Выглядела она, как и её господин, молодо.

– С возвращением домой, мистер, – с широкой улыбкой произнесла прислуга.

– Да я же лишь в город ездил, а не совершил кругосветное путешествие! – произнёс старый джентельмен резким голосом, который для неё, очевидно, не был неожиданным, так как она опять улыбнулась. – А ты, милая, – обратился он к юной помощнице, – можешь свободно распоряжаться личным временам, которое тебе положено.

Девушка поколебалась и, набравшись смелости, спросила:

– Когда я гуляла по берегу залива, то увидела лодку…

– На которой написано “Эрнест”?

– Ага.

– Она принадлежит нашей семье.

– Я так и подумала. Можно ею воспользоваться?

Хозяин внимательно посмотрел на девушку.

– Ты подразумеваешь, не протекает ли она? Думаю, что нет. А что?

– Э, – её глаза приобрели выражение мечтательности, – противоположный берег выглядит весьма привлекательно. Мне бы хотелось поплыть и поглядеть, что там.

– Ты умеешь управлять моторной лодкой и грести? Раньше приходилось? Я спрашиваю, потому что ты работаешь у меня и я несу ответственность за тебя. Помимо того, – улыбка смягчила строгие черты его лица, – ты мне очень понравилась. Я не могу позволить себе тебя потерять.

Улыбнувшись, Кейт чуточку поколебалась и ответила:

– Я плавала на моторной лодке довольно часто по Темзе.

Старичок заметил смущение девушки.

– Подозреваю, ты была там с другом?

Она потупилась.

– С тех пор как ты приехала сюда, я не замечал, чтобы ты о ком-то тосковала. Извини за интерес, но ты, похоже, вычеркнула его из собственной жизни?

– Сейчас у меня никого нет.

Старый джентельмен, явно удовлетворившись ответом, кивнул головой и, обратившись к прислуге, спросил:

– Чарлина, лодка исправна?

– Конечно, мистер Осборн. Да. Когда молодая госпожа приезжает, она изредка, даже не поздоровавшись как необходимо, идёт к лодке и мчится на ней на тот берег.

– Прекрасно! – воскликнул хозяин. – Ты, Кейти, можешь ею пользоваться, однако не забывай об осторожности.

Он собрался уходить, только вдруг оглянулся и спросил:

– У тебя есть с собой одежда, которая соответствует подобным прогулкам? Нет? Тогда зайди в спальню моей внучки, она расположена напротив твоей, на той же лестничной площадке. Открой платяной шифоньер и возьми её куртку-штормовку и другую одежду, чтобы тебе было сухо да тепло.

– Вы уверены, что она… – засомневалась Кейт.

– Совершенно уверен, – последовал твёрдый ответ. – Вещи ей не понадобятся, так как, насколько мне известно, она не собирается в ближайшее время навестить меня. Стейси приезжает крайне редко, а ведь это я воспитал её… – Он не договорил, лишь горестно пожал плечами. – В следующий раз, когда мы вновь будем в городе, тебе, дорогая, нужно купить одежду, которая подходит для подобной прогулки.

– Но вы уверены, что ваша внучка не обидится? – продолжала сомневаться Кейт.

– С глаз долой – из сердца вон, – парировал мистер Осборн. – Ну а если захочешь взять на прогулку псину, пожалуйста, пусть сопровождает тебя.

И медленным шагом он направился в гостиную.

– Чаю, Чарлина! И поживее.

Он вдруг улыбнулся так задорно, что сразу, казалось, помолодел лет на сорок. Прислуга послушно закивала головой, и всё её грузное тело задвигалось.

***

Маленькая шотландская терьериха упрямо бежала за Кейт и не обращала внимания на её приказ возвратиться в дом.

– Хорошо, пёсик, – смилостивилась Кейт, довольная тем, что нашла себе спутницу. – Давай вместе отправимся в плавание.

То шагом, то бегом девушка преодолела скалистую полоску земли, которая отделяла её от берега залива. Сильный ветер трепал короткие светло-русые волосы Кейт. Битва с ним пьянила девушку, лицо порозовело, горящие возбуждением глаза такого же оттенка, что и голубое небо над головой, блестели. На ней была не по размеру стёганая непромокаемая куртка, под которой надета тёплая бежевая толстовка с капюшоном и женская футболка. Всё это было позаимствовано у Стейси – внучки хозяина. Лишь брюки принадлежали ей, они подчёркивали соблазнительные округлые бёдра и стройные ноги. Крепкие высокие сапоги защищали их от острой гальки и прыгающим вокруг с весёлым лаем пса.

– Перестань, Блэйс, – прикрикнула Кейт.

Псина отскочила в сторонку, уселась на задние лапы, тяжело дыша и усиленно виляя хвостом.

– Ну, давай же, поддавайся, – приговаривала Кейт, натужно подталкивая лодку к воде. – А ты, собачка, помогай мне.

Блэйс прыгала вокруг, пока Кейт не удалось наконец, намочив сапоги, спустить лодку на воду.

Оттолкнувшись, Кейт перевалилась через борт и позвала:

– Сюда, Блэйс!

Псина послушно прошлёпала по воде и запрыгнула в лодку, обдав Кейт брызгами. Она выровняла вёсла на дне лодки и оглядела округу. Сзади возвышался трёхэтажный дом из серого камня – дом, в котором она жила, а впереди, на другой стороне залива, виднелся белый коттедж. За те две недели, что она тут, он странным образом привлекал её внимание. Как, впрочем, и всё, что его окружало. Кейт вгляделась в даль: шиферные плитки покрывали его остроконечную крышу, окна мансарды глядели на залив.

Тыльная сторона коттеджа была обращена к скалистым горам. На некотором удалении от него находилась пара меньших по размеру домов.

По направлению к ним двигалась одинокая фигура человека, которая казалась с такого расстояния мизерной. Невозможно было разглядеть: парень это либо девушка. Этот человек вдали не нарушал красоты и безмятежности окружающего пейзажа, который вот уже две недели так манил Кейт. Ей было известно, что до коттеджа тянулась дорога, та, по которой шёл человек. Она вела к селу. Но, чтобы добраться до дома, девушка избрала другой, может, и более опасный, однако короткий путь – через залив. Прежде чем отправиться в путь, Кейт опять проверила, на месте ли пакет с бутербродами и бутылка с водой, которые она предусмотрительно захватила с собой. Небо над головой было чистым и синим, хотя на западе стали клубиться бледно-серые тучи. Но как они могут повлиять на погоду, Кейт не знала. Трудно строить прогнозы, прожив в этой гористой местности такое короткое время. Кейт запустила мотор и присела на корму, направив лодку к другому берегу залива. Псина уселась на носу лодки и внимательно всматривалась в даль. Моторка скользила мимо небольшого скалистого острова. Его необычайно дикий вид привлёк внимание Кейт, но, однако, не только её, так как, посмотрев на дальний берег, Кейт увидела, что направлявшийся к селу человек посмотрел в её направлении и остановился, словно завороженный чудесным зрелищем.

Вскоре лодка остановилась вблизи прибрежных валунов, густо усеявших крутой скалистый берег. Мотор заглох. Закрепив её за столбик, предусмотрительно вбитый кем-то в расщелину скалы, Кейт выпрыгнула из лодки и вместе с последовавшей за ней Блэйс пошла вверх по скалистому берегу, покрытому кустарником. Псина стала отчаянно отряхиваться и обнюхивать сырые скалы. Уединённость и кажущаяся заброшенность одинокого дома придавали ему загадочный вид, который одновременно и манил и волновал Кейт. Девушка вспомнила беседу со своим братом Энрике, редактором художественного журнала, она состоялась, когда они обедали незадолго до отъезда Кейт в Шотландию, казавшуюся тогда такой далёкой.

– Ты хочешь писать истории? – спросил Энрике. – И чтобы тебя печатали в моём журнале? Думаешь, у тебя это выйдет? Ну что ж, попытайся.

Слова брата заставили задуматься, только ничуть не убавили уверенности.

Кейт чувствовала, что ей под силу написать целую книгу: ведь, как утверждают знающие люди, жизнь каждого из нас – это уже сюжет для романа.

– Поезжай туда, роднуля, – напутствовал её Энрике, – и поработай мозгами. – Его рука легонько погладила руку Кейт. – Мне кажется, ты действительно знаешь, что надо для журнала. И я, конечно, подразумеваю не те очерки, которые ты писала в качестве домашнего задания, когда училась, и за которые получала отличные оценки.

Кейт раскраснелась от похвалы: не часто подобное случалось слышать от брата.

– Знаешь, – отозвалась Кейт, улыбаясь, – сейчас я даже рада, что рассталась со своей старой работой и получила новую.

– Всё, что тебе сейчас надо делать, – убеждал её Энрике, – это внимательно смотреть и слушать, а также использовать фантазию, чтобы отыскать что-то новое, о чём можно было бы написать. Лишь появится какая-либо стоящая идея – об этом никому не говори. Иначе всё коту под хвост. И немедленно свяжись со мной, запомнила?

– Благодарю за поддержку, Энрике. – Кейт в порыве чувств крепко обняла брата.

Господи, – думала девушка, всё, что её в эту минуту окружает, – и безмятежная природа, и высокие скалистые горы, и уединённый коттедж, – может, именно то, что ей надо для сюжета рассказа. Она даже вообразила собственную фамилию в солидном журнале, только не в качестве подписи под заметкой, а в заголовке как автора художественного произведения. С колотящимся сердцем Кейт заглянула в окно коттеджа. Голый каменный пол был кое-где покрыт плетёными коврами. В глубине комнаты можно было разглядеть примитивную печь, деревянный стол и пару стульев. В сопровождении Блэйс Кейт обошла дом и обнаружила ещё одно окно.

 

Комната, в которую заглянула девушка, показалась ей уютной. По обе стороны от явно не топлённой печи стояли два кресла, а в глубине обеденный стол и пара стульев. Неожиданно в дверном проёме, напротив окна, возник силуэт высокой женщины. Сердце Кейт сжалось, сильно застучало, и странный озноб пробежал по её телу – ведь она была совсем уверена, что в коттедже никого нет! Кейт опять прильнула к окну, однако комната оказалась пустой, и она подумала, что, может быть, это игра её фантазии. Кейт подавила озноб и решила продолжить осмотр. Особенно её интересовала та часть коттеджа, выходящая окнами на горы, служившие также фоном для находившегося справа от него села. Над горами в дымке громоздились тяжёлые тучи, только Кейт не обратила на это внимания.

Какое-то время девушка стояла и оглядывалась вокруг, стараясь удержать в памяти всё, что видела. Кейт решила, что это может пригодиться для её литературной работы. Как хорошо, что она предусмотрительно захватила с собой блокнот с карандашом. Кейт ощутила голод.

– За мной, Блэйс, – позвала она и спустилась по заросшему скалистому берегу к лодке, где оставила еду.

Спустя пару минут они прикончили всю провизию и запили водой – Кейт прямо из бутылки, псина – из консервной банки. Пока собачка обследовала местность в поисках новых ароматов, Кейт прилегла прямо на камнях и, положив руки под голову, вгляделась в небо. Она стала обдумывать рассказ, который собиралась написать, и незаметно для себя задремала. Она проснулась и с ужасом обнаружила, что лежит под проливным градом, почти насквозь промочившим её толстую куртку. Хитрая Блэйс, спрятавшаяся под бортом лодки, была совершенно сухой и радостно приветствовала девушку лаем.

– О боже, – простонала Кейт.

Собачка отчаянно вертела хвостом, будто приглашая девушку присоединиться к ней.

– Если бы я только могла стать такой маленькой, – тоскливо произнесла Кейт, – я бы обязательно так и поступила.

Небо, ещё недавно очень синее, теперь было сплошь покрыто чёрными грозовыми тучами, а град стал переходить в дождь. Кейт беспомощно обернулась, и… сердце её замерло. В паре метрах от неё стояла высокая женщина, кутаясь в непромокаемый плащ. Она молча смотрела на неё.

– Для вас лучше было бы где-нибудь спрятаться от града, – раздался её сиплый голос.

Кейт присмотрелась и поняла, что незнакомка и была тем самым человеком, которого она видела идущим по дороге, ведущей к селу, когда мчалась на моторной лодке.

– И где же мне укрыться? – спросила Кейт дрожащим голосом. – Я не вижу никакого укрытия…

– Ну, хотя бы тут. – И движением руки женщина откинула полу плаща, как бы приглашая девушку спрятаться под ним. – Ради господа, забудьте о приличиях, – произнесла она и покачала головой. – Если вы не хотите утонуть или вообще замёрзнуть, не оставайтесь тут. Когда мы укроемся от града, я представлюсь, как и положено леди, хотя я и не являюсь таковой. Ну что, идёте?

Блэйс продолжала лежать под лодкой. Полагая, что с псиной ей будет безопаснее, Кейт подхватила собачку на руки и пошла к ожидавшей её женщине. Блэйс рычала и вырывалась, но женщина взяла её на руки, и она тут же успокоилась. Собачка чихала и повизгивала на руке у незнакомки, потом нюхнула Кейт, словно хотела убедиться, что и она тут, и окончательно успокоилась. Незнакомка подняла руку, чтобы плотнее укрыть Кейт плащом, и та почувствовала себя рядом с ней совсем маленькой и хрупкой. Пульс участился, и Кейт вдруг поняла, что причиной этого волнения были не внезапность всего случившегося, не боязнь незнакомой женщины, чьё приглашение она так доверчиво приняла. Подействовало прикосновение незнакомки к ней. Только задумываться над этим Кейт не хотелось. Она вдруг ощутила, что возле этой женщины ей ничто больше не угрожает. Кейт показалось, что она знакома с ней уже много лет. Но одновременно что-то подсказывало Кейт – эта женщина опасна. Нет, не физически: просто она может стать нарушительницей размеренного образа жизни Кейт.

Предчувствие говорило, что было бы благоразумней не иметь никаких дел с ней, схватить Блэйс и как можно скорее возвратиться домой. Однако тем не менее Кейт не ушла и позволила привести себя к коттеджу, которым ранее так интересовалась. Незнакомка открыла дверь и пропустила Кейт в комнату, которая, очевидно, служила кухней. Она опустила собачку на пол, отряхнула плащ и повесила на вешалку.

– Вы очень добры… – проговорила Кейт, стуча зубами и пытаясь сдержать охвативший её озноб, – однако я могла…

– Разве отправляясь в путь, вы не видели, что скоро польёт град? – прервала женщина. – Грозовые тучи определённо подсказывали это.

– Даже если бы я и не заснула, я бы не обратила внимания на тучи, – защищалась Кейт. – Я приехала с юга и не знала, что они предвещают град.

Женщина оглядела Кейт во весь рост и улыбка промчалась по её лицу.

– Я не хочу вас обидеть, – насмешливо заметила она, – только вы походите на мокрую крольчиху.

Она жестом указала на дверь в комнату, где находилась замеченная ранее Кейт печь. Дверцы её были закрыты, однако теперь за ними можно было разглядеть яркий огонь. Кейт почувствовала аромат горящих поленьев. Она в удивлении поглядела на женщину.

– Когда я заглядывала в комнату, в печи не было огня.

– Всё было приготовлено заранее – оставалось лишь поджечь дрова. Когда я вышла, то увидела вас, лежащую под градом. Я не могла поверить собственным глазам. Трудно было предположить, что вы, такая молодая и энергичная, собираетесь свести счёты с жизнью, поэтому я решила спуститься и посмотреть на вас поближе.

– Чтобы убедиться, что я ещё дышу?

Её губы дрогнули.

– Совершенно верно.

Кейт расстегнулась и протянула руки к печи, от которой исходило благодатное тепло. По мере того как согревалась девушка, озноб прекратился. Однако он вновь возник, когда Кейт стала снимать промокшую куртку и выжимать мокрые волосы. Женщина попыталась помочь Кейт.

– Ну а дальше, – сказала она, когда Кейт запротестовала против её излишнего, на её взгляд, внимания, – вы справитесь сами.

Блэйс почувствовала себя свободной и тщательно обнюхивала все углы и мебель.

– Хорошая собака, хорошая, – сказала женщина и, опустившись на колени, протянула псине руку, а та в ответ усиленно завиляла хвостом.

<<Предательница, – укоризнено взглянула на неё Кейт. – Лучше прыгала бы и рычала, защищая меня>>.

– Простите за непрошеное вторжение, – произнесла Кейт. – Спасибо за помощь, только пора бы нам и… – Она указала на дверь.

– А вы видели, что творится снаружи?

Кейт выглянула за дверь и убедилась, что ливень усилился. Перспектива, мягко говоря, не являлась блестящей. Сумерки в комнате сгущались, кидая тёмные тени на стены. И тут Кейт впервые ощутила страх и подумала: если это ощущение всегда будет возникать при поисках материалов для историй, то стоит ли того стремление стать писательницей?! Не лучше ли жить проще, руководствоваться здравым смыслом, а не давать волю собственной фантазии? Посмотрев на женщину, Кейт пытаясь отыскать в её поведении, выражении лица хоть что-то, что могло бы рассеять её тревоги с подозрениями. Только ей не удалось ничего прочесть в глазах незнакомки.

Надежда покинула Кейт, осталось лишь чувство страха. Внезапно у Кейт подкосились ноги, и она начала падать к ногам незнакомки. Послышался приглушённый возглас, и крепкие руки подхватили её, не дав упасть. Голова Кейт оказалась на плече женщины, а сильные объятия успокаивали дрожащее тело.

<<Возможно, она передала мне часть своей жизненной силы>>, – подумала Кейт.

Наконец Кейт полностью очнулась и инстинктивно отпрянула от незнакомки. Однако тут же ощутила, что ей стало не хватать этой крепкой опоры.

– Спасибо и прошу вас вновь извинить меня, – произнесла Кейт слабым голосом. – Я ни разу раньше не лишалась сознания, и я…

– Да вы и не были без сознания, – произнесла женщина резко. Кейт показалось, что именно этот жестокий тон помог ей взять себя в руки. Сочувствие не возымело бы такого эффекта. – Вы просто свалились. – Она снова усмехнулась. – И я думаю, вы упали, потому что устали. Только со стороны это выглядело так, словно вы увидели привидение.

Да, хотела заорать Кейт, однако лишь покачала головой.

– Не скажете ли вы мне, – произнесла девушка после короткой паузы, во время которой Блэйс расположилась на ковре около печи и, положив нос на лапы, задремала, – как это вышло, что вы так вовремя?.. – Незнакомка вновь внимательно оглядела Кейт, и небольшая морщинка пролегла у неё между бровей, вызвав у Кейт неожиданное непреодолимое желание разгладить её.

– Как это так вышло, – перебила она, – что мы никогда раньше не встречались, а вы оказались тут в моей куртке, моей футболке… – она состроила уморительную гримасу, потеребив пальцами и то и другое, – и даже в моей толстовке? И кто… – продолжала она насмешливо, – позвольте мне спросить, разрешил вам пользоваться моей лодкой?

2

Во второй раз за этот день ноги отказались служить Кейт. Она похолодела.

Неудивительно, что Блэйс не приняла женщину за врага. Ведь её ароматом пропиталась вся эта одежда! И Блэйс, с её собачьим нюхом, сразу распознала аромат, лишь женщина взяла её на руки.

– Вы… – выдохнула Кейт, – вы, наверное, внучка мистера Осборна?

– Да, я Стейси Осборн, – ответила она с усмешкой. – А вы кто?

– Я работаю у мистера Осборна, вожу его на автомобиле и сопровождаю, когда это нужно, во время прогулок и поездок. – Кейт улыбнулась. – Если вы его внучка, то почему живёте тут, – девушка обвела рукой вокруг, – а не в особняке дедушки?

Глаза Стейси посуровели, а брови нахмурились:

– Я могла бы попросить вас убраться отсюда и не суваться не в свои дела. Вы задаёте чересчур много нескромных вопросов. – В её глазах промелькнули искры. – И, похоже, вы мне не доверяете? Хм…

Прежде чем Кейт попыталась убедить её в обратном, Стейси продолжила:

– Как я могу быть уверена в том, что вы не врёте? Как ваше имя?

– Кейт Нел. И вы можете получить подтверждение этому у мистера Осборна, мистера Эрнеста Осборна. Он подтвердит вам, что я именно та, за кого себя выдаю. Чарлина тоже подтвердит это.

Женщина улыбнулась, однако Кейт этого не заметила.

– Вы думаете, что, назвав этих людей, тем самым доказываете истинность ваших заявлений. Их хорошо знают в этих краях, а имена в округе на слуху.

– Но я не вру! – воскликнула Кейт. – Меня именно так зовут, и я работаю у вашего дедушки. Даже Блэйс может это подтвердить.

– Хорошо, хорошо. – Она посмотрела на свернувшуюся клубком псину. – Я и не знала, что у дедушки появилась собака.

– И это не удивительно, – вырвалось у Кейт. – Мистер Осборн жаловался, что вы давно не приезжали к нему, а ведь он воспитал вас! Видите, я даже это знаю.

Брови Стейси в удивлении приподнялись, только она промолчала.

– Мистер Осборн взял Блэйс на время, пока её настоящий хозяин – его друг не вернётся из поездки за границу.

– А вам не кажется, что пора сменить мокрые вещи? – внезапно изменила она тему беседы.

Кейт решительно тряхнула головой. Не будет она раздеваться перед незнакомой женщиной!

– Мне нечего надеть. Все мои вещи находятся там, в огромном особняке.

Кейт с надеждой выглянула на улицу, но град лил стеной.

– Он может идти тут часами, – сообщила Стейси. – Если вы поживёте в наших краях подольше, вы сможете убедиться в этом. Ну а так как вы уже носите мои вещи, могу предложить вам другие, пока эти не просохнут.

– Благодарю, не надо, – решительно отказалась Кейт.

Стейси сделала вид, что не расслышала слов Кейт, и через несколько минут вернулась с полосатой футболкой, толстой толстовкой и брюками, при виде которых Кейт усмехнулась:

– А вот брюки на мне свои, и ваши вряд ли мне по размеру.

– Да отчего же, вы уже носите много моей одежды, почему же отказываться ещё от одной? – Стейси высоко подняла брюки, показывая их. – Чистые, почти новые. – Она изучающе посмотрела на бёдра Кейт. – Ну, может, немного велики, однако они выручат вас, пока не высохнут ваши.

Это было разумно, и Кейт, хотя и неохотно, взяла у неё всё принесённое.

– Где я могу переодеться? – холодно спросила Кейт.

– Вымирающий вид… – сказала Стейси с опять проявившейся язвительностью, – и это образец современной девушки, которой нужно уединение, чтобы раздеться. Меня одолевает желание поймать вас и посадить в пробирку, чтобы таких персон могли изучать последующие поколения.

 

Кейт стала пунцовой и кинула вещи на стул.

– Благодарю вас. Начихать мне на град. Уж лучше быть мокрой, нежели выслушивать ваши язвительные замечания! Спасибо за гостеприимство. Пошли, Блэйс!

Собака не двинулась с места, потом стала потягиваться и, наконец, не спеша последовала за Кейт к выходу. Девушка пошла уже к двери, однако Стейси остановила её, схватив за руку. А Блэйс тут же вернулась и улеглась на облюбованный ею ковёр. Стейси Осборн внимательно посмотрела на пунцовое лицо Кейт.

– Немедленно туда, – скомандовала она, – вверх по лестнице, первая дверь налево. – Собрав вещи, она сунула их в руки растерявшейся Кейт. – Конечно, тут всё устроено очень примитивно, включая и ванную комнату. Когда мне хочется комфорта, я отправляюсь в огромный особняк. Тут, в коттедже, имеется две спальни, но лишь одна кровать. К тому же вторая спальня занята.

Кейт поднялась наверх и толкнула дверь. В комнате стояли неприбранная кровать и мебель, вид которой свидетельствовал о полном равнодушии владелицы к удобствам и мнению других на этот счёт. Она быстро переоделась, заглянула в ванную, которая оказалась небольшой, однако чистой, а оборудование в ней было современным. Она спустилась вниз и увидела, что женщина поставила стойки для просушки одежды поближе к огню. Стейси неторопливо развесила на ней всю мокрую одежду. За дверцей печи бушевало пламя, и сквозь щель виднелся огонь, который притягивал её взгляд. Кейт испытала странное чувство, словно находилась у себя дома.

Ей было не только тепло, но и спокойно.

<<Я смогла бы жить тут. Конечно, не одна, а с этой женщиной>>…

Эта внезапная мысль настолько испугала Кейт, что сразу же вывела из состояния мечтательности и вернула к реальности. Она ощутила на себе взгляд Стейси и понадеялась, что она не сможет прочесть её мысли по лицу и в наступающих сумерках не увидит, как заалело её лицо. Короткие волосы Стейси слегка завивались на кончиках и были хорошо подстрижены, всё указывало на то, что она жила в огромном городе, где парикмахеры придерживались современной моды. Овальный подбородок, тонкие брови и зелёные со стальным блеском глаза подчёркивали твёрдость характера.

Красиво очерчённые губы свидетельствовали о чувственной натуре. Кейт вдруг с ужасом осознала, что именно близость этой женщины и аромат её вещей вызвали её смятение и такие сильные чувства, каких, как она поклялась себе раньше, никогда не допустит. Тиканье часов на полке привлекло внимание Кейт, и она поняла, что миновало уже несколько часов с того момента, как она переправилась через залив и очутилась тут.

– О господи, мистер Осборн! – переполошилась Кейт. – Ведь он будет переживать, а тут нет…

<<Конечно нет, какой здесь телефон! В таком уединённом месте, где, судя по свече в канделябре на столе, нет даже электричества>>, – подумала Кейт.

– Телефон? – прочитала Стейси мысли девушки. – Линия есть, и генератор, вырабатывающий электричество. Я подключила его, пока вы переодевались, и сообщила дедушке, где вы находитесь и что всё нормально. Я предупредила его, что вы не сможете вернуться, пока не стихнет шторм.

– Но ведь может пройти несколько часов, – заметила Кейт, выглянув в окно и убедившись, что ветер продолжает дуть с прежней силой.

– Может быть, к утру стихнет. Поэтому чем скорее вы смиритесь с необходимостью провести эту ночь со мной, тем будет лучше, – лукаво улыбнулась она.

– Если бы я подумала, что ваши слова необходимо понимать буквально, я бы… – И, не закончив, Кейт уставилась в окно, где продолжала неистовать буря.

– Ну, хорошо, – прервала Стейси резко девушку, – хватит об этом.

Кейт негодующе посмотрела на неё.

– Вы заслуживаете премии за успехи в унижении девушек. Вам хочется, чтобы я ощущала себя совсем ничтожной? – Стейси ничего не ответила, и Кейт продолжала: – Вы вообще не очень-то любите девушек, да? – Лицо Стейси продолжало оставаться невозмутимым. – В таком случае могу сообщить вам, мисс Осборн, – я тоже не шибко уважаю женщин!

– Вот мы и квиты, – сухо парировала она. – Нам нужно как-то встретиться и обменяться мнениями по этому поводу.

Кейт приблизилась к окну. Казалось, град усилился. Более того, поднялся сильный ветер, грозящий перерасти в ураган. Чёрные тучи, напитанные водой, ещё больше сгущали сумерки, хотя ночь, как Кейт было уже известно, наступала тут, на севере, гораздо позднее в это время года.

<<Вот так история>>, – подумала она мысленно с улыбкой.

И всё это происходит с нею. И именно сейчас и в этих местах!

– Скажите мне, мисс Нел. – Стейси подождала, пока Кейт повернётся к ней. – Вы молодая и привлекательная, даже не пытайтесь это отрицать. Вам это хорошо известно. Что вас заставило принять предложение поехать работать в такое отдалённое место, где вряд ли можно рассчитывать на общество, которое представляло бы интерес для девушки вашего возраста? – Заложив руки в карманы, она подошла к Кейт. – От чего или от кого вы убежали?

Кейт уже хотела сказать ей, что она подбирает материал для книги, которую хочет написать. Что ей интересно всё происходящее вокруг. Что она думает о сюжете. О диком ландшафте. Однако она подумала: ни о чём таком ей говорить не нужно, тем более что Стейси подозрительно относится к её пребыванию тут. А кроме того, ведь её брат предупреждал: ни о чём никому не говорить, а держать нос по ветру в поисках всего, что можно было бы использовать в своих будущих историях. Поэтому Кейт сообщит ей лишь самое нужное, к тому же чистую правду.

– Я потеряла работу, – произнесла она, – долго искала другую. Понравился мистер Осборн, он предложил поработать у него. И я с радостью согласилась.

– Итак… – По глазам Стейси было видно, что она не поверила Кейт. – Значит, дело не в разбитом сердце? Никаких молодых людей?

Кейт пожала плечами, подошла к ковру, на котором спала Блэйс, взяла её на руки и сама опустилась на её место перед печкой.

– У меня была подруга. Мэл имела серьёзные намерения. Только я этого не хотела. Мы поссорились и расстались. – Она вскинула голову. – Вот и всё. Она пыталась переубедить меня, но это ей не удалось. Она очень переживала, но затем смирилась.

Стейси кивнула, но было непонятно, поверила ли она ей.

– Вы просили меня излить душу. Я так и поступила. Это честно. – Кейт с вызовом посмотрела на неё. – Я также могла бы спросить вас: а вы от кого прячетесь? – Лицо Стейси напряглось, и Кейт поняла, что переступила запретную черту, тем не менее, она продолжала: – Зачем вам это уединённое убежище вдалеке от цивилизованного мира? Какие тайны вы скрываете от людей?

– Могу лишь сказать – вас не касается!

Кейт ожидала продолжения, однако его не было.

– Тогда извините.

Стейси пристально посмотрела на Кейт. Та подумала, что, пожалуй, не следовало раздражать её. Тем более что, по сути дела, она права. Какое Кейт имела право вмешиваться не в свои дела! На другом конце комнаты резко зазвонил телефон, до смерти напугав Кейт. Стейси подошла и взяла трубку.

– Да, Чарлина. У нас всё нормально. – Голос её звучал не очень уверенно. – Успокой дедушку. Да, с псиной ничего не произошло.

Лицо Стейси изменилось.

– Даже так? Ничего. Если мы застрянем тут до утра, нам нечего бояться. У нас есть крыша над головой. Пока.

Она положила трубку.

– Что? Плохой прогноз? – спросила Кейт.

– Никакого просвета до полуночи. И ничего хорошего позднее. – Стейси подошла к ней. – Теперь убедились, что за нами следят, пусть даже и по телефону? Вы в полной безопасности, мисс Нел. Никаких злых намерений, с моей стороны их и не было. – Она внимательно посмотрела на Кейт. – Пока… – В голосе её послышалось волнение. – Пока всё хорошо.

Кейт кивнула, однако сердце её сильно застучало.

<<Выглядит Стейси более чем привлекательно>>, – подумала она, чувствуя не только то, как застучало её сердце, но и то, что её больше всего встревожило, – она вся потянулась к ней.

Мистер Осборн как-то сказал ей, что Стейси не замужем. Она чуть было не женилась, только перед самой свадьбой супруг заявил, что решил вернуться к прежней любовнице.

– Она была взбешена, – рассказывал старый джентельмен, – и дело не только в её разбитом сердце, была уязвлена её гордость; она разочаровалась в мужчинах и решила больше никогда не связывать себя с ними какими-либо обязательствами.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru